<<
>>

ЖИЗНЬ ИМПЕРИИ В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРАТОРОВ ДИНАСТИИ ЮЛИЕВ-КЛАВДИЕВ

Рассмотрим теперь подробнее социальную жизнь империи в I в. н. э., на фоне которой разыгрались те исторические события, о которых мы повествовали выше.

Сенаторы, которые после правления ,Октавиана Августа вошли в состав высшего сословия, готовы были во всем поддерживать сильную императорскую власть, они страстно приветствовали борьбу со старосенатской аристократией.

К ним примыкали и представители других сословий, которые могли делать карьеру лишь на императорской служ- бе — всадники и императорские вольноотпущенники. Сред# • них главную роль играл теперь префект преторианцев. Эта должность получила решающее значение уже при Тиберии- Сеян, который был тогда префектом преторианцев, смог собрать разрозненные преторианские части в единый ла' герь, в нем и происходило фактическое провозглашение иМ' ператора, хотя формально его продолжал утверждать сенат-

Большинство военных командиров вышло из сословий всадников, из него набирались и прокураторы, которые дали императорскими землями в провинциях. Они так#е начинали играть значительную роль, особенно во время ко#' фискаций имущества осужденных. Императорские вольн^ отпущенники формально могли занимать лишь должности

в личной канцелярии императора. Наиболее важными были должности в ведомствах, которые занимались финансовой отчетностью, прошениями, поступавшими на имя императора, и ответами на эти прошения. Ho вскоре грань между императорским хозяйством и государственной администрацией практически стерлась Pi поэтому главы ведомств стали управлять большинством государственных дел. Особенно роль императорских вольноотпущенников возросла при императоре Нероне, который посылал их даже ревизировать дела сенатских провинций, а отправившись в Грецию он, как мы уже знаем, поручил управление Римом своему вольноотпущеннику Гелию.

Между всеми этими социальными группами и сословиями шла непрерывная борьба.

Оппозиция сената императорам проявлялась в самой разной форме — от анонимных памфлетов и сатирргческих песен, вплоть до заговоров. Наиболее ярким представителем сенатской оппозиции был крупнейший римский историк Корнелий Тацит (55 — 120 гг. н. э.). Спустя нескольких десятилетий после смерти последнего представителя первой императорской династии Рима, которая по исторической традиции стала именоваться династией Юлиев-Клавдиев (так зак Тиберий, сменивший Августа на посту императора, а также последующие прин- цепсы принадлежали по рождению или усыновлению к этим родам) он подробно описал всю внутриполитическую борьбу, происходившую тогда в Риме. Он был знаком с официальными источниками, а также закулисными интригами, и с большим талантом описал образы тиранов-императоров, находившихся на престоле римской империи. Посмертному бесславию императоров способствовал и совремешшк Тацита — Гай Светоний Транквилл (70 — 160 гг. н. э.), написавший свою известную книгу «Жизнь двенадцати Цезарей», в которой он описал биографии императоров, начиная с Гая Юлия Цезаря. Отрывки из книг этих историков мы использовали выше.

В I в. н. э. количество рабов в Италии, как и раньше, было очень велико, возросло их количество и в провинциях, по мере их «романизации». Надо заметить, что в слово раб сейчас вкладывается немного другой смысл, чем тот, что оно имело тогда. Труд рабов использовался в самых разных сферах, а поэтому положение было абсолютно не одинаковым. В этом сословии былрг и привилегированные, которые становились доверенными агентами, казначеями, секретарями, управляющими имуществом своих господ. He-

редко они сами жестоко угнетали своих собратьев по Cq словию. Были и такие рабы, которым давали возможное^ вести самостоятельное хозяйство. Они арендовали у сво, их господ землю, мастерские, лавки и выплачивали за э\ часть получаемого дохода. Нередко у таких рабов были знаgt; чительные материальные средства, а иногда они даже владел^ собственными рабами. Нередко они выкупались на волк; и, следует отметить, что в отличии от вольноотпущенни* ков, которых отпускали «по милости господина», как вы* ражались римские юристы, они не обременялись никаки* ми обязательствами относительно своего бывшего хозяина.

Немного менее унизительно и по отношению к основной массе рабов было положение образованных рабов, которые бьь ли врачами, чтецами, декламаторами, писцами, актерами, музыкантами, педагогами. Их было принято держать не толь- ко в богатых, но и в средне обеспеченных домах. В основном это были греки или уроженцы Малой Азии. Стоили такие рабы очень дорого, а поэтому владельцы ими дорожили, но таких рабов, естественно, было ничтожно мало.

Большая часть рабов была занята в ремесле или в сельском хозяйстве и работали они в имениях. Жили они в специальных зданиях и на работу посылались под надзором надсмотрщика. Нередко из заковывали в кандалы.

Следует отметить, что в I в. н. э. уже редко встречались владельцы, которые нерасчетливо губили здоровье и жизнь своих рабов, теперь рабы стали цениться. В среднем раб стоил 500 денариев, но, как мы уже говорили, квалифицированные рабы стоили значительно дороже.

