<<
>>

§ 2. Предвыборные кампании Б. Дизраэли в 1873-1874 гг. и У. Гладстона в 1879-1880 гг.

В период с 1868 по 1874 гг., когда у власти было первое либеральное пра­вительство Гладстона, консервативная оппозиция, возглавляемая Дизраэли, не отличалась особенной активностью и яркими выступлениями.

Первые годы данная тактика не оказывала значительного влияния на рост авторитета лидера консерваторов, но Дизраэли считал её перспективной. Он надеялся и не ошибся, что, если оппозиция сохранит терпение и спокойствие, Гладстон в скором времени настроит против себя общественное мнение ввиду нерешительной и мягкой внешней политики, которая будет выглядеть в осо­бенности тускло на фоне недавней, крайне шовинистической политики Пал­мерстона.

Действительно, пассивная внешняя политика правительства Гладстона, неудачи в ирландском вопросе и раскол в общественном мнении относительно проведённых либералами социальных реформ (буржуазия и аристократия счи­тали их слишком радикальными, граничащими с социализмом, низшие слои рабочего и среднего класса — недостаточными и половинчатыми), создали предпосылки для перехвата инициативы со стороны консерваторов в 1873 году, учитывая, что до выборов в парламент оставался всего один год.

Тори были готовы к данному повороту событий. Начиная с 1872 года, Дизраэли и его сторонниками в Национальном союзе консерваторов проводи­лась грандиозная работа, направленная на изменение методики избирательной борьбы, корректировку целей с учётом курса нового торизма, разработку широ­кой и, по возможности, популярной программы социального реформирования.

Оставался последний предвыборный год — время, которое необходимо было максимально продуктивно использовать, и лидер консерваторов начал действовать.

Предвыборная кампания Дизраэли строилась вокруг нового имиджа кон­сервативной партии — партии национального единства и классового мира, опиравшейся на принципы «нового торизма».

В многочисленных выступлениях и речах Дизраэли определил цель кон­серватизма не просто как защиту старых институтов, но их наполнение новым содержанием, что должно было способствовать улучшению положения всех слоёв общества без излишнего радикализма и социально-политических потря­сений.

При этом в качестве одной из ключевых задач консервативной партии, наиболее значимой в глазах общественного мнения, Дизраэли определил облег-

351

чение положения народа .

В рамках предвыборной кампании Дизраэли предпринял смелую попытку

352

предложить путь для объединения «двух наций» — богачей и бедняков в ря- [346] [347]

дах консервативной партии, представленной всеми классами — от самых низ-

353

ших до самых высших .

Торийская партия, согласно высказываниям Дизраэли, поддерживает ус­тановления, которые воплощают в себе потребности всей нации и являются га-

354

рантом прав англичан .

Стремясь привлечь в ряды консервативной партии новых избирателей, Дизраэли неоднократно заявлял о своей вере в прирождённый консерватизм рабочего класса и традиционный союз народа и тори, выступавших в защиту «простого человека» от «буржуазных хищников» .

В противовес либеральным ценностям (рост промышленности, закон спроса и предложения, ставшие Евангелием для последователей А. Смита и Д. Рикардо) Дизраэли апеллировал к «старой, доброй Англии», не знавшей паровой машины, манчестерской школы и буржуазного прогресса.

Опираясь, таким образом, на английскую историю, используя присущее всем англичанам почитание традиций и старины, лидер консерваторов, по сути, пытался в своих выступлениях сконструировать иную реальность, носившую в глазах народа романтический ореол, — реальность, в которой народ объеди­нялся вокруг трона, а трон, проводя патерналистскую политику, заботился о положении народа[348] [349] [350] [351]. На страже этой реальности, согласно Дизраэли, стояла консервативная партия.

Данный подход был настоящим прорывом для консерваторов того време­ни и, выражаясь современным языком, означал репозиционирование консерва­тивной партии в глазах избирателей.

На Дизраэли и его соратников сыпалась многочисленная критика со сто­роны либерального лагеря, стремившегося при любой возможности доказать, что рабочий-консерватор — это миф, сфабрикованный «хитроумным Диззи» и

не имеющий под собой реальной почвы .

Либералы обвиняли Дизраэли в по­литической близорукости, свидетельством которой являлась, по их мнению, его приверженность старой английской знати и сельским сквайерам, лицемерии и беспардонном использовании рабочих в интересах продвижения партии ари-

358

стократии .

