>>

Зимние квартиры в районе Проскурова. Переброска гвардии в окрестности Режицы. Стоянка у станции Люцын. Сформирование полковой конно-пулеметной команды. Назначение нового командира полка. Переход в район Глубокого.

«Минул 1915 год полный самоотверженных подвигов Моих славных войск.

В тяжелой борьбе с врагом, сильным числом и богатым всеми средствами, они истомили его и своей грудью, как непроницаемым щитом Родины, остановили вражеское нашествие.

В преддверии нового 1916 года Я шлю Мой привет вам, Мои доблестные войска. Сердцем и мыслями Я с вами в боях и битвах, призывая помощь Всемогущего на ваш труд, доблесть и мужество.

Помните, что без решительной победы над врагом наша дорогая Россия не может обеспечить себе самостоятельной жизни и права на пользование своим трудом, на развитие своих богатств.

Проникнитесь поэтому сознанием того, что без победы не может быть и не будет мира. Каких бы трудов нам ни стоит это, мы должны дать Родине победу.

В недавние дни Я приветствовал некоторые полки на прославленных сентябрьскими боями полях Молодечно и Вилейки. Я сердцем чувствовал горячее стремление и готовность всех и каждого до конца исполнить святой долг защиты Родины.

Я вступаю в Новый Год с твердой верой в милость Божию, в духовную мощь и непоколебимую твердость и верность всего Русского Народа и в военную доблесть Моих Армий и Флота».

НИКОЛАЙ.

Этот Высочайший приказ был прочитан в эскадронах и командах 1 января 1916 года, (все числа по старому стилю).

На следующий день, 2 января, полк покинул район Проскурова и перешел на новые квартиры в деревни Гриневицы и Стуфчинцы. Этот район в отношении удобства размещения был так же хорош, как толь- ко что покинутый. В этих деревнях Кавалергарды простояли до 19 марта, когда началась погрузка в эшелоны и переброска на север.

В течение всего этого времени в полку велись усиленные ежедневные занятия в конном и пешем строю. По-прежнему, особенное внимание было обращено на разведку, охранение, самоокапывание и на бросание ручных гранат.

6 января, в Крещение, на озере у деревни Стуфчинцы, в расположении 2-го дивизиона, состоялось водосвятие и церковный парад.

Приготовление к этому торжеству началось за много дней вперед. Во льду озера была вырублена прорубь в виде большого креста. Были построены деревянные помосты для Иордани. Помосты эти были затем облицованы большими глыбами льда и разукрашены национальными флагами и флюгерами. На самом берегу, против входа на Иордань было расчищено место для парада.

Население Стуфчинц с большой охотой помогало Кавалергардам в устройстве Иордани, и весть о предстоящем торжестве далеко распространилась по всей окрестности.

К 6 января из ближних и дальних деревень съехалось огромное число крестьян. К 10 часам все шесть эскадронов были выстроены против Иордани. Впервые после сформирования № 5-го и № 6-го эскадронов полк был выстроен в полном составе и, с непривычки, его развернутый фронт, казался необычайно широким. Зимнее солнце весело поблескивало на вычищенной и свеже-набеленной аммуниции, на трубах хора трубачей и на всей праздничной толпе, среди которой яркими, красочными пятнами пестрели цветные платки женщин. Солнце сверкало и отражалось всеми цветами радуги на снегу, на льду озера и на самой Иордани. Большинство крестьян было в белых полушубках и высоких черных бараньих шапках.

Местное население было очень религиозно и с особой тщательностью соблюдало и хранило все церковные обычаи и обряды. Может быть в этом сказывались последствия той суровой борьбы против могущественной Польши, против насильственной католизации и ополячивания, которые она вела в течение многих веков.

Православная вера была издавна тем внешним признаком, который отделял местное русское население от пришлых иностранных поработителей, и потому в соблюдении всех обрядов православия население прежде всего видело проявление своей самостоятельности, самобытности и принадлежности к русскому народу.

Веселый гул от нескольких тысяч голосов стоял над толпой. Раздалась команда. Разом, как одна, сверкнули восемьсот с лишним шашек, и весь строй замер. Затихла также и толпа.

Трубачи заиграли поход. Медленно, с той нарочитой медленностью, с которой всегда выносился Кавалергардский Штандарт, проносили его и в этот раз вдоль развернутого строя полка. В толпе все сняли шапки. Под величавые звуки «Коль Славен» Штандарт был отнесен к аналою. Началась литургия, которую служил полкової! священник отец Стефан Щербаковский в сослужении с местным духовенством села Стуфчинцы. По окончании водосвятия ряды полка были окроплены водой, после чего полк был пропущен полковником И. М. Миклашевским церемониальным маршем.

