<<
>>

ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.

Начиная с 2003 года, а более конкретно - после состоявшегося в Минске семинара руководящих работников местных и республиканских государственных органов - проблемы идеологии оказались в числе приоритетных проблем белорусской гуманитарной науки и практики государственного строительства.

За этот относительно короткий, по меркам истории, срок в области идеологии разработаны две учебных программы, подготовлены в соответствии с этими программами лекционные курсы, выдвинуты и апробированы различные теоретические концепции, опубликованы научные работы, защищены диссертации.

И, тем не менее, как и раньше, не исследованными остаются многие теоретические вопросы, а предложенные решения отдельных из них носят дискуссионный характер по причине недостаточно высокого философско-теоретического уровня их обоснования.

Первое, с чем приходится сталкиваться при более глубоком ознакомлении с содержанием публикаций по идеологии белорусского государства, - это непонимание отдельными авторами конкретно-исторического содержания понятия «идеология», впрочем, как и других философских категорий. Здесь четко прослеживается влияние герменевтики и постмодернизма, в особенности его французской школы.

Общеизвестно, что в процессе жизнедеятельности человек (человечество в целом) познает окружающий его мир и самого себя путем постижения объективно существующих взаимосвязей и взаимоотношений между предметами и явлениями и их фиксирования в словах-понятиях. Но поскольку познающий субъект в теоретически-практической деятельности охватывает своей мыслью новые, более глубокие пласты окружающего мира, то уже известные слова-понятия, зафиксировавшие социально-исторический опыт предшествующих поколений, наполняются новым содержанием. Формируются и новые понятия, аккумулирующие социально-исторический опыт новых поколений, представляющие собой ступеньки выделения человека из окружающей среды и его возвышения над нею.

Таким же путем шло развитие понятия «идеология». Являясь производным понятием от понятия «идея» (гр. ^5єd), выработанного древнегреческой философией для обозначения мира лишенных телесности идеальных сущностей (Платон), оно в различные исторические периоды претерпевало существенные изменения, наполнялось новым содержанием, пока не обрело с конца ХІХ века современную трактовку.

Как же представлено понятие «идеология» в современных публикациях? На мой взгляд, не совсем верно. Все начинают с французского мыслителя Дестюта де Траси, который впервые ввел в научный оборот понятие «идеология». Это действительно так. Это тот самый редкий случай, когда встречаешься с «истиной в последней инстанции». Но вопрос заключается в другом. Расхождение с позицией многих авторов начинается тогда, когда начинаешь выяснять трактовку содержания данного понятия французским исследователем и осмыслением решаемой им задачи. Авторы многих учебных пособий экстраполируют современное понимание политической идеологии на работу Дестюта де Траси «Элементы идеологии», что, с научной точки зрения, совершенно недопустимо. Получается, будто бы французский ученый конца ХУШ - начала ХІХ в. мыслил категориями ХХ столетия. На самом деле, Дестют де Траси и группа его единомышленников - К.Ф. Вол- ней, П.Ж. Кабанис и др. - получившие название «идеологов», никакого отношения к современной трактовке феномена идеологии, а тем более к идеологии белорусского государства, не имеют. Они решали «полученную еще в наследство» от Дж. Локка и

Э.Б. Кондильяка важную гносеологическую проблему - пытались выяснить и «окончательно достроить» механизм превращения эмпирического материала, полученного посредством органов чувств, в мыслительный материал, представленный в совокупности различных комбинаций идей. В свое время Дж. Локк предложил свою довольно-таки развернутую концепцию классификации идей. И все же для метафизического материализма процесс образования понятий остался глубокой тайной за семью печатями. Ее-то и пытались постичь «французские идеологи» во главе с Дестютом де Траси.