Чувствуя яростную критику за спиной и стремясь, чтобы репозициониро­вание и, как следствие, «вербовка» избирателей из народа в ряды тори были ус­пешными, Дизраэли считал необходимым вести большую разъяснительную ра­боту среди народа о характере и природе торизма, освободить его от случайных и несущественных качеств, обеспечить и поддерживать эффективную органи-

359

зацию партии .

Инструментами для реализации данной задачи служили местные партий­ные организации, рабочие клубы и взаимодействие с прессой, значительно уси­лившееся благодаря Центральному ведомству консервативной партии и стара­ниям соратника Дизраэли, одного из наиболее ярких деятелей консервативной партии Дж.Г орста.

Типичными рабочими клубами, финансировавшимися из средств консер­вативной партии, были пивные. Они делились на две или три комнаты, одна для чтения и лекций, другая для курения, выпивки и бильярда. Члены подобных клубов, как правило, жили в соседних домах и отлично друг друга знали. Поли­тические события и последние новости обсуждались за кружкой пива. Клубы посещались лекторами, приглашёнными окружной ассоциацией. За счёт пар­тийной организации в клубы поставлялись газеты, агитационная литература, обеды и пиво в рамках проведения избирательной кампании 1874 года оплачи­вались за счёт средств кандидата в парламент.

Во многих рабочих клубах создавались специальные социальные фонды и строительные общества, куда рабочие по своей инициативе могли вложить [352] [353] [354] средства, что воспринималось ими весьма положительно особенно в сравнении с партийными членскими взносами на абстрактные цели[355].

Эффективность такого инструмента, как рабочий клуб, дала о себе знать довольно быстро. Рабочие, как правило, индифферентные ко всем партийным собраниям, почувствовали свою сопричастность к делам консервативной пар­тии. Благодаря разъяснениям лекторов, умело доносивших до народа нужную консерваторам идеологию, рабочие (в первую очередь, это касается квалифи­цированных рабочих) стали сочувственно относиться к идеям нового торизма, смысл которых ещё недавно был для них неясен и неуловим, а самого Дизраэли воспринимали уже не как абстрактную фигуру на политическом небосклоне, но как лидера партии, понимающего народные интересы, готового отстаивать их в парламенте и даже перед самой королевой[356].

В этот период роль Дизраэли как партийного лидера существенно возрос­ла. Этому во многом способствовала пропагандистская работа Союза консерва­торов, курировавшего рабочие клубы и все мероприятия партии, ориентиро­ванные на средний класс. Кроме того, свою лепту внесло распространение пе­чатных изданий и их доступность для основной массы населения. Если ранее рабочие ориентировались, в основном, на лидера местной партийной организа­ции или на кандидата в парламент, избиравшегося от их округа, теперь в этом не было необходимости. Широкая гласность, благодаря прессе, освещавшей на своих страницах все поступки и жесты Дизраэли, окружили его чуть ли не свя­щенным ореолом[357].

Позиционирование партии в общественном мнении через личность её во­ждя являлось по-настоящему ценной находкой партийного штаба консервато­ров, вовремя оценившего, что психологический и логический процессы, при помощи которых народные массы доходят до абстрактной идеи о партии, за­

частую, весьма не быстрые, а времени до выборов остаётся всё меньше и мень-

ше

Для того чтобы обеспечить успех избирательной кампании, Дизраэли не­обходимо было заручиться поддержкой прессы, уже активно критиковавшей либералов, чувствуя народное недовольство, но всё ещё не решавшейся откры-

- 364

то перейти в лагерь консерваторов .

Начинавший как журналист и поэтому как никто другой понимавший си­лу печатного слова, Дизраэли, вместе с тем не спешил лично идти на альянс с какими-либо изданиями, предпочитая переложить взаимодействие с газетами на Центральное ведомство. Контакты при этом осуществлялись на уровне ве­дущих журналистов, колумнистов, но не доходили до первых лиц, ни с той, ни с другой стороны[358] [359] [360]. Важным изменением в партийной жизни стало системное взаимодействие с прессой, в немалой степени определявшей настроение изби­рателей. Так, Горстом вместе с его помощником Кейт-Фалконером была созда­на Центральная палата прессы — по сути, агентство новостей в рамках Ведом­ства для газет, издовавшихся в провинции. Консерваторы стремились таким образом минимизировать негативные отзывы местных изданий, большинство из которых в 70-х годах придерживалось либеральных взглядов. Нередко Горст выступал в качестве редактора и политического корреспондента центральных газет (в частности, для «Стандарт»), представляя тем самым собственную ин­терпретацию действий консерваторов.