26 января на окраине города Проскурова состоялся смотр 1-ой Гвардейской кавалерийской дивизии командующим Гвардейским отрядом генерал-адъютантом генералом-от кавалерии В. М. Безобразо- вым. Полк представился в блестящем виде, и в приказе по Гвардейскому отряду Кавалергардам была отдана особая от прочих полков благодарность.

2 февраля ротмистр Звегинцов был произведен в полковники и назначен помощником командира полка по хозяйственной части. В командование № 4-ым эскадроном вступил штабс-ротмистр С. С. Воеводский.

14 февраля в Ставке Верховного Главнокомандующего в Могилеве состоялось совещание всех Главнокомандующих фронтами, в результате которого было решено вывести в резерв фронтов возможно большее количество войск. Среди частей, выводимых в резерв Южного фронта, находился также и Гвардейский отряд (В резерв были выделены: на Северном фронте три корпуса, на Западном десять корпусов и на Южном три корпуса и Гвардейский отряд).

На основании директивы Верховного Главнокомандующего за № 093, последовавшей вслед за этим совещанием, Гвардейский отряд предназначался к переброске в Режицкий район. Гвардейская конница должна была следовать в последнем эшелоне и начать погрузку лишь после того, как вся пехота и артиллерия Гвардейского отряда окончат свое сосредоточение в новом районе.

За первые два года войны в полку не было ни одного случая эпидемического заболевания. Были довольно редкие случаи дизентерии, главным образом во время поспевания фруктов. Эти заболевания были единичны и вызывались исключительно неосторожностью самих заболевших. Но ввиду стабилизации фронта и происшедшего от этого скопления огромных масс войск с обеих сторон на сравнительно небольшой площади, можно было ожидать, что с таянием снегов весной и вскрытием рек, озер и болот появятся всякого рода заболевания. В особенности санитарное управление Армии опасалось брюшного и сыпного тифа, и в феврале было получено распоряжение об обязательной противотифозной прививке всей Армии. В последних числах февраля прививка в полку была закончена.

В Армии, в солдатской толще, кем-то были пущены всякие вздорные слухи о том, что эти прививки вредно отражаются на здоровье и имеют всякие неожиданные последствия. В некоторых частях по поводу прививок были даже серьезные трения и понадобилось вмешательство высших инстанций, до штабов Армий включительно, для их пре- кращения. В полку, конечно, никаких подобных недоразумений не было. Но в частных разговорах с офицерами солдаты не раз спрашивали: «а правда ли, что от этих прививок тифа не бывает, но и детей иметь больше нельзя?». Чтобы доказать всю вздорность таких слухов, в первую очередь прививка была сделана всем офицерам.

15 марта строевой состав полка вновь увеличился. Была сформирована полковая конно-пулеметная команда. До этих пор в полках дивизии не было полковых пулеметных команд. Была общая дивизионная команда, сформированная еще до войны при Лейб-Гвардии Кирасирском Его Величества полку в Царском Селе из чинов всех полков дивизии. В зависимости от обстановки полкам придавались отдельные взводы, которые по миновании надобности снова возвращались к себе в команду.

Полковая конно-пулеметная команда была сформирована выделением 5-го взвода дивизионной в составе 36 человек, 41 лошади и двух пулеметов Максима с полной запряжкой и вьюками. Из этого числа 15 человек были коренные Кавалергарды. Остальные, так же как и взводный унтер-офицер Ковриков, были Кирасиры. Весь состав команды, с которым в течение двух лет полку не раз пришлось действовать, был во всех отношениях выдающийся.

Начальником команды на правах эскадронного командира был назначен штабс-ротмистр граф Г. А. Шереметев. В течение ближайших за тем месяцев состав команды постепенно увеличивался, и к началу июня она была доведена до двух-взводной, четырех-пулеметной команды при двух младших офицерах.

20 марта началась на станции Проскуров погрузка полка в эшелоны для следования в район Рсжицы.

После шести суток пути, пройдя Двинск и Режицу, полк выгрузился на станции Люцын и разместился в ближайшем от нее районе. Там Кавалергарды простояли до 9 мая.

Однообразие ежедневных занятий изредка прерывалось различными смотрами. 6 апреля в пулеметную команду прибыло пополнение в числе 20 новобранцев. 8 мая последовало назначение нового начальника дивизии. Вместо Кавалергарда генерала Казнакова, получившего 12-й армейский корпус, был назначен также Кавалергард, начальник 5-ой кавалерийской дивизии, генерал П. П. Скоропадский.

За пять с лишним лет командования генералом Казнаковым дивизией не только родные ему Кавалергарды, но и все полки дивизии смогли оценить этого исключительно сердечного человека и заботливого начальника, которому в однаковой степени были близки и дороги интересы всех частей дивизии. Будучи лично очень храбрым офицером, генерал Казнаков обладал еще неоценимым качеством для начальника: он не боялся личной ответственности и, прежде всего, стремился к достижению наилучших результатов с наименьшей затратой сил, энергии и крови подчиненных ему частей.

