<<
>>

ВИРТУАЛИЗАЦИЯ КАК «БОЛЕЗНЬ РОСТА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Фалько В.И.

Неизбежным следствием развития технологий, информатизации общества является взрывной рост масштабов и темпов виртуализации, возникновение и распространение все новых форм искусственной, социальной, психической виртуальной реальности (ВР), вытеснение природного и духовного бытия.

Виртуализация общества привела к результатам, показывающим несостоятельность футурологических концепций информационного общества [1].

На наш взгляд, информационное общество все же существует, хотя и заметно отличается от той картины, которая изображалась в прогнозах 60-х-80-х гг. ХХ века. Некоторые их этих особенностей современного общества отметил еще в 1979 г. Ж.-Ф. Лиотар, увязав их с состоянием постмодерна [2]. А сегодня постмодернисты нередко говорят об исчезновении реальности в результате виртуализации: «Нас ждет такое гипертрофическое развитие виртуального, которое приведет к имплозии (т.е. втягиванию, всасыванию в виртуальное - В.Ф.) нашего мира, - пишет Жан Бодрийяр. -.Место нашего мира, вероятнее всего, займет исключительно физическая вселенная, представляющая собой совершенную корпускулярно-волновую систему, не имеющую ни человеческого, морального, ни, безусловно, метафизического измерений., характерная черта которой - бессмысленная циркуляция образующих универсум элементов.» [3, с. 32].

Хотя сам автор этих предсказаний относит их к «области научной фантастики», нельзя не признать, что виртуализация общества и сознания грозит приобрести гипертрофированные формы и масштабы, разрушая моральное, человеческое и метафизическое измерения бытия. Нельзя, конечно, отрицать положительного, творческого потенциала, заключенного в ВР, понимаемой в соответствии с традиционными смыслами, происходящими от латинского «virtus»: «сила», «способность быть», «ценность». И в том, и другом случае ВР овладевает человеком, но он ею, как чем-то лишенным определенности, овладеть не может, пока не воплотит в наличном бытии, не превратит в константную реальность.

При этом проблему, требующую осмысления и поиска способов решения, составляют не только негативные, но и позитивные проявления виртуальности.

Каковы механизмы виртуализации общества и человека, его сознания? И каковы, соответственно, возможные способы девиртуализации? Укажем некоторые из них, не претендуя на полноту охвата.

  1. Одним из механизмов виртуализации является замещение оригинала его отражением, когда сам человек или воспринимаемая им первичная реальность становятся отражением своего отражения в объекте. На этот феномен указывает уже древний миф о Нарциссе, а в прозе В. Хлебникова «Скуфья Скифа» тень героя на водной глади озера говорит ему: «Не я твое отражение, а ты мое». Стремясь овладеть объектом и для этого сообразуясь с его свойствами, субъект, как правило, не замечает того, что они несут в себе его отображение, или видит свое отражение таким, каким желает его видеть. Такое «отражение отражения», изначально являющееся неполным, искаженным, к тому же неадекватно принимаемое субъектом за характеристики объекта или объективные черты своего облика, создает ложный или фантастический образ и объекта, и субъекта. В процессе многократного уподобления субъекта собственным отражениям, подверженным вырождению, человек теряет свою субъектность и превращается в придаток искусственной системы, в объект манипулирования со стороны бессубъектного самодействующего механизма. Вместе с тем, нередко человек проецирует на хаос (либо усматривает в нем) созданные его творческой фантазией или верой образы, гармонизирующие среду.

Данный механизм в его негативных проявлениях был уже исследован в философии науки и техники М. Хайдеггера, но требуются исследования его развития в условиях информационной революции. Если в науке, начиная еще с Парменида, происходит замещение бытия мышлением, объекта познания его мысленной моделью, то в наше время не только бытие, но и мышление замещаются операционной информацией и компьютерными моделями, генерирующими ВР.

