<<
>>

3 Завершение разгрома белогвардейских войск на Северном Кавказе и Правобережной Украине

После поражения, понесенного деникинскими войсками в ходе общего наступления Южного и Юго-Восточного фронтов, стало совершенно очевидным, что гибель деникинщины неминуема. Под мощными ударами войск этих фронтов деникинская армия окончательно распалась на три изолированные друг от друга группировки: Правобережную, Левобережную и Северо-Кавказскую.

В состав Правобережной группировки, отходившей на Одессу, входили Украинская галицийская армия так называемой Западно-Украинской народной республики, войска Киевской области, части 2-го армейского корпуса — в общей сложности до 27 тыс. штыков и 4,9 тыс. сабель. На крымском направлении отступала Левобережная группировка (части Чеченской, 9-й и 1-й кавалерийских, 1-й Терской и 31-й пехотных дивизий) численностью 2,9 тыс. штыков и 4,2 тыс. сабель. Всего же с учетом войск, находившихся в тылу, обе группировки насчитывали до 195 тыс. человек. Северо-Кавказская группировка, отошедшая на Северный Кавказ за Дон, Сал и Маныч, включала отдельный Добровольческий корпус, Донскую армию, остатки Кавказской армии, войска Северного Кавказа, Армавирского, Екатеринодарского и Ставропольского гарнизонов и Черноморского побережья — всего 420 тыс. человек, в том числе в боевых войсках 31,5 тыс. штыков и 27.1 тыс. сабель202.

Белогвардейское командование, потеряв обширные территории на Левобережной Украине, в Донбассе и Донской области, решило во что бы то ни стало удержать южную часть Правобережной Украины, Крым и Северный Кавказ.

Особое значение противник придавал обороне Северного Кавказа, где была сосредоточена наиболее сильная его группировка. Деникин стремился прочной обороной по левому берегу рек Дон, Сал и Маныч измотать и обескровить советские войска, выиграть время для переброски оперативных резервов, перейти в контрнаступление и вернуть утраченную территорию.

Отдельный Добровольческий корпус (до 5,2 тыс. штыков) должен был оборонять рубеж от восточного побережья Азовского моря по левому берегу Дона до станицы Ольгинская.

Правее его до станицы Каргальской располагались 3, 2 и 1-й Донские корпуса Донской армии (14,4 тыс. штыков и 9.3

тыс. сабель). Восточнее, за рекой Сал, перешли к обороне 1-й и 4-й Кубанские корпуса Кавказской армии, насчитывавшие 6,7 тыс. штыков и 5.4

тыс. сабель. В калмыцких степях и на кизлярском направлении действовали северокавказские войска генерала Эрдели (5,2 тыс. штыков и 6,3 тыс. габель). В ближайшем тылу отдельного Добровольческого корпуса были сосредоточены две конные группы: одна — под командованием генерала Топоркова в районе Новобатайска, другая — во главе с генералом А. А. Павловым у Кагальницкой. Они предназначались для нанесения ударов на тех направлениях, где могла начаться переправа советских войск через Дон.

Белогвардейское командование заблаговременно создало на занимаемых рубежах, особенно на Дону, сильную, хорошо оборудованную в инженерном отношении оборону. При этом оно использовало характер местности, которая в нижнем течении Дона представляла собой открытую низменную равнину, пересеченную речками и ручьями, с большим количеством болот и озер. Наступившая оттепель и сильные проливные дожди превратили пойму Дона в почти непроходимое болото, а когда ударили морозы, местность сплошь покрылась зеркалом льда. Противник взорвал все мосты, за исключением железнодорожного у Ростова, захваченного советскими войсками. Умело используя естественные препятствия, он возвел сооружения полевого типа, в которых было установлено большое количество пулеметов и артиллерийских орудий. В результате оборона белогвардейцев стала трудно преодолимой не только для кавалерии, но и для пехоты.

После выхода советских войск к побережью Азовского моря и на подступы к Северному Кавказу перед ними встали две задачи: ликвидация де- никинских частей и соединений, отходивших на Одессу и в Крым, и разгром белогвардейцев на Северном Кавказе.

В связи с выходом к Азовскому морю армий правого крыла Южного фронта и его резким поворотом на юго-запад, а левого крыла — на юго- восток серьезно затруднилось управление войсками.