Это отнюдь не значит, что прекратились волнения средй рабов, что они были «почти свободными». Как и прежде, непокорных ждала жестокая расправа — их избивали пле- тями, накладывали клеймо, которое лишало раба в будущем, даже в случае получения свободы, возможности стать риМ' ским или латинским гражданином. Непокорных рабов за' ключа ли в тюрьмы эргастулы, находившиеся в каждом имении. Их ссылали на рудники, либо предавали смерти на арене или на кресте, на которую обрекали их по требованию господина магистрат или наместник провинции. Как ни ста' рался Август возродить былую pietas, это ему не удалось На рабов смотрели уже не как на членов фамилии, теснlt;gt; связанных с ее главой, а лишь как на врага, которого не' обходимо подавить. «Сколько рабов — столько врагов» эта поговорка была широко распространена в те годы. Xo' зяева всячески боялись объединения рабов, а поэтому на'

бирали их в свои хозяйства из разных стран и племен. Хорошим спросом пользовались рабы из Сирии и Малой Азии, которые считались сообразительными, способными к любой работе. Ho они считались строптивыми и склонными »к мятежу. Рабов из Иллирии, Фракии и Германии ценили за физическую силу и выносливость. В рабство продавали и уроженцев Италии. В основном рабами становились солдаты, захваченные в плен, либо люди, которых осудили за преступление (в частности за отказ от воинской службы). Много рабов продавалось пиратами, которые захватывали их во время нападений на суда. Надо сказать, что пиратство в те годы в Средиземном море процветало. На востоке была распространена самопродажа в рабство бедняков и продажа детей. Закон не признавал браков и родственных отношений между рабами, но на практике господа не препятствовали этому, так как дети, рожденные у рабов, также становились их рабами.

Часто рабовладельцы отпускали способных рабов на волю, этим они хотели дать стимул к труду остальным рабам, но рабы, получившие свободу, были обязаны часть времени работать на своего патрона в качестве ремесленников или на его землях, если не имели специальности. Часть своего имущества они, кроме этого, обязаны были завещать своему бывшему хозяину.

В I в. н. э. рабы не раз восставали. Первое восстание произошло вскоре после смерти Августа. Раб его последнего внука Агриппы Постума, который жил в изгнании, пытался поднять восстание, чтобы добиться власти своему хозяину. Когда же Постум был убит по приказу Тиберия, именно этот раб стал выдавать себя за своего господина и привлек на свою сторону много сторонников. Именно он н был самозванцем-Агриппой. Ho его предали ближайшие соратники, восстание было быстро подавлено.

В 24 г. хотел поднять восстание рабов всадник Тит Kyp- тизий, который набирал себе войско среди рабов-пастухов с необъятных пастбищ Южной Италии. Войско его быстро разбили, но римляне поразились тому числу рабов, которые готовы были принять в нем участие. При императоре Нероне наибольший резонанс получило восстание гладиаторов в городе Пренесте.

Восстания, а также частые убийства рабами жестоких владельцев, заставляли задумываться над их положением. Делались даже смехотворно робкие попытки улучшения их жизни. Например, император Клавдий вынес эдикт согласно

которому рабы, выжившие на острове, посвященном ^ врачевания Эскулапу, получали свободу. Это был стар^ обычай, когда больных рабов вывозили на этот остров ^ реке Тибр и оставляли на произвол судьбы.              а

Остановимся подробнее на сельском хозяйстве Италии Хотя в I в. н. э. на юге и в центре страны еще сохрани лись и даже росли крупные хозяйства землевладельцев, н0 все чаще латифундии, которые управлялись виликами, об- рабатывались плохо и приносили все меньше и меньше прибыли. Многие из них постепенно стали превращаться в увеселительные парки и декоративные рощи. Хлебопашество все больше вытеснялось скотоводством, виноделием, оливковыми плантациями, огородами и цветниками. Таким образом Италия попадала во все большую зависимость от привозного хлеба.

В эти годы стал распространяться научный подход к ведению сельского хозяйства. Известны работы агронома того времени Колумеллы. Он, как и его предшественники, советовал заводить не большие, а средних размеров имения с хорошо обработанной землей, в которых можно было бы без труда применить опыт, накопленный веками.

Ho и он, как и его предшественники, постоянно жалуется на трудности с организацией труда рабов. Поэтому он советует относиться к рабам снисходительно, для того, чтобы побудить их к прилежной работе. Кроме этого, он советует награждать трудолюбивых и карать ленивых.

После правления Августа широко распространяется мелкая аренда', которая до этого носила лишь случайный характер. В середине I века она стала обычным явлением.

Колумелла пишет про арендаторов (колонов), которые обрабатывали свои наделы земли уже не одно поколение. Он советует сдавать в аренду землю, которую невыгодно обрабатывать с помощью рабов.

Еще дальше пошел ученый-натуралист Плиний Стар' ший. Он доказывал, что латифундии погубили Италию. Ой советовал отказаться от массового применения труда ра- бов, особенно закованных в кандалы, так как от них нельзя ждать хорошей работы.

Он считал, что необходима перейти к обработке неболь' ших участков земли, для возделывания которых достаточна сил одной семьи, которым помогали бы несколько зависимы* людей — клиентов или колонов.

Плиний считал, что рациональное хозяйство, к которому призывал Колумелла, при рабском труде невозможно — убьг

точно — и что надо искать иные пути повышения рентабельности хозяйств.

JCotя в I веке наметился кризис рабовладельческих хозяйств Италии, но города, тем не менее, все еще жили интенсивной жизнью. Процветало сословие декурионов, которое пополнялось ветеранами, разбогатевшими торговцами и ремесленниками. Все еще оставались выгодными магистратские должности.

Наибольшее представление о жизни итальянского города века нашей эры дали раскопки города Помпей, который был погребен лавой при извержении Везувия в 79 г. н. э.

Археологи доказали, что главную роль в этих городах по-прежнему играли владельцы загородных вилл, имевших в своем хозяйстве по несколько десятков рабов. Владельцами этих хозяйств были старые италийские аристократы, а также ветераны и их потомки. Реже они принадлежали разбогатевшим ремесленникам или торговцам, свободнорожденным или вольноотпущенникам, которые решили вкладывать свои средства в землю, — из них состояла муниципальная верхушка. Кроме этого, сыновья богатейших вольноотпущенников уже стали входить в сословие декурионов.