Знания превращаются из духовных продуктов в постав, а субъект - в ресурс, в результате чего они теряют свое бытие. В этих процессах имеется и положительная сторона: «Где опасность, там и путь к спасению», - любил повторять Хайдеггер. Позитивная, освобождающая роль информатизации, в моем понимании, заключается в том, что происходит распад отжившей модели субъекта, созданной во внутреннем мире человека мифом эпохи модерна. Отчужденная от живого человеческого Я объективирующей рефлексией, воплощенная в информационную оболочку и, тем самым, реифицированная [4], она утрачивает свою жизнеспособность. Однако к освобождению личности от продуктов распада старого трансцендентального субъекта и возможному спасению человека Богом, по Хайдеггеру, необходимо готовиться. Помимо осмысления мифологии модерна и ситуации постмодерна, для девиртуализации сознания и выработки свободного отношения к информационно-технологической реальности целесообразно использовать рефлексивную психологию В.А. Лефевра [5], виртуальную психологию Н.А. Носова [6], философию познания Л.А. Микешиной [7].
  1. С рассмотренным выше механизмом виртуализации связано замещение первичной реальности ее обозначениями. В результате информатизации различных видов человеческой деятельности происходит подмена 1-й и 2-й сущностей, по Аристотелю, 3-м и 4м сущими, которые являются не-сущностями. Сущности, не находясь в подлежащем, обладают самостоятельным бытием, которое служит основанием и для бытия не-сущно- стей, находящихся в подлежащем. При этом, как показывают исследователи школы А.И. Уёмова, 4-е сущее, которое сказывается о подлежащем, обладает неопределенностью [8, с. 10]. В результате такого означивания исчезают сущности, а затем и 3-и сущие, а 4-е сущие обозначаются и замещаются уже не-сущим, т.е. виртуальностью - как негативной, так и, возможно, позитивной. Для девиртуализации этого типа полезны, помимо указанных выше теорий, общая параметрическая теория систем А.И. Уёмова [9] и понимающая гносеология А.Ю. Цофнаса [10].
  2. Целый ряд механизмов виртуализации связан с ростом неопределенности в сфере познания. Сюда можно отнести:
  1. исчезновение разграничительных линий между объектом, субъектом и средствами познания в постнеклассической науке, замена субъект-объектных взаимодействий диалогическими отношениями «Я- Ты»;
  2. расширение фронта непознанного, его распространение на сферы все более необычных видов реальности, в том числе ВР; опережающий рост количества и сложности вопросов по отношению к ответам и решениям; ускорение процесса нарастания новизны знаний, их необычности, нарушающих целостность и определенность системы ранее установленных истин;
  3. тенденция к универсализации знаний в форме «теорий всего», в которых устраняются границы их применимости и внутренние разграничения; распространение такого варианта синергетической парадигмы в науке, в соответствии с которой хаос является средоточием творческих энергий, а порядок - вырожденным бытием, утратой потенциала развития.

В дополнение к приведенным выше концепциям, помогающим найти пути девиртуализации познавательной сферы, укажем философскую антропологию и философию науки В.С. Степина [11] и синергийную антропологию С.С. Хоружего [12].

Можно сказать, что виртуализация в ее негативных проявлениях есть болезнь роста информационного общества, т.е. такой недуг, которым человечеству необходимо переболеть, чтобы достичь зрелости. Переболеть, чтобы перерасти из материальной, чувственной цивилизации, соответствующей индустриальной ступени развития общества, в более высокую стадию, которой может явиться будущая духовная цивилизация (или иде- ациональная, используя термин П.А. Сорокина). Это возможно благодаря тому, что виртуальность не есть всепоглощающая бездна, «ничтожащее Ничто» (Ж.-П. Сартр), лишь иллюзия или обман, а такая реальность, опыт освоения которой может противостоять имплозии и открыть человеку и обществу горизонты трансцендирования к духовности и свободе, пути к превосхождению себя, достижению совершенства.

Для преодоления болезни виртуализации и раскрытия ее позитивной, созидательной стороны необходимы такая философия и такая наука, которые были бы адекватны потенциалу роста, заложенному в ВР. Нужно, в частности, развитие инноватики и вирту- алистики в направлениях, исследующих потенциалы роста знания и механизмы их виртуализации.