Это вызвало необходимость изменить названия фронтов, так как прежние уже не соответствовали географически их новым операционным направлениям. Поэтому Главное командование Красной Армии переименовало 10 января Южный фронт в Юго-Западный203, а через шесть дней постановлением Реввоенсовета Республики Юго-Восточный фронт получил новое наименование — Кавказский фронт204.

На Юго-Западный фронт была возложена задача по разгрому Правобережной и Левобережной группировок противника, а на Кавказский — Северо-Кавказской группировки. Учитывая, что Северный Кавказ являлся основной базой деникинцев и его освобождение знаменовало собой полную ликвидацию деникинщины, главное внимание советское командование обратило на усиление войск Кавказского фронта. Командующему фронтом были переиодчинены с 24 часов 9 января 1-я Конная (без одной дивизии) и 8-я армии, и намечалось перебросить в его распоряжение пять стрелковых дивизий (3, 4, 9-ю, Латышскую и Эстонскую). В составе войск Юго-Западного фронта оставались 12, 14 и 13-я армии.

Кавказский фронт (командующий В. И. Шорин, члены РВС С. И. Гусев, И. Т. Смилга, В. А. Трифонов, начальник штаба Ф. М. Афанасьев) имел в своем составе 8, 9, 10, И и 1-ю Конную армии, которые насчитывали 47,6 тыс. штыков, 22,7 тыс. сабель, 2732 пулемета и 590 орудий205. Его войска к середине января 1920 г. располагались следующим образом.

1-я Конная армия (командующий С. М. Буденный, члены РВС К. Е. Ворошилов, Е. А. Щаденко, начальник штаба Н. К. Щелоков), усиленная 9-

й и 12-й стрелковыми дивизиями, сосредоточилась в районе Ростов, Нахичевань. Она насчитывала 9 тыс. сабель и 5 тыс. штыков. 8-я армия (командующий Г. Я. Сокольников, начальник штаба Л. Н. Ростов) располагалась на рубеже Ростов, Новочеркасск и имела в своем составе 11 тыс. штыков и 2 тыс. сабель. Войска 9-й армии (командующий А. К. Степин, члены РВС Н. А. Анисимов, А. Г. Белобородов, начальник штаба А. А. Душкевич) вышли к Дону на рубеже от Новочеркасска до Константиновской и насчитывали 10,4 тыс. штыков и 2,2 тыс. сабель. Восточнее, развивая успех на великокняжеском направлении, к Дону выходила 10-я армия (командующий А. В. Павлов, члены РВС А. А. Знаменский, Б. Д. Михайлов, начальник штаба В. Н. Чернышов), имеющая 7,8 тыс. штыков и 3,6 тыс. сабель. 11-я армия (командующий М. И. Василенко, члены РВС С. М. Киров, К. А. Ме- хоношин, начальник штаба А. К. Ремезов) общей численностью 18,5 тыс. штыков и 3,4 тыс. сабель продвигалась на юго-запад на трех направлениях — на Дивное, Святой Крест (Прикумск) и Кизляр.

Итак, главные силы Кавказского фронта (1-я Конная, 8-я и 9-я армии) были сосредоточены в сравнительно небольшой полосе шириной до 150 км от Ростова до Константиновской, то есть против основных сил врага. На этом направлении советские войска имели почти полуторное превосходство над белогвардейцами в штыках, но в 1,2 раза уступали им по количеству сабель.

Перед войсками фронта стояла сложная и ответственная задача — завершить разгром деникинцев, полностью освободить Северный Кавказ и грозненский нефтеносный район. Для ее выполнения Главное командование Красной Армии еще 8 января разработало план Северо-Кавказской стратегической наступательной операции в предвидении переноса основных усилий на новое, северо-кавказское, стратегическое направление и в соответствии с указанием Советского правительства об овладении Северным Кавказом и Грозным206.

Замыслом Северо-Кавказской операции предусматривалось нанести силами правого крыла и центра Кавказского фронта (1-я Конная, 8, 9 и 10-

я армии) мощный удар по противнику в западной части Северного Кавказа в общем направлении на Екатеринодар и, не допустив отхода главных сил врага к реке Кубань, разгромить его. Одновременно левым крылом фронта (11-я армия), по мере прояснения политической обстановки в Дагестане, намечалось продолжать наступление на Кизляр и Святой Крест. В дальнейшем планировалось перенести основные усилия Кавказского фронта в центр и на левое крыло и ударами по сходящимся направлениям из районов Ставрополя и Святого Креста овладеть грозненским районом.

