<<
>>

БРОНЗОВЫЙ ВЕК В ИРАНЕ И СРЕДНЕЙ АЗИИ

Культура племен горного Ирана и Средней Азии конца III и II тысячелетий до н. э. является продолжением энеолитической, в которой, однако, произошли и определенные серьезные изменения. Материальная культура богатеет и становится разнообразнее, а поселения начинают обносить стенами.
Появляются изделия из бронзы, хотя каменные и медные по-прежнему остаются в ходу. Интенсивно развивается скотоводство, особенно разведение мелкого скота (овцы), что потребовало применения летних выпасов на отдаленных горных пастбищах. Как видим, эЮт вид хозяйственной деятельности приобретает полукочевой характер. Использование лошади придает кочевым племенам большую мобильность. Возможно, что именно это обстоятельство содействовало проникновению касситских племен с гор Ирана в Двуречье. Одновременно ряд поселений продолжает вести оседлый образ жизни и развивает земледельческое хозяйство, которое теперь соседствуют с полукочевым скотоводством. По мере накопления материальных ценностей внутри общин оседлых племен начинается имущественное расслоение. Зарождается и интенсивно развивается ремесло. Стоит особенно отметить относящиеся в основном ко второй половине II тысячелетия до н. э. художественные изделия из бронзы, произведенные в Лури- стане (Иран). Это главным образом части конской упряжи, украшенные стилизованными изображениями мифических чудшц и зверей. Дальнейшее развитие получают гончарное дело и искусство резьбы по камню. Все чаще находит применение гончарный круг. Хорошо прослеживается несколько местных культур, которые принадлежали близким по культуре племенам. К примеру, население южного Азербайджана и Курдистана (городище Гей-Тепе) было близко жителям Центрального и Восточного Закавказья; племена Центрального Ирана и предгорных районов Южной Туркмении (городище Tene- Сиалк), Тепе-Гиссар в Иране, южное городище Анау, Ha- мазга-Тепе в Туркмении) являлись носителями самобытных, хотя в то же время и близких культур. В сравнении с только что указанными районами, земледелие в областях, примыкающих к юго-восточному углу Каспийского моря (район Дехистан в Туркмении, поселения которого близки в культурном плане к поселениям, найденным около Acrpa- бада в Иране), развилось гораздо позже. На смену энео- литической культуре охотников и рыболовов в нижнем течении Аму-Дарьи (Хорезм) приходит тазабагьянская культура, культура скотоводов и мотыжных земледельцев. К концу II тысячелетия до н. э. происходят значительные изменения в Средней Азии. По-видимому, они были вызваны проникновением с севера племен, близких к анд- роновской культуре. В конце названного тысячелетия угасает жизнь в старых земледельческих поселениях Южной Туркмении. Несколькими столетиями раньше то же самое случилось в городах культуры Хараппы в долине Инда, с которой древнейшие среднеазиатские поселения имели некоторые связи. Новая земледельческая культура возникает в оазисах Средней Азии только во второй четверти I тысячелетия до н. э. Ее носители осваивают выплавку железа и параллельно расселяются в речных низменностях. Определенные изменения в культуре произошли также в Центральном и Восточном Иране, о чем свидетельствует могильник городища Тепе-Сиалк. Очевидно, что сюда проникали в это время пришельцы с северо-востока, говорившие, видимо, на диалектах иранской ветви индоевропейской семьи языков. Еще в период раннего энеолита установились постоянные связи племен Закавказья с переднеазиатскими центрами рабовладельческой цивилизации. Из районов Арарата производился широкий вывоз обсидиана, который служит основным материалом для выделки каменных наконечников стрел и иных орудий в Двуречье и Эламе. Связи эти способствовали проникновению в Закавказье многих технических достижений древнего Востока, более совершенных образцов оружия и орудий. Металлурги и мастера Закавказья восприняли и применили в своем производстве формы кинжалов, производимых в Двуречье, древнеассирийские формы бронзовых мечей, древневосточные секиры, особые типы топоров и многое другое. Многие из этих форм проникали дальше на север. Аналогичный тип топора, к примеру, распространился на востоке (Средняя Азия) и на севере (племена андроновской и «срубной» культур). На западе такой топор выделывался бронзолитейщиками