Расчёт Дизраэли был весьма тонок. Зная «журналистскую кухню» изнут­ри, лидер консерваторов понимал, что сумеет добиться большего результата, если начнёт диалог с прессой тогда, когда его позиции будут наиболее сильны[361].

В этом вопросе, как и во многих других, следует отдать дань политиче­скому чутью Дизраэли и признать, что выбранная им тактика полностью себя

оправдала. Обладая «острым слухом», пресса очень быстро уловила настроения в обществе и постепенный поворот в общественном мнении в сторону консер­ваторов, начавшийся в 1872 году и достигший своего апогея в 1873-1874 гг[362] [363].

Если в 1871 году ведущие издания задавались вопросом, есть ли у кон-

Л/Г о

серваторов программа («Have Conservatives a Programme?») , то, начиная с 1873 года, политическая пресса всё увереннее доносила до избирателей идеи нового торизма и план социального реформирования консерваторов[364] [365] [366]. Изме­нился и тон публикаций: если раньше высказывания Дизраэли о природном консерватизме рабочего встречали на страницах газет в лучшем случае весёлую иронию, в худшем — едкие комментарии и обвинения в сентиментализме в ду­хе «Молодой Англии», то в последние два года пребывания у власти либералов, такие издания, как «Morning Post», «Standard», «Daily News», а вслед за ними и «Telegraph», «Pall Mall Gazette», «Globe» и «Echo» всё настойчивее отмечали, что между различными слоями общества наблюдается солидарность интересов и даже политических чувств, то есть, практически, цитировали неоднократно подвергавшегося на этих же страницах критике Диззи .

Единственным изданием, для которого Дизраэли сделал исключение, бы­ло «The Times». Дизраэли вёл личную переписку с редактором газеты Дж. Делейном и всячески подчёркивал, какую роль играет для него каждая строчка «The Times», написанная в поддержку консерваторов[367]. Отдавая долж­ное независимой позиции издания и той репутации, которой оно пользуется в высших кругах, он понимал, что одна статья «The Times», подготовленная в благоприятном для тори ключе, обеспечит консерваторам поддержку финансо­вой элиты, что, в свою очередь, являлось серьёзной заявкой на победу в выборах.

Стремясь заручиться поддержкой финансовой и промышленной буржуа­зии, Дизраэли, в избирательном манифесте 1874 г. предпочёл не акцентировать внимание на принципах «нового торизма» и включить в манифест не столько требования проведения реформ в социальной сфере, сколько тезисы о необхо­димости поиска источников для их финансирования, ключевым из которых он

373

считал империализм .

Этот, психологически точно выверенный шаг значительно поднял рей­тинг Дизраэли в глазах буржуазии, заинтересованной в новых рынках сбыта и расширении колониального влияния Англии. Привлечению в ряды консервато­ров буржуазии способствовала и интенсивная атака со стороны тори на ради­кальных представителей либеральной партии, изображавшихся как сборище

374

социалистов, революционеров и голодранцев .

Совокупность указанных факторов в купе с активностью консевативной организации под чутким надзором Г орста, а также взвешенное поведение Диз­раэли в годы пребывания в оппозиции сыграли положительную роль — автори­тет лидера тори в общественном мнении неожиданно резко вырос.

Так, в феврале 1873 года весь лондонский высший свет собрался в соборе Святого Павла на торжественное богослужение по случаю выздоровления по­сле серьёзной, грозящей летальным исходом, болезни принца Уэльского — на­следника престола. В чреде карет к собору продвигалась и карета Дизраэли, на­родная толпа приветствовала его с большим энтузиазмом, чем самого принца .

В Манчестере, который Дизраэли вскоре посетил, восторженные горожа­не выпрягли лошадей и сами повезли его карету по улицам. Выступления Диз­раэли в этом городе имело огромный резонанс. Именно тогда с его стороны была высказана жёсткая критика в отношении правительства. Лидер тори зая-

373 English historical documents, 1833-1874. Vol. XII (i). L., 1956. P. 123.

374 Blake R. Disraeli. L., 1966. Р. 710.

375 A. Macolie to Corry, 19 February 1873. Р. 14.

вил, что страна находится в опасном положении и опасность эта заключается в флегматичной внешней политике кабинета Г ладстона. Партия либералов слов­но нарочно определила своей целью разрушение Империи. «И, господа, из всех её усилий именно это ближе всего к успешному завершению»[368] [369] [370].

