<<
>>

Философия всеединства

В ранних произведениях Соловьева влияние философского романтизма первых славянофилов совершенно очевидно'. В частности, Соловьев основывался на идеях Киреевского, особенно на его концепции интегральной целостности - концепции, которая должна была противостоять деструктивным воздействиям рационализма.
В своей магистерской диссертации Соловьев определяет кризис западноевропейской философии как кризис рационализма - всякого отвлеченного, абстрактного, чисто теоретического познания. В развитии человеческого духа, полагал Соловьев, философия выражает стадию индивидуалистической рефлексии, и эти формы - промежуточное звено между примитивным религиозным единством и будущим восстановлением духовного единства посредством универсального синтеза науки, философии и религии. Плюрализм философских систем - продукт разложения первобытного единства, результат отчуждения и самоутверждения индивидуального Я. Западная философия родилась из конфликта индивидуального разума и веры: этапы ее развития - рационализация веры (схоластика), затем полное отрицание веры и, наконец, полное отрицание всякого непосредственного зна- 1 Детальное сопоставление взглядов Соловьева со славянофильской философией можно найти в работе: Walicki A. The Slavophile Controversy, глава 15. О взаимоотношениях между Соловьевым, Достоевским и русским славянофильством см.: Zernov N. Three Russian Prophets: Khomyakov, Dostoevsky, Solovyov. London, 1944. 402 Анджеи Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ния - концепция, которая наложила тень сомнения на субстанциальный характер внешнего мира и отождествила бытие с мышлением (Гегель). В рамках этой славянофильской схемы Соловьев выдвигает несколько своих собственных идей относительно ключевых пунктов в диалектическом развитии европейской мысли и уделяет значительное внимание ряду философских систем, включая системы Шопенгауэра и Эдуарда фон Гартмана.
Раздел, посвященный Гегелю и философии после Гегеля, представляет особый интерес: здесь славянофильская критика гегельянства сливается с предостережениями Достоевского о деструктивном влиянии обожествления человека (Человекобога)1. Для Соловьева идеи Гартмана - самый крайний пример кризиса западной философии, хотя эти идеи, парадоксальным образом, тоже предвосхищают тот грядущий день, когда философия сольется с религией и тем самым восстановит духовное единство. «Философия бессознательного» Гартмана представляется Соловьеву реабилитацией метафизики, отвергнутой позитивистами, - возвращением к религиозному понятию «всеединства». Приписав Гартману свои собственные представления, Соловьев объявляет, что вслед за уничтожением эгоистического самоутверждения борющихся между собой индивидов последует не буддийская Нирвана, но apokastasis ton panton - «царство духа», связанное единством абсолютного духа. Соловьев считает такое представление конечным итогом всей эволюции западной философии (т.е. философии вообще) - эволюции, которая равнозначна новому открытию древних истин, сохраненных в традиции восточного христианства. Первый труд, в котором Соловьев наметил общие очертания своей собственной системы, называется «Философские начала цельного знания» (1877). Само название ясно указывает на понятие «цельность», или «целостность», которое было стержнем философского творчества Киреевского. При этом, однако, Соловьев выдвигает ряд идей, которых не найти в славянофильском учении, например представление Конта, что человечество - это «действительный, хотя и собирательный организм», коллективный субъект истории2. Эволюционный процесс, утверждает Соловьев, проходит три стадии: стадию примитивного, или первобытного, недифференцированного единства; стадию дифференциации, когда индивидуальные части отделяются друг от друга; стадию нового соединения, воссоединения, всеединства, когда единство восстанавливается, но теперь уже как «свободное единство», которое не сводит дифференциацию к нулю, а См.
выше. С. 117,338-344. : Соловьев B.C. Собр. соч. СПб. б.г. Т. 1. С. 232. ГЛАВА 17. Владимир Соловьев и метафизический идеализм 403 скрепляет отдельные элементы воедино посредством органической внутренней связи. В процессе эволюции человечества (к которой данная схема тоже применима) первая стадия - субстанциональный монизм - представлена миром Востока (включая ислам XIX века), а вторая стадия - западноевропейской цивилизацией. Обе эти стадии были необходимыми этапами в цикле развития, но сами по себе они не равны в своей ценности; любого рода монизм, по мнению Соловьева, выше атомизма, так что «мусульманский Восток выше западной цивилизации». В период примитивного единства три области человеческой деятельности - сферы творчества, научного познания и общественной практики - полностью подчинены религии. В сфере творчества технология (первая, или материальная, ступень) смешана с искусством (вторая, или формальная, ступень) и мистицизмом (высшая, или абсолютная, ступень) в недифференцированном, мистическом творчестве - в том, что Соловьев называет «теургией». В сфере познания положительная наука (материальная ступень) сливается с отвлеченной философией (формальная ступень) и теологией (абсолютная ступень) в недифференцированное целое, которое можно назвать теософией. В сфере общественной практики экономическое общество производителей, или земство (материальная ступень), сливается с государством (формальная ступень) и церковью (абсолютная ступень), образуя однородное и «теократическое» целое. На второй стадии эволюции (представляемой Западной Европой) различные ступени в пределах каждой сферы стремятся к автономии и господству друг над другом. В результате этой борьбы материя победила дух: конечный итог западной цивилизации (и подлинное порождение капитализма, как называет его Соловьев) - экономический социализм в общественной сфере, позитивизм в сфере научного познания, а утилитаризм, или реализм, в сфере творчества. Но это еще не последняя стадия эволюции человечества; в соответствии со всеобщим по своей значимости законом развития за первыми двумя стадиями должна последовать третья - стадия свободного единства, когда отдельные сферы, или «ступени», человеческого творчества, познания и общественной практики вновь соединятся, но сохраняя при этом свои отличительные свойства.