В соответствии с этим замыслом командование и штаб фронта разработали план и 9 января направили войскам директиву на проведение Доно-Ма- нычской операции в целях разгрома Донской и Кавказской армий противника207. Большую помощь командованию и штабу оказал С. С. Каменев, который с 8 по 17 января находился непосредственно в штабе фронта в Саратове.

Планом предусматривалось не дать Донской и Кавказской армиям закрепиться на левом берегу Дона, с ходу форсировать его и, овладев рубежом Ейск, Кущевская, Великокняжеская, озеро Лопуховатое, создать условия для наступления в дальнейшем на Тихорецкую.

1-й Конной армии предписывалось после овладения районом Ростов, Нахичевань форсировать Дон, нанести поражение отдельному Добровольческому корпусу и овладеть рубежом Ейск, Кущевская (исключительно). 8-я армия получила задачу после захвата совместно с соединениями 1-й Конной армии района Нахичевани форсировать Дон, разгромить 3-й Донской корпус п выйти на рубеж Кущевская, Мечетинская. Конные части предусматривалось направить в кратчайший срок в район Кущевской, чтобы отрезать противнику пути отхода на юг.

9-й армии было приказано прорвать оборону 1-го Донского корпуса и овладеть рубежом Мечетинская, Великокняжеская. Для быстрейшего выхода к Тихорецкой и воздействия на тылы белогвардейцев Сводный конный корпус намечалось ввести в сражение из района Мечетинской в направлении на Тихорецкую. 10-й армии надлежало форсировать Дон, нанести поражение 1-му Кубанскому корпусу и выйти на рубеж Великокняжеская, озеро Лопу- ховатое. Кавказскую кавалерийскую дивизию приказывалось направить для захвата района Великокняжеской. 11-я армия должна была правофланговыми дивизиями нанести удар на Торговое в целях обеспечения левого фланга 10-й армии, а остальными силами наступать на кизлярском направлении. В резерве фронта оставались три стрелковые дивизии (22, 38 и 39-я), которые должны были продвигаться за 10-й армией.

Наступление войск Кавказского фронта началось 17 января. 1-я Конная и 8-я армии, не имея достаточного количества переправочных средств, приступили к форсированию Дона. Под ураганным пулеметно-артиллерийским огнем противника их войска в течение двух суток пытались прорваться на левый берег реки и захватить плацдармы. К исходу 19 января, действуя без артиллерии на болотистой местности, они сумели преодолеть ожесточенное сопротивление белогвардейцев и захватили несколько плацдармов восточнее Батайска. Соединения 9-й и 10-й армий 18 января нанесли поражение 2-му Донскому и 4-му Кубанскому конному корпусам, форсировали Дон и овладели рубежом Багаевская, Ремонтная. Правофланговые дивизии 11-й армии заняли Заветное и продвигались на Ремонтную.

Однако вечером 19 января обстановка на правом крыле фронта резко изменилась. Конная группа генерала Топоркова (Кубанская и Терская конные дивизии. Добровольческая конная бригада) совместно с частями 3-го и 4-го Донских корпусов внезапно нанесла контрудар по 1-й Конной и 8-й армиям и к исходу следующего дня на участке Батайск, Ольгинская отбросила их войска на правый берег Дона208.

Не добившись успеха в низовьях Дона, командование Кавказского фронта приняло решение развивать наступление в полосе 10-й армии, которая получила 19 января задачу занять в кратчайший срок район Великокняжеской. К исходу 21 января правофланговые дивизии 10-й армии форсировали Сал и стали продвигаться к Великокняжеской. Войска 9-й армии, несмотря на тяжелые погодные условия, нанесли поражение 2-му Донскому корпусу и заняли Манычскую. В результате были созданы благоприятные условия для выхода во фланг и в тыл отдельному Добровольческому корпусу.

