<<
>>

КРИТО-КИКЛАДСКАЯ МОНАРХИЯ (XVII — XV вв. до н. в.)

Обычно в изданиях, подобных предпринятому нами, крито кикл адская тематика не выделяется в отдельную главу. Мы отступили от этого правила во многом благодаря интересной точке зрения на этот вопрос, изложенной Т.
В. Блаватской («История Европы», М., 1988), на чей текст мы и опираемся в части издания, посвященному государствам Эгейского бассейна. Согласно свидетельству Фукидида, в древности племена, получившие впоследствии наименование эллинов, понимали друг друга, однако, будучи не связанными друг с другом и слабосильными, не совершили совместно ничего примечательного. В эту эпоху племенной разобщенности Фукидид особо выделил двух крупнейших династов — Миноса (Крит) и Агамемнона (Арголида). Фукидидом была подробно описана политика критского царя: «Минос же раньше всех тех, о ком мы знаем по преданиям, создал себе флот, овладел лучшею частью моря, называемого ныне Эллинским и стал править Кикладскими островами. На многих из них он первый основал поселения, изгнавши кариян и поставив там правителями собственных сыновей. Морской разбой он, естественно, старался, насколько мог, уничтожить, с тем, чтобы доходы от этого преимущественно шли ему». Несколько ниже историк указал значение деятельности Миноса: «Когда же установилось морское могущество Миноса, то мореходные связи стали для всех более безопасными, так как разбойники были удалены им с островов, большинство которых он населил жителями». Фукидид подчеркивает, что обитатели приморских земель более всего употребляли усилий для накопления добра, поэтому они стали более оседлыми, а самые богатые поселения ограждали себя стенами. Слабейшие во имя обогащения терпели свою зависимость от более сильных. А сильнейшие, обладая многим имуществом, подчиняли себе более слабые города. В таком состоянии племена эллинов пребывали до похода на Трою. Фукидид четко выделил два основных фактора в истории эллинов того времени — политическую раздробленность греческих земель и особую роль стремления к обогащению у приморского населения. Действительно, вещественные источники указывают на интенсивное развитие хозяйства и шедшее параллельно ему возрастание имущественного неравенства не только на Крите, но и на прочих островах. Следует отметить дальнейшее развитие техники и профессиональных навыков работников. Орудия труда земледельцев и ремесленников сочетали тщательно продуманную целесообразность с определенными эстетическими требованиями. Что касается предметов роскоши, то блестящее исполнение их свидетельствует о творческой изобретательности мастеров. Реалистическая направленность изобрази тельного искусства XVII-XV вв. довольно точно отражала тогда религиозное миропонимание эллинов. Их божества были божествами природы, но в культах этих божеств не чувствуется приниженности и раболепия. Вероятно, можно говорить о достаточно прочном положении в ту эпоху рядового свободного общинника. Вместе с тем наличие в обществе слоя порабощенных военнопленных и рабов, привезенных из чужих стран, способствовало повышению социальной значимости категории «свободных».
Население Крита и Киклад в сельских местностях жило общинами. В условиях ограниченности земельного фонда рост населения приводил к возникновению рядом со старыми селами новых. В этих выселках доминировали гентиль- ные связи, но наряду с ними, естественно, укреплялась территориальная общность соседей. He только освоение новых полей в горной стране, но и поддержание плодородия почв на издавна заселенных территориях требовало постоянной заботы рядового земледельца. Неслучайно то внимание, которое уделяло тогдашнее искусство изображениях) труда сельчан и их облику. Достаточно назвать стеатитовую «Вазу жнецов» из Агиа-Триады, изготовленную между 1500 и 1450 годами. В период с 1600 до 1450 года на Крите появились богатые усадьбы. Эти виллы, как их называют археологи, имели обширные двухэтажные жилые дома с 20—30 помещениями. Рядом на подворьях находились скотные дворы, амбары, погреба и другие хозяйственные постройки. Весьма примечательны винодельни и маслобойни, указывающие на хорошо налаженную систему переработки урожая. Винодельня хорошей сохранности открыта в усадьбе в Вафипетро. В некоторых виллах были и гончарные мастерские. Очевидно, земледельческая знать критян вела теперь энергичную хозяйственную деятельность, производя продукты не только для собственного потребления, но и на обмен. Города, которые