<<
>>

СТРУКТУРА СРЕДНЕАССИРИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Городская община в Ассирии объединяла как правило целый ряд сельских общин, которые являлись собственика- ми всего земельного фонда. Фонд состоял, во-первых, из обрабатываемой земли, поделенной на участки, которые находились в пользовании отдельных семей.
Теоретически эти участки подлежали периодическим переделам. Также имелись и запасные земли, на пользование долей которых также имели право все члены общины. Земля в то время уже продавалась и покупалась, хотя каждая сделка купли-продажи земли еще требовала утверждения общины как собственника земли и совершалась под контролем царя, однако, в условиях роста имущественного неравенства это не могло воспрепятствовать скупке земельных участков и созданию крупных хозяйств. Для ассирийской общины характерно то, что мелкие земледельцы в основном держались большими (нераздельными) семьями («домами»), которые, однако, с течением времени распадались. В пределах таких домов царь, по- видимому, имел право сохранять за собой долю, доход с которой поступал ему лично или переуступался им кому- нибудь из должностных лиц в качестве кормления или в благодарность за службу. Держатель имел право передать этот доход и третьим лицам. Обязанности общины по отношению к государству выражались в повинностях и натуральных налогах. В XV — XII вв. до н. э. в Ассирии существовала патриархальная семья. Власть отца над детьми мало отличалась от власти хозяина над рабами. Еще и в староассирийский период дети и рабы одинаково причислялись к имуществу, из которого кредитор мог брать возмещение за долг. Положение жены также мало отличалось от рабского, так как жена приобреталась путем купли. Побег жены из дома мужа расценивался как преступление и жестоко карался. Мужу предоставлялось право не только избивать, но в ряде случаев и калечить свою жену. Нередко женщина должна была отвечать своей жизнью за преступление мужа. По смерти мужа жена переходила к его брату или отцу или даже к собственному пасынку. Лишь в том случае, если в семье мужа отсутствовали мужчины старше десяти лет, жена становилась «вдовой», имевшей известную правоспособность, которой была лишена рабыня. За свободной женщиной, правда, признавалось право на внешнее отличие от рабыни. Рабыне, как и проститутке, под угрозой строжайших кар воспрещалось ношение покрывала, признака, отличавшего каждую свободную женщину. Считалось, что в сохранении чести женщины в первую очередь заинтересован ее владелец — муж. Видимо потому насилие над замужней женщиной каралось намного строже, чем насилие над девушкой. Несомненно, что имущественное расслоение в ассирийском обществе к тому времени было весьма значительным, у ашшурских купцов еще в раннеассирийский период ско пились крупные богатства. На некоторое время торговля Ашшура резко сократилась в силу внешних причин, и даже открывшиеся в середине II тысячелетия новые возможности для торговли были не столь широки, как ранее, в виду соперничества соседних крупных государств.