На примере зарубежных постмодернистских теорий мы видим акцент на деструктивной стороне процессов виртуализации, который важен для понимания наблюдающихся тенденций и перспектив будущего. Однако отказ от вертикального измерения мира, т.е. духовной высоты и сущностной глубины в пользу горизонтали поверхностных смыслов вещей, указывает на несоответствие постмодернистской философии критерию роста. Справедливо критикуя модернистские представления о реальности, адепты постмодерна отказываются от понятия реальности в пользу виртуальности и гиперреальности, не усматривая в виртуализации болезни. С другой стороны, различные «афтер-постмодер- нистские» концепции, стремясь смягчить радикализм постмодернистских теорий и восстановить некоторые отвергнутые ими классические и неклассические категории, не гарантируют повторения уже пройденного философией и западной цивилизацией пути. Попытки синтеза мировоззрений в так наз. интегральном сознании [13], не имея под собой бытийственной основы, также характеризуются широтой, но не глубиной и высотой, поэтому не могут быть адекватны росту.

В противовес этим и ряду иных подходов, в некоторых образцах отечественной философии ВР обнаруживается духовная вертикаль. Разрабатываемый С.С. Хоружим энер- гийный подход приходит на смену эссенциальному (классическому) и экзистенциальному (неклассическому) дискурсам. Человек творит реальность в синергийном соработни- честве со свободной волей Творца, открывая свое сердце нетварным энергиям, благодати. В этой философии выделяются три различных горизонта энергийной онтологии: события трансцендирования, события наличествования, виртуальные события [12, с. 64]. Вычлененные типы реальности могут быть представлены в виде ортогональных, т.е. независимых, осей трехмерного смыслового пространства. ВР здесь предстает как «недород бытия» и не адекватна росту реальностей наличного бытия в направлении трансцендентного бытия.

В соответствии с виртуальной философией Н.А. Носова, ВР порождается и поддерживается константной реальностью, затем превращается в константную реальность иного уровня, которая, в свою очередь, порождает новую ВР. В этом непрерывном процессе самой первой порождающей реальностью является Творец, который, как об этом говорит Василий Великий, повелевает одним реальностям порождать другие. Однако, по собственному признанию Носова, сделанному им на Всероссийской конференции «Виртуа- листика-2001», от ВР до духовности бесконечно далеко, и надежды подняться к Богу по «виртуальной лестнице» оказались тщетными, ибо это путь вверх по лестнице, ведущей вниз, к новой константной реальности. Мне представляется, что причины пропасти между виртуалом и духовностью в этой философии заключаются в том, что такая ВР порождается только константной реальностью, без прямого участия Творца.

На основе указанных подходов мною предпринята попытка заложить основы метатеории и онтологии виртуальности, в которой ВР не только порождается наличным бытием, но и постоянно творится свыше [15], [16]. Органическое единство творения и порождения относится к формированию ВР высшего уровня. В то же время низший уровень виртуальности возникает в результате демонтажа или распада наличного бытия при участии Ничто - изнанки тварного мира.

В синергийном соработничестве с Творцом человек благодатно и боговдохновенно творит ВР высшего уровня, воплощая и актуализируя виртуальные образы и состояния в наличное бытие предметов культуры и продуктов софийного хозяйствования. Участие нетварных энергий позволяет поднять на более высокий уровень освоенную человеком, т.е. константную, реальность. ВР низшего уровня человек создает своим неблагодатным творчеством из себя самого, наличных вещей и ценностей, расчленяя и декомпозируя их при помощи Ничто. Тем самым уровень константной реальности, т.е. наличного бытия, понижается: здесь более высокая степень определенности достигается ценой потери тех степеней свободы, которые обретаются человеческим духом в благодати. В процессах виртуализации и девиртуализации обоих типов участвуют все виды духовного и наличного бытия, но ключевая роль принадлежит информационной реальности. Отрываясь от идеального смысла, материальных носителей и жизненного психического начала, информация генерирует ВР различных уровней и видов: искусственную, психологическую, социальную, а также идеальную ВР третьего мира К. Поппера, которая именуется им сверхчеловеческой, поскольку она превосходит своего создателя. Последняя не может быть объяснена только эволюцией, как и природная (физическая) ВР, которую можно отнести к тому же уровню, что и наличное бытие, разделяющее и связывающее высшую и низшую ВР во всех ее видах. Физическая ВР, как и те виртуальности, которые возникают в процессе и результате человеческой деятельности помимо его воли, связывает налично существующие объекты в живое целое. Актуализируя виртуальности преобразуемой им природной реальности в синергии с ее тварными жизненными силами и нетварными энергиями Бога, мы можем достигать более высокой степени гармонии и совершенства человекоприродных систем. Когда же мы «обналичиваем» эти виртуальности по своему разумению и хотению, поддаваясь искушению и соблазнам, мы разрываем связи вещей с их метафизическими сущностями, сферой смыслов и создаем реальность, лишенную бы- тийственной основы и устремленную в бездну бессмысленного и безжизненного существования. Но и этот падший, отчужденный от бытия человеческий дух может еще вернуть себе утраченную свободу, а миру - разрушенную гармонию.

