<<
>>

ПИСЬМЕННОСТЬ, ЛИТЕРАТУРА И НАУКА

Торжество эфиопских, а затем саисских фараонов являлось вместе с тем торжеством жреческой знати над ливийским воинством. В титулах и на памятниках ливийские фараоны объявляли себя продолжателями традиций Нового царства.

В отличие от них цари XXV и XXVI династий прежде всего причисляли себя к восстановителям порядков Среднего и особенно Древнего царства.

По существу обращение царей XXV и XXVI династий к древности было объяснимым явлением. Титулы, которые имели новые владыки, напоминали титулы их древних предшественников, а разнообразные памятники со временем все больше начинали походить на стародавние образцы. Так, если не знать и не учитывать всех особенностей этого периода, то вполне можно ошибиться при определении времени написания некоторых памятников, так как ряд надписей времени XXVI династии по начертанию и правописанию можно спутать с произведениями Древнего царства.

Однако, если быть более внимательными, то можно обнаружить, что подражатели не могли по-настоящему проникнуть в сущность древней письменности. Время пирамид осталось далеко позади, и само иероглифическое письмо надписей уже не было связано со скорописью, которая была употребительной в житейском обиходе.

Из прежней деловой скорописи около 700 г. до н. э. в Северном Египте было выработано новое письмо, так называемое демотическое, т. е. «народное». Возникновение этого нового письма было связано с возростающей потребностью в различных письменных сделках, которые были обусловлены все большим развитием денежного хозяйства.

Однако в Фивах в употреблении оставалась прежняя скоропись, но крайне беглого почерка, так называемое позднее иератическое письмо. Только в конце XXVI династии новая скоропись получила свое распространение в Фивах.

При слабых XXI и XXII династиях время Нового царства общественные верхи выдавали за «классическую» пору.

Составленный в конце Нового царства энциклопедический словарь писца «дома жизни» Аменемипета выглядит как своего рода терминологический обзор тогдашнего мира. Теперь он пользовался большим спросом: от времени XXI — XXII династий до нас дошло несколько неполных списков этого сочинения.

О науке эфиопско-саисского периода нам почти ничего не известно, так как в целом рукописи не сохранились. Греко-римское предание повествует о поездках древнегреческих мудрецов в Египет, который по праву считался страной мудрости. Как утверждалось, древнегреческий философ-материалист Фалес заимствовал у египтян их учение о том, что вода является основой всех вещей.

Египетская врачебная наука пользовалась широкой известностью в тогдашнем мире. Царь Дарий I после покорения персами Египта дал поручение сановному жрецу и врачу, египтянину Уджагорресенту, который находился на службе при последних царях XXVI династии «начальника (военных) кораблей царя», чтобы тот восстановил «дом жизни» — высшее учебное заведение, которое к тому времени находилось в запустении. По надписи Уджагорресента можно судить, каким было это учреждение до нашествия Камбиса. «Снабдил я их (т. е. учебное заведение) всякими книжными (?) людьми из сыновей (именитых) мужей — не бьию там сына ничтожного (человека). Отдал я их под руку всяких знатоков... Приказало его величество давать им всякую добрую вещь по желанию, чтобы творили они всякую свою работу. Снарядил я их всякими благами, всем потребным им, что (значится) в писании, согласно состоянию их прежде. Сотворило его величество это затем, что знало благодетельность этого мастерства (для того), чтобы животворить всякого, кто в болезни, чтобы устанавливать имена всех богов, храмы их, жертвы божеские их, руководить празднествами их вечно».

Из этого памятника явно следует, что высшее учебное заведение пеклось не только о врачебном искусстве, но также и о делах храма. Наука на самом деле считалась

достоянием только верхов общества.

Простому человеку не было доступа в «высокородный» круг ученых.

Известно «поучение» писца Аменемипета, которое, вероятно, относится к ливийскому времени, где автор обращает внимание на общественные злоупотребления. Ряд других надписей, относящихся к числу нравоучительной письменности, свидетельствуют, что в стране процветали беззастенчивое ограбление и всяческое притеснение простых людей.

