<<
>>

ХЕТТСКАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Большое место в исследовании О. Герни «Хетты» уделено хеттской официальной литературе и литературе, основанной на эпических сказаниях. Поэтому в этих главах текст работы английского ученого приводится наиболее полно.
Типичный хеттский государственный документ начинается словами: «Так говорит царь такой-то, великий царь, царь .Хатти, герой, сын такого-то, великого царя, царя. Хатти, героя» (с вариациями в титулах, иногда опуская, иногда расширяя генеалогию). За этим вступлением могли следовать: либо царский указ, касающийся некой злободневной проблемы, либо анналы военных походов царя, либо договор, содержащий условия присяги на верность, продиктованные вассальному царю. Надпись Анниты является самой ранней из дошедших до нас надписей. Однако по своей форме, как и по многому другому, она являет собой аномалию. Повествование, которое занимает почти всю табличку, считается копией текста на стеле, установленной у ворот царского города. Надпись заканчивается проклятием любому будущему властителю или злодею, который попытается уничтожить или исказить текст надписи. Такая концовка роднит надпись с теми, которые были типичны для Вавилона и Ассирии; это обстоятельство говорит в пользу предположения о том, что исходный текст на стеле был составлен на аккадском языке. Надписи такого типа появились в Анатолии лишь после падения Хаттусы, и, таким образом, этот документ лежит вне русла основной хеттской традиции. Имеется достаточно оснований полагать, что хеттская клинопись была введена во время царствования Хаттусили I, преимущественно для того, чтобы записывать дословно официальные высказывания царя, с которыми тот время от времени обращался к собранию своей знати. Так называемое «политическое завещание» Хаттусили представляет собой удивительный образец такого рода дословной передачи. Это запись высказывания царя по случаю усыновления им мальчика Мурсили в качестве наследника престола. Царь говорит с народом свободно и естественно, не облекая свою речь ни в какую обдуманную литературную форму. «Великий царь Табарна целому войску и сановникам сказал: «Смотрите, я болен. Юнца объявил я вам табарной, сказав: «Он пусть сядет на трон». Я, царь, назвал его своим сыном, обнимал его, возвышал его, постоянно заботился о нем. Ho он оказался недостойным юнцом. Он не проливал слез, не выказывал сочувствия, он был холодным и бессердечным. Я, царь, повелел доставить его к моему ложу и сказал: «Что ж! Пусть никто впредь не воспитывает сына своей сестры как своего приемного сына! Слово царя не дошло до его сердца, а слово его матери, змеи, дошло до него!..» Хватит! Он мне больше не сын! Тогда мать его заревела подобно корове: «Заживо разорви чрево мое! Погубили мне сына, и теперь ты убьешь его!» Ho разве я, царь, причинил ему какое-либо зло? Смотрите, я подарил моему сыну, табарне, дом; я подарил ему много пахотной земли, я подарил ему много овец. Пусть он теперь ест и пьет. Если он будет вести себя хорошо, он сможет прихо- лить в город.