возникали во многих местах на Крите, на Мелосе, Фере и других островах в XVII —XV вв., получают дальнейшее развитие. Зажиточное городское население возводило обширные жилища, стены которых украшались фресками. Иногда эти художественные произведе ния даже превосходили фрески дворцов. Имущие хозяева часто применяли хорошо отесанные плиты для фасада своих домов. Облик небольшого критского города хорошо известен по раскопкам в Гурнии. Здешний акрополь был занят резиденцией правителя города, повторявшей в миниатюре крупнейшие дворцовые центры. Ниже располагались дома горожан. Здесь правильные кварталы делила густая сеть мощеных улиц и переулков. Постепенно усиливались среди городского населения местные связи. С ростом городов и усложнением форм сельской жизни происходили изменения в системе управления раннеклассовой монархией Крита. Вероятно, цари должны были признавать роль местной власти в системе сельской администрации. Ho в городах административные органы зависели прежде всего от царских сановников. Особенно это относится к приморским центрам, где население формировалось прежде всего в связи с профессиональными занятиями. После 1700 года цари Кносса добились главенства на острове. Об этом свидетельствует их энергичная политика. Уже в XX—XVII вв. через срединные земли острова пролегали пути, связывавшие Кносс с южным побережьем. В XVII —XV вв. были построены новые мощеные дороги. Также была усовершенствована старая дорога «север-юг». В отдельных ее пунктах были возведены сторожевые посты, аблизи кносского дворца была построена гостиница. Особое помещение в ней служило молельней, на первом этаже располагалось открытое помещение, на втором — жилые комнаты. О гегемонии царей Кносса XVII —XV вв. сохранились воспоминания в исторических легендах Эллады, в которых царь Минос выступает как единодержавный правитель Крита. Вероятно, Миносу приписаны деяния нескольких членов кносской династии, но несомненно один из крупнейших царей носил это имя. Следует отметить, что главенство Кносса не означало полного подавления властителей Феста и Маллии. Об этом говорит продолжающееся существование их дворцов. Весьма примечательно возникновение около 1600 года небольшого дворца, открытого недавно на восточном берегу Крита в современном поселке Закро. Резиденция в Закро, погибшая около 1450 года, не очень велика. Ее территория почти в три раза меньше кносского комплекса. Бесспорно, что владельцы Закро занимали подчиненное положение по отношению к столице острова. Возможно, что увеличение обмена с Кипром и странами Переднего Востока потребовало создания специального административного центра. Появление нового дворца в Закро осталось на Крите единичным явлением. Видимо, царская династия Кносса уже в XVI веке энергично противостояла росту численности аристократии. Фукидид сообщает, что Минос овладел Кикладами, поставил управлять ими своих сыновей. Совершенно очевидно, что Минос (или несколько критских царей, носивших это имя) проводил политику усиления власти собственной семьи и не допускал к управлению важными заморскими владениями представителей других аристократических родов. Разрастание царской семьи привело к тому, что все владения кносских династов на Крите были уже розданы в управление их родичам. Потому известную роль должен был играть и демографический фактор. Греческая традиция, сообщая о правивших Кикладами «собственных сыновьях» Миноса, отразила существовавшую при кносском дворце практику, когда младших сыновей царя направляли в заморские владения. Здесь можно увидеть намек на то, что политика царей Кносса вступила в конфликт со старинными принципами союзничества, предусматривавшего определенное право местной знати. Централизация была необходимым средством сплочения царства. Местные права и обычаи должны были затруднять деятельность царской администрации. Примечательно, что кносская династия стремилась особо возвысить роль царя как носителя верховной судебной власти. Легенда о законодательной и судебной деятельности царей Кносса прочно сохранилась в народной памяти. В «Одиссее» рассказывается, как Одиссей видел в подземном царстве среди теней умерших душу мудрого Миноса. Тот восседал с золотым скипетром в руках и судил тени умерших, собравшиеся вокруг в ожидании его справедливого решения. Яркий поэтический рассказ свидетельствует, что царский суд считался тогда болов авторитетным, чем решение местных властей. Однако в сельских местностях, где