Как и в рабовладельческих хозяйствах, в городах тоже не всегда было спокойно. Об этом говорит, например, мятеж в Путеолах, когда, возмущенные насилием магистратов, взбунтовались жители этого города. Восстание вспыхнуло из-за чрезмерного нажима при сборе «добровольных пожертвований» на сооружение статуи жеце одного магистрата. Об этом историки узнали из надписи, которая сохранилась в городе Авсуга.

Магистраты и декурионы вынуждены были делать в подвластных им городах то же самое, что императоры делали по отношению к римскому плебсу. Правда, денежные раздачи тут не были регулярными, но декурионы часто устраивали даровые угощения для народа, раздавали подарки. Устройство же зрелищ и строительство общественных зданий считалось для магистратов делом обязательным.

,Расширение рабства и разорение свободных крестьян вели к тому, что приток бедного городского населения с каждым годом возрастал. В связи с этим увеличились расходы на содержание бедноты, а это вело к усилению эксплуатации рабов, что также не способствовало установлению стабильности.

Для того, чтобы организовать массы, в Риме и других городах Италии стали создаваться коллегии, в которые объ-

единились лица одной профессии. Кроме этого, были ко^ легии культовые, погребальные, в которых бедные люд^ и рабы, каких принимали в коллегию за небольшой дене^ ный взнос, получали право на почетные похороны. При жизgt; ни их иногда собирали на скромные праздники, которые устраивались чаще всего в честь юбилеев императоров. Особое место у коллегии августа лов. Она состояла, в основном, из вольноотпущенников и была посвящена культу Августа и других императоров, которые по постановлению сената после смерти были причислены к богам. Следует от-; метить, что богатые вольноотпущенники, которых не при-' нимали в сословие декурионов, очень часто тратили деньги на нужды этого культа. Таким образом, у них создавалось впечатление, что они играют какую-то роль в социальной жизни своего города.

Особые коллегии составляли также ветераны и молодые люди из знатных семей. Главой их был наследник императора.

Обычно коллегии выбирали себе патронов из числа местной знати. Патроны обязаны были делать им подарки - деньги, здания, иногда даже земли, — за что коллегии поддерживали своих патронов или их кандидатов на муниципальных выборах.

Римская аристократия, которая жила в роскощи, чтобы отвлечь простой народ от мыслей о неравном с ними положении, стремилась восхвалять на словах «суровые в своей простоте нравы предков». Дело в том, что чем меньше приносили прибыли рабовладельческие хозяйства, тем больше денег расходовалось на прихоти аристократии. Огромные средства тратились на дорогую утварь, драгоценности, наряды, изысканные яства. В Риме возводились величественные дворцы. Загородные виллы, дачи на модном аристократии ческом курорте Байя, возле Неаполя, отличались роскошью постройки, отделки и внутренней обстановки.

Муниципальная знать, чтобы не чувствовать себя об- деленной, всячески пыталась подражать Риму и тоже тратила огромные деньги на постройку городских домов и сельских вилл, на статуи, картины, художественную посуду.

От них старались не отставать и богатые вольноотпу- щенники. Более ловкие и осведомленные в коммерчески* делах, они часто превосходили своим богатством разоряв' шихся понемногу потомков древних аристократических до' мов. За это потомственные аристократы презирали и не' навидели их:              тип              богатого,              но              невежественной

оотпущенника стал традиционным для сатирической ^ературы того времени.

Вместе с тем простои народ Италии все больше нищал, для бедняков в Риме строились многоэтажные дома, ко-

Триумфальпая арка Тита в Риме. Вторая половина I в. н.э.

Триумфальпая арка Тита в Риме.

Вторая половина I в. н.э.

^Pble часто разрушались от пожаров или обвалов. В других и ^jiiiiicrHx городах бедняки жили в небольших хижинах На аНимались в основном мелкой торговлей или нанимались к;Р^°ть1 в мастерские. Следует отметить, что из-за кон- peHuniI, которую им составлял труд рабов, оплата наемного

труда была очень низка. Отсюда неудивительно, почему император и муниципальные декурионы постоянно прибегали к различным подачкам. Это делалось для того, чтобы предотвратить возмущение толпы и возможные восстания.

Для этой цели проводились и различные зрелищные мероприятия. Причем, как и во всем остальном, провинция* стремилась не отставать от столицы: в каждом городе и даже в крупных селах были свои цирки и амфитеатры. В те годы гладиаторскими боями, звериными травлями, бегами увлекались исключительно все — от рабов до императоров. Нередко случались парадоксы, когда рабы-гладиаторы, возницы, актеры, сумевшие прославиться своим мужеством или искусством, наживали колоссальные состояния, станови- j лись любимцами императоров и знатной молодежи.

Кроме зрелищ,.римляне очень любили бани (термы), которые были оборудованы также гимнастическими залами.

В них были библиотеки и залы для встречи друзей. Здесь часто выступали писатели и поэты, которые читали свои произведения. На сооружение водопроводов и роскошных терм богатые граждане не жалели денег: таким образом они надеялись заслужить благодарность города. С большой роскошью также оборудовались центральные площади городов — форумы. Обычно на форумах стояли храмы главных римских богов и обожествленных императоров, здание, где заседал совет декурионов, базилика,, где совершались торговые и финансовые сделки, а также проходили заседания суда, кафедра ораторов, которые выступали перед народом, а также множество статуй городских патронов и благодетелей.

К форуму обычно примыкали рынки и крытые колоннады. Улицы, которые вели к форуму, тщательно мостились каменными плитами. Здесь всегда царило оживление, тут совершались многие сделки, сюда приходили по делу * и на прогулку, для того, чтобы узнать городские новости, прочесть постановления сената и приказы правительства, а также местных органов управления, сюда шли для того, чтобы послушать ораторов, философов, своих и приезжих.

