<<
>>

ГЛАВА 20 Святой Иоанн Златоуст И. Константинопольские годы

Дорогие братья и сестры! Сегодня мы продолжаем говорить о святом Иоанне Златоусте. Прожив некоторое время в Антиохии, он в 397 году был избран на епископскую кафедру Константинополя, столицы Восточной Римской империи.
С самого начала Иоанн планировал провести реформу своей Церкви: строгость епископского дворца должна была служить примером для всех — клира, вдов, монахов, придворных и богачей. К сожалению, многие отошли от него, задетые его суждениями. Иоанн был озабочен проблемами бедных и потому прозван также «Ми- лостынником». Как внимательный администратор, он умел создавать благотворительные институты, пользовавшиеся большим почетом. Предприимчивость в самых разных областях делала его для некоторых опасным соперником. Однако он, как истинный пастырь, относился ко всем сердечно и по- отечески. С особой мягкостью он обращался с женщинами, а предметом его особой заботы были вопросы супружества и семьи. Он призывал верных к участию в литургической жизни, которая благодаря его творческому гению приукрасилась и стала еще более привлекательной. Он имел доброе сердце, но его жизнь нельзя было назвать спокойной. Как пастырь и имперской столице, он часто оказывался втянут в политические споры и интриги, поскольку постоянно поддерживал отношения с властями и государственными институтами. В церковном плане, по- еле смещения в 401 году шести недостойно рукоположенных епископов, он был обвинен в нарушении границ своей юриедлкции и стал легким объектом для обвинений. Другим поводом для обвинений против него было покровительство некоторым египетским монахам, отлученным александрийским патриархом Феофилом и бежавшим в Константинополь. Горячая полемика разгорелась затем в связи с критикой в адрес императрицы Евдокии и ее придворных дам, которые в отместку попытались его дискредитировать и осыпали оскорблениями. Так дошло до смещения Златоуста по решению синода, созванного тем же патриархом Феофилом в 403 году, и осуждения его на первую короткую ссылку.
По возвращении Златоуста враждебность, вызванная его выступлением против праздников в честь императрицы, которые он считал языческими и избыточными, только усугубилась, а изгнание священников, которым он поручил совершить крещение в навечерие Пасхи 404 года, ознаменовало начало гонений на епископа и его последователей, так называемых «иоаннитов». Тогда Иоанн решил описать все эти события в письме к римскому епископу Иннокентию I. Но было уже слишком поздно. В 406 году ему снова пришлось отправиться в ссылку, на сей раз в армянский город Кукуз. Папа был убежден в его невиновности, но не мог ему помочь. Собор, которого хотел Рим, способный примирить враждующие стороны в Империи и Церкви, не мог быть созван. Утомительный переезд из Кукуза в Питиус, до которого епископ так и не доехал, был организован для того, чтобы воспрепятствовать посещениям верных и сломать сопротивление изможденного узника: приговор к ссылке был поистине приговором к смерти! Трогательно звучат многочисленные письма из ссылки, в которых Златоуст проявляет пастырскую заботу, участие и сострадание в связи с преследованиями своих сторонников. Марш-бросок в объятия смерти был завершен в Команах Понтийских. Умирающий Иоанн был перенесен в часовню святого мученика Василиска и там предал Богу дух и был похоронен как мученик, рядом с мучеником (см. Палладий, Жития 119). Это случилось 14 сентября 407 года, в праздник Крестовоздвижения. Реабилитация пришла в 438 году от Феодосия II. Мощи святого епископа, выставленные в церкви Апостолов в Константинополе, были в 1204 году перевезены в Рим, в первоначальную базилику Константина, и до наших дней покоятся в капелле Хора Каноников в базилике святого Петра. 24 августа 2004 года папа Иоанн Павел II передал значительную часть мощей константинопольскому патриарху Варфоломею I. Литургическое воспоминание святого совершается 13 сентября. Блаженный Иоанн XXIII провозгласил его покровителем Второго Ватиканского собора. Об Иоанне Златоусте говорили, что, когда он взошел на престол Нового Рима, т.е.
Константинополя, Бог явил в нем нового Павла, вселенского учителя. Действительно, мы видим принципиальное единство мысли и действий Златоуста как в Антиохии, так и в Константинополе. Меняются только роли и обстоятельства. Размышляя в Комментарии на Книгу Бытия о восьми делах, совершенных Богом на протяжении шести дней, Златоуст стремится перевести внимание верных с творения на Творца: «Великое благо, — говорит он, — познать, что есть творение и что есть Творец». Он показывает нам красоту сотворенного мира и в нем прозрачность Бога, благодаря чему творение становится своего рода «лестницей», по которой мы восходим к познанию Бога. Но к этому первому шагу добавляется второй: этот Бог-Творец также есть Бог снисхождения (synkatabasis). Мы слабы, чтобы «восходить», слабы наши глаза. И вот Бог становится Богом снисхождения, который высылает падшему и отчужденному человеку некоторое письмо, Священное Писание, так чтобы творение и Писание дополняли друг друга. В свете Писания - письма, которое Бог нам адресовал, мы можем раскрыть тайну творения. Бог именуется «нежным отцом» (philostorghios) (там же), целителем душ (Проповедь 40,3 на Бытие), матерью (там же) и сердечным другом (О Провидении 8,11 -12). Но к этому второму шагу — вначале творение как «лестница» к Богу, затем снисхождение Бога при помощи письма, адресованного нам, Священного Писания, — добавляется еще и третий. Бог не только передает нам пи:ьмо: в конечном итоге Он сам нисходит к нам, воплощаясь, и действительно становится «Богом-с-нами», нашим братом вплоть до крестной смерти. К этим трем шагам: Богу, видимому в творении, Богу, пишущему нам письмо, Богу, сходящему и ставшему одним из нас — присоединяется еще и четвертый. В жизни и деятельности христианина живым и динамическим началом является Святой Дух (.Рпеита), преображающий действительность этого мира. Через Святого Духа Бог входит в наше существование и преображает нас из глубины сердца. В непрерывном комментарии к Деяниям Апостолов, написанном в Константинополе, Иоанн предлагает воспользоваться опытом ранней Церкви (Деяп 4:32-37) как моделью общества, развивая некую «социальную утопию» (своего рода «идеальный городу}.
Речь шла о том, чтобы дать городу христианское лицо и душу. Другими словами, Златоуст понял, что недостаточно подавать милостыню, время от времени помогать бедным, а необходимо создавать новые структуры, новую модель общества, основанную на новозаветных принципах. Это новое сообщество уже проявило себя в ранней Церкви. Таким образом, Иоанн Златоуст по праву считается одним из великих отцов социального учения Церкви: старая идея греческого полиса сменяется у него новой идеей города, вдохновленного христианской верой. Златоуст вслед :щ Павлом (см. 1 Кор 8:11) отстаивает приоритет отдельного христианина, личности как таковой, пусть даже раба или нищего. Тем самым его проект исправляет традиционное греческое видение полиса, города, в котором широкие слои населения были лишены гражданских прав, в то время как в христианском городе все люди — братья и оесгры, обладающие равными правами. Приоритет личиаСги является также следствием того, что именно она является отправным пунктом для строительства города, в то -|КЮ|- время как в греческом полисе отечество ставилось выше отдельного индивидуума, полностью подчиненного городу как целому. Таким образом, вместе со Златоустом появляется идея общества, построенного христианским сознанием. Он говорит нам, что наш полис не здесь, что «отечество наше в небе» (Фил 3:20), и это отечество делает всех нас равными, братьями и сестрами также и на этой земле, обязывая нас к солидарности. В конце своей жизни, уже из ссылки у границ Армении, «самой отдаленной точки мира», Иоанн, возвращаясь к своей первой проповеди 386 года, вновь поднял дорогую для него тему замысла Бога о человечестве, замысле «невыразимом и непостижимом», но несомненно направляемым Им с любовью (см. О Провидении 2:6). В этом мы уверены. И даже если мы не можем разобраться в отдельных деталях нашей личной или всеобщей истории, мы знаем, что Божий замысел всегда вдохновляется любовью. Поэтому, несмотря на свои страдания, Златоуст не переставал настаивать, что Бог любит каждого из нас бесконечной любовью и потому хочет спасения каждого человека. Со своей стороны, епископ великодушно участвовал в реализации этого замысла спасения, не жалея себя, на протяжении всей своей жизни. Ведь высшей целью своей жизни он почитал прославление Бога, которое, уже умирая, он завещал и нам: «Слава Богу за все!» (Палладий, Жития 11). Общая аудиенция, 26 сентября 2007, площадь Св. Петра
<< | >>
Источник: Перевод: Ольга Хмелевская. Отцы Церкви. От Климента Римского до святого Августина. 2012

