<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вопросы социального реформирования в политической повестке 70-90-х гг. XIX века в Великобритании вышли на первый план в результате промыш­ленной революции, завершившейся во второй половине XIX века и превратив­шей страну в ведущую капиталистическую державу, производившую половину мировой промышленной продукции.

За величием и мощью английской промышленности, стремительной ур­банизацией и техническим прогрессом отчётливо просматривались новые соци­ально-экономические вызовы и проблемы, требующие решения. Среди наибо­лее остро стоящих в английском обществе вопросов следует отметить некон­тролируемый рост городского населения, эксплуатацию рабочих, детский труд, антисанитарию и эпидемии в городах, трущобы, снижение уровня жизни в сельской местности, пьянство, пугающую своим масштабом безграмотность основного населения страны при растущей необходимости привлечения на производство квалифицированных кадров. Усилению социального напряжения во многом способствовал экономический застой, известный под названием «ве­ликая депрессия» 1873-1896 гг. Кризис, во многом вызванный провозглашени­ем доктрины «свободной торговли» и вырождением английской промышленно­сти во имя господства финансов в делах Империи, ударил по всем слоям насе­ления, вырос уровень безработицы, упала реальная заработная плата рабочих, снижение покупательной способности населения сказалось на сбыте продукции английских производителей. Указанные явления способствовали кризису док­трины «laissez-faire», ранее господствовавшей в общественном мнении и опи­равшейся на идею, согласно которой экономические силы способны автомати­чески обеспечивать непрерывный прогресс, государство же должно играть роль «ночного сторожа». Казавшиеся ранее незыблемыми постулаты классической либеральной экономики зашатались, всё громче раздавались голоса о необхо­димости поиска более совершенных методов управления общественными про­цессами, в частности тех или иных форм государственного вмешательства в экономическую и социальную жизнь.

В общественном мнении наметился явный разворот от индивидуализма, расцвет которого пришёлся на бурный экономический рост Великобритании в 1825-1850 гг., в сторону «коллективизма» — веры в благодетельное для народ­ных масс вмешательство государства даже в те области, которые в предыдущие периоды рассматривались исключительно как предмет индивидуального регу­лирования. Речь шла главным образом о государственном вмешательстве не столько в экономику, сколько в социальную сферу. Основной упор делался на вопросы просвещения и здравоохранения, расширение помощи нуждающимся членам общества, жилищное строительство и рабочее законодательство^ прес­се и литературе рассматриваемого периода открыто заявлялось об окончании поры свободного договора и наступлении эры государственного регулирова­ния, необходимости развития законодательства в данном направлении и соци­ального воспитания капитала, пробуждения в предпринимателях стремлений к облегчению участи и учёту интересов трудящихся.

Перемены, свершившиеся в общественном мнении и выдвинувшие во­просы социального реформирования на первый план, стали возможными бла­годаря реформам избирательного права 1832, 1868 гг., получившим затем своё развитие в 1884 году, в результате которых в политику пришел «массовый из­биратель» (представители средней и мелкой буржуазии, рабочего класса).

Впервые в истории Великобритании в политической жизни страны смог­ла принять участие та часть населения, материальное положение и условия жизни которой красноречиво свидетельствовали о том, что «невидимая рука» рынка не справляется со своей задачей в полной мере. Требования и интересы новых избирателей, допущенных до политического процесса буржуазией и тес­но переплетённой с ней аристократией, надеявшихся за счёт расширения элек­тората и перераспределения избирательных округов, закрепить на десятилетия власть либеральных кабинетов, лежали в основном в социально-экономической плоскости. Решение социальных вопросов являлось для них одним из главных критериев эффективности проводимой правительством политики.

Реакцией консерваторов и либералов — ведущих политических партий рассматриваемого периода, на данные тенденции явилось формирование соци­альных доктринах «нового торизма» (консерваторы) и «социального либера­лизма» (либералы), делавших основной упор на необходимость проведения системных, инициированных государством социальных преобразований, прив­несения элементов гуманности и толерантности в социальное реформирование.

Вместе с тем, проведённый анализ свидетельствует о том, что указанные доктрины и социальные реформы кабинетов Дизраэли и Гладстона в описан­ный в диссертации период следует рассматривать, скорее, как инструмент, под­держивающий «принцип маятника» (чередование консервативных и либераль­ных кабинетов), полностью устраивавший правящие классы и препятствующий активизации рабочего движения, нежели чем сознательную политику, направ­ленную на переход к «социальному государству». В отсутствии реального идеологического противостояния между консерваторами и либералами, кото­рое к началу рассматриваемого периода было практически полностью исчерпа­но (данный вывод не отменяет при этом политическое соперничество партий, расхождение в методах и средствах проведения реформ, поддержку различных общественных групп, руководствовавшихся своими имущественными интере­сами), на первый план вышла имитация борьбы курсов «нового торизма» и «социального либерализма», между которыми избирателям предстояло сделать «трудный» выбор. В действительности же первоисточники и историографиче­ские работы, изученные в рамках проведённого исследования, свидетельству­ют, что не следует искать антагонизм между социальными доктринами веду­щих политических партий Великобритании второй половины XIX века. Ожес­точённая борьба вокруг социальных реформ консерваторов и либералов была обусловлена не идейными разногласиями, как это пытались отразить лидеры этих партий и поддерживавшие их средства массовой информации, но стремле­нием удержать власть. Социальные вопросы в силу своей актуальности явились при этом ключевым фактором в данной борьбе и темой, вызывавшей наиболь­шие спекуляции и шумиху в прессе.