Что же касается негативного, критически-скептического отношения окружающих, и прежде всего самого Наполеона, к деятельности названной группы исследователей, то тут тоже много надуманного. Наполеон как представитель и выразитель духа новой исторической эпохи - активный, целеустремленный субъект политики и истории - не мог равнодушно созерцать на людей ушедшей эпохи. Именно поэтому он и дал столь нелестную оценку «идеологам», которую многие современные исследователи восприняли за оценку самой идеологии в ее нынешнем понимании.

Исследователи единодушно выделяют второй этап в становлении понятия «идеология» и связывают его с деятельностью К. Маркса и Ф. Энгельса. Они солидарны в том, что К. Маркс и Ф. Энгельс продолжили «негативную» линию идеологии, начавшуюся с Дестюта де Траси, - так же, как и французская общественность, считали идеологию иллюзорным, ложным сознанием. В том, что в «Немецкой идеологии» - крупном совместном произведении К. Маркса и Ф. Энгельса - идеология представлена как ложное сознание, сомневаться не приходится. Но, опять же, возникает вопрос о том содержании, которое вкладывали немецкие исследователи в данное понятие. Как и в первом случае, авторы учебных пособий при разъяснении взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса пытаются трактовать содержание понятие «идеология» в современном его значении. И это неправильно. К. Маркс и Ф. Энгельс жили в совершенно иную историческую эпоху и решали конкретные задачи применительно к той конкретной эпохе. Они считали наиболее важным в тот исторический период дать решительный бой своим оппонентам, которые с идеалистических позиций трактовали человеческую историю. К.Маркс и Ф.Энгельс к тому времени фактически выработали новое мировидение - подошли к анализу исторического процесса с материалистических позиций. Термином «идеология» они обозначили все ненаучные трактовки природы и общества. В орбиту жесткой критики попали не только их недавние «братья по цеху» - младогегельянцы А. Руге, М. Штирнер и др., - но и представители мелкобуржуазного «истинного социализма».

В поисках ответа на вопрос, почему все наличные социальные теории, концепции, идеи являются ложными, К. Маркс и Ф. Энгельс приходят к следующему заключению. Они считают, что в эксплуататорском обществе, когда господствуют отчужденные формы социальности, идеи не могут адекватно воспроизводить мир. Истинность они способны обрести лишь в том случае, если будут привязаны к интересам иного класса - не эксплуататорского. Таким классом, интересы которого совпадают с ходом человеческой истории, К. Маркс и Ф. Энгельс признали рабочий класс.

Понимая, что, в силу объективных обстоятельств, рабочий класс не в силах выработать доктрину - то оружие, с помощью которого он смог бы осознать самого себя как политическую силу, теоретически вооружиться, организоваться и добиться политической власти, К. Маркс и Ф. Энгельс осознанно приходят ему на помощь и создают такую теорию, способную стать для него программой революционно-практической деятельности. Ф. Энгельс писал: «Я оставил общество и званые обеды, портвейн и шампанское буржуазии и посвятил свои часы досуга почти исключительно общению с настоящими рабочими; я рад этому и горжусь этим» [1, с. 235].

Созданную теорию К. Маркс и Ф. Энгельс называли теорией научного социализма. Как считал Ф.Энгельс, задача научного социализма - «выяснить ныне угнетенному классу. условия и природу его собственного дела» [2, с. 230], т.е. теоретически обеспечить пролетарскую революцию. Таким образом, разработанная доктрина служила одновременно и теорией исторического процесса, и программой практически-политической деятельности пролетариата. В отличие от младогегельянцев, К. Маркс не абсолютизировал роль идей в жизни общества, но в то же время и не отвергал их значимости, в том числе в радикальном преобразовании существующего общественного строя. Он отмечал: «Оружие критики не может, конечно, заменить критику оружием, материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой; но и теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» [3, с.

422].