сохранялись многие черты первобытнообщинного уклада, царской администрации приходилось считаться с древними юридическими нормами, созданными племенным правом. В городах разнородность населения неизбежно интенсифицировала правовое творчество. Новые группы внутри свободного населения нуждались в юридическом определении их прав и обязанностей. К тому же операции с крупными ценностями, принадлежавшими не только царю, но и разным группам населения, требовали точного определения права собственности или владения вещью, а также прав и обязанностей лица, которому поручалось распоряжение чужими ценностями. Письменный документ получил теперь особое значение, в этом состоит характерная черта правовых воззрений того времени. Приблизительно с 1750 года до н. э. на Крите широко распространились счетные записи. Надписи на ритуальных сосудах, посвящаемых предметах и повседневных вещах показывают, что письменность уже была известна широким кругам населения. Грамотные люди во дворцах делали записи аналичии сельскохозяйственных продуктов, причем учет вели не только в целых единицах, но и в дробях. Столь детальная система фиксации натуральных ценностей говорит о том, что экономическая деятельность имущих слоев неизбежно вела к развитию счетного дела. Право победителя действовало на завоеванных землях, право, в котором господствовали еще многие воззрения варварского военного права. Аттическая легендарная традиция говорит о том, что афиняне платили Миносу дань людьми. На Крит отсылали 7 юношей и 7 девушек, которых критский царь, по одной из версий, отдавал на сгьедение чудовищу Минотавру. По другой версии, если судить по словам Аристотеля, приводимым Плутархом, заложники работали в кносском дворце и жили там до старости или вместе с критянами уезжали на новые земли. В первом варианте легенды, видимо, сохранились воспоминания о том, что над жизнью захваченных данников все же висела угроза гибели при ритуальном жертвоприношении. Судя по тому, что даже прибрежные критские села были укреплены прямоугольными башнями уже после 1700 года (например, в Пиргосе, на южном побережье) можно сделать вывод, что на Крите было высоко развито строительное дело. Об укреплениях городов можно судить по их изображениям на фресках. Мощные стены и высокие башни возведены из строго горизонтальных рядов крупных прямоугольных плит. Широкие ворота крепостей также обрамлены штучным камнем. Крупные центры, фортификация которых воплощала высшие достижения строительной техники критян, возникли на Кикладских островах в XVII — VI вв. Лишь при наличии крупного боеспособного и хорошо оснащенного флота мог осуществлять господство над Кикладами и некоторыми землями побережья материковой Эллады критский царь. Об этом свидетельствуют многие источники критян с XVIII до XV веков. На печатях обычно представлены многовесельные суда с высоким но сом и тяжелым килем. В начале 1970-х годов в Акротири на Фере был раскопан «Западный дом», одна из комнат которого была украшена миниатюрными фресками. На них четко видны различные типы судов. Так, семь военных кораблей поражают сложностью своего снаряжения и изяществом удлиненных корпусов. Рядом много мелких судов и даже простых лодок с двумя гребцами. Кносские цари, повелители многочисленного островного государства, каким была Крито-Кнкладская монархия, естественно, прилагали большие усилия к сплочению своих разбросанных владений. Они заботились о развитии торговли, как внутренней, так и внешней, боролись с пиратством. Такая политика обеспечивала в XVII — XV веках достаточную безопасность пути и по Эгейскому морю. В это время общение южнобалканских земель с Крито-Кикладским царством было интенсивным, о чем свидетельствуют критские вещи из царских погребений XVII-XVI веков в Микенах. Обмен с материком вели и центры подчиненных Кнос- су островов. Например, в Акротири на Фере найдены различные типы среднеэлладской керамики, датированные XVI веком. Многие источники говорят о оживленном обмене материальными и духовными ценностями между обитателями целого круга эллинских земель. Население ближайших побережий Малой Азии было также вовлечено в сферу внешнего обмена с Крито-Киклад- ской монархией. Например, в Иасосе, одном из тамошних центров, уже в XVII веке местные гончары изготовляли посуду в «минойском» стиле. С Ливией и Египтом, которые нуждались во многих статьях критского вывоза, у Крита наладились особенно устойчивые и широкие коммерческие