Обычно дети богатых горожан получали начальное образование дома, после этого они поступали в грамматические школы для изучения греческой и латинской литературы, а после этого — в риторические, где юноша должен был научиться писать и говорить на заданные темы по-латынИ и по-гречески, а кроме этого, ознакомиться с теорией судебного красноречия и приобрести знания, необходимые дл#

выступления в судах. Богатая молодежь, которая желала усовершенствоваться в знаниях по философии, обычно после э\ого отправлялась в Афины, где было несколько философских школ разных направлений — но такое образование было доступно немногим.

Дети, рожденные в плебейском сословии, а также дети городских рабов, могли приобрести профессию, поступив на обучение к какому-либо владельцу ремесленной мастерской. Лишь малая часть из них могла обучаться грамоте в школах, которые содержались частными учителями. Ho это не значит, что широкие массы оставались необразованными. На гробницах ремесленников и вольноотпущенников археологи обнаружили часто встречающиеся многочисленные эпитафии в стихах, которые составлялись при жизни самими умершими либо их близкими. На стенах раскопанных домов находят нацарапанные их обитателями отрывки из Вергилия. Кроме этого, плебс составлял значительную часть той аудитории, перед которой обычно выступали ораторы и актеры.

Однако не только политическими катаклизмами, а также страхом перед восстаниями рабов и плебса знаменовались эти годы. К середине I в. н. э. заметную роль в жизни империи начинают играть христиане — последователи учения Иисуса Христа. Особенно усилились они в эпоху правления императора Нерона. Тогда в Риме ходили слухи, что грандиозный пожар в июле 64 года, как мы уже говорили выше, длившийся почти девять дней, был устроен по приказу императора. Чтобы отвести от себя подозрение, Нерон, по словам Тацита: «предал изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время, это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме...»

Эти слова Тацита, которые часто принимались за позднейшую вставку в его «Анналы» — первое историческое свидетельство о распространении в Риме христианства. Конечно, Тацит разделял предрассудки своих современников относительно этого учения. Образ жизни первых христианских общин в Риме известен очень плохо, во всяком случае, он был чрезвычайно замкнутый, что давало повод для самых нелепых и чудовищных подозрений. Само собой, что первые христианские общины объединяли преимущественно людей из низших социальных сословий,

а также рабов. Именно поэтому, по своей организации, по имущественному положению и влиянию в обществе хри- , стианские общины второй половины I века н. э. даже близко I не напоминали католическую церковь позднейших времен, ! которая в эпоху средневековья достигла своего высшего I богатства и могущества.

В это же время, по христианской традиции, в Риме пре- бывали апостолы Петр и Павел, которых ожидала муче^ ническая смерть. Павел, происходивший из малоазийского города Tapca, был, следует заметить, наследственным рим- ским гражданином. Согласно преданию, в молодости он боролся против нового учения, но позднее стал его ревностным проповедником. Согласно христианской традиции, Павлу приписываются четырнадцать посланий, изъясняющих основы христианской духовности и адресованных христианским общинам различных городов. Ho, несомненно, более легендарна личность апостола Петра. Его деятельность в качестве главы христианской общины Рима католическая традиция считает основанием для признания главенствующего авторитета римских епископов (Пап), как преемников апостола. Позднейшие апокрифические предания связывают с пребыванием Петра в Риме следующую легенду.

Спасаясь от гонений императора Нерона, Петр ночью покинул Рим. За городскими воротами он встретил Иисуса Христа и спросил его: «Quo vadis, Domine?» («Куда идешь, Господи?»). На это Христос ему ответил: «В Рим, чтобы снова принять распятие». После этого Христос вознесся на небо, а Петр, видя в словах Христа провозвестие своей му- ченической смерти, вернулся в Рим, где его распяли на кресте вниз головой.

Ho как бы ни обстояла жизнь в Италии и в самом Риме, важнейшей заботой императорского правительства в I веке н. э. был вопрос об управлении провинцией. Преемники Ав- густа, как и он сам, стремились предотвратить восстания, пытались ослабить жесткую эксплуатацию населения провинции. Программу правительства в этом смысле четко сформулировал Тиберий, который сказал «что овец нужно стричь, а не резать». Поэтому императоры стали контролировать не только свои, но и сенаторские провинции, что, как мы уже знаем, вызывало большое неудовольствие среди определенной части сенаторов.

Относительный мир, а также интенсивное строительство играли важную роль для развития торговли, способствовали оживлению экономики в провинциях.

В это же время владения племенной знати в западный провинциях, а также земли царей и храмов в восточных провинциях частично были конфискованы: они перешли в руки императоров и сдавались в аренду мелкими участками.

Крестьяне — члены общин, которые раньше зависели от собственников Земли, какую они возделывали, превратились в арендаторов по договору.

Большое внимание уделялось припйске земель к городским территориям, а также дарование многим городам Испании и Великой Галлии прав латинского гражданства, которое давало городским магистратам римское гражданство и превращало эти города в колонии. У некоторых владельцев отбирались крупные имения и отдавались в надел колонистам. Таким образом, на землях, где еще были распространены первобытнообщинные отношения, развивалось рабовладение, что дало толчок к возникновению новых городов. Почти то же самое происходило в восточных провинциях. Там римские императоры, наследуя политику эллинистических царей, приписывали земли к городам, строили новые города, наделяли правом полисов сельские, храмовые и племенные территории. От этого также увеличивалось количество собственников и арендаторов земли, что способствовало быстрейшему разложению первобытнообщинного строя.

Введение в провинциях денежных налогов способствовало вовлечению большого числа населения в товарно- денежные отношения. Такая «романизация» социальных отношений привела к «романизации» образа жизни, языка и культуры аристократии. Нарбонская Галлия и Испания, особенно ее юго-восточные области, к моменту возникновения империи были уже достаточно романизированы. Во времена правления Юлиев-Клавдиев этот же процесс начался и в Великой Галлии.

