<<
>>

Применение броневой фортификации в Бельгии Деятельность инженера Бриальмона. Крепости Льеж и Намюр. Применение брони в других малых государствах

Если в главных государствах Западной Европы броня во вторую половину 80-х годов нашла себе пока еще сравнительно ограниченное практическое применение в крепостях, то нельзя того же сказать про малые государства во главе с Бельгией, в которых рассматриваемый период поистине может считаться эпохой броневой фортификации, усиленно пропагандировавшейся бельгийским инженером Бриальмо- ном.
Если в 60-х и 70-х годах по Европе гремело имя русского инженера Тотлебена, то в 80-х и 90-х годах на смену ему пришло имя бельгийского инженера Бриальмона. Он был главарем броневой фортификации, нашедшей себе самое широкое применение в Бельгии, в Румынии, Швейцарии, Дании и Голландии.

После первой практической своей деятельности по расширению Антверпена с 1859 по 1864 год и дальнейшему усовершенствованию его в 70-х, 80-х и 90-х годах, Бриальмон проявил необычайную энергию на литературном поприще, оказавшись и здесь крупным талантом.

Еще в 1863 г. он выпустил в свет труд под заглавием «Etudes sur la defense des Etats et sur la fortification» («Оборона государств и фортификационные этюды»), имевший для того времени важное значение. Затем, в 1869 г., в соответствии с духом времени, им издается другой крупный труд под заглавием «Traite de fortification polygonale» («Полигональная фортификация»). В 70-х годах появляется целый ряд его трудов по вопросам фортификации, и среди них, в 1872 г., «La fortification a fosses ses» («Укрепления с сухими рвами»), служивший в то время почти что курсом долговременной фортификации не только в Бельгии, но и во Франции, Германии, России и других культурных государствах.

Почти в каждом из последних своих трудов Бриальмон проявлял известное влечение к броневым закрытиям, но с особенным рвением он стал на них настаивать с 1885 г., когда стали известны результаты некоторых опытов с фугасными бомбами в Германии. Появление фугасных бомб прежде всего делало совершенно неприменимой открытую установку орудий на фортах, так как вероятность попадания в форт была очень велика.

Вопрос о сколько-нибудь бсзопаспой от фугасных бомб установке орудий в фортах только и мог быть разрешен одним из трех способов: установкой орудий в казематах, установкой в броневых башнях и наконец установкой, хотя и открытой сверху, но маскированной и подвижной, что связывалось с вопросом о выносе артиллерии на фортовые промежутки. Бриальмон стал сторонником второго способа, провозгласив ло- зунг «без броневых башен в настоящее время (1885 г.) в фортах нет спасения».4

Произведенные в этом же и в последующем 1886 г. бухарестские опыты нисколько не охладили влечения Бриальмона к броневым башням: он продолжал в них верить, считал их панацеей от всех бед, а в 1887г., когда бельгийское правительство поручило ему проектирование крепостей Льеж и Намюр на р. Маасе, то эти бриальмоновские детища явились полнейшим олицетворением так называемой броневой фортификации.

В 1888 г. Бриальмон выпустил в свет свой новый, чрезвычайно интересный труд под заглавием «Influence du tir plongeant et des obus-torpilles sur la fortification» («Влияние навесного огня и бомб-торпедо на фортификацию»), в котором читатель находил уже целый трактат о броневых башнях, а приводившиеся здесь типы фортов являлись почти точной копией того, что Бриальмон фактически возводил в Льеже и Намюре с 1888 по 1892 год. По проекту Бриальмона Льеж и Намюр как двойные тет де- поны у важнейших переправ через р. Маас, отделяющую полосу Бельгии от другой главнейшей части Нидерландского королевства, были организованы вполне аналогично между собой. Каждая из крепостей состояла только из одного фортового пояса, без центральной ограды, причем форты были удалены от окраин города на расстояние от 4-х до 7 км, а друг от друга — от 2-х до 6,5 км. В Льеже имелось 12 фортов, а в Намюре — 9, из коих часть больших и часть малых.