Рассказы Геродота, повествующие о времени XXVI династии и о событиях, которые предшествовали ее воцарению, напоминают сказки-предания. Однако вполне возможно, что они в своей основе принадлежали к тем временам, о котором в них говорилось. Так же можно расценивать и сказки, которые связаны с именем фараона Петубастиса и довольно хорошо передают то положение в стране, которое сложилось на исходе ливийского владычества, о малопочтительном Амасисе, а также другие сказания, которые сохранились в позднейших демотических рукописях.

Нам мало известна литература Позднего Египта. Правда, подробный и живо написанный «отчет У ну амона» о путешествии его но поручению фиванского верховного жреца Херихора в финикийский город Библ за лесом для храмовой ладьи, представленный на папирусе, хранится в Государственном музее изобразительных искусств в Москве. Очевидно, действительные злоключения египетского посланца послужили основой для написания этого литературного произведения.

В этом произведении библский владетель говорит о Египте, как о родине мастерства и учености. Также примечательно в этом повествовании описание природы и волнующегося моря.

До нас дошло значительное количество надписей времени XXI — XXVI династий. Среди них имеются сравнительно в небольшом количестве исторические царские надписи, а также жизнеописания знати, но представлены они гораздо полнее. Надо отметить, что только некоторые из них имеют художественное значение.

При XXVI династии вновь начертьшались на памятниках «надписи пирамид», но вперемежку с заклинаниями из «Книги мертвых» и других, более новых сочинений. Это делалось в соответствии с общим умонастроением общественных верхов.

Известно, что надписи периода Позднего царства писа

лись не на живом позднеегипетском, или демотическом, языке, который к 700 г. до н. э. сменил новоегипетский, а на мертвом среднеегипетском. Однако употреблялись в этих надписях и более поздние обороты. В этот период было широко распространено переписывание произведений Древнего царства. Они составлялись на еще более древнем языке — староегипетском. 

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история: Век железа.Том 3.. 2003

Еще по теме ПИСЬМЕННОСТЬ, ЛИТЕРАТУРА И НАУКА:

  1. Гандзакеци Киракос. ИСТОРИЯ АРМЕНИИ. Пер. с древнеарм., предисл. и коммент. Л. А. Ханларян. – М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». – 359 с. – (Памятники письменности Востока)., 1976
  2. ПИСЬМЕННОСТЬ И НАУКА
  3. ПИСЬМЕННОСТЬ И ЛИТЕРАТУРА
  4. Просвещение, наука, литература и искусство
  5. ИДЕОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА АССИРИИ ЛИТЕРАТУРА И НАУКА
  6. Лекция 1 ЧТО ТАКОЕ НАУКА О ЛИТЕРАТУРЕ?
  7. Просвещение, литература, наука и искусство в эпоху Палеологов
  8. Просвещение, литература и наука в эпоху Никейской империи
  9. Корнев В. И.. Тайский буддизм, М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 168 с., 1973
  10. Мейер М. С.. Османская империя в XVIII веке. Черты структурного кризиса.— М.: Наука. Главная редакция восточной литературы.— 261 с., 1991
  11. Е. П. Островской. Тарка-санграха (Свод умозрений). Тарка-дипика (Разъяснение к Своду умозрений). Пер. с санскрита, введение, комментарий и историко-философское исследование. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. — 238 с., 1989
  12. 1. ПИСЬМЕННОСТЬ.
  13. ПИСЬМЕННОСТЬ
  14. ЕСТЕСТВЕННАЯ НАУКА, СОЦИАЛЬНАЯ НАУКА И ЦЕННОСТНОЕ СООТВЕТСТВИЕ
  15. ПИСЬМЕННОСТЬ В ДРЕВНЕЙ ЯПОНИИ
  16. § 10. Письменные упражнения