<<
>>

ПОСТМОДЕРНИЗМ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ КООРДИНАТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА И ОБЩЕСТВА Демиров В.В.

Современный период развития человеческой культуры и цивилизации характеризуется новым этапом в эволюции характера основных социальных процессов и отличается стремлением развитого индустриального общества к совершенствованию своих социальных структур и институтов.

Речь идет об активном вхождении в жизнь общества новейших информационных технологий, произошедшем в результате бурного развития электроники, а также о формировании и распространении особого типа умонастроения и мироощущения, концептуализированного в ряде философских, социологических, литературоведческих и культурологических теорий и получившего широкую известность под общим названием «постмодернизм». Именно необходимость философского осмысления этих двух знаковых для нынешней эпохи феноменов и определяет тематику этой работы.

Бурное развитие средств массовой коммуникации, в особенности телевидения, создание и широкое распространение персональных компьютеров, построение глобальных информационных сетей, разработка технологий виртуальной реальности и т.д. привели к тому, что идеи об информационном обществе из неясных футурологических прогнозов превратились в реальное культурное состояние, подлежащее пристальному анализу со стороны различных наук, не только технических. В целом это обусловлено тем, что информационные технологии нельзя более рассматривать как нечто принадлежащее исключительно миру техники, ибо они настолько глубоко проникли в жизнь людей, вплелись в саму ткань повседневности, что вычленить их из общего мировоззренческого и культурологического контекста уже не представляется возможным. Качественный скачок в информационной индустрии настоятельно указывает на необходимость анализа новейших технологий сквозь призму мировоззренческих изменений. К числу таких парадигмальных изменений, задающих новые мировоззренческие координаты и научно-методологические ориентиры, относится постмодернистская философия.

Более того, последняя может выступать средством теоретического анализа и экспликации ряда информационных технологий и форм организации познавательной деятельности в постиндустриальную эпоху. Но при этом следует учитывать и то обстоятельство, что в отношении постмодернизма, выражающего мировоззрение современной эпохи, достаточно трудно установить критическую дистанцию, т.к. сами исследователи оказываются слишком включены в ее реалии, чтобы окончательно и беспристрастно их оценить. Трудности в интерпретации постмодернизма создает еще и его принципиальная незавершенность и поливариантность. Принцип плюрализма как фундаментальный для осмысления постмодернизма непосредственно задает такие его производные характеристики, как фрагментарность, децентра- ция, изменчивость, контекстуальность, неопределенность, ирония, симуляция. При помощи данных категорий осуществлялась критика принципов классического рационализма и традиционных ориентиров метафизического мышления; интерпретация процессов, происходящих в современном обществе; разработка основ нового мировоззрения, которое будет способствовать преодолению кризисных явлений в культуре, ставших следствием внедрения модернистских проектов.

Анализируя становление постмодерна, наряду с событиями, происходящими в области философии, науки, искусства, политики и т.д., необходимо учитывать и такой существенный, базисный фактор, как преобразования в производственной сфере. Последние наиболее адекватно описываются теорией постиндустриального общества, основу которой положили Д. Белл, Д. Рисман, А. Тоффлер, З. Бжезинский, Дж. Гэлбрейт, А. Турен и др. Главной отличительной чертой постиндустриального общества является приоритет информационной деятельности, т.е. на передний план в нем выходит не материальное производство, а производство информации и знаний. Данный момент лежит в основе того, что постиндустриальное общество преимущественно маркируется в качестве информационного. При этом характеристика общества как «информационного» или «постиндустриального» указывает на довольно ограниченный срез социальной действительности, главным образом, связанный с наукой и новыми информационными технологиями, и к тому же носит в определенной степени технократический оттенок.

Данный технократизм преодолевается за счет задания более широкого социокультурного контекста, эксплицируемого в рамках постмодернистской парадигмы. В частности, имеет смысл проанализировать конкретные социокультурные феномены, в описании которых сходятся постмодернистская и постиндустриальная теории и на основании которых можно провести параллели между постмодернистским мировоззрением и научно-технологическими новациями последних десятилетий.

При помощи базовых концептов постмодернистской философии, таких как плюрализм, децентрация, фрагментарность, изменчивость, контекстуальность, осуществляется философское исследование наиболее существенных для постиндустриального мира процессов. К числу последних относятся: демассификация и разукрупнение производства; утверждение разнообразия в типах техники, товарном ассортименте и видах услуг; отход от централизованных и директивных методов управления; отказ от глобальных проектов, интегрирующих огромные массы людей и подчиняющих их универсальным идеям; дефрагментация социальной структуры общества, проявляющаяся в стирании ярко выраженных граней между классами, расами и национальностями; возникновение так наз. «контркультуры», распадающейся на множество различных, в той или иной степени маргинальных групп и движений и др. Вместе с тем, существенным для нашего типа рассмотрения оказывается то, что именно постмодернизм, направленный против любых попыток абсолютизации и наделения привилегированным статусом какого-либо знания, несет в себе идеологию, которая могла бы оградить культуру от подавления силой техники, угрозы превращения информационного общества в средство подавления тех составляющих человеческого существа, которые связаны со свободой воли, выбором, индивидуально-личностной ответственностью, духовно-эстетическим типом постижения действительности.