Ho если он будет выступать как смутьян... тогда пусть не приходит, а остается дома. Смотрите, теперь Мурсили мне сын... На место льва бог поставит другого льва. И в час, когда будет дан клич взяться за оружие, вы, мои слуги и знатные граждане, должны быть под рукой, чтобы помочь моему сыну. По прошествии трех лет он должен отправиться в поход... Если вы возьмете его с собой в поход, пока он еще ребенок, позаботьтесь о том, чтобы он вернулся невредимым. До сих пор никто из моей семьи не исполнял моей воли; но ты, мой сын Мурсили, ты должен исполнить ее. Следуй слову твоего отца! Если ты последуешь слову твоего отца, гы будешь есть хлеб и пить воду. Когда ты достигнешь зрелости, ешь два и три раза в день и не отказывай себе ни в чем! А когда достигнешь старости, то напивайся досыта! И тогда ты можешь более не следовать отцовскому слову. А вы, мои главные слуги, вы тоже должны следовать моему царскому слову. Вы должны есть только хлеб и пить только воду. Тогда Хаттуса будет на высоте и в стране моей будет мир... Ho если вы не последуете слову царя... вы не останетесь в живых — вы погибнете. Мой дед объявил своего сына табарной (наследником престола) в Санахуитте, но впоследствии его слуги и знатные граждане презрели его слова и посадили на трон Папа- дилмаха. А сколько лет прошло и сколько из них избежало своей судьбы? Дома знатных граждан — где они? Разве они не погибли? А ты, Мурсили, не должен ни медлить, ни расслабляться. Если ты будешь медлить, это приведет к такому же старому злу... Всегда следуй тому, мой сын, что было вложено в твое сердце...» В начальных словах этого текста мы уже находим прототип вводной формулы, использованной в более поздних записях. Следует также обратить внимание на исторический пример (рассказ о заговоре Пападилмаха), иллюстрирующий предостережение против раздоров. Фрагменты других текстов той же эпохи показывают, что этот риторический прием был тогда излюбленным. Мы обладаем сравнительно хорошо сохранившимся документом, который целиком состоит из таких «наставительных притч»: «Цити был чашником. Отец царя велел подать сосуд- хархара с вином для госпожи Хестаиары и для Маратти. Он (Цити) поднес царю хорошего вина, а им дал другого вина. Первый (Маратти?) подошел к царю и сказал: «Они дали нам другое вино». Когда царь увидел это, он (Цити?) подошел и сказал, что это так и было. Тогда его увели и «разобрались» с ним. И он умер. Санта, человек из Хурмы, был дворцовым слугой в Xac- суве. Он служил у хурритов и пошел навестить своего господина (т. е. царя хурритов). Царь прослышал об этом и изувечил его». He использовался ли этот своеобразный документ, как справочник, из которого оратор мог почерпнуть подходящий для его цели сюжет? Как бы то ни было, существование таких записей показывает некий подход к истории, который стал характерной чертой всех последующих царских указов. В последовательности надписей, которыми мы располагаем, имеется пробел, относящийся к периоду между царствованием Мурсили I (наследника Хаттусили) и Телепину. Когда мы знакомимся с указом Телепину, предписывающим правила поведения царской семьи и устанавливающим закон престолонаследования, то видим перед собой уже почти полностью развитую форму. Подобно речи Хаттуси- ли, этот текст, очевидно, оглашался перед собранием знати; однако в отличие от более раннего документа, этот имеет упорядоченный характер и, несомненно, потребовал тщательной подготовки. Исторический пример превратился в длинную преамбулу (ее первые параграфы цитировались выше), в которой описываются гибельные последствия раздоров в государстве. Преамбула подводит к главной теме, содержание которой составляет вторую часть документа. Эта историческая преамбула стала в дальнейшем обязательной составной частью всех хеттских царских указов, включая так называемые договоры, в которых она служила напоминанием о прошлых милостях, оказанных вассалу, и, таким образом, пробуждала в нем чувства долга и благодарности. В конце концов в указах Мурсили II она была полностью отброшена, и мы впервые находим историю