Магистраты времен независимости городов — вергобреты, Уже при Тиберии стали заниматься дуумвирами, в связи с чем крупнейшие города быстро приобретали римский облик, стали быстро развиваться ремесло и торговля.

Ho подобная политика создавала лишь видимость процветания на этих землях. На самом деле многие крестьяне, которые лишились земли, переданной колонистам-ве- теранам, для того, чтобы устроить свою жизнь, стали Прибегать к помощи ростовщиков. Естественно, это при- водило к массовому обнищанию населения.

Большие налоги, которыми облагались провинции, был^ обременительными даже для племенной знати. Каждый ценз, после которого следовала раскладка податей и набор рек^ рутов, вызвал недовольство населения.

Само собой, что разные провинции и даже части одних и тех же провинций развивались неодинаково. В северо- западных областях Испании было еще немало земель, которые не имели городского устройства, и населенных племенами, не подвергшимися романизации. В Галлии процесс романизации происходил быстрее в южных и центральных областях, потому что социальная дифференциация к моменту завоевания этих земель Римом была сильней, а поэтому племенная знать стремилась к поддержке римлян. В западных же и северных областях Галлии, в которых жили менее развитые племена, романизация двигалась медленнее, хотя здесь и существовали две крупные колонии: Августа — Tpe- веров (Трир) и Колония Агриппина — Кельн. На этих землях первобытнообщинные отношения были намного устойчивее, а поэтому оппозиция Риму — сильнее. Еще медленнее развивалась провинция Африка, кроме некоторых старых ее городов, а также придунайские области. В Африке большинство городов сохраняло прежнее устройство: они управлялись, как и при карфагенском владычестве, суфетами, правда, многочисленные берберийские племена управлялись римскими префектами и племенными вождями.

Здесь главную роль играли огромные поместья, основное население которых составляли клиенты, наследственные арендаторы и должники. Эти люди и вовсе зависели только от владельца.

В придунайских провинциях города стали возникать только в важных стратегических пунктах, где стояли римские войска. Местные племена здесь тоже управлялись римскими префектами.

Во время правления династии Юлиев-Клавдиев в состав Империи вошли еще три провинции: Фракия, Мавретания и Британия. Правда, Фракия уже давно находилась под римским протекторатом, в ней и раньше полностью распоряжался наместник Македонии, который помогал местным царям своими войсками подавлять восстания. Поэтому в 44 году она была без особого труда обращена в провинцию-

Зависели от Рима также цари Мавретании, где издавна жили римские купцы и где существовали колонии ветеранов- Последнего царя Мавретании Калигула вызвал в Рим, где тот умер, а Мавретания стала провинцией. Правда, совре'

менники склоняются к мысли, что мавретанский царь не умер собственной смертью, а был убит.

Еще во времена правления Цезаря стали укрепляться торговые отношения Италии и Британии. Среди аристократии юго-восточной части острова существовала проримская партия, которая стремилась опереться на римлян в междоусобных распрях. Так и произошло: к Калигуле обратился за помощью изгнанный сын правителя одного из пяти британских княжеств. Также римляне поддержали правительницу племени бригантов Картимандую, когда ее хотели изгнать подданные. Постепенно борьба проримской и антиримской партий сильно обострилась.

Британия, в которой находился один из центров друидизма, могла стать союзницей врагов римскош,господства в Галлии, где тоже было мноТо друиДОвгг ]\рбме этого, римлян привлекали богатства острова — зерно, скот, металлы, жемчуг.

Все это привело к тому, что император Клавдий предпринял в 43 году экспедицию на остров. Она была успешной: часть острова обратили в провинцию с главным городом Be- руламием, который получил права муниципия. Правители соседних областей также были подчинены императору и получили титул «царей и легатов Августа». Северная и западная части острова, земли которых были населены отсталыми племенами, которые еще только начинали осваивать употребление железа, сохранили независимость.

Ho все-таки население Британии не желало подчиняться римскому господству. Оно вело ожесточенную борьбу против римлян, которая обострилась при правлении императора Нерона. В начале борьбу с римским владычеством возглавлял Каратак, который бежал в непокоренный Уэльс и поднял на борьбу племена этой области. Ho его предала Картиман- дуя, которая не забыла услуги, оказанной ей римлянами. После этого восстание затихло. Налоги и рекрутские наборы постепенно стали истощать Британию. Приложили к этому руку и римские торговцы и ростовщики, которые стали ссужать британцам деньги под огромные проценты, а за долги отнимали последнее имущество.

Римляне, стремясь основать новую колонию — Ка- My лодун, — отняли землю у племени триновантов. Колонисты — ветераны и римские купцы, которые жили в основном в городе Лондинии, — продолжали издеваться над местным населением, а в 61 году, когда умер правитель племени иценов Прасутаг, все его земли, а также владения знати,

были конфискованы. И тогда вдова Прасутага Боудик^ призвала народ к восстанию.

На этот раз разъяренный народ невозможно было ос. тановить. Повстанцы взяли и разрушили города Верула- мий7 Камулодун и Лондиний, перебили множество римских граждан. Войска растерялись и не могли организовать сопротивления. В Британию прислали легата Светония Паулина, который буквально потопил восстание в крови. Однако чрезвычайная жестокость Паулина заставила уцелевших бри- танцев снова взяться за оружие.

Методы Паулина, с помощью которых он подавил вое- стание, вызвали одобрение среди староримской знати. Ho императорское правительство отозвало его и заменило другим легатом — Турпилианом, которому было приказано пойти #Йи\±ШвЖими на компромисс и действовать более мягко.