В целях закрепления успеха, достигнутого 9-й армией, Главком С. С. Каменев приказал 22 января усилить ее за счет войск 8-й армии и направить Сводный конный корпус во фланг и в тыл добровольческим частям209. Через день он распорядился перебросить 1-ю Конную армию в район Константинов- ская, Раздорская, а также передать в подчинение командующему армией Сводный конный корпус и стрелковую дивизию. На эту группу возлагалась задача нанести удар на Мечетинскую и разгромить противника, сосредоточившегося на рубеже Новочеркасск, Синявская210. Во исполнение указаний Главкома командующий Кавказским фронтом В. И. Шорин приказал командующему 8-й армией Г. Я. Сокольникову, прочно удерживая участок Синявская, Новочеркасск, прорвать оборону белогвардейцев на рубеже Ба- тайск, Ольгинская и выйти на линию Кагальницкая, Хомутовская. 1-я Конная армия получила задачу выйти в район, указанный ей Главкомом, нанести 28 января сильный удар во фланг и в тыл противнику в нап- равлении Хомутовская, Кагальницкая, Кущевская и во взаимодействии с войсками 8-й армии и Сводным конным корпусом, который должен был наступать в направлении Мечетинская, Тихорецкая, разгромить отдельный Добровольческий корпус и левофланговые дивизии Донской армии. Кавалерийской дивизии 9-й армии и Кавказской кавалерийской дивизии предписывалось овладеть не позднее 27 января районом Великокняжеская, Воронцовское (Торговая), а 7-й кавалерийской дивизии 11-й армии — занять район Приютное (Антанур)1.

Таким образом, командующий фронтом ставил войскам решительные задачи и стремился использовать для воздействия на тылы и фланги белогвардейцев подвижные войска. Однако при этом не были полностью учтены условия местности, которая не благоприятствовала действиям крупных масс конницы. Она вынуждена была форсировать реки Сал и Маныч, вести боевые действия на местности, изобилующей озерами и болотами, прорывать сильно укрепленные позиции противника. Войска фронта остро нуждались в пополнении, материальных средствах, так как из-за снежных заносов, неисправности мостов и загруженности железнодорожный транспорт не справился с перевозками. Серьезные опасения у командования Кавказского фронта вызывали медленные действия 10-й армии. Поэтому оно потребовало 27 и 28 января от ее командующего А. В. Павлова ускорить выход частей армии на левый берег Маныча и захватить Воронцовское, Песчанокопскую, Великокняжескую2.

28 января войска фронта возобновили наступление. Однако 8-я армия не смогла форсировать Дон и перешла к обороне на участке устье Дона, Манычская. В ночь на 30 января ударная группа противника прорвала оборону 9-й стрелковой дивизии (начдив Н В Куйбышев, военком С. П. Вос- ков) 8-й армии и создала угрозу захвата Ростова с юго-запада. Главком потребовал принять срочные меры для ликвидации этого прорыва, куда началась переброска резервов 3-й стрелковой дивизии Юго-Западного фронта3.

Тем временем 1-я Конная армия вышла на рубеж Манычская, хутор Малозападенский, а войска 9-й армии переправились через Маныч. Противник, воспользовавшись неудачей 8-й армии, перебросил в район Ефремова до шести конных дивизий и нанес удар с трех направлений по частям Сводного конного корпуса и 23-й стрелковой дивизии 9-й армии, отбросив их за Ма- ныч. Все последующие попытки советских войск форсировать Маныч наталкивались на упорное сопротивление врага, который неоднократно переходил в контратаки. Поэтому Главком приказал 3 февраля прекратить частные атаки, осуществить коренную перегруппировку сил и разработать новый план форсирования Дона и Маныча4.

Более успешно с 25 января по 3 февраля действовала 11-я армия. Ее 7-я кавалерийская дивизия вышла в район Дивное, а Енотаевский отряд — к Улан-Эрге5. Экспедиционный корпус под командованием Ю. П. Бутягина во взаимодействии с партизанским отрядом И. Г. Шило 25 января овладел Святым Крестом, к 3 февраля — рубежом Томузловское, Преображенское, Архангельское. 2-я Сводная бригада под командованием И. Ф. Бучина заняла оборону на реке Кума. В тылу противника активизировала свои действия партизанская Красная армия Черномо0рья (до 2500 человек), которая заняла 2 февраля Сочи и двигалась к Туапсе0.