В трех областях жизни это обновленное единство выразит себя в качестве «свободной теургии», «свободной теософии» и «свободной теократии». «Итак, - заключает Соловьев, - все сферы и степени общечеловеческого существования в этом третьем окончательном фазисе исторического развития должны будут образовать органическое целое, единое в своей основе и цели, множественно-тройственное в своих органах и членах. Нормальная соотносительная деятельность всех органов образует новую общую сферу - цельной 404 Анджей Валицкпй. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... жизни. Носителем этой жизни в человечестве может быть сначала, как мы видели, только народ русский»'. Небольшое отступление: интересно проследить более детально оправдание исторической судьбы русского народа, которое находим в публичной лекции Соловьева «Три силы», прочитанной им в том же 1877 г. (в год русско-турецкой войны «за освобождение славян»). В этой лекции Соловьев высказал предположение, что реальные носители «трех сил, управлявших эволюцией человечества с самого начала истории», - это «три исторических мира» или, точнее, три отдельных культуры - мусульманский Восток, цивилизация Запада и славянство. Первую силу представляет ископаемое деспотическое единство, в котором все жизненные сферы подчинены религии и человек тем самым превращен в безжизненное орудие «бесчеловечного Бога». Вторая сила ставит «безбожного человека» против «бесчеловечного Бога»; ее последнее слово - «всеобщий эгоизм и анархия», полная атомизация жизни, науки и искусства. Эти три силы никогда не встречаются (и не могут встретиться) в своей чистой форме; скорее их следует рассматривать в качестве специфических направлений, полная и окончательная реализация которых означала бы уничтожение человечества. Помешать этому - такова миссия третьей силы, способной достичь синтеза «единства» и «множества» и сделать Бога «человечным», а человека приблизить к Богу, примирить Восток и Запад. Эта третья сила может возрасти в своей мощи благодаря божественному откровению, и представлять эту силу может только такой народ, который способен быть посредником между божественным и человеческим.
Такой посредник должен быть совершенно лишен исключительности или односторонности; он должен быть наделен непоколебимой верой в божественное, способностью выходить за пределы своих собственных, частных интересов, презрением к вещам этого мира и умением не растрачивать свою энергию. На множество отдельных сфер деятельности эти свойства, заключает Соловьев, «несомненно принадлежат племенному характеру славянства, в особенности же национальному характеру русского народа» . Теперь вернемся к «Философским началам цельного знания». После водного раздела Соловьев переходит к более полному исследова- 1 Там же. С. 262. 2 Там же. С. 224. Здесь явно слышны отголоски мессианизма Достоевского, особенно его концепции «всечеловеческой» миссии русского народа. Связь между идеями Соловьева и идеями Достоевского проанализировал Сергей Гессен в статье Der Kampf der Utopie und der Autonomie des Guten in der Weltanschauung Dostojewskis und W. Solowjows // Die Padagogische Hochschule. Baden, 1929, № 4. ГЛАВА 17. Владимир Соловьев и метафизический идеализм 405 нию идеи «свободной теософии» (другими словами «цельного знания»). Он различает три типа философии - натурализм (эмпиризм), рационализм и мистицизм. Эмпиризм и рационализм, утверждает Соловьев, избирают разные пути, но приходят к одному и тому результату - отрицанию субстанциональной реальности как внешнего мира, так и самого познающего. Абсурдность такого итога иллюстрирует банкротство всей «схоластической», то есть теоретической, философии. Высший тип познания - мистицизм, который опирается на сверхъестественные источники знания и ищет «живые и цельные» истины, которые включают не только интеллект, но также и «волю к добру» и «чувство прекрасного - красоты». Однако сам мистицизм не может приравниваться к настоящей философии, поскольку эта последняя постулирует внутренний, органический синтез всех типов философской мысли - аналогично синтезу науки, философии и теологии в высшем, свободном теософском единстве. Подытоживая свои размышления об источниках, методах и целях цельного знания, Соловьев писал: Свободная теософия вообще есть знание, имеющее предметом истинно сущее в его объективном проявлении, целью — внутреннее соединение человека с истинно сущим, матерьялом - данные человеческого опыта во всех его видах, а именно, во-первых, опыта мистического, затем внутреннего или психического и, наконец, внешнего или физического; основною формой своею имеющее умственное созерцание или интуицию идей, связанную в общую систему посредством чисто логического или отвлеченного мышления, и, наконец, деятельным источником или производящею причиной - вдохновение, то есть действие высших идеальных существ на человеческий дух .