племен, которые заселяли во II тысячелетии до н. э. земли современной Румынии, Венгрии и Болгарии. Некоторое влияние древневосточных цивилизаций испытало на себе и керамическое дело закавказских племен. Распространившаяся во II тысячелетии до н. э. в Закавказье расписная посуда эларского типа (название происходит от поселения Элар, что под Ереваном) представляет собой вариант посуды, широко применявшийся в Двуречье и Эламе. Речь идет о красных и розовых изделиях, расписанных главным образом темной краской. В орнаментации посуды юга и Закавказья много геометрических элементов, часто встречаются рисунки, изображающие птиц. Изобразительное искусство и ювелирное дело Закавказья в это время также имели связи не только с Двуречьем, но позднее и с культурой хеттов. Особенно ярко характеризуют своеобразное развитие культуры племен Закавказья памятники, обнаруженные в Центральной Грузии (район Триалети), Армении и Азербайджане. Формой поселения в этих местах в бронзовом веке были поселки, которые иногда окружались стенами, возводимыми в виде циклопической кладки, то есть из огромных камней. Некоторое время такие поселки сохраняли прежний вид общинных поселений с домами, выстроенными при помощи камней и каменных плит. Немногим позже стали появляться внутренние укрепления, за стенами которых скрывались жилища местной племенной знати, большие дома родовых старейшин и племенных вождей. По примеру стран древнего Востока знать отгораживалась стенами не только от внешних врагов, но и от соплеменников. Изменения именно такого характера, то есть изменения в планировке поселений Закавказья в бронзовом веке, очень выразительно говорят о процессе разложения устаревших первобытнообщинных порядков. Подобную же картину рисуют и материалы археологических раскопок множества погребений означенного периода. В долине реки Цалки (район Триалети) исследовано много курганов первой половины и середины II тысячелетия до н. э. Многие из них сохранили погребения рядовых общинников со скромным ритуальным инвентарем. Рядом с обычными курганами возвышаются огромные насыпи, в которых содержатся большие погребальные камеры из камня, глубокие подземные усыпальницы. Сохранились следы похоронных церемониалов, во время которых умершего вождя везли на колеснице древневосточного типа. Слуги несли его оружие и драгоценности. О богатстве похороненных говорят находящиеся при них серебряные кинжалы, золотая и серебряная посуда, ожерелья и тонкие украшения из серебра, золота и драгоценных камней. Замечательны орнаменты на посуде и украшениях. В качестве примера можно привести золотой кубок, украшенный изящными спиралями из золотых жгутов, усыпанных полудрагоценными камнями, серебряный кубок с изображением идущих к алтарю и священному дереву людей в звериных масках и одеждах с хвостами. О прочном усвоении мастерами Закавказья навыков ювелиров Двуречья говорят нам найденные статуэтки животных, в частности золотые статуэтки барана, глаза которого сделаны из перламутра и разноцветных камней, закрепленных горной смолой. Найденные в богатых курганах Триалети образцы посуды эларского типа сохраняют особенно выразительные черты сходства с керамикой Передней Азии. Множество расписных сосудов найдено в одном из погребений Армении, а бронзовое оружие оказалось идентично триалетскому. Грандиозная золотая чаша была украшена изображенными в древневосточном стиле фигурами львов. Рядом с ней лежали серебряные сосуды, также аналогичные триалетским. Сделанные в различных районах Закавказья случайные находки позволяют ученым считать, что те изменения в общественной жизни, о которых говорят нам находки Триалети, в это же точно время имели место и в Грузии, Армении и Западном Азербайджане. Именно дальнейшее развитие производства как такового вызывало эти изменения. Уже во второй половине II тысячелетия до н. э. в Закавказье была развита оросительная система полей, соответственно развивались садоводство и виноградарство; разраставшиеся стада требовали новых огромных пастбищ. Важным элементом хозяйствования явилось распространение коневодства и использование лошади для верховой и колесничной езды. С этого времени в могильниках Закавказья ученые начинают находить бронзовые удила разнообразных видов, с помощью которых древние жители региона управляли