Успех войск левого крыла фронта и широкий размах партизанского движения создали серьезную угрозу тылу врага. Главком С. С. Каменев с ко- 1

См.: Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.), т. 2, с. 476—478. 2

ЦГАСА, ф. 109, оп. 3, д. 59, л. 94, 96. 3

ЦГАСА, ф. 6, оп. 4, д. 293, л. 32; ф. 109, оп. 3, д. 58, л. 26. 4

См.: Директивы Главного командования Красной Армии (1917—1920), с. 730—

731.

6 ЦГАСА, ф. 109, оп. 3, д. 58, л. 3 9-3 9 об.

6 См.: Сухорукое В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918-1920 гг.). М., 1961, с. 245, 249.

202 мандованием фронта211 обсудил основные ошибки неудачного исхода Доно- Манычской операции и наметил меры, чтобы не допустить их в дальнейшем. На их устранение внимание советского командования обратили ЦК партии, лично В. И. Ленин. Были приняты срочные меры по оказанию помощи войскам Кавказского фронта и восстановлению положения в этом районе. 5 февраля за подписью В. И. Ленина была направлена телеграмма члену Реввоенсовета Кавказского фронта И. Т. Смилге с предписанием укрепить правое крыло Кавказского фронта и немедленно сообщить о предложениях и сделанном.

Неудачный исход Доно-Манычской наступательной операции серьезно осложнил положение на правом крыле фронта, где противник с 4 по 7 февраля пытался неоднократно прорваться к Ростову и Новочеркасску. Как отмечал В. И. Ленин 6 февраля на IV конференции губернских чрезвычайных комиссий, заминка под Ростовом и в Новочеркасске создает опасность того, что Деникин может оправиться, и поэтому «по-прежнему надо сохранять полную боевую способность к отражению врага»2.

В это время генерал Деникин отдал войскам директиву о переходе в контрнаступление отдельным Добровольческим корпусом совместно с Донской армией для нанесения Сильного удара на Новочеркасском направлении и захвата Ростова и Новочеркасска. Наступление предполагалось начать в ближайшие дни. Кубанская армия3 должна была наступать вдоль железной дороги Великокняжеская — Царицын и обеспечить левый фланг Донской армии. Войскам Северного Кавказа предписывалось разгромить святокре- стовскую группировку 11-й армии и взаимодействующие с ней партизанские отряды. На помощника Деникина по борьбе с партизанами в тылу генерала Лукомского возлагалась задача по восстановлению спокойствия в Сочинском округе и Черноморской губернии. Анализ этого плана показывает, что белогвардейское командование, пытаясь перехватить инициативу, явно недооценило силы и возможности советских войск.

С 6 по 13 февраля советское командование проделало огромную работу по подготовке к предстоящей операции: подтягивались резервы (части 29-й и 52-й стрелковых дивизий), штабы и тылы; переформировывались и пополнялись части и соединения; уточнялись задачи и вопросы взаимодействия. Одновременно была проведена перегруппировка войск фронта: полоса наступления 8-й армии была увеличена до 90 км за счет сужения полосы 9-й армии; 1-я Конная армия совершала марш в район Шара-Булуцкий, Платовская на тихорецкое направление; на мечетинском направлении сосредоточивались до четырех стрелковых дивизий 9-й армии, а на великокняжеском — до шести дивизий 10-й армии; в резерв фронта были выведены три стрелковые и три кавалерийские дивизии, три стрелковые бригады в целях парирования возможных ударов конной группы генерала Павлова, о месте нахождения которой командование фронта не имело точных сведений4.

12 февраля штаб фронта закончил разработку плана Тихорецкой опе- рации5. Ее замысел состоял в том, чтобы силами 8, 9 и 10-й армий форсировать Дон и Маныч, прорвать оборону белогвардейцев, затем вводом в прорыв 1-й Конной армии в стык между Донской и Кубанской армиями рассечь их на две части и разгромить. В последующем, развивая достигнутый успех, овладеть Тихорецкой. На 11-ю армию возлагалась задача провести Ставропольскую операцию с целью вынудить войска Кубанской армии отходить 1

Командующим Кавказским фронтом 4 февраля 1920 г. был назначен М. Н. Тухачевский. 2

Л е ни н В. И. Полн. собр. соч., г. 40, с. 115. 3

С 8 февраля 1920 г. Кавказская армия противника была переименована в Кубанскую. 4

См.: Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.), т. 2, с. 480—482; ЦГАСА, ф. 109, оп. 3, д. 49, л. 96, 102; д. 63, л. 1—3; д. 70, л. 1; оп. 9, д. 4, л. 70-80; ф. 191, оп. 3, д. 493, л. 78-80. 5

См.: Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.), т. 2, с. 482—483.