Хотя налоговая и аграрная политика императорского правительства в западных и восточных провинциях была одинаковой и приводила к одним и тем же результатам, но все же восточные провинции значительно отличались от западных. Дело в том, что рабовладельческие отношения в западных провинциях стали развиваться лишь после завоевания их Римом, в то время как в восточных провинциях рабовладельческий строй существовал уже много веков. Здесь императоры практически лишь продолжали старую политику эллинистических царей, здесь давно существовали полисы, к которым была приписана хора с зависимым сельским населением. По такой же схеме римляне создавали и свои, новые полисы. Правда, в сравнении с эллинистическим временем, в период римской имцерии здесь большее значение получает частная собственность, а также рабовладельческие отношения, особенно в городах. Рабский труд широко при- , менялся в сельском хозяйстве, а также в ремесле, где со- чета лея с трудом свободным.

На востоке давно существовали специфические формы рабства: такие как самопродажа в рабство и долговое рабство. Они существовали и во времена римского господства, которое не стремилось кардинально менять давно сложившиеся социально-экономические отношения восточных стран.

Крупнейшие города в восточных провинциях сохранили свое прежнее устройство. Ho вскоре эта видимая независимость была ликвидирована и они были также подчинены наместникам. При Тиберии ряд городов был лишен также «права убежища», которое имели важные храмы. Раньше в них могли укрываться от властей преступники, должники,

беглые рабы, поступившие в распоряжение жрецов. К тому же в этих городах утратили всякое значение народные собрания, а магистратуры, по большей мере, были лишь почетными должностями. Здесь, как и в италийских городах, члены городских советов и магистратов, для того, чтобы удержать городскую бедноту от полной нищеты, практиковали систему раздач.

Ho все же в I веке н. э. в восточных провинциях значительно оживились сельское хозяйство, ремесло и торговля. Процветали морская и караванная торговля, последней заведовали в основном сирийские купцы. Они привозили из Аравии и Индии благовония и драгоценности и продавали их по баснословным ценам в Рим и Италию. На такой торговле нажили огромное состояние города Эфес, Пергам, Антиохия, Александрия. Они славились своими богатством и роскошью.

Ho все же полисное устройство в этих провинциях не играло такой исключительной роли, как в Италии или Греции. В Малой Азии все еще оставались обширные области, земли которых были заселены местным населением, организованным в сельские общины. Еще больше таких земель сохранилось в Сирии. Здесь остатки древневосточных форм успешно пережили эллинизм: сохранились они и во времена империи. На границах Сирии продолжали существовать зависимые царства, которые то подчинялись провинциальному управлению, то снова получали своих правителей. Правда, правители эти воспитывались при римском дворе и были всецело преданы Риму. К такой своеобразной политике императоры вынуждены были прибегать потому, что в этих областях была слабая полисная организация, на которую могло бы опереться римское господство, а также было сильное влияние жречества, которое владело обширными храмовыми землями. Следует учитывать также прочность общины и слабость, предшествующей правлению Рима, эллинизации.

Народ провинций сильно страдал от непомерных налогов и разнообразных повинностей — транспортной, дорожной, — а поэтому сборщиков податей ненавидели. Из Евангелие мы видим, что «мытари» приравнивались к самым страшным грешникам. Все это укрепляло антиримские настроения в народе. Здесь, как и прежде, произносилось множество пророчеств о гибели Рима, о божественном освободителе и торжестве праведных. Наиболее ярким выражением таких настроений является «Апокалипсис Иоанна» — последняя часть Нового завета, написанная апостолом Иоанном.

Иногда терпение у народа иссякало и тогда он дела^ попытки яростного выражения протеста. Так во времена императора Тиберия в городе Кизике были истреблены все римские граждане. Ho все же крупных восстаний на Востоке до самого конца правления династии Юлиев-Клавдиев He происходило. Это объясняется тем, что в восточных про- винциях эллинистическая знать прочно стояла на проримских позициях, и народу было невероятно трудно бороться с сокь зом римских и местных правителей.

Сходная ситуация была и в Египте. Здесь политика Рима проводилась бюрократическим аппаратом, который был соз- дан еще во времена правления Птолемеев. Египет был главным источником поступления хлеба в Рим и Италию, а поэтому императорское правительство буквально переобременяло крестьян налогами и повинностями. По документам, известны пятьдесят натуральных и более четырехсот пятидесяти денежных налогов, которыми облагалось население Египта. Кроме обычных для провинций повинностей по ремонту дорог, перевозкам, содержанию чиновников, путешествующих по провинции, в Египте уже с I века введена повинность по принудительной аренде плохих участков земли. За обработку этих участков, как и за взнос податей, отвечала вся сельская община. Именно поэтому она так долго сохранялась в Египте. Если же налоги не были уплачены либо уплачены не в срок, виновные, их родственники и односельчане подвергались самым изощренным пыткам.

Все это говорит о том, что режим римских императоров в Египте не отличался от режима Птолемеев, а поэтому крестьяне действовали привычным для них образом — бежали, покидая поля. Таким образом, от присоединения к Риму выгоду имели лишь крупные землевладельцы, которые получили больше свободы в распоряжении своими имениями, а также александрийские купцы, сумевшие наладить крупную торговлю с Индией. В этот период Александрия становится крупнейшим портом империи.

Для поддержания в повиновении самых разнообразных племен и народов Римскому государству требовалось хо- рошо организованное и дисциплинированное войско. Ho тем не менее с каждым годом стало все труднее набрать необ- ходимое количество в. 150 тыс. человек, которые составляли 25 легионов римской империи. Большая часть легионеров состояла из италиков, но рост латифундий в Италии резко уменьшил количество сельского населения, издавна, считав^

шегося наиболее пригодным для воинской службы. Поэтому только Северная Италия, где до сих пор сохранялось мелкое землевладение, давала хороших и выносливых солдат. Очень скоро в легионы стали принимать римских граждан-про- винциалов, но их все равно не хватало для потребностей армии. Набор же во вспомогательные части и вовсе проходил с огромным трудом. Только со времени правления императора Клавдия, который приказал наделять провинциалов, прослуживших в когортах или алах двадцать пять лет, правами римских граждан положение улучшалось. Это на какое-то время привело к тому, что служба в армии приобрела относительную привлекательность.