царствования как таковую, изложенную в форме анналов. Однако и здесь изложение представляет собой не просто хронику событий; последняя пронизывается, как правило, религиозной темой: перечень царских успехов смиренно докладывается покровительствующему божеству в виде благодарения. Это можно проиллюстрировать абзацем из введения и анналам Мурсили: «Когда я, Солнце, взошел на царский престол, то, прежде чем выступить против какой-нибудь из враждебных стран, объявивших мне войну, я посещал все праздники богини Солнца Аринны, госпожи моей, и праздновал их и, воздев руку, так говорил богине Солнца Аринны, госпоже моей: «Богиня Солнца Аринны, госпожа моя, враждебные страны, окружающие меня, зовут меня ребенком и не уважают меня и постоянно пытаются захватить твои земли, о богиня Солнца, госпожа моя, — обрушься на них, о богиня Солнца Аринны, госпожа моя, и порази эти враждебные страны ради меня». И богиня Солнца Аринны услышала мою молитву и пришла мне на помощь, и за десять лет с тех пор, как я сел на отцовский трон, я завоевал эти вражеские страны и разорил их». Анналы этих первых десяти лет записаны на единственной большой и исключительно хорошо сохранившейся табличке, в конце которой царь возвращается к своей теме в следующих словах: «А с тех пор, как я сел на отцовский трон, я правлю десять лет. И эти вражеские страны я завоевал за десять лет своими руками; вражеские страны, завоеванные царевичами и сановниками, сюда не включаются. Каких бы благ ни удостоила меня богиня Солнца Аринны в дальнейшем, я запишу все и повергну к ее стопам». Как видим, этот документ может быть назван «личными анналами» Мурсили II. Существовали также полные анналы всего царствования, занимавшие множество табличек, но многие из них ныне утрачены. Некоторые отрывки, иллюстрирующие стиль этих анналов, приводились в главе о войнах. Царь Мурсили определенно имел склонность к анналам. Он регистрирует события не только своего царствования, но и царствования своего отца Суппилулиумы в форме анналов. О его наследнике Муваталли таких записей не существует; маленький фрагмент, из которого следует, что примеру Мурсили следовал его второй сын, Хаттусили III, — это все, что осталось. Анналы Тудхалии IV также сильно повреждены. Однако мы располагаем хорошо сохранившимся текстом, касающимся царствования Хаттусили III; здесь традиционная форма используется для особой цели. Хаттусили свергнул своего племянника Урхи-Тешуба и тем нару шил тот старый закон Телепину, который так хорошо поддерживал стабильность царства. Для того, чтобы оправдаться в этих насильственных действиях, он составил тщательно продуманный документ, который принято называть его «Автобиографией». Она начинается так: «Так говорит табарна Хаттусили, великий царь, царь страны Хатти, сын Мурсили, великого царя Хатти, внук Суппилулиумы, великого царя, царя Хатти, потомок Хатту- сили, царя Куссара. Я говорю о божественном чуде Иштар, пусть все люди слышат это и пусть впредь среди богов Моего Солнца, сына моего, внука моего и потомства Моего Солнца воздается почтение богине Иштар». Это — традиционная тема. Однако здесь повествование не касается в первую очередь военных побед, одержанных во имя господне. Царь рассказывает о своем детстве (когда он страдал от плохого здоровья) и описывает, как он был посвящен богине Иштар, как он был окружен завистливыми врагами и как Иштар всегда наделяла его способностью одолевать их. Она продолжала помогать ему, когда он был правителем северных провинций; затем Урхи-Тешуб наследовал трон и, из зависти к его успехам, присоединился к его противникам. «Ho из почтения к моему брату (пишет царь) я преданно воздерживался от своеволия и семь лет подчинялся. Ho затем этот человек задумал погубить меня... и он забрал у меня Хакписсу и Нерик, и тогда я перестал подчиняться и восстал против него. Ho хотя я и восстал против него, я сделал это не греховным путем, не напал на него в колеснице и не напал на него в доме, а открыто объявил ему войну, (сказав): «Ты хотел затеять ссору со мной — ты Великий Царь, а я, тот, кому ты оставил