203

на реку Кубань, где они попали бы под удар главных сил фронта, и воспретить врагу отход в восточные районы Северного Кавказа.

При планировании Тихорецкой операции был учтен предыдущий опыт, что позволило избежать ошибок и просчетов, допущенных в Доно-Маныч- ской операции. Это выразилось в более умелом массировании сил и средств на главном направлении, где на участке, составляющем 27 процентов от общей ширины полосы наступления (120 из 450 км), было сосредоточено более 50 процентов личного состава и техники, в использовании Конной армии в качестве подвижной группы фронта для развития успеха на главном, тихорецком, направлении и в наличии во фронте и в армиях резервов для наращивания усилий. Операция проводилась в форме охвата правого фланга Донской армии с одновременным прорывом центра врага и сковыванием его левого фланга с последующим выходом во фланг и в тыл отдельному Добровольческому корпусу. Особенностью планирования Тихорецкой операции являлось также нанесение серии последовательных ударов, согласованных по цели, месту и времени.

Советские войска к началу операции уступали противнику в количестве сил и средств, о чем свидетельствует таблица 5. Однако командование фронта за счет умелого массирования сил и средств на главных направлениях и скрытного выхода 1-й Конной армии в район Платовской добилось превосходства над противником, что и предопределило успех операции.

Таблица 5

Соотношение сил н средств сторон в полосе действий Кавказского фронта к 14 февраля 1920 г. 1 Советские Противник Соотношение Силы и средства войска Штыки 31 418 37 200 1:1,2 Сабли 18 807 25 150 1:1,3 Пулеметы 2 339 1 984 1,29:1 Орудия 512 453 1,13:1 Бронепоезда 10 18 1:1,8 Самолеты 10 96 1:9,6 Бронеавтомо- били — 31 Абсолютное у противника Танки — 8 Абсолютное у противника

В ходе подготовки советских войск к наступлению Северо-Кавказский крайком партии в соответствии с указаниями ЦК РКП(б) от 11 февраля принял меры по активизации действий партизан в тылу противника. Вопросы согласования их действий и частей Красной Армии решались командованием и штабом 11-й армии, Терской группы повстанческих войск212, кубанских и ставропольских партизанских отрядов. Основные усилия партизан направлялись на освобождение во вражеском тылу населенных пунктов и восстановление в них Советской власти, нарушение железнодорожного сообщения, чтобы затруднить противнику переброску резервов и материально-технических средств.

Наступление войск Кавказского фронта началось 14 февраля, несмотря на то что 1-я Конная армия не успела выйти в указанный ей район, а дивизии остальных армий еще не были полностью укомплектованы. Такое решение вызывалось необходимостью упредить противника, который планировал перейти в контрнаступление в середине февраля. В первые дни попытки стрелковых соединений 8-й и 9-й армий прорвать оборону белогвардейцев, несмотря на ввод в сражение армейских резервов, успеха не имели. Наибольших результатов достигли кавалерийские дивизии 9-й и 10-й армий, форсировавших Маныч. Развивая достигнутый успех, они во взаимодействии с 28-й стрелковой дивизией (начдив В. М. Азин, военком В. Н. Хруцкий) 10-й армии нанесли поражение 1-му Донскому корпусу, отход которого оголил стык Донской и Кубанской армий. Этим воспользовалась Ударная группа 10-й армии (50, 20 и 34-я стрелковые дивизии) под командованием М. Д. Великанова. Она прорвала оборону 2-го Донского и 1-го Кубанского корпусов и к 16 февраля овладела Торговой, выйдя во фланг Донской армии. В наметившийся прорыв командующий фронтом М. Н. Тухачевский приказал ввести 1-ю Конную армию для развития успеха на Тихорецкую213.