Служба в армии была тяжелой. Особенно тяжелыми были условия для солдат, которые служили в легионах, стоявших на Рейне и на Дунае. Солдаты знали только свой лагерь, казармы, тяжелые упражнения и труд по постройке дорог и укреплений под надзором, часто жестоких и корыстных начальников. Отставка и выдача жалования и земли постоянно задерживались. Многие солдаты служили по тридцать и более лет.

Все это привело к восстаниям, о которых мы говорили выше. Как мы знаем со слов Тацита, Германик, чтобы успокоить солдат, выплатил им деньги из своих средств и отпустил отслуживших срок ветеранов, обещая, что впоследствии никто не будет служить больше двадцати лет. Ho после того, как солдаты выдали зачинщиков и сами их казнили, все пошло по-старому. Император Тиберий объявил, что состояние людских ресурсов и финансов не позволяет сократить срок службы и увеличить жалование солдатам.

Боясь восстаний, некоторые легаты, желая расположить к себе солдат, допускали сильное ослабление дисциплины. Так поступали наместник Сирии Пизон, который плел интриги против Германика, и Гетулик в Германии, который вступил в заговор против Калигулы. Все это приводило к снижению боеспособности легионов. На вспомогательные же части и вовсе нельзя было положиться.

Такое плачевное состояние армии, а также постоянные восстания в провинциях заставляли императоров династии Юлиев-Клавдиев в основном придерживаться внешней политики императора Августа, который завещал не расширять границ империи. Кроме этого, для завоеваний требовались не только мощная армия, но и благоприятные условия в странах, которые могли стать объектами завоеваний. Вся история римских войн показывает, что они были успешны

лишь тогда, когда римляне могли опереться на местную знать, желавшую помощи Рима для борьбы с собственным народом. Вторым по значению условием, обеспечивающим j успех военных компаний, балы достаточная степень раз-1 вития рабовладения и городов в покоряемых странах, что могло облегчить введение римской системы управления. Именно потому, что зарейнские и задунайские племена не достигли такой стадии социальной дифференциации, когда один из слоев населения мог приветствовать римское вмешательство, попытки Рима расширить свои владения за противоположные берега этих рек, чаще всего, были обречены на неудачу.

Эти причины, а также неудачи в войне с Парфией привели к тому, что активизировались действия Рима в Причерноморье. Понт был обращен в провинцию. Наместник Мезии — Плавтий Сильван — отправился на выручку в Херсонес, который был осажден скифами. Ho эта помощь привела к оккупации Херсонеса римлянами и появлению римских гарнизонов в Южном Крыму. Ho в глубь полуострова римлянам пройти так и не удалось — из-за ожесточенного сопротивления местных племен.

Тот же Плавтий Сильван совершил успешный поход за Дунай против сарматов. В результате этого сто тысяч задунайских жителей были поселены в провинции Мезии, а греческий город Тира, на Днестровском лимане (совр. Белгород-Днестровский), был подчинен римской власти, впоследствии также присоединен к Мезии.

Император Нерон готовил поход на Кавказ против аланов, намереваясь сплотить и поддержать греческие коло- нии, которые являлись форпостами античного рабовладельческого общества на берегах Понта против местных племен. Ho планам этим не суждено было осуществиться.

К югу от Причерноморья и государства Аршакидов — в Аравии и северо-восточной Африке — существовало несколько самостоятельных государств, которые играли заметную роль в первые столетия нашей эры. Их значение и влияние значительно усилились после того как Египет й Сирия перешли под власть Рима.

В I веке на севере Аравии продолжало существовать Ha- батейское царство. Ho после того как Сирия стала римской провинцией, оно перешло в зависимость от Рима. Оно по- прежнему имело значение, какое базировалось на посреди ничестве в торговле, главными центрами которой были столица царства Петра и гавань Левкэ-Комэ, расположенная

напротив египетского порта Береники. Как и остальные зависимые царства, которые впоследствии становились провинциями Рима, Набатейское царство в 106 году н. э. было присоединено к империи и стало именоваться провинцией Аравией. Ho тем не менее попытка римлян захватить юг Аравийского полуострова потерпела крах.

В Южной Аравии к началу нашей эры процветало богатое царство химьяритов. Его благополучие также базировалось на транзитной торговле товарами, которые поступали из Индии в Римскую империю через города Сирии и египетские порты. Кроме этого, химьяриты торговали местными продуктами — ароматическими веществами, вином, которое поставлялось в Индию, а также изделиями ремесла, которые продавались в основном племенам Восточной Африки. Крупнейшими центрами царства были порт Адан (совр. Аден)

Il              город Муза. Товары так-              Римские              легионеры.

же поставлялись и вывозились морскими и караванными путями. Караванная торговля, центром которой был город Мариаба (Мариб), обогащала не только торговцев, но и племенных вождей, которые взимали пошлину с караванов, проходивших по территории их племени. Сами же химьяриты почти ничего не ввозили, а поэтому в их стране скопилось огромное количество драгоценных металлов. Сохранившиеся до нашего времени величественнейшие сооружения свидетельствуют о той роскоши, в которой жили цари и местная знать.

О социальном устройстве царства химьяритов известно очень мало. По-видимому, знать владела большими земельными угодьями, которые обрабатывались земледельцами, находившимися от них в зависимости. Вероятно, это были младшие члены рода, обедневшие общинники. Химья- рнтам подчинялись и соседние кочевые племена.