связи. Сами критяне привозили из Египта не только предметы обихода, но и сведения о далеких странах, их культуре. Даже жители Кикладских островов хорошо знали особенности Нильской долины, как показывает пейзаж на фреске «Западного дома» в Акротири. На фресках в гробницах фараоновых вельмож XVI—XV вв. вполне достоверно изображены критяне. В египетских текстах неоднократно говорится о «кефтиу» — критянах. По-видимому, критские мореходы везли на юг товары не только своего царства, но и изделия соседних земель. Например, в Египте в большом числе найдены вазы, изготовленные в материковой Элладе. Многовесельные суда подданных кносского царя поставляли их в страны восточного Средиземноморья, прежде всего на Кипр. В этот период обмен между обоими островами усилился. Вещественные источники указывают па оживленные связи Крита с мелкими царствами сирийского побережья. С Угаритом и Библом критяне поддержи- пали обмен не только товарами, но и идеями. Например, :юдчие из Угарита в XVII — XVI веках иногда применяли характерные элементы критской архитектуры. Нормы потребления производимой продукции были не однозначны. Археологические источники показывают, что какая-то часть сельскохозяйственной и ремесленной продукции оставалась в личном пользовании самих производителей. Другую часть произведенных материальных ценностей селяне и горожане уплачивали царю, взимавшему натуральные подати. Поступление массы продуктов и ремесленных изделий в распоряжение царя засвидетельствовало обширными кладовыми в кносском дворце и многочисленными хозяйственными записями царских служителей. Характерно, что письменный учет вели не только в палатах царя и его родичей, но и в домах знати и зажиточных горожан. Дошедшие до нас записи показывают, что в XVII —XV вв. эти слои населения обладали немалыми состояниями. Следует сказать, что высокий художественный вкус обитателей Феры в XVI — XV вв., ставшей известной историкам лишь за последние 10 — 15 лет, заставляет по-новому прочитать сообщения Фукидида о том, что Минос, овладев островами, поставил гегемонами над ними своих сыновей. Силы и самостоятельность художественной мысли местных живописцев, чье творчество отвечало запросам заказчиков и состоятельных островитян, видимо, вытекают из того, что критская гегемония на Кикладах допускала большую степень независимости части населения. Расширившийся круг источников, дающих представление о жизни знати и зажиточных слоев населения, заставляет ныне пересмотреть и возникшие лет восемьдесят назад гипотезы о единодержавном характере власти царей Крита. Бесспорно, кнос- ский дворец, восстановленный после землетрясения, представлял собой в 1700—1450 гг. монументальный комплекс, включавший в себя около 1500 комнат, коридоров, лестниц, кладовых и других помещений. Монументальные припилеи обрамляли его главный выход. Центральный двор, как и прежде, был окружен постройками, каждая группа которых имела определенное назначение. В центре восточной половины дворца находился тронный зал, доступ в который шел из центрального двора по широкой лестнице. К нему с юга примыкали жилые апартаменты царя и его семьи, расписанные фресками. Северо-восточная часть дворца, которая была соединена прямыми переходами с жилыми комнатами царя, включала кладовые и мастерские резчиков по камню, мастеров и граверов. В центре западной половины дворца находились комнаты дворцового святилища. За ними тянулся длинный коридор, в который выходили двери 21 кладовой, где хранили зерно и другие припасы. Однако около 1600 года появляются многочисленные виллы местной знати. Владельцы таких усадеб занимались иногда и морской торговлей, например, в Агиа-Триаде, вблизи от Феста, были найдены многочисленные оттиски печатей, медные слитки в форме бычьей шкуры, различные гири и около 150 табличек с записями количества различных натуральных продуктов. Владелец виллы в Нирухани на северном берегу острова строил свое благосостояние на морских промыслах. Экономический потенциал 15 — 20 таких владетелей придавал слою местной знати большой вес. Киосские же монархии в таких условиях не могли обладать неограниченной властью. Даже придворная знать, по-видимому, иногда успешно укрепляла свои позиции в ущерб царю. К примеру, в XVII веке в Киоссе, рядом с дворцом, даже захватив место его разрушенного землетрясением крыла, появились обширные жилища аристократии, в том числе и так называемый «Малый дворец». Парадные комнаты этого дома были