Соловьев намеревался также разработать три основных начала своей философии свободы - органическую логику, органическую метафизику и органическую этику, - но «Философские начала цельного знания» обрываются на разделе об органической логике. Под «логикой» Соловьев понимает науку о первоначале, Urprinzip, или, точнее, «логос» как первое начало на второй стадии самодифференциации, соответствующей второму члену Святой Троицы. Соловьев называет этот свой метод «положительной диалектикой» и настаивает на том, что этот метод принципиально отличается от рационалистической диалектики Гегеля. «Положительная диалектика» позволяет каждый предмет определять посредством трихотомического отношения к абсолютному первоначалу: (1) в его субстанциональном единстве с первоначалом, т.е. чистой потенциальности или положительном ничто 1 Соловьев B.C. Собр. соч. Т. 1. С. 294. 406 АнджеЛ Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... (в Боге-Отце); (2) в самодифференциации, т.е. в акте самореализации (в «логосе», или Сыне); (3) в свободном, или опосредованном, единстве с первоначалом (в Святом Духе). Дифференциация среди отдельных логических категорий (Соловьев собирался представить двадцать семь таких категорий) возможна только в «логосе», и потому она относительна, поскольку «логос» по самой своей природе есть отношение. Три способа, посредством которых первоначало относится ко всему остальному, а также к себе самому, можно назвать скрытым, откровенным и воплощенным, или конкретным, «логосом (Христос). Эти соображения представляют собой как бы связующее звено между «логикой» Соловьева и темой «Богочеловечества». Труд, в котором Соловьев суммировал и систематизировал свои идеи в области теории познания, этики и общественной философии - его докторская диссертация «Критика отвлеченных начал» (1880). В этом произведении Соловьев возвращается к концепции «свободной теософии» и «свободной теократии», только теперь вместо понятия «цельного» появляется понятие «Всеединство». То, что Соловьев называет «отвлеченными началами», - это различные стороны «Всеединства»: отделившись от целого и установив свою автономию, они теряют свою подлинность, вступая в конфликт друг с другом, и вовлекают человечество в состояние разъединения и хаоса. В таком состоянии кризиса философия должна попытаться восстановить духовное единство и в сфере познания, и в сфере общественной. В поддержку этой своей программы возвращения к единству Соловьев отрицает «теоретическую философию» («отвлеченное знание») и автономию этики (чтобы избежать «отвлеченного морализма»). В других разделах своей диссертации Соловьев вновь использует славянофильские идеи: представление, в соответствии с которым вера лежит в основе всякого знания, заимствовано из эпистемологии Хомякова; а идея «свободной общинности», основанной на любви и исключающей «внешний авторитет», - это опять-таки сразу узнаваемая версия славянофильской «соборности».
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме Философия всеединства:

  1. ДИАЛЕКТИКА ВСЕЕДИНСТВА В ХХ И ХХІ ВЕКАХ Мохамад Б.А.
  2. Тема 2. Античная философия Зарождение философии в древней Греции и культурно-исторические предпосылки возникновения философии
  3. И. В. Рязанов. История философии: от философии Древнего Востока до Немецкой классической философии Учебное пособие, 2014
  4. 2. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И ИСТОРИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ и СОЦИОЛОГИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ, ФИЛОСОФИЯ ПОЛИТИКИ И ПОЛИТОЛОГИЯ
  5. Поппер Карл Р.. Все люди — философы: Как я понимаю философию; Иммануил Кант — философ Просвещения. / Пер. с нем., вступи. статьи и примеч. И. 3. Шишкова. Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС. — 56 с., 2003
  6. ЛЕКЦИЯ 3. СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ (1У-Х111 вв.) И ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ (Х1У -ХУ1 вв.)
  7. О. Конт Курс позитивной философии Том IV Догматическая часть социальной философии
  8. ПЕРВАЯ КНИГА ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ ОТКРОВЕНИЯ, ИЛИ ОБОСНОВАНИЕ ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ
  9. Раздел 4. Философия и наука: проблема самоопределения философии в культуре Нового времени
  10. Раздел 4. Философия и наука: проблема самоопределения философии в культуре Нового времени
  11. ЛЕКЦИЯ 4. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ (ХУ11 вв.) И ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ.
  12. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  13. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  14. Каплун В. Л.. Зачем философия: введение в философию для студентов, специализирующихся по социальным и гуманитарным наукам, 2013
  15. ЛЕКЦИЯ 1. ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ. МЕСТО И РОЛЬ ФИЛОСОФИИ В ОБЩЕСТВЕ.
  16. Т е м а 2. ФИЛОСОФИЯ И МИФ: ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ В КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