только одну крепость, я именно этой крепости царь. Так в бой! Пусть Иштар Самухи и бог грозы IIерика рассудят нас». А если бы кто-нибудь сказал мне, когда я так написал Урхи-Тешубу, «почему ты раньше возвел его на трон, а теперь объявляешь ему войну?», то я бы ответил: «Если бы он никогда не ссорился со мной, то разве боги допустили бы, чтобы он, Великий Царь, проиграл малому царю? Ho раз уж теперь он решил затеять со мной ссору, боги своим приговором унизили его предо мной... И так как госпожа моя Иштар в свое время обещала мне трон, то теперь она явилась моей жене во сне и сказала: «Я помогу твоему мужу, и вся Хатту- са перейдет на сторону твоего мужа»... И тогда Иштар оказала мне великие милости. Она покинула Урхи-Тешуба, и не где-нибудь, а в ее собственном городе Самухе она заперла его, как свинью в хлеву... И вся Хатусса перешла на мою сторону». Хаттусили рассказывает здесь, как он обошелся с Урхи- Тешубом и с другими своими врагами, не мстя им, а лишь изгнав их, и вкратце подытоживает свои триумфальные успехи под руководством Иштар. Далее следуют два абзаца, в которых речь идет о посвящении некоторых зданий богине Иштар, о царевиче Тудха- лии, как о ее жреце, и в заключение царь обращается к начальной теме со словами: «Кто бы ни наследовал в будущем, сын ли, внук ли или потомок Хаттусили и Пудухепы, пусть среди богов почитает Иштар города Самухи». Самос существенное в этом документе — то, что касается Урхи-Тешуба. Это образец продуманного рассуждения, восходящего почти к юридической аргументации; такой тип рассуждения нередко встречается в хеттской литературе и почти не имеет параллелей у других народов ранней древности. Если подобные рассуждения кажутся явно неубедительными, то лишь потому, что мы уже давно перестали верить, что война есть «суд божий», на котором правое дело должно взять верх. Ho, как мы уже убедились, такая точка зрения для хеттов была аксиомой, и рассуждения Хаттуси- ли были для них вполне убедительны. Цитированный документ свидетельствует о высокоразвитой политической мысли. У нас нет возможности предоставить вашему вниманию подробное описание всех менее значительных типов государственных документов, содержащихся в хеттском архиве. Мы располагаем жалованными грамотами, в которых, некоторые лица или учреждения объявляются свободными от налога и других поборов; дарственными, по которым крупные имения передаются царским указом в руки других нладельцев; рескриптами, улаживающими споры о границах или обвиняющими восставших вассалов в измене; и, наконец, предписаниями для различных должностных лиц и знати. Из вышесказанного можно видеть, что хетты создали снои собственные литературные формы и стиль, служившие административным и государственным целям. Эти формы и стиль редко отличаются от тех, которые были приняты у современных им народов. Правда, анналистика давно известна ученым-ориенталистам по текстам ассирийских царей, но эти произведения относятся к векам, последовавшим за падением хеттской империи, и в этом смысле ассирийцы были наследниками хеттов.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчёк и др.. Всемирная история: Бронзовый век — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ».— 512 с.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ХЕТТСКАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

  1. Официальное вступление
  2. ЕРЕСИ И ОФИЦИАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ
  3. §6. „ БОРЬБА С ОФИЦИАЛЬНОМ ИДЕОЛОГИЕИ НЕОКОНФУЦИАНСТВА
  4. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И ИСТОЧНИКИ СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ
  5. ты ХЕТТСКОЕ ЦАРСТВО И ЭГЕЙСКИЙ МИР
  6. ГЛАВА 5 ХЕТТСКАЯ ДЕРЖАВА ДРЕВНЕЙШИЕ СВЕДЕНИЯ
  7. Централизация В эпоху Хань: формирование официального конфуцианства и оппозиции к нему
  8. ХЕТТСКИЕ ЗАКОНЫ
  9. ОБЪЕДИНЕНИЕ ХЕТТСКИХ ПЛЕМЕН
  10. Пример 5.9 ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ЗАДАЧ ПО ОРИЕНТАЦИИ СОТРУДНИКОВ ДЛЯ ИХ НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ СУПЕРВИЗОРОВ
  11. ПАДЕНИЕ ХЕТТСКОЙ ДЕРЖАВЫ