Еще при императоре Августе префект Египта Элий Галл предпринял военную экспедицию Южную Аравию. С одной стороны он хотел расправиться с пиратами, которые бесчинствовали на Красном море, а с другой — он пресле

довал цель захвата большой добычи. По-видпмому, on Xotcj1 наладить и непосредственную торговлю с Индией. Экспе*; диция была невыносимо трудной и, даже несмотря то, что римские войска сумели дойти до Мариабы, она не мела никаких успехов.

В первой половине I века римлянам, по-видимому, все же удалось разрушить Адану, но даже это не уменьшило значение царства химьяритов. Анонимный автор, оставивший описание плавания по Эритрейскому (Красному) морю, сообщает, что царь химьяритов и сабеев Харибавел (вторая половина I века н. э. ) был могущественным правителем. Он поддерживал постоянные отношения с Римом, посылал туда посольства и дары.

На Эритрейском море процветали торговцы из Алексаи- дрии, Пальмиры, Индии и Аравии. Ho в это же время у химьяритов появился соперник — вновь возникшее на территории современной Абиссинии царство Аксу м. Цари Ак- сума, у которых было сильное войско и флот, искали союзников против химьяритов среди племен Южной Аравии. Они поддерживали племя райденитов, которые добились независимости и захватили город Сабу. По-видимому, Аксум искал поддержки и у Рима.

Усиление Аксума и развитие морской торговли с Индией привели в упадок экономику царства химьяритов. Главный центр караванной торговли Мариб превратился в небольшой и захудалый городок. Зато порт Аксума Адулис стал одним из важнейших пунктов на морском пути в Индию. Здесь жило много римских купцов, господствовал греческий язык. Однако, помимо Адулиса, царство аксумитов не подвергалось влиянию иноземных, в том числе и греческих, элементов. Жизненное устройство здесь оставалось довольно примитивным. В I — II веках н. э. здесь даже не чеканилась своя монета, вместо нее население использовало кусочки меди. Крупных городов, кроме Адулиса и столицы Аксума, не было, но зато столица была большим и очень красивым городом: архитектура отличалась своеобразным стилем. Самый большой из дворцов занимал площадь в 80:120 м и, подобно ассирийским дворцам, состоял из множества башен, террас, оград и центрального многоэтажного замка. Такие же замки имелись и в других областях государства. На царских могилах в Аскуме ставили огромные стелы, которые были увенчаны серпом луны и диском богини утренней звезды — Астарты. Верховному богу Аксума — богу неба и покровителю государства — цари устанавлИ'

вали статуи из золота и каменные троны с благодарственными надписями. Все эти памятники были выполнены в арабском стиле и без всяких следов эллинистического влияния.

Усиление Аксума привело также к упадку Мероэ. Ослабление Меройтского царства началось в I веке н. э. Именно тогда сократилось строительство, города опустели, пришли в упадок даже Напата и Мероэ. Источники не сообщают о причинах подобного упадка, процветавшего до этого, царства. По-видимому, здесь значительную роль сыграли вторжения племен, которые обитали в окрестных степях и пустынях по обеим сторонам Нила. Позже Мероитское царство было завоевано Аксумом. Предполагают, что Нерон преследовал цель захватить это царство. С этой целью в Мероэ была послана военная экспедиция, которой удалось проникнуть на юг Африки дальше, чем удавалось кому-либо из римлян до сих пор. 

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак; И. Е. Войнич, Н. М.. Всемирная история: В 24 т. Т. 6. Римский период. 1998

Еще по теме ЖИЗНЬ ИМПЕРИИ В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРАТОРОВ ДИНАСТИИ ЮЛИЕВ-КЛАВДИЕВ:

  1. XI. Характеристика XIV в. в церковной истории. Церкви балканских народов. Дальнейшее правление династии Палеологов. Интеллектуальная жизнь в Византии
  2. Римская Империя при Калигуле, Клавдии и Нероне (37—68 гг. н.э.)
  3. НАЧАЛО КОНЦА ДИНАСТИИ ЦИНЬ. ПОПЫТКИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ИМПЕРИИ. ВОССТАНИЕ ЧЭНЬ ШЭНА И У ГУАНА» СВЕРЖЕНИЕ ДИНАСТИИ ЦИНЬ
  4. X. Возвращение Империи в Константинополь. Монгольская империя и конец государств крестоносцев. Правление Михаила VIII и Андроника II Палеологов
  5. 1. ПРАВЛЕНИЕ ДИНАСТИИ СУЙ (581-618)
  6. Глава IX КИТАЙ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ МИНСКОЙ ДИНАСТИИ (1368-1644
  7. ГЛАВА VII КИТАЙ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ДИНАСТИИ СУН (960-1279)
  8. ГЛАВА VIII КИТАЙ В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ДИНАСТИИ ЮАНЬ (1271-1368)
  9. Последние годы правления
  10. Глава IV СОЗДАНИЕ КИТАЙСКОЙ ИМПЕРИИ ДИНАСТИИ ЦИНЬ И ХАНЬ
  11. Глава VI ВОССТАНОВЛЕНИЕ И РАСЦВЕТ ИМПЕРИИ: ДИНАСТИИ СУЙ И ТАН
  12. Император Восточной Римской империи Юстиниан I
  13. Римская империя при солдатских императорах (235—284 гг. н. э.)
  14. III. Правление императора Льва Мудрого и его преемников. Его четыре брака
  15. Императоры Латинской империи, и правители мелких независимых государств, существовавших на территории Византии после 1204 г.
  16. xv. Последние годы Империи и падение Константинополя (1453 г.)
  17. Глава V Кончина императрицы Анны Иоанновны. — Россия в годы ее царствования. — Провозглашение императора Иоанна Антоновича. — Воцарение государыни Елизаветы Петровны. — Печальная судьба " Брауншвейгской фамилии".