В интересах богатой части населения Ассирии использовались все внутренние возможности, создавались крупные земледельческие хозяйства. Резкое имущественное расслоение все более охватывает сельское население, торговля и ростовщичество начинают разъедать ассирийскую сельскую общину. Вместе с тем маленькая Ассирия не могла дать необходимого количества рабов. Можно с уверенностью сказать, что в хозяйстве рядового общинника рабов обычно не было, а крупные владельцы испытывали недостаток в рабской силе. Потому резко поднялись цены на рабов, они стали раза в три дороже, чем в раннеассирийский период. Так, нормальная стоимость одной рабыни поднялась до ста килограммов свинца, что равнялось стоимости около шести гектаров поля. Следует отметить, что ассирийские походы имели целью не только обеспечение интересов торговли, а также и преследовали цель добычи рабов. Цари XII века приводили из походов многие тысячи пленных. И все-таки, по сравнению с Вавилонией, количество рабов в Ассирии было сравнительно небольшим. Зажиточная верхушка ассирийского рабовладельческого общества пыталась восполнить недостаток в рабской силе за счет закабаления своих соотечественников. Продолжающееся имущественное расслоение способство этому. Из большого числа дошедших до нас взаимных сделок следует, что в этот период все быстрее идет процесс разорения основной массы свободных земледельцев. Объектом займа чаще всего являлся свинец, который был в это время обычным денежным эквивалентом. Реже — хлеб или другие продукты. В большинстве случаев заем давался на тяжелых ростовщических условиях и притом под залог поля, дома или домочадцев должника. Иногда же должник обязан был к жатве предоставить кредитору определенное количество жнецов, взамен процентов на сумму займа. В выполнении этого обязательства участвовали члены всей большой «семьи». Так как количество жнецов бывало значительным, иногда на помощь своему попавшему в сети ростовщика соседу, возможно, приходили даже члены дру гих семей той же общины и также участвовали в выполнении обязательств. Законы среднеассирийского времени, дошедшие до нас далеко не полностью, были записаны на отдельных глиняных табличках. Каждая из них была посвящена какой-либо отдельной стороне повседневной жизни. По уровню правового развития они стоят много ниже старовавилонских законов, что соответствует сравнительно низкому уровню развития ассирийского общества времен Ашшурубалли- та I. Впрочем, возможно, это были не собственно законы, а просто записи судебной практики для руководства суда. По крайней мере так считают некоторые исследователи. Если судить по содержанию глиняных табличек, то кредитор не мог безоговорочно распоряжаться лицом, отданным в залог. Так он не мог продать замуж отданную в залог девушку без разрешения ее отца и не мог подвергать заложенного человека телесному наказанию. Лишь когда при неуплате долга данное лицо переходило в собственность кредитора (считалось проданным за полную цену), кредитор приобретал над ним полную власть домовладыки и мог «ударять, выщипывать волосы, бить по ушам и просверливать их». Кабальное рабство было бессрочным, и кредитор даже мог продать кабального раба за пределы Ассирии. Кабальные рабы работали в сельском хозяйстве так же, как и в доме. Однако наряду с прямой долговой кабалой существовали и различные прикрытые виды закабаления. Одним из его видов было «усыновление» ростовщиком своего обедневшего однообщинника «вместе с полем и домом». Другим способом было «оживление» девушки из голодающей семьи с переходом патриархальной власти над ней от отца на «оживителя» (хотя и с обязательством «оживителя» обращаться с ней все же не как с рабыней). Гражданское полноправие первоначально выражалось в принадлежности свободных к общине. Оно было связано с обладанием земельным наделом в пределах общины и с выполнением общинных повинностей. Сословного различия между отдельными группами свободных в Ассирии первоначально не существовало. Грань между богатым и знатным рабовладельцем и рядовым общинником, свободным производителем материальных благ получила еще юридического оформления. Однако она была уже заметна в одежде ассирийцев — по крайней мере такой вывод можно сделать из части упоминавшегося уже исследования Марии Мерцаловой («Костюм разных времен и народов», М., 1993), посвященной Ассирии. Российский искусствовед полагает, что основной мужской одеждой всего населения была рубашка с короткими рукавами — «канди». Довольно суровые природные условия делали такую одежду необходимой. Канди носили царь и пастух, но