В тот исторический период для К. Маркса и Ф. Энгельса было важно «развести» собственные взгляды на человеческую историю, как научные, и взгляды на нее представителей различных идеалистических течений, как не научные. Для обозначения концептуальных взглядов последних они и использовали термин «немецкая идеология». Таким образом, термин «идеология» применен К. Марксом и Ф. Энгельсом для обозначения всей совокупности ненаучных, иллюзорных идей, в первую очередь, идей левогегельян- цев - «этих овец, считающих себя волками» [4, с. 11]. Однако цель «Немецкой идеологии» сводилась не только к критике идеалистической философии младогегельянцев, представляющей собой «борьбу с тенями действительности», и немецкого мелкобуржуазного социализма, а к разработке основ материалистического, т.е. научного понимания истории, к поиску действительного оружия против «убожества немецкой действительности», к замене «точки зрения старого материализма в виде "гражданского общества" точкой зрения нового материализма в виде "человеческого общества"» [4, с. 11]. Именно поэтому столь много интеллектуальных сил и энергии было отдано «Немецкой идеологии». И хотя, в силу разных обстоятельств, это сочинение не было опубликовано, оно не пропало бесследно, поскольку в процессе работы над ним К. Маркс и Ф. Энгельс выяснили для себя многие теоретические вопросы, касающиеся понимания сущности исторического процесса.

И в более поздних своих работах К. Маркс и Ф. Энгельс разграничивали научную теорию социализма и идеологию. Термином «идеология» они по-прежнему обозначали ложные идеи, ложное сознание. Но вот в конце ХІХ - начале ХХ в. произошла метаморфоза. Термином, которым К. Маркс и Ф. Энгельс обозначали ложное, иллюзорное сознание, социал-демократы обозначили само их учение. Для этого были основания. К. Маркс и Ф. Энгельс создавали доктрину для конкретного социального класса - рабочего класса. Поскольку эта теория одновременно являлась и программой практически-политической деятельности рабочего класса, то она фактически являлась его политической идеологией.

Поэтому Г.В. Плеханов и В.И. Ленин называют учение К. Маркса и Ф. Энгельса не только научным социализмом, но также и идеологией рабочего класса, пролетарской идеологией. В конечном счете, В.И. Ленин приходит к выводу о существовании лишь двух идеологий - коммунистической идеологии, защищающей интересы трудящихся, и буржуазной идеологии, выражающей интересы эксплуататоров. Мир оказался разделенным на два огромных лагеря, руководствующихся противоположными по своему содержанию, а также субъектам идеологиями. Правда, в философско-политической литературе встречаются и иные названия этих двух противоположных идеологий. Например,

А.А. Зиновьев определяет их как коммунистическую идеологию и идеологию западнизма [5, с. 293].

В работах политологов активно используются теоретические наработки в области идеологии немецкого исследователя Карла Манхейма, порой без должного их критического переосмысления. Как известно, проблемы идеологии занимают значительное место в трудах немецкого социолога. В процессе анализа «социологии знания» и выяснения механизма функционирования мышления, идей как «орудия коллективного действия» он опирался на фундаментальное положение К. Маркса о зависимости различных форм общественного сознания, в том числе идеологии, от экономических отношений и стремился «понять мышление в его конкретной связи с исторической и социальной ситуацией, в рамках которой лишь постепенно возникает индивидуально-дифференцированное мышление» [6, с. 11]. Но, в отличие от К. Маркса, считал, что взгляды (сознание) различных социальных групп, в конечном счете, определяются их интересами. Поэтому история общественной мысли была представлена К. Манхеймом в виде сталкивающихся друг с другом классово-субъективных миросозерцаний, названных им частичными идеологиями. Все они ложны, являются «более или менее осознанным искажением действительных фактов» [6, с. 56]. Господствующий класс с целью сохранения существующего порядка вещей (существующего строя) осознанно создает апологетические концепции, которые в искаженном виде отражают социальную действительность. Но и оппозиционные социальные слои в своей политической деятельности руководствуются такими же необъективными, пристрастными идеями (утопиями). В случае прихода к власти они превращают свою утопию в идеологию, которая, как и предшествующая, оказывается такой же ложной. Наряду с «частичными», по К. Манхейму, существуют «тотальные» идеологии, под которыми он понимал идеологии эпохи или социального класса, имея в виду «своеобразие и характер всей структуры сознания этой эпохи или групп» [6, с. 57]. К. Манхейм не признавал «групповой идеологии» в качестве самостоятельной идеологии и считал, что «пребывающие в одной группе индивиды обычно реагируют однородно» [6, с. 52]. Социолог также не проводил резкой грани между частичной и тотальной идеологиями, полагая, что они «теперь все более сближаются» [6, с. 52]. Таким образом, концепция идеологии К. Манхейма достаточно противоречива и не может служить теоретической основой идеологии белорусского государства.