Для преодоления болезней роста информационной цивилизации необходимо не только исследование философских проблем этого феномена, но и научное изучение механизмов виртуализации и девиртуалицации человека и общества.

Литература

  1. Иванов, Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. - СПб., 2002.
  2. Лиотар, Ж.-Ф. Состояние постмодерна. - М.; СПб., 1998.
  3. Бодрийяр, Ж. Пароли. От фрагмента к фрагменту. - Екатеринбург, 2006.
  4. Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. - М., 1995.
  5. Лефевр, В.А. Рефлексия. - М.: «Когито-Центр», 2003.
  6. Носов, Н.А. Виртуальная психология. - М.: «Аграф», 2000.
  7. Микешина, Л.А. Философия познания. Полемические главы. - М.: Прогресс-Традиция, 2002.
  8. Любинская, Л.Н., Терентьева, Л.Н. Аристотелевский силлогизм и категория «состояние» // Философские исследования. - 2007. - № 2.
  9. Уёмов, А.И. Системный подход и общая теория систем. - М., «Мысль», 1978.
  10. Цофнас, А.Ю. Теория систем и теория познания. - Одесса: АстроПринт, 1999.
  11. Степин, В.С. Философская антропология и философия науки. - М.: «Высшая школа», 1992.
  12. Хоружий, С.С. Род или недород? Заметки к онтологии виртуальности // Вопросы философии. - 1997. - № 6.
  13. «...Интегральные идеи - в практическую жизнь!» Интервью с пионером интегрального сознания Кеном Уилбером // Вопросы философии. - 2005. - № 11.
  14. Носов, Н.А. Виртуальная реальность // Вопросы философии. 1999. - № 10.
  15. Фалько, В.И. Философия виртуальности. М.: МАИ, 2000.
  16. Фалько, В.И. Типология реальностей // Философские науки. - 2005. - № 7.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008

Еще по теме ВИРТУАЛИЗАЦИЯ КАК «БОЛЕЗНЬ РОСТА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Фалько В.И.:

  1. Тема 18. Этно- и - кросскультурное исследование в условиях виртуализации общества и глобализации.
  2. АСАТУРОВА ЛАРИСА ЛЕОНИДОВНА. СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНСТРУИРОВАНИЯ МАСКУЛИННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ВИРТУАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА, 2016
  3. ПОСТМОДЕРНИЗМ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ КООРДИНАТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА И ОБЩЕСТВА Демиров В.В.
  4. Открытое образование как основная образовательная система в информационном обществе
  5. НОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ КАК ФАКТОР ДИНАМИКИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Ефименко Е.В.
  6. Как представлено исторические рвавшие в современных теориях индустриального, постиндустриального и информационного общества?
  7. ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА КАК ПРОЦЕСС СФЕРНОГО СИНТЕЗА Браницкая И.Н.
  8. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНОСТЬ «ЗНАНИЯ» КАК ПРЕДПОСЫЛКА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Крюков В.М.
  9. Роль и значение информационных ресурсов в развитии информационных технологий и в информатизации общества
  10. Как информация становится информационным ресурсом? Основные понятия и сущность информационных ресурсов
  11. 6. 4. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
  12. Концепция информационного общества
  13. ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА