<<
>>

Конструктивный или картографический способ


Последователи конструктивного способа начинают преподавание географии не с описания ближайшей местности, не с обозрения всего земного шара, а с черчения карт. Прежде чем ученик получит какие-либо сведения о земле, говорят защитники картографического способа, он должен выучиться сперва чертить карту изучаемой местности, потому что без чертежа невозможно серьезное знание географии.
При черчении страны ученик незаметно
заучивает наизусть и географические факты, приводимые учителем во время черчения. Научные же объяснения, долженствующие оживить этот способ, тогда только входят в преподавание, когда уже достигнута цель этого способа, т. е. когда ученик может совершенно верно начертить требуемую страну.
Итак, черчение карт в должном порядке и составляет первое и главнейшее средство к достижению географических познаний.
Основателем конструктивного способа считается шведский профессор Свен-Огрен. Он разделяет свой элементарный курс на два главные упражнения: черчение берегов и черчение поверхности, сначала восточного материка, а потом западного с их островами.
Черчение берегов он разделяет еще на три последовательных упражнения. В первом упражнении ученики в сетке ставят 50 точек (для каждого полушария), означающих самые выдавшиеся части суши. Эти точки заучиваются и соединяются прямыми линиями.
Во втором упражнении берется вдвое более точек в таком порядке, что их прямолинейное соединение будет более соответствовать действительному очертанию берегов земной поверхности.
Третье упражнение влечет за собою уже бесчисленное множество таких точек, соединение которых образует более или менее правильные извилины берегов, согласные с классною картою.
Во всех трех упражнениях непременным условием от учеников требуется запоминание всех точек по градусам.
После черчения материков переходят к черчению островов с одинаковой последовательностью; обыкновенно начинают с Англии и оканчивают новою Голландией.
При черчении поверхности наблюдаются также два главные упражнения: сначала чертят только реки и озера,, а потом горные хребты, горные страны и вершины; все названия также заучиваются наизусть.
Таким образом, этот однообразный, но метко рассчитанный способ только под конец приводит к цели: точному и наглядному знанию главных характеристических мест на земном шаре. — Но очевидно, что подобный способ имеет много недостатков. Он обременяет память ученика и не дает пищи его уму и воображению; притом ученик должен запомнить множество таких названий, которые не имеют никакого научного интереса: для ученика гораздо полезнее знать почву и произведения природы известной страны, изучить быт народа, нежели запомнить бесчисленные извилины берегов. Потому-то многие позднейшие последователи картографической системы сделали различные упрощения, более или менее удачные.
Одни, напр., чтобы скорее достигнуть цели и представить горизонтальную и вертикальную форму земли без^ помощи циркуля, линейки и шнурка, без отягощающих подробностей, не употребляют вовсе сеток, а прибегают к пособию простых геометрических тел: треугольника, че- тыреугольника, круга и полукруга, с обозначением на- них весьма немногих меридианов и параллельных кругов.
Так, для черчения Америки употребляются два равносторонние треугольника, для России — круг, для Африки — четыреугольник, северная и южная сторона которого соответствуют 35° с. и ю. ш., а восточная и западная 0° и 70° в. д.; в этом четыреугольнике обозначается только экватор и поворотные круги, и т. д. Притом, чтобы ученики не тратили времени на приготовление подобных сеток, им даются готовые литографированные листы. Особенной точности в рисунке тоже не требуется. Другие начинают с черчения ситуации родины ученика, потом переходят к черчению отечества, отдельных стран, частей света и заканчивают курс черчением обоих полушарий.
Третьи упражняют сначала учеников в черчении тех стран, которые имеют самое простое очертание, напр.,. Австралии, Африки и т. д., и после черчения каждой страны описывают ее. Этой последней системы придерживаются, кажется, составители, книги «Природа и люди» и г. Вержболович. Так заставляет думать, во-первых, то, что они начали издавать свои курсы именно с описания этих частей света; а во-вторых, пред описанием они излагают общие очерки, где указаны по градусам самые рельефные части страны. Четвертые, наконец, пред черчением карт своей родины показывают ученикам пластическую- модель родины из воска или глины.
Таким образом, первоначальный конструктивный метод в настоящее время весьма упрощен и не занимает много времени. Хотя действительно черчение карт необходимое условие хорошего преподавания географии, потому что только помощью конструктивного способа ученики получают самое осязательное и математически-точ-

яое понятие о горизонтальной форме, величине и об относительном положении земли, относительной длине рек и т. д.; но не надобно на этом долго останавливаться, по тем причинам, которые мы выше высказали. Не надобно забывать, что не механизм и заучивание наизусть составляют основу воспитания, а полное, гармоническое развитие всех способностей. Поэтому картографический метод во всей силе и подробности в Германии и Швеции существует только в морских и военных школах, специальное назначение которых, очевидно, другое, чем назначение народных школ и гимназий.
На русском языке мы имеем только одно небольшое руководство Ободовского [†††††††††††††††††††††††††††††], знакомящее с картографическим способом преподавания географии.
Таким образом, из обозрения трех различных методов преподавания географии можно убедиться, что во всех народных школах и низших классах гимназий, а также в прогимназиях рационально следовать синтетическому способу в соединении с конструктивным, а в высших классах гимназий можно пройти другой раз географию аналитическим способом.
Теперь посмотрим, что говорит журнал «Учитель» о преподавании того же предмета в применении к русским школам.
Доказав, что большая часть всего того, чему учит география, может быть рассматриваема уже в отчизно- ведении, и не только при помощи изображений, но на действительности, автор дает отчизноведению следующий состав: солнце, луна и звезды, небесные явления, местность в топографическом, физическом и (отчасти) политическом отношениях, наконец, черчение карт.
В другой статье автор, между прочим, говорит: удоб- на-ли всякая местность для преподавания отчизноведе- ния? Для первого курса — нет в том сомнения; другое дело второй и третий, требующие большого разнообразия. Разумеется, одни местности будут более удобны для преподавания отчизноведения, другие менее. Но ведь нет надобности, чтоб безусловно все географические формы были развиты на исследуемой местности. Вода и кое-ка

кие горки и холмики, могущие служить примерами для наглядного ознакомления с различными частями гор, встречаются почти всюду на Руси. Менее всего удобны большие города, в особенности, когда окрестности их «однообразны. Местность, занимаемая С.-Петербургом, впрочем не так однообразна, как можно бы было заключить из только что сделанного замечания. Вода представляется в окрестностях его в самых разнообразнейших видах, именно: в виде моря (из Петергофа в Кронштадт), •озера (трех Парголовских), большой реки, разных речек (Охта, Карповка и Черная), разделения большой реки на несколько рукавов у устья (большая и малая Нева, большая и малая Невка) и образования таким образом островов (Каменного, Васильевского, Крестовского и проч.). Виды петербургских гор, конечно, не могут назваться образцовыми, хотя Парнас между первою и второю Парго- ловскими деревнями может служить удовлетворительным наглядным примером для уяснения понятий подошвы, ската и вершины; а возвышения в деревне Токсове даже походят на цепь гор, разумеется, в малом виде. Но за то большие города несравненно превосходят маленькие в отношениях этнографических, непременно входящих в географию. Петербург, кроме того, представляет одну из самых удобных местностей для наглядного объяснения детям, что такое климат и от чего он зависит. Итак, характер преподавания отчизноведения будет некоторым образом в зависимости от свойств местности, и будет не одинаков в большом городе, в малом и в деревне. Где народу живет много, а красот природы мало, там дитя и без того знакомится раньше с житейскими отношениями и может уже рассказать об них кое-что, и наоборот: в какой-либо уединенной, скромной местности, где жителей очень не много, мы займем его как'можно больше природой.
Следовательно, местные условия будут более или менее руководить нами; но везде найдется материалу вдоволь для приучения детей ко вниманию и к наблюдательности, к упражнению их ума и языка, к возможному увеличению круга их представлений и к наглядному сообщению им географических понятий.
Мы с целью привели несколько различных мнений о преподавании и объеме «отчизноведения»; нам бы не хотелось навязывать учителям своего личного взгляда на этот предмет. По нашему же мнению, курс «отчизноведе- ния» не должен иметь такого большого объема, какой ему придан в Швейцарии, и такого ограниченного, какой ему придает статья «Учителя»; при том желательно, чтобы преподавание его не было таким сухим, каким оно является в прусских школах.
Мы полагаем, что «отчизноведение» не только может служить приготовительным курсом к географии, но в нем должны заключаться и начала естественных наук и истории. Если при том, согласно с мнением К. Д. Ушинского, отчизноведение послужит богатым материалом для изучения родного языка, если народный быт и исторические предания описываемой местности оживить изучением народных сказок, песен и стихотворений, если знакомство с туземными животными и растениями обогатить баснями, то можно надеяться, что преподавание не будет сухим, что оно понравится детям. Итак, в курс отчизноведения должны войти, по крайней мере, следующие предметы, преподаваемые теперь отдельно, а именно: география, естественная история, история и черчение. Желательно, чтобы с отчизноведением было соединено и изучение родного языка. Такое соединение могло бы послужить началом введения у нас системы классных учителей. Попытка соединения отчизноведения с изучением родного языка представлена нами ниже.
Единственным руководством для учеников должна быть книга для чтения с местным характером, где бы были подобраны статьи, касающиеся известной местности, на которой живут дети. Но пока у нас нет еще таких местных читальников, ученикам можно дать «Детский Мир» Ушинского. Эта книга имеет то преимущество перед другими книгами для чтения, что она вполне удовлетворяет требованиям отчизноведения. В ней ученики найдут небольшие занимательные статьи, написанные простым и доступным языком; статьи говорят о животных, растениях, минералах, встречающихся на каждой русской местности; объясняют многие физические явления, совершающиеся пред глазами каждого ребенка; исторические рассказы взяты исключительно из истории отечества. В Хрестоматии, приложенной к «Детскому Миру», ученики найдут весьма удобное собрание целых прозаических статей и стихотворений, которые, во-первых, доступны детскому понятию.
во-вторых, соответствуют содержанию первой части книги, а в-третьих, преимущественно характеризуют русскую природу, русский народный быт и историю отечества.
Для успешного преподавания отчизноведения в классе должны быть следующие учебные пособия:
а)              Планы здания училища и города в большом виде.
б)              Карта губернии или целого края, напр., Малороссии, Белоруссии и т. д.
в)              Географические карты Сидова и глобус.
г)              Чучело модели или картины туземных животных.
д)              Живые и засушенные экземпляры туземных растений.
е)              Куски туземных минералов.
ж)              Образцы работ туземной промышленности.
Примечание. Коллекции туземных растений, минералов и образцы промышленности учитель может легко составить сам при помощи учеников.
е)              Исторические картины, хоть, напр., Золотова.
Теперь изложим содержание курса отчизноведения и вместе с тем предложим несколько образчиков практических уроков.
Весь курс отчизноведения можно пройти в 2 года. Курс первого года мы назовем отрывочным, а второго — систематическим.
Давая первому курсу название отрывочного, мы не хотим сказать, чтобы он не имел вовсе никакой системы. Отрывочный курс лишен научной системы, но он имеет систему педагогическую, психологическую, т. е. учитель говорит только о том, что доступно детям, и постепенно переходит от легчайшего к ,более трудному, от знакомого к менее знакомому и вовсе незнакомому. Во втором курсе все отрывочные сведения сводятся в одну цельную картину, в одно связное описание целого края. Таким образом, наша программа отчизноведения в общих чертах примет следующий вид. 
<< | >>
Источник: Дмитрий Дмитриевич Семенов. Избранные педагогические сочинения. 1953

Еще по теме Конструктивный или картографический способ:

  1. § 21. Картографические проекции
  2. Картографическая визуализация
  3. § 11. Суждение вкуса имеет своей основой только форму целесообразности предмета (или способа представления о нем)
  4. Картографические анимации
  5. Математико-картографическое моделирование
  6. 4.2.7 Конструктивные характеристики
  7. Конструктивный гнев
  8. Деструктивные и конструктивные состояния разума
  9. Может ли гнев быть конструктивным?
  10. Синтетическое (см. конструктивное).
  11. Энергетический и конструктивный обмены