Следующий важный в философско-теоретическом плане вопрос - это вопрос о соотношении понятий «политическая идеология» и «идеология государства». Эта идея заложена в новую учебную программу «Основы идеологии белорусского государства». Но в имеющихся публикациях она до сих пор не получила серьезного анализа, как того заслуживает. Представляется важным не только отличить «идеологию государства» от «политической идеологии», но и раскрыть сущность такого отличия. В имеющихся же учебниках свойства политической идеологии автоматически переносятся на идеологию государства. Это серьезный изъян не только учебников, но и практики организации идеологической работы в нашем государстве. Ведь совершенно ясно, что идеологическая работа политической партии, стремящейся к власти, и идеологическая работа государства - разные виды политической деятельности, отличающиеся друг от друга как по своим целям, задачам, масштабы, так и по используемым средствам.

Прежде всего, политическая идеология и идеология государства являются качественно отличными социальными феноменами по своей сущности. Политическая идеология - это специфическая форма теоретического сознания: система представлений и идей, выражающих интересы, мировоззрение и идеалы социальной общности, объединенной политической партией и ставящей цель завоевания (сохранения) политической власти. Идеология государства - это программа жизнедеятельности того или иного государства на ближайшую и отдаленную перспективу. Политическая идеологии и идеология государства преследуют различные цели. Идеология государства не ориентирована на завоевание политической власти. Наоборот, в ней решаются задачи упрочения существующих властных отношений.

Далее. Идеология государства и политическая идеология обладают различными носителями (субъектами). Субъектом идеологии государства является само конкретное государство, нация, в крайнем случае - подавляющая часть граждан государства. Субъектом же политической идеологии является лишь часть граждан государства, часть нации. Ведь в любом государстве существует множество политических партий, добивающихся политической власти. В этом плане те дефиниции идеологии, в которых в качестве ее субъекта представлены, наряду с политическими партиями и общественными движениями, нации и государство, требуют уточнения. Если идеологию рассматривать как общее понятие, характеризующее механизм функционирования политической сферы жизнедеятельности общества в целом, то в данном конкретном случае с подобными определениями идеологии можно согласиться. Если же мы выделяем и анализируем различные структурные элементы политической сферы общества, то нам необходимо различать государство и политические партии - видеть в них самостоятельных субъектов политики, являющихся носителями определенных идеологий (политических доктрин).

Отличен и механизм функционирования идеологии государства и политической идеологии. Идеология государства проводится в жизнь через мощную разветвленную систему различных государственных институтов и учреждений. При этом, как отмечает известный российский ученый А.А. Зиновьев, «апологетика общественного строя не есть нечто сугубо негативное, достойное морального осуждения. Это есть вполне естественное средство самосохранения общества, подобное с этой точки зрения правовым нормам, судам, полиции, армии, бюрократии» [5, с. 293]. Политическая идеология, пока она не стала господствующей, не обладает столь мощными средствами для распространения своих идей, идеалов и ценностей. В этом плане идеология государства и политические идеологии находятся не в равных условиях. Но ситуация может меняться. Политическая партия, руководствующаяся той или иной доктриной, способна добиться политической власти мирным или же революционным путем и выступить в качестве идеологии государства. Так, например, идеология «официальной народности» (православие - самодержавие - народность), выступавшая в ХІХ веке в качестве идеологии Российского государства, не смогла противостоять напору социал-демократической идеологии и вынуждена была уступить ей свое место.