различие в качестве материала было огромным. И не только в качестве. Канди царя было длинным, чуть выше ступней ног, а у пастуха оно не закрывало колен. Чем знатнее был человек, тем длиннее было его канди. Канди придворных обшивалось по низу пурпурной бахромой, знаком их социально положения была перевязь, общитая с одной стороны пышной бахромой из шерсти. Эту перевязь обвертывали вокруг фигуры через плечо, по груди и так далее. Самые знатные сановники имели наиболее длинные перевязи и их одежду украшало много бахромы. Костюм ассирийского царя был сложным. Только царь имел право носить несколько одежд. Поверх длинного канди из белой тонкой ткани, сделанной из шерсти непорочных (до года) белых ягнят особой породы, надевался узкий «конас» — не сшитый с боков плащ. Спереди, с боков конас был закругленным, сзади прямой по краям, обшит широкой пурпурной бахромой. Вся поверхность конаса была обильно вышита, и в вышивку, вероятно, вводили золотые чеканные пластинки. На некоторых памятниках сверх конаса царя изображен еще плащ, слегка драпированный на груди, также обшитый бахромой. Канди носили с поясом, а у царя этот длинный пояс заканчивался двойной кистью с пластинками. Поверх конаса надевалась через плечо перевязь с бахромой. К знакам царского достоинства относился, конечно, и головной убор. Он был сделан из белого тонкого войлока и назывался «кидарис». Кидарис украшали чеканными золотыми пластинками-розетками, символизирующими солнце. Верх кидариса заканчивался золотым шишаком, низ был повязан белой лентой — «фонас», широкой спереди и более узкой сзади, с длинными концами, украшенными бахромой. На каждой руке царь носил по два браслета. На запя стье с изображением символа солнца, выше локтя,— незамкнутый обруч. Обувь царя — это сандалии с закрытыми задниками. Знаком царского достоинства был и богато орнаментированный зонтик. Им осеняли царя во время торжественных выходов и выездов. Ассирийцы старательно ухаживали за волосами и бородой. Густые волосы, пышная борода были признаком нравственной жизни. Человек, не ухаживающий за волосами, вызывал презрение. Поэтому тщательно причесанные волосы, вьющиеся от природы или завитые, холеная борода отвечали этическим и эстетическим требованиям жителей древних городов Месопотамии. Без бороды и усов, но с длинными волосами изображали евнухов. Военные костюмы, если судить по дошедшим до нас рельефам, были нескольких видов. Один был распространен в мирное время, другой — на поле брани и отличался защитными доспехами. Защитные доспехи различались по роду войск. Копьеносцы, например, кроме рубашки специального покроя, возможно, из кожи, имели щиты. Лучники носили длинные, если сражались стоя, и короткие стеганные из шерсти панцири, покрытые металлическими или кожаными пластинками и остроконечные металлические шляпы. Обувь, защищавшая ноги, у всех родов войск была приспособлена для длительных переходов. Это были высокие башмаки, которые надевали поверх обмоток. Некоторые изображения воинов дают возможность предполагать, что они носили штаны. Очевидно, это были жители горных районов, для которых штаны являлись необходимой частью одежды. Изобразительное искусство служило прославлению воинской мощи царя, его походов, торжественных встреч после окончания войны, жертвоприношений, охоты и проч. Изображение женщин не входило в круг основных тем, что можно объяснить, пожалуй, только бесправным положением женщин. Одним из немногих исключений можно считать барельеф, фрагмент которого изображает женщин- жриц, исполняющих обряд украшения дерева в ночь на лунном ущербе. На этом фрагменте изображена сцена служения Acrapre жрицами, которые в древнем мире ставились в особое положение, связанное с представлением о их таинственном единении с зарождением луны, фазами ее появления и регулярным длительным исчезновением с не- босчода. Женская одежда жриц луны — это ранний прототип восточного халата. Все края этой одежды обшиты бахромой. * * * Также серьезное отличие в положении богатого и бедного среди свободных выражалось уже в том, что знать своих повинностей могла не выполнять. В частности это касалось воинской повинности. Структура войска в Ассирии в этот период выглядела следующим образом. С одной стороны, низшие разряды воинов (хупшу), видимо, набирались из людей, зависимых от царя и получавших от дворца либо земельный надел, либо довольствие. С другой стороны, обязанность выставлять воинов лежала и на общинах, которые от себя выделяли участок земли, держатель коего обязан был участвовать в царских походах. На деле