7 мая в полку был получен приказ о назначении командира полка князя А. Н. Эристова командиром 1-ой бригады дивизии.

За полтора года, в течение которых князь Эристов командовал полком, Кавалергарды смогли полностью оценить и полюбить этого выдающегося по боевым качествам и душевным свойствам командира. Храбрый, с исключительно большим знанием военного дела и воинским чутьем, требовательный по службе к своим подчиненным и еще больше к самому себе, князь Эристов всегда служил примером доблестного исполнения долга. С самых первых боев на подступах к Петроко- ву, куда полк выступил через день после принятия его князем Эристо- вым, Кавалергарды увидели, что боевая слава, честь и доброе имя полка находятся в надежных руках. Его заботливое отношение к подчиненным, до самых мелких разъездов, постов и застав, сделало то, что кроме глубокого уважения, весь полк его искренно полюбил. Вопрос, кто будет новым командиром полка, всех очень волновал.

9 мая полк выступил на станцию Свольно, куда перешел в четыре перехода. Весь переход стояла очень плохая погода, ветер и дождь, превративший дороги в месиво липкой грязи.

12 мая полк стал в новом и очень хорошем расположении до 1 июня.

24 мая в Красном Селе был сформирован Стрелковый дивизион 1-ой Гвардейской кавалерийской дивизии, чем было положено основание постоянной пехотной части при дивизии.

Первоначально дивизион состоял из четырех пеших эскадронов. Эскадроны носили название тех полков, из которых они получили кадр. Так 1-ый эскадрон назывался Кавалергардским, 2-ой Конногвардейским, 3-ий и 4-ый Кирасирскими. Каждый полк дивизии выделил офицерский и унтер-офицерский состав и некоторое количество нижних чинов. Недостающее до полного комплекта число штыков было почучено из запасных батальонов полков 1-ой Гвардейской пехотной дивизии, причем тут также была сохранена последовательность: Пре- ображенцы пополнили Кавалергардов, Семеновцы Конногвардейцев и так далее.

В январе 1917 года Стрелковый дивизион был развернут в полк 8-ми эскадронного состава сформированием на тех-же основаниях еще четырех пеших эскадронов, пулеметной команды и команды разведчиков.

Командиром Стрелкового дивизиона был назначен Кирасир Его Величества полковник Сахновский. Впоследствии стрелками командовали Конногвардеец полковник граф Пален, Семеновец полковник Попов и Кирасир Ее Величества полковник Чебышев.

При сформировании первого эскадрона Кавалергардами было откомандировано пять офицеров. Штабс-ротмистр В. Н. Бибиков — на должность командира эскадрона, поручики барон Г. А. фон-дер-Остен- Дризен, С. А. Безобразов, корнет А. Н. Толстой — на должность млад- ших офицеров и поручик князь JI. П. Меликов на должность адъютанта дивизиона. Затем, в рядах Стрелкового полка находились в разное время: полковник князь Путятин — заведующий хозяйством, штабс-ротмистры Е. Е. Гернгрос — командир 1-го дивизиона, А. А. Пашков, корнеты граф Г. О. Медем, К. В. Горяинов, прапорщики И. Ф. Лодыженский, П. Ф. Лодыженский, Н. А. Львов и князь Н. А. Долгоруков.

В первых числах июля, незадолго до переброски Гвардейской кавалерии на Ковельское направление, в местечке Глубоком состоялась присяга стрелковых эскадронов перед четырьмя Штандартами полков дивизии.

Во время боев под Ковелем Стрелковый дивизион занимал окопы на левом фланге своей дивизии, против Витонежа и у Доросина, и одно время был придан Гвардейской стрелковой дивизии. В крупных боевых операциях Стрелкам не пришлось участвовать. Началась революция, разложение Армии и тыла, и Стрелки вместе с полками своей дивизии несли службу на различных железнодорожных узлах.

24 мая была получена телеграмма о назначении командующим полком командира 5-го Уральского казачьего полка полковника Н. Н. Шилова. Полковника Шипова хорошо знали не только почти все офицеры полка, но и большинство рядовых Кавалергардов. Он был сам коренной Кавалергард, в 1911 году командовал еще № 4-ым эскадроном.

27 мая новый командующий полком приехал в расположение полка и 29 мая состоялась его сдача и прием. Вечером в полковой офицерской Артели офицеры полка провожали своего старого командира. На следующий день полк выступил в район местечка Глубокого.

С 23 ноября по 26 ноября 1915 года, в Шантильи, в окрестности Парижа, состоялось совещание представителей Главных командований всех союзных Армий. На этом совещании было решено на будущее время тесно согласовать действия отдельных фронтов и Армий и были разработаны направления и сроки, в которых должны были вестись совместные наступления союзников. Переход в наступление намечался для Французского фронта на 1 июня 1916 года и для русского фронта на 15.