Белогвардейское командование предприняло срочные меры, чтобы ликвидировать прорыв советских войск и не допустить выхода 1-й Конной армии на левый берег Маныча. По распоряжению командующего Донской армией конная группа генерала Павлова в составе 27 кавалерийских полков 2, 4 и 1-го Донских корпусов (10—12 тыс. сабель) форсированным маршем перебрасывалась из района хутор Веселый к Торговой. Здесь ей предстояло совместно с частями 1-го Донского корпуса нанести удар во фланг и в тыл 1-й Конной армии и Ударной группе 10-й армии, разгромить их и занять Торговую

Белогвардейская конница, продвигаясь вдоль левого берега реки Маныч в юго-восточном направлении, нанесла поражение 1-й Кавказской кавалерийской (начдив Г. Д. Гай, военком Г. К. Голенко) и 28-й стрелковой дивизиям и отбросила их за реку. В ходе ожесточенного боя с белоказаками в плен к ним попал тяжелораненый начальник 28-й стрелковой дивизии В. М. Азин. После зверских пыток он был убит в станице Тихорецкая214.

Оттесни? 1-ю Кавказскую кавалерийскую и 28-ю стрелковую дивизии за Маныч, группа генерала Павлова атаковала Торговую. Однако соединения 1-й Конной армии и Ударной группы 10-й армии 19 февраля отбили все атаки противника, который вынужден был отойти в район станицы Егорлыкская, Лежанка, потеряв до 5 тыс. убитыми и замерзшими. Развивая достигнутый успех, советские войска через два дня заняли станицу Средне-Егорлыкскую, а 22 февраля — Песчанокопскую и Белую Глину. В этом сражении было взято в плен до 4,5 тыс. белоказаков и захвачены штаб и тыловые части 1-го Кубанского корпуса215. В результате войска 1-й Конной и 10-й армий глубоко вклинились в оборону противника на стыке Донской и Кубанской армий и начали выходить в тыл донским казакам.

В это время серьезно осложнилась обстановка на правом крыле фронта в районе Ростова. Белогвардейское командование, стремясь отвлечь внимание советских войск от великокняжеского направления, предприняло здесь контрнаступление против 8-й армии. С утра 20 февраля отдельный Добровольческий корпус и части 3-го Донского корпуса нанесли сильный удар по ее войскам и прорвались на северный берег Дона. В руках противника снова оказались Ростов, Нахичевань и станица Аксайская. Восточнее, в районе Багаевской, Сводный конный корпус под командованием Б. М. Думенко отбивал яростные атаки конной группы генерала Старикова.

Учитывая осложнение обстановки на Кавказском фронте, ЦК РКП(б) и Советское правительство приняли срочные меры по восстановлению положения под Ростовом. В. И. Ленин в записке членам Политбюро ЦК РКП(б) от 19 февраля подчеркнул, что в настоящее время важнейшей и неотложной задачей является полный разгром Деникина и поэтому необходимо усилить

Кавказский фронт216 за счет войск Юго-Западного фронта. На следующий день в телеграмме члену РВС Юго-Западного фронта И. В. Сталину он отмечал, что положение на Кавказском фронте приобретает все более серьезный характер, и потребовал ускорить переброску на Северный Кавказ 42-й и Латышской стрелковых дивизий217.

По указанию В. И. Ленина Главное командование Красной Армии начало выдвижение на рубеж Таганрог, Луганск для подготовки контрудара на ростовском направлении частей 3, 42, 52-й и Латышской стрелковых дивизий, а в район Харьков, Купянск с других фронтов и из резерва Главкома перебрасывались 10, 18, 19 и 56-я стрелковые дивизии218. Для ликвидации прорыва противника на ростовском направлении командующий Кавказским фронтом приказал 8-й армии произвести перегруппировку войск и отбросить совместно с частями 9-й армии белогвардейцев за Дон на участке Старочеркасская, Манычская. Особое внимание он обращал на тесное согласование действий обеих армий.

Выход войск 1-й Конной и 10-й армий в глубокий тыл противника создал благоприятные условия для освобождения Ростова. 22 февраля М. Н. Тухачевский приказал 1-й Конной армии повернуть на север с целью выйти в тыл отдельного Добровольческого корпуса и занять Егорлыкскую. На главные силы 10-й армии возлагалась задача по развитию наступления на Тихорецкую, а 11-я армия должна была ускорить овладение районом Армавир, Невинномысская, Ставрополь. Соединениям 8-й и 9-й армий предписывалось перейти в наступление и отбросить противника на левый берег Дона219.