В основу проекта всех фортов входило два принципа: все казематированные постройки делать исключительно бетонными, а орудия — устанавливать в броневых башнях. С последней целью бельгийское правительство заказало в 1888 г.

для упоминаемых крепостей 147 броневых башен, распределив заказ между 4 фирмами: одной — германской (завод Грюзона) и 3 французскими (заводы — Крезо, Сен-Шамона и Шатильон-Коммантри).

Основной тип фортов для обеих крепостей в общих чертах был таков (фиг. 110): в плане форт имеет форму треугольника; такое начертание для фортов было применено Бриальмоном впервые и позже нашло себе подражание в Германии, а перед мировой войной — ив России. Целесообразность такого начертания оправдывалась исключительно тем, что для обороны рвов требовалось наименьшее количество фланкирующих построек, сравнительно с начертанием форта в виде трапеции, а тем

более пятиугольника; но зато в смысле применения к неровной местности треугольное начертание в плане могло вызвать большие затруднения. Таким образом фланковая оборона рвов в рассматриваемом образце организована при помощи головного кофра к — для боковых рвов и казематированных фланков ф — рвов бастионного начертания горжи. Вал в форту только один и приспособлен для пехоты; в исходящих углах установлены броневые башенки с для 57-мм скорострельных пушек; внутри форта расположен большой бетонный массив м с броневыми башнями б: центральной для двух 15-см пушек, двух передних — для 21-см гаубицы каждая и двух тыльных — для двух 12:см пушек каждая; за центральной башней помещен броневой наблюдательный пост нп с прожектором; в горже форта расположены казематы каз на гарнизон в 2—3 роты. Бетонные своды этих казематов состояли из слоя бетона № 2 толщиной в 1,5 м и слоя бетона № 3 толщиной в 1 м (бетон № 2 состава — 1:2:7,5, т. с. 1 часть цемента, 2 части песка и 7,5 части гальки; бетон № 3 соответственно имел состав — 1:2:5).

Со стороны французских И русских специалистов ЭТОТ ТІ!!! форта тогда же подвергся жестокой критике, указывавшей глап- ным образом на неприемлемость для крепостей идей бронсв< ц фортификации (la fortification cuirassee), а вместе с этим и тина крепостного форта-броненосц». Особенно протестовал проти І таких фортов русский профессор К. И. Величко; и, как показал опыт мировой войны, он был совершенно прав, так как бриаль моновские форты Льежа и Намюра боевого экзамена не выдср жали. Но к недочетам этих фортов в отношении основной идеи их устройства присоединились согласно тому же опыту мировой войны и недочеты узкотсхнического характера: казематі , рованные помещения были лишены надлежащих вентиляцію: ных устройств, а бетон, из которого они были набиты, оказался недоброкачественным. Башни оказались устаревшей конструкции и неспособными выдерживать попадания в них снарядои крупнокалиберной артиллерии. Между тем стоимость Льежа І; Намюра ко времени готовности этих крепостей была непомер но велика: одни броневые башни обошлись бельгийскому пра вительству в 30 млн франков (курс франка был тогда на русски деньги — 37 коп.); бетон обошелся в 35 млн франков, а обща;; стоимость обоих крепостей достигла 100 млн франков.

Невзирая, однако, на то, что Бельгия, руководимая в крепостном деле Бриальмоном, явно шла по ложному пути, осуждав шемуся тогда же крупными государствами в лице Франции, Рое сии и отчасти Германии (в Германии бриальмоновские идеи па шли отклик в проектах Шумана, Зауера, Вагнера и др.), пут: этот был избран затем целым рядом малых государств. Прежде всего в 1889 г. забронировалась Румыния, где столица государ ства Бухарест была усилена именно бриальмоновскими форта ми-броненосцами, только иного начертания и устройства в деталях сравнительно с фортами Льежа и Намюра. Годом-двум>. позже подобные же форты стали вырастать в Голландии — д.Т" защиты Амстердама, в Швейцарии —для укрепления снеговых вершин Сен-Готарда, в Дании — для обеспечения Копенгагена наконец еще позже «форты-броненосцы» появляются в Швеции и Австрии.