Весь январь месяц прошел на русском фронте в организационных работах штабов для подготовки перехода в наступление.

Однако привести в исполнение решение Союзной Конференции в Шантильи не удалось. Усиленные атаки Германцев на Верден побудили Русское командование, исполняя просьбу Французов, отдать распоряжение о частичном переходе в наступление. В созванном по этому случаю в Ставке совещании всех Главнокомандующих фронтами было решено: Северному фронту, после усиления его 1-ой Армией, передаваемой из Западного фронта, перейти в наступление из Рижского и Якобштадтского направлений на Бауск и Поневсж. Западному фронту, по прошествии нескольких дней с начала наступления Северного фронта, надлежало так же перейти в наступление на Вилькомир.

Несмотря на усиленную артиллерийскую подготовку и на ввод значительных сил, наши Армии, главным образом из-за плохого состояния дорог и ужасных климатических условий, в которых велось наступление, не смогли прорвать фронта противника и ограничились небольшими местными успехами и выпрямлением линий, что в известной степени повлияло на временное ослабление Германских атак под Верденом.

Между тем, 6 мая началось также наступление противника и на Итальянском фронте. Итальянцы не выдержали стремительного напора врага. Армии их начали отступление, которое грозило превратиться в катастрофу. Секретные сообщения Итальянского командования принимали все более и более тревожный характер. Наконец, Король Виктор-Эммануил обратился с телеграфной просьбой к Государю Императору о немедленном переходе в наступление Русских Армий для спасения Италии. Несмотря на заявление Французского Главнокомандующего, который указывал, что преждевременный переход в наступление одного Русского фронта, до полной готовности Англо-Францу- зов, может повредить успеху общего наступления Союзников в июне, Ставка Верховного Главнокомандующего отдала войскам Юго-Западного фронта приказ о наступлении.

Во время перехода полка в район Глубокого было получено сообщение о переброске всего Гвардейского отряда на Юго-Западный фронт и 2 июля телеграммой Начальника штаба Верховного Главнокомандующего за № 3544 Гвардия была подчинена генералу Брусилову («Стратегический очерк войны» часть 5, стр. 78 и часть 6, стр. 42). Гвардейская конница временно, до сосредоточения своей пехоты на новом фронте, оставалась в районе Глубокого.

Первый переход в новый район был очень короток. Переправа через Диену затянулась до позднего вечера и полк заночевал в районе фольварка Ульяновки. Остальное расстояние было пройдено в три перехода с ночлегами в районах господского двора Путятино и господского двора Старое Поречье. Во время всего перехода была очень плохая, дождливая, холодная погода. На биваки полк разместился в хорошем, кучном районе, в деревнях Кривая, Белевичи, Верецея, Лапишки и Гусаки.

Здесь полк простоял до 7 июля, когда наконец началась погрузка Гвардейской конницы в эшелоны. За это время пулеметная команда была развернута в два взвода. Она была пополнена 42 людьми и 62 лошадьми из Гвардейского Запасного полка. На должность младшего офицера в нее был переведен из № 2-го эскадрона прапорщик граф Р. В. Мусин-Пушкин.

| >>
Источник: В. Н. ЗВЕГИНЦОВ. КАВАЛЕРГАРДЫ в великую и гражданскую войну 1914-1920 год. 1966

Еще по теме Зимние квартиры в районе Проскурова. Переброска гвардии в окрестности Режицы. Стоянка у станции Люцын. Сформирование полковой конно-пулеметной команды. Назначение нового командира полка. Переход в район Глубокого.:

  1. ПОЛОЖЕНИЕ' о районных съездах Советов и районных исполнительных комитетах АМССР
  2. Зимние квартиры. Революция. Отречение Государя.
  3. ВОЙСКА ЮГО-ЗАПАДНОГО РАЙОНА - ВОЙСКА ОДЕССКОГО РАЙОНА (0&01>~2ft03.1919)
  4. 4. КПК И РАЗВИТИЕ ОСВОБОЖДЕННЫХ РАЙОНОВ Освобожденные районы и вооруженные силы КПК в годы войны
  5. Прокуратура района (города). Организация работы прокуратуры района (города)
  6. Бои в Бахмачском направлении. Взятие города. Переход в Нежин и бои в его окрестностях.
  7. Глава II Районный исполнительный комитет
  8. Глава I Районный съезд Советов
  9. Войска Юго-Западного района
  10. ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИИ РАЙОНА
  11. ПЛАН РЕАЛИЗАЦИИ СХЕМЫ ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА РАЙОНА
  12. 5.4 Полномочия судьи районного суда
  13. Глава III Президиум районного исполнительного комитета 13.
  14. РАЗМЕЩЕНИЕ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РАЙОНА