полудикими животными. О военных столкновениях племен за лучшие земли и добычу свидетельствует развитие оружейного дела, которое прогрессировало от малых (кинжал) к большим (длинный бронзовый меч) видам оружия. Военные походы стали источником новых рабочих рук — военнопленных-рабов. В это время рабство развивается настолько, что знать не представляет без рабов даже загробной жизни. Теперь их умерщвляют с целью захоронения со знатным хозяином. Об этих кровавых обрядах говорят нам погребения, найденные в курганном склепе юго-западного побережья озера Севан, где рядом с пышно украшенной погребальной колесницей племенного вождя ученые обнаружили останки 13 рабов, погонщика и быков, тянувших колесницу. Эти факты позволяют сделать заключение, что в то время ценность раба как производителя продукции еще была невелика. Сейчас только что указанные погребения известны во многих областях Закавказья и свидетельствуют о начавшемся еще в ранний период бронзового века процессе внутриплеменной дифференциации, приведшей к появлению новых форм общественных отношений, в основание которых было положено рабство, эксплуатация рабского труда. С включением некоторых областей Южного Закавказья в IX — VIII вв. до н. э. в состав рабовладельческого государства Урарту процесс общественного расслоения племен особенно усилился. Мощный очаг культуры бронзы во II тысячелетии развился на Северном Кавказе, оказав сильное влияние на области степной зоны, территории Поволжья, Прикамья и Волго-Окского междуречья, привнеся сюда передовые достижения древневосточной техники. В конце II — начале I тысячелетия до н. э. племена Северного Кавказа имели высокоразвитое бронзолитейное производство и уже начинали овладевать техникой обработки железа. В этом деле особенно отличился район Северной Осетии, где находятся наиболее характерные памятники так называемой кобанской культуры. Имеются в виду главным образом могильники, при раскопках которых находили высокого качества топоры, кинжалы, мечи, бронзовые боевые пояса и множество самых разных украшений с рельефными и гравированными изображениями, что свидетельствует о бесспорно высоком уровне мастерства. Использование лошади для езды верхом подтверждают находимые во множестве бронзовые удила. Анализ форм оружия не позволяет усомниться в том, что племена Северного Кавказа в описываемый период были знакомы как с древневосточными, так и с южноевропейскими технологиями производства бронзовых изделий. Аналогичная культура бронзы была распространена на восточном и юго-восточном побережье Черного моря (легендарная Колхида).
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчёк и др.. Всемирная история: Бронзовый век — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ».— 512 с.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме БРОНЗОВЫЙ ВЕК В ИРАНЕ И СРЕДНЕЙ АЗИИ:

  1. ЭНЕОЛИТ В ЮЖНОЙ ЧАСТИ СРЕДНЕЙ АЗИИ И В ИРАНЕ
  2. БРОНЗОВЫЙ ВЕК НА ПИРЕНЕЯХ
  3. ГЛАВА 9 ПЛЕМЕНА ЕВРОПЫ И АЗИИ БРОНЗОВОГО ВЕКА
  4. ПЕРИОД ЭНЕОЛИТА И БРОНЗОВЫЙ ВЕК НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ ИНДИИ
  5. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчёк и др.. Всемирная история: Бронзовый век — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ».— 512 с., 2002
  6. Глава 8 В ГОСУДАРСТВАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  7. НЕОЛИТ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
  8. ДРЕВНЕЙШИЕ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  9. РАННЯЯ ИСТОРИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  10. ГЛАВА 3 МЕЗОЛИТ И НЕОЛИТ (СРЕДНИЙ И НОВЫЙ КАМЕННЫЙ ВЕК)
  11. КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИРАНА
  12. Глава X Народы Азии, Америки и Африки в Средние века
  13. Глава 8. В государствах Средней Азии
  14. 6. НАЧАЛО АНГЛИЙСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
  15. ЗАВОЕВАНИЕ ФЕРГАНЫ. СВЯЗИ КИТАЙЦЕВ С НАРОДАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  16. РАЗВИТИЕ КОЧЕВОГО ХОЗЯЙСТВА В СТЕПЯХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СРЕДНЕЙ АЗИИ
  17. ЭНЕОЛИТ В СЕВЕРНЫХ ОБЛАСТЯХ СРЕДНЕЙ АЗИИ И В ЮЖНОЙ СИБИРИ
  18. Глава седьмая БОРЬБА С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ И ИНТЕРВЕНЦИЕЙ В ЗАКАВКАЗЬЕ И СРЕДНЕЙ АЗИИ (ноябрь 1917 г.—октябрь 1918 г.)