столь великолепны, что даже могли соперничать с помещениями главного дворца. Появление особо влиятельных кругов, очевидно, сопровождало усложнение критской государственности. Несомненно, что традиции союзнического принципа в структуре Крито-Кикладской монархии были фактором, обеспечивающим весомые позиции части столичной аристократии. Погребальные обычаи ярко иллюстрируют экономическую устойчивость зажиточных слоев. Самые богатые семьи возводили теперь монументальные гробницы из тщательно отесанных плит. Менее состоятельные хоронили покойников в вырубленных в скалах подземных склепах. В XVII —XV веках, как показывают памятники материальной культуры Крито-Кикладской монархии, во всех землях этого раннеклассового государства постепенно складывалась устойчивая культурная общность. Эго отражало интенсивный процесс формирования эллинской этнической общности. Примечательна также унификация религиозных представлений. В самых отдаленных территориях царства одинаковые сакральные атрибуты украшали святилища дворцов и домов. Однако несколько стихийных бедствий губительно отразились на судьбе Крито-Кикладского общества, которое сумело столь эффективно использовать возможности техники бронзы. В начале XVII-XVI вв., а также в середине XV века Крит испытал тяжелые землетрясения. Ho дело не только в том, что пострадали роскошные дворцы, бедствия обрушились на все население. На протяжении 150 лет жителям острова трижды приходилось восстанавливать разрушенные дома, хозяйственные строения и ремесленные мастерские. Немало людей погибало при каждом землетрясении. Восстановление полей, садов, стад, орудий труда и рабочих мест стоило огромных усилий. Критяне бережно сохраняли хозяйственные традиции, передавали их от поколения к поколению, однако колоссальная катастрофа около 1450 года была особенно губительной, хотя эпицентр ее находился на острове Фера, в 130 километрах от восточной оконечности Крита. Руины дворца в Закро красноречиво говорят о буйстве стихии. Огромные куски массивных каменных стен были отброшены далеко со своих мест. Сильным разрушениям подверглись дворцы Кносса, Маллии, Феста, многие города, виллы и села. Страшную работу стихии завершил пожар, который охватил населенные пункты. Гигантское извержение вулкана на Фере сопровождалось выбросом в атмосферу большого количества газа и пепла. Это изменило климат Крита, сделав его более умеренным. Жители острова потратили на восстановление своего хозяйства очень долгое время. Земледельцы не только должны были восстанавливать свои поля и сады, им предстояло приспособить свои традиционные агрономические знания к более суровым климатическим условиям. Можно предполагать, что необходимость во взаимной поддержке в трудные времена способствовала некоторому упрочению традиционной общинной связи среди сельского населения, особенно в гористых районах острова. Ослабленный Кносс не смог более сохранить свою власть над населением Кикладских островов. В связи с тем, что прежние крупные административные центры, такие как Фест, Маллия и Закро, после 1450 года не были восстановлены, чрезвычайно упростилась система управления.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчёк и др.. Всемирная история: Бронзовый век — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ».— 512 с.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме КРИТО-КИКЛАДСКАЯ МОНАРХИЯ (XVII — XV вв. до н. в.):

  1. Сословно-представительная монархия (XVI—XVII вв.)
  2. Расколы XIX века. — Крах абсолютистской монархии. — Клерикальные и либеральные ссоры и войны. — Реставрация и Регентство. — Крах парламентского строя при Альфонсе XIII. — Диктатура Примо де Риверы. — Его падение. — Падение монархии.
  3. 5. Абсолютные монархии
  4. Достоинства монархии
  5. Абсолютная монархия в России
  6. 1. Монархии патриархальные или традиционные
  7. ФРАНЦУЗСКАЯ МОНАРХИЯ
  8. «СОСЛОВНАЯ МОНАРХИЯ»
  9. 7. Самодержавные или автократические монархии
  10. 2.10.4 «Догмат монархии» Отца в Святой Троице
  11. ОСОБЕННОСТИ ХЕТТСКОЙ МОНАРХИИ
  12. ПОСЛЕДНИЕ СТОЛЕТИЯ МОНАРХИИ
  13. Монархия и тирания Формы государственной власти
  14. Глава 19 МОНГОЛИЯ: ПЛАЦДАРМ ВСЕМИРНОЙ МОНАРХИИ ИЛИ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ?
  15. Борьба диадохов и образование эллинистических монархий
  16. Становление конституционной монархии в России (конец XIX — начало XX в.)
  17. ГЛАВА VII О ТРЕХ ВИДАХ ГОСУДАРСТВА: ДЕМОКРАТИИ, АРИСТОКРАТИИ, МОНАРХИИ