Безусловно, это было преувеличением, искусно рассчитанным элементом пропаганды, но так или иначе Дизраэли удалось подействовать на умы склон­ных к шовинизму людей, критиковавших «слабую» имперскую политику Г лад­стона. Осознавая, что популярность растёт, Дизраэли находился на психологи­ческом подъёме, произнесённые в Манчестере речи в считанные дни разлете­лись на цитаты. Именного тогда он произнёс такие известные высказывания, ставшие ныне афоризмами, как: «Справедливость — это правда в действии», «Английский народ никогда не бывает так велик, как в час большой беды», «Экономика не может существовать без должной производительности», «Го­раздо легче быть критичным, чем правдивым» .

В одной из речей, произнесённых в Манчестере, Дизраэли описал агонию умирающего либерального министерства: «Это ненормальное возбуждение, достигнув своего пароксизма, окончилось прострацией. Некоторые пришли в уныние. А знаменитый вождь колебался между угрозами и вздохами. Я сидел в парламенте против их скамьи, и мне всё время казалось, что я вижу один из приморских пейзажей, которые часто встречаются на берегах Южной Америки. Перед вами ряд потухших вулканов. Пламя ни на минуты не вспыхнет над эти­ми безжизненными хребтами. Но они ещё опасны, земля время от времени дрожит и слышен глухой рёв моря» .

Значимым политическим барометром в Англии являются внеочередные выборы в палату общин. В 1873 году такие выборы показали ухудшение пози­ций либералов и улучшение восприятия общественным мнением консервато­ров.

Стремясь изменить ситуацию, Г ладстон использовал испытанный маневр. В январе 1874 года им было получено согласие королевы Виктории на роспуск палаты общин и объявление новых выборов. Расчёт исходил из того, что вне­запность данного решения не позволит консерваторам должным образом под­готовиться к выборам. Для обеспечения поддержки со стороны избирателей, Гладстон даже пообещал отмену подоходного налога. Аппеляция к кошельку избирателей — часто практикуемый и безотказно действующий приём, но в этот раз Гладстон просчитался. Хотя выборы были для Дизраэли неожиданны­ми, тори смогли устоять.

Выборы прошли в феврале 1874 года, завершившись победой консерва­торов. Тори получили 350 мест в палате общин, в то время как партия Гладсто­на всего лишь 245 . Впервые за многие годы партия Дизраэли стала хозяином

положения, а её лидер получил контроль над государственным управлением.

<< | >>
Источник: Цветкова Юлия Дмитриевна. БОРЬБА ВОКРУГ СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В 70-90-х гг. XIX ВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени КАНДИДАТА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК.. 2017

Еще по теме § 2. Предвыборные кампании Б. Дизраэли в 1873-1874 гг. и У. Гладстона в 1879-1880 гг.:

  1. 3. Предвыборная политическая кампания: борьба за электорат
  2. Глава 2 ПРЕДВЫБОРНЫЙ МАРАФОН
  3. 4. Кандидатские списки и предвыборные блоки
  4. Борьба за Донецкий бассейн. — Начало общего отступления советских армий на Южном театре. Положение па Украине весною 1919 г. — Летняя кампания 1919 г. на Южном театре и на Украине. — Летняя и осенняя кампании 1919 г. на Западном театре. — Кампания 1919-1920 гг. на Северном театре.
  5. НИКОЛАЙ БЕРДЯЕВ (1874—1948)
  6. Глава 71 Испания националистов и Испания республиканцев после окончания кампании на Эбро. — Тяжелое положение республики и ее сдержанность, — Конец POUM. — Планы мирных переговоров. — Кампания в Каталонии. — Две армии. — Первоначальное сопротивление. — Крах. — Падение Барселоны.
  7. M. Вертгеймер (1880-1943)
  8. ГУБЕРНАТОР ПЕДАШЕНКО. 1866-1874 гг.
  9. 1874 ГОД. ЗАБОТА ОБ ОБРАЗОВАНИИ И ОТЪЕЗД И.К. ПЕДАШЕНКО.
  10. Николай Александрович БЕРДЯЕВ (1874-1948)
  11. Джон Стюарт МИЛЛЬ (1806-1873)
  12. Джон Стюарт Милль (2.05.1806-1873)
  13. ДЖОРДЖ ЭДВАРД МУР (1873-1958)
  14. АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЧАК (1873-1920)
  15. КОЛЧАК Александр Васильевич (04.11.1874-07.02.1920)
  16. ЛИВЕН Анатолий Павлович (02.11.1873-03.04.1937)
  17. СИМОН ВАСИЛЬЕВИЧ ПЕТЛЮРА (1879-1926)
  18. Мэй О'Элтон (1880–1949)