Политическая идеология и идеология государства отличаются по своим идейным истокам. Идеология государства органично «привязана» к конкретному государству, нации - базируется на национальных традициях, устоях. Именно этим обеспечивается ее устойчивость. Политические же идеологии в состоянии пересекать государственные границы (например, либеральная идеология, социал-демократическая идеология и др.). Они способны активно «подпитываться» извне как материально, так и теоретически (идеология вырабатывается теоретиками одного государства, а ее практическая реализация осуществляется совсем в другой стране).

Анализируемые идеологии имеют различные исторические предпосылки. Идеология государства формируется в процессе формирования государства. В ее качестве способно выступать религиозное сознание, особенно на ранних этапах развития государства. Политическая же идеология разрабатывается на более высокой ступени общественного развития - в условиях выхода на политическую арену мощных социальных классов.

В целом же, идеологии государства и политические идеологии не следует отделять друг от друга китайской стеной. Они органично связаны и представляют диалектическое тождество противоположных сторон социального бытия.

Литература

  1. Энгельс, Ф. Положение рабочего класса в Англии / Ф.Энгельс // К. Маркс,              Ф.              Энгельс.              Сочи

нения: в 50 т. Т. 2. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. - С. 231-517.

  1. Энгельс, Ф. Развитие социализма от утопии к науке / Ф.Энгельс // К. Маркс, Ф. Энгельс.              Сочинения: в 50 т. Т.19. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1961. - С. 185-230.
  2. Маркс, К. К критике гегелевской философии права. Введение / К. Маркс // К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения: в 50 т. Т. 1. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. - С. 414-429.
  3. Маркс, К., Энгельс, Ф. Немецкая идеология / К.Маркс, Ф.Энгельс // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения: в 50 т. Т. 3. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. - С. 7-544.
  4. Зиновьев, А.А. Запад. Феномен западнизма / А.А.Зиновьев // А.А.Зиновьев. Запад. - М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2000. - С. 7-448.
  5. Манхейм, К. Идеология и утопия / К.Манхейм // К.Манхейм. Диагноз нашего времени / пер. с нем. и англ. - М.: Юрист, 1994. - С. 7-277.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008

Еще по теме ИДЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Адуло Т.И.:

  1. ТЕМА 9. СОЦИАЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА
  2. Примерные планы семинарских занятий Занятие 1. Социально-гуманитарное познание как предмет философского анализа Вопросы для обсуждения 1.
  3. Раздел 5. Философия и идеология: социально-политические проекции философского знания в эпоху Просвещения
  4. Раздел 5. Философия и идеология: социально-политические проекции философского знания в эпоху Просвещения
  5. ФОРМИРОВАНИЕ ИДЕОЛОГИИ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА КАК ПРОБЛЕМА Медведева И.А.
  6. Смысл жизни как феномен человека и философская проблема
  7. СИСТЕМНО-СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ДУХОВНОГО ФЕНОМЕНА ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА Сакун А.А.
  8. Тема 2. Характеристика конфликта как социального феномена
  9. Тема 2. Характеристика конфликта как социального феномена
  10. ПРОБЛЕМА КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ФЕНОМЕНА ИДЕОЛОГИИ Еськевич К.Р.
  11. Сознание как объект философского анализа
  12. Буржуазные революции в Европе и специфика философского анализа социально-политических проблем
  13. Тема 5.1. Буржуазные революции в Европе и специфика философского анализа социально-политических проблем
  14. Тема 16. Общество и культура как предмет философского анализа.
  15. Тема 13. Познание как предмет философского анализа (гносеология)                    
  16. Овчарова Р. В.. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт. - 496 с., 2006