Не- приводя здесь чертежей и описаний фортов, построенных в поименованных государствах, так как они по идее все схожи между собой и с фортами бельгийских крепостей, отличаясь от последних только формой и деталями, мы остановимся лишь на тех броневых фронтах, которые были созданы румынами по идеям Шумана и Зауера близ границы между Молдавией и Валахией на р. Серет, у трех пунктов: Фок-

«•""?-j «па»

JSC*

T Цйї» toe*

«О

шан, Намалозы и Галаца. Это дуговые предмостные позиции, состоящие (фиг. 111) из ряда броневых батарей, расположенных в три линии, отстоящие одна от другой на 300—400 м. В 1-й линии расположены батареи, состоящие каждая из 5 подвижных броневых куполов (шумановского типа), вооруженных каждый 53-мм или 37-мм скорострельной пушкой. Каждая батарея имеет приблизительно профиль, показанный внизу на фиг. 111. Во 2-й линии расположены такие же батареи, но состоящие каждая из 6 скрывающихся куполов для одной 53-мм скорострельной пушки каждый купол. Наконец, 3-я линия состоит из отдельных так называемых нормальных батарей Шумана, из которых каждая вооружена одним броневым куполом на две 12-см гаубицы или на одну 15-см пушку и несколькими подвижными куполами с 57-мм или 37-мм скорострельной пушкой каждый. На фиг. 111 показана только одна группа батарей. Но, например, Фокшаны окружены были поясом из 15 таких групп, расположенных полукругом в расстоянии 8 км от центра, причем на каждую группу приходится по фронту 1,5 км. Намалоза была обнесена двумя линиями батарей, а Галац — тремя. Всего на линии Фокшаны — Намалоза — Галац было установлено 352 подвижных купола, 138 скрывающихся и 68 вращающихся. Стоимость всего — свыше 30 млн рублей. Нечего и говорить, что критики 90-х годов, особенно русские, жесточайшим образом осуждали принятую румынами систему обороны р. Серет, считая ее абсурдной и представляющей собой не более и не менее, как напрасную трату средств.

<< | >>
Источник: Яковлев В.В.. История крепостей. — М.: ООО «Фирма «Издательство ACT»; СПб.: ООО «ИздательствоПолигон». — 400 c.. 2000

Еще по теме Применение броневой фортификации в Бельгии Деятельность инженера Бриальмона. Крепости Льеж и Намюр. Применение брони в других малых государствах:

  1. Применение брони в крепостях Западной Европы
  2. ГЛАВА XXIII ПРИМЕНЕНИЕ ВО ВТОРУЮ ПОЛОВИНУ 80-х ГОДОВ В КРЕПОСТНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ БРОНИ
  3. § 22. Категория не имеет никакого иного применения для познания вещей, кроме применения к предметам опыта
  4. II О ПРАВЕ ЧИСТОГО РАЗУМА В ПРАКТИЧЕСКОМ ПРИМЕНЕНИИ НА ТАКОЕ РАСШИРЕНИЕ, КОТОРОЕ САМО ПО СЕБЕ НЕВОЗМОЖНО ДЛЯ НЕГО В СПЕКУЛЯТИВНОМ ПРИМЕНЕНИИ
  5. Статья 1201. Право, подлежащее применению при определении возможности физического лица заниматься предпринимательской деятельностью
  6. 4.2.3. Дебаты вокруг социальной инженерии. Проблема гуманизации социологической деятельности
  7. УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ ДРУГИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. Деятельность военных инженеров Шильдера и Тотлебена. Севастополь и Николаев в Восточную войну 1853—1856 гг.
  9. ПРИМЕНЕНИЯ
  10. ЧАСТЬ ВТОРАЯ Применение