Для того чтобы рассмотреть правомерность часто приводимых положений, фиксирующих кризисные тенденции в современной культуре: неспособность создать что-то новое, полный разрыв с традициями, тотальный нигилизм и т.п., следует проанализировать структурную симметрию таких понятий, как «виртуальная реальность» и «симулякр». В сущности, они задают основания для неких новых онтологических проектов. «Технологии виртуальной реальности», связанные с активным распространении новых форм передачи и восприятия данных, по мере своего развития привели к тому, что понятие «виртуальной реальности» выходит за пределы специально научного контекста и выступает своего рода метафорой «действительности». Несмотря на то, что статус философской категории термин «виртуальность», обретает еще в средневековой схоластической философии (Фома Аквинский, Дунс Скот), его адекватная экспликация возможна с помощью средств постмодернистской философии, а именно теории «симулякров», разработанной главным образом Ж. Делезом и Ж. Бодрийяром в рамках постструктурализма.

В контексте философии Платона симулякр следует понимать как копию копии, искажающую свой прототип, а так как истинность в данной парадигме определяется исходя из сходства или несходства вещи с идеей, то симулякры квалифицируются в качестве подделки и вымысла. Нерепрезентативная модель, напротив, опровергает подход, утверждающий эквивалентность знака своему референту и ставящий в зависимость от этого соответствия его онтологический статус. Так, по мнению Делеза, симулякр - это не просто копия копии, так как он ставит под вопрос само понятие модели и копии. Последние различны по самой своей природе, ибо симулякр, в отличие от копии, которая живет подобием, создает лишь внешний эффект сходства, а на самом деле обнаруживает свою подлинную сущность в расхождении, становлении, вечном изменении и различии. В отличие от Делеза, который разрабатывал преимущественно онтологические аспекты симуляции, Бодрийар сосредоточивает свое внимание на социальных сторонах этого явления и выдвигает тезис об «утрате реальности» в постмодернистскую эру. На смену реальности приходит «гиперреальность», в которой знаки больше не обмениваются на «означаемое», а замыкаются сами на себя, тем самым обращаясь в симулякры. Таким образом, симуляция не только деконструирует глубинную реальность модерна, но и начинает выступать в качестве тотальной практики постмодерного мира. Соответственно, симулякр можно определить как знак, обретающий свое собственное бытие, творящий свою реальность, и, в сущности, переставший быть знаком, а превратившийся в виртуальный объект. Исходя из этого выводится определение виртуальной реальности как организованного пространства симулякров - «отчужденных знаков», которые, в отличие от знаков-копий, фиксируют не сходство, а различие с референтной реальностью. На основе такого понимания полагается, что в противоположность актуальной действительности, выражающей целостность, стабильность и завершенность, виртуальная реальность является источником различия и многообразия, воплощением возможности творческой, генерирующей деятельности, и по сути имманентна самой структуре бытия. То есть потребность в создании виртуальной среды всегда была присуща человеку и даже находила воплощение в тех или иных формах, но только с развитием информационной и электронной техники и утверждением сопутствующего этим процессам постмодернистского мировоззрения человек наиболее близко подошел к ее воплощению, тем самым сделав виртуальность вполне реальной.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008

Еще по теме ПОСТМОДЕРНИЗМ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ КООРДИНАТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА И ОБЩЕСТВА Демиров В.В.:

  1. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНОСТЬ «ЗНАНИЯ» КАК ПРЕДПОСЫЛКА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Крюков В.М.
  2. 1.3 Оси координат логического пространства догматической полемики
  3. Раздел 2 Овладение новыми информационными технологиями как фактор развития образовательного пространства
  4. Раздел 3 Применение новых информационных технологий как фактор развития образовательного пространства школы
  5. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАїдаОННАЯ СИСТЕМА — ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА
  6. Становление гражданской культуры как пространства свободной самореализации людей в обществе
  7. ВИРТУАЛИЗАЦИЯ КАК «БОЛЕЗНЬ РОСТА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Фалько В.И.
  8. Открытое образование как основная образовательная система в информационном обществе
  9. НОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ КАК ФАКТОР ДИНАМИКИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Ефименко Е.В.
  10. ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА КАК ПРОЦЕСС СФЕРНОГО СИНТЕЗА Браницкая И.Н.
  11. Как представлено исторические рвавшие в современных теориях индустриального, постиндустриального и информационного общества?
  12. Роль и значение информационных ресурсов в развитии информационных технологий и в информатизации общества
  13. Формирование единого информационного пространства
  14. 5 Безопасность человека в информационном пространстве
  15. 7.2. Роль Интернета в мировом информационном пространстве
  16. 5.1. Постмодернизм как направление в социальной теории
  17. От мировоззренческого тоталитаризма к мировоззренческой «толерантности»
  18. Игра как метафизика постмодернизма
  19. Как информация становится информационным ресурсом? Основные понятия и сущность информационных ресурсов