Данная ситуация привела к необходимости разработки и проведения со­ответствующих мероприятий, камуфлирующих отсутствие различий, а зачас­тую и сущностной составляющей в проводимых консерваторами и либералами социальных реформах. К таким мероприятиям можно отнести громкие избира­тельные кампании в прессе, предвыборные туры, многочисленные выступления и речи Дизраэли и Гладстона, острые пикирования обоих лидеров, мгновенно разлетавшиеся на цитаты.

Одним из наиболее интересных проявлений борьбы вокруг социальных реформ явилась так называемая «спираль реформ». Суть данного явления за­ключалась в том, что реформы, предложенные либералами, порождали новые инициативы со стороны консерваторов и vice versa, каждая партия стремилась предложить больше в части социального реформирования, чем конкуренты. При этом социальные преобразования, реализованные консерваторами и либе­ралами в 70-90-х гг. XIX века, имели зачастую бессистемный характер, явля­ясь, в массе своей, реакцией на текущие проблемы. Основная задача при прове­дении социальных реформ сводилась к снижению недовольства народных масс, ослаблению социального напряжения и решению наиболее острых вопросов, лежавших в социально-экономической плоскости. Анализируя последствия конкретных социальных реформ, можно констатировать, что их результаты для «конечного потребителя» зачастую сводились к нулю, если не приводили к ещё большим дисбалансам в тех отраслях, на которые они распространялись.

Однако, как ни парадоксально это звучит, политические технологии (как мы сегодня обозначили бы действия консерваторов и либералов), опутавшие социальные преобразования 70-90-х гг. XIX века, в конечном счёте, способст­вовали развитию политической культуры и более активной работе с избирате­лями. Политический процесс вышел из стен парламента, вовлекая всё больше участников. И, как это нередко случается в истории, «всадник поменялся ме­стом с лошадью»: партии, стремившиеся управлять общественным мнением и определять его вектор, сами стали объектом влияния общественного мнения, роль которого усиливалась по мере роста уровня грамотности населения, раз­вития прессы и вовлечения в политику народных масс.

Более того, в рассмотренный в работе период имел место и иной, воз­можно, более значительный в части последствий исторический парадокс: не­смотря на то, что социальные реформы 70-90-х гг. XIX века представляли со­бой в большей степени инструмент политического манипулирования, приспо­собления партий к запросам общественного мнения, нежели конкретные меро­приятия, оказавшие серьезное влияние на улучшение условий жизни населения, именно эти реформы запустили механизм демократизации общества, постепен­ного перехода к социальному государству, закрепили в общественном мнении уверенность в том, что «социальная ответственность» бизнеса и патерналист­ская роль власти являются неотъемлемыми атрибутами успешно функциони­рующей экономики.

То есть, в конечном счёте, различные партии и политические группы, стоявшие за половинчатыми, политически недальновидными, а зачастую и про­сто сводившимися к громким лозунгам социальными реформами, используя выражение Л. Фейхтвангера, «сознательно, бессознательно и даже против своей воли содействовали прогрессу»[579] — «невидимому кормчему истории»[580].

Именно эти противоречия (откровенно политтехнологический характер и значимая роль в развитии социального законодательства и общественного мне­ния в Великобритании), имевшие место при проведении социальных реформ в 70-90-х годах XIX века в Англии, обусловили выбор данной тематики в качест­ве темы для диссертации.

понят, описан и превознесен в девятнадцатом, чтобы в двадцатом быть снова отвергнутым и поруганным, — «прогресс».

<< | >>
Источник: Цветкова Юлия Дмитриевна. БОРЬБА ВОКРУГ СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В 70-90-х гг. XIX ВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени КАНДИДАТА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК.. 2017

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. РАЗДЕЛЫ 103—107. О ВЫЖИДАТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ПОСЛЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ.1 О ВЫЖИДАТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРА.* О НАСТУПЛЕНИИ ПОСЛЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ.3 О НАСТУПЛЕНИИ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРА.4 О ПОХОДЕ ОБЪЕДИНЕННЫМИ СИЛАМИ8
  2. Заключение.
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Заключение
  7. Заключение
  8. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.
  9. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  10. VI. Заключение