же «воин» мог выставить вместо себя заместителя из числа бедноты, если, конечно, воин этот был достаточно зажиточен, и при условии, что семья заместителя будет работать на такого воина, он давал обязательство снабжать продовольствием человека, замещающего его на военной службе. Что же касается других общинных повинностей, то здесь наблюдается совершенно аналогичное положение. Богачи, которые не несли повинности, и рядовые общинники, на которых лежали все повинности, очень резко отделялись друг от друга в среде свободных людей. Потому сам термин «общинник» с течением времени стал применяться не ко всякому члену общины, а только к несущему на самом деле повинности за себя и за богачей своей общины. Затем этот термин стал обозначать вообще зависимое лицо, будь то «усыновленный», закабаленный или кто-либо из потомства бывшей «оживленной» девушки, выданной замуж за какого-нибудь бедняка или раба, которая продолжала вместе со своей новой семьей оставаться в зависимости от своего «оживителя» и отбывать за него повинности. Для богатой верхушки ассирийского общества система «заместительства» на повинностях имела огромное преимущество. Она предоставляла богачам практически неограниченные возможности для эксплуатации. При этом эксплуатация маскировалась так, что позволяла знатному человеку изображать из себя благодетеля. Только тогда, когда процесс разорения свободных зем ледельцев зашел достаточно далеко, самостоятельность общины была уже подорвана, и могла возникнуть подобная система. В результате разорения и закабаления свободных мелких производителей в Ассирии создавалось положение, аналогичное сложившемуся в Аррапхе. Ассирия, без сомнения, разделила бы судьбу Аррапхи и Митанни, однако, удачные походы, которые позволили привлечь в страну большое количество чужеземных рабов, что привело к задержке дальнейшего процесса закабаления соплеменников, помешали этому. Сравнительно легкий захват значительной многолюдной территории позволил Ассирии выставлять большее по численности войско, чем у соседей. Среди всего прочего одной из наиболее значительных держав того времени Ассирию делало и то, что среди непосредственно граничивших с ней стран не было сильных военных соперников. Потому крупнейшим соперником Ассирии после разрушения Митанни осталась Вавилония. Ho Вавилонии удалось добиться значительного ослабления царской власти в Ассирии. Видимо, Вавилон заручился поддержкой крупной ассирийской ростовщической знати. Именно в это время Ассирия переживает период внутренних смут и междоусобиц. После смерти Тукультини- нурты I Вавилону несколько лет удавалось беспрепятственно вмешиваться в ассирийские дела. Некоторых ассирийских богачей этого времени можно рассматривать как прямых ставленников Вавилонии. И если бы сама Вавилония не была внутренне слаба, то Ассирия без сомнения в конце концов попала бы в ее кабалу.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчёк и др.. Всемирная история: Бронзовый век — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ».— 512 с.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме СТРУКТУРА СРЕДНЕАССИРИЙСКОГО ОБЩЕСТВА:

  1. 1.Общество как саморазвивающаяся система. Структура общества: четыре подсистемы.
  2. Среднеассирийские культура и искусство
  3. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  4. 15.2. Структура общества
  5. Структура общества
  6. СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  7. ДУХОВНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  8. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  9. Социальная структура постиндустриального общества
  10. § 2. Основы классовой структуры общества
  11. § 1. Основы экономической структуры общества
  12. СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА. ПРОЦЕСС РАССЛОЕНИЯ
  13. § 2. Конституционные основы классовой структуры общества
  14. § 1. Конституционные основы социально- экономической структуры общества
  15. § 3. Основы политической организации общества Структура политической организации буржуазного общества.
  16. СТРУКТУРА ЕГИПЕТСКОГО ОБЩЕСТВА СРЕДНЕГО ЦАРСТВА «МАЛЫЕ ЛЮДИ»
  17. 5. СОЦИАЛЬНО—ЭКОНОМИЧЕСКАЯ 5 СТРУКТУРА ЕВРОПЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА В КОНЦЕ XV – НАЧАЛЕ XVI ВВ
  18. ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ИННОВАЦИЙ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ В «ОБЩЕСТВЕ СЕТЕВЫХ СТРУКТУР» Белокрылова В.А.
  19. § 1. Конституционные основы экономической структуры общества Две основные группы стран, вступивших на путь некапиталистического развития.