Еще по теме ГЛАВА 20 Святой Иоанн Златоуст И. Константинопольские годы:

  1. ГЛАБА 19 Святой Иоанн Златоуст I. Антиохийские годы
  2. ИОАНН ЗЛАТОУСТ (344 - 407 )
  3. IX. Свт. Иоанн Златоуст
  4. ИОАНН ЗЛАТОУСТ, ВСЕЛЕНСКИЙ УЧИТЕЛЬ
  5. ГЛАВА 10 Показывает, что святой Иоанн не совсем запрещает молиться о совершивших смертный грех
  6. ГЛАВА 33 Святой Августин I. Последние годы жизни
  7. СВЯТОЙ АПОСТОЛ ИОАНН
  8. б) Святой Иоанн Дамаскин
  9. § 16. СВЯТОЙ ИОАНН ДАМАСКИН
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ. ФЕРРАРО-ФЛОРЕНТИЙСКИЙ СОБОР И ВОПРОС О ПРИНЯТИИ ЕГО РЕШЕНИЙ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИМ ПАТРИАРХАТОМ В 1439-1456 гг.
  11. Глава X Христианская культура и эллинизм, Константинопольский патриархат, Монашество. Местные святыни
  12. Иоанн (Петров). ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ РУССКОМУ ЧЕЛОВЕКУ О ХРИСТИАНСТВЕ / Составил прот. Иоанн (Петров) по благословению епископа / Санкт-Петербург, 2002
  13. Иоанн V (1341–1391), Иоанн VI Кантакузин (1341–1354) и апогей сербского могущества при Стефане Душане
  14. Глава VIII. ИОАНН СКОТ
  15. Глава третья ЛАТИНСКАЯ ПАТРИСТИКА И СВЯТОЙ АВГУСТИН
  16. ГЛАВА 21 Святой Кирилл Александрийский
  17. ГЛАВА 30 Святой Хроматий Аквилейский