23 февраля войска 8-й и 9-й армий перешли в наступление, освободили Ростов, Нахичевань, отбросили противника на левый берег Дона и приступили к развитию достигнутого успеха в целях овладения Азовом, Ватайском и Ольгинской. В это время из района Средне-Егорлыкской на Белую Глину начала выдвижение конная группа генерала Павлова для нанесения удара в тыл 1-й Конной армии и Ударной группе 10-й армии, так как белогвардейское командование считало, что они продвигаются к Тихорецкой. Между тем армия С. М. Буденного совместно с Ударной группой М. Д. Великанова получила 25 февраля новую задачу: совершить марш в район Средне-Егор- лыкская, Егорлыкская и разгромить группу Павлова220.

Противник, уверенный в том, что впереди нет советских войск, двигался без разведки и охранения, имея на правом фланге 4-й и на левом 2-й Донские конные корпуса. В 10 км южнее Средне-Егорлыкской разъезды 1-й Конной армии обнаружили вражеские колонны. 6-я и 4-я кавалерийские дивизии развернулись и с ходу нанесли внезапный фланговый удар по противнику, смяв его передовые части. В ходе ожесточенного встречного сражения, крупнейшего за всю историю гражданской войны (с обеих сторон в нем участвовало до 25 тыс. кавалеристов), 1-я Конная армия и Ударная группа 10-й армии нанесли серьезное поражение белогвардейцам и захватили много пленных, свыше 100 пулеметов и 29 орудий6.

Белогвардейское командование для оказания помощи группе генерала Павлова начало срочно перебрасывать в район Атаман, поселок Иловайский часть сил отдельного Добровольческого корпуса, 3-й Донской корпус и несколько кубанских бригад. В результате этого на правом фланге 1-й Конной армии и Ударной группы 10-й армии, выдвинувшихся на 70 км вперед к юго-востоку от 8-й и 9-й армий, сосредоточивалась сильная ударная груп- пировка противника. Попытки советской конницы овладеть 26—28 февраля Егорлыкской успеха не имели, и поэтому командующий фронтом приказал тщательнее подготовиться к наступлению, которое было назначено на 1 марта.

Воспользовавшись успехом 1-й Конной армии и Ударной группы 10-й армии в районе Средне-Егорлыкской, 26 февраля в наступление перешли остальные армии фронта. Но 8-й армии не удалось сразу прорвать сильно укрепленную оборону противника на южном берегу Дона221. И только 28 февраля после ввода в сражение резервов она преодолела вражеское сопротивление, заняла Ольгинскую, Батайск и устремилась к реке Кагальник. 14-я (начдив Н. П Захаров, военком Н. Д. Ефуни, с 28 февраля — Л. Н. Аронштам) и 22-я (начдив С. П» Захаров, военком Р. Л. Ицковский) стрелковые дивизии 9-й армии нанесли поражение 3-му Донскому корпусу и продвигались с севера на Егорлыкскую, куда вышли 1-я Кавказская кавалерийская дивизия и кавдивизия имени М. Ф Блинова- 29 февраля войска 10-й армии освободили станицу Кавказская, а 11-й — Ставрополь.

1 марта наступил перелом в борьбе на Северном Кавказе. В районе Егорлыкской 1-я Конная армия и Ударная группа 10-й армии разгромили сильную группировку противника в составе частей 2-го и 4-го Донских, 3-го Кубанского конных и отдельного Добровольческого корпусов общей численностью в 13 тыс. сабель и 3,5 тыс. штыков222. Сражение носило исключительно ожесточенный характер. Вражеские контратаки следовали одна за другой. На наступающих советских пехотинцев и кавалеристов обрушивался шквал артиллерийско-пулеметного огня. Однако сопротивление белогвардейцев было сломлено. Потерпев сокрушительное поражение, в ночь на 2 марта они отошли в район Иловайский, Мечетинская. В этом сражении высокий героизм и мужество проявили многие советские бойцы и командиры. Они были удостоены высшей награды Родины — ордена Красного Знамени. Среди них начальники дивизий С. К. Тимошенко, О. И. Городовиков, начальник штаба 20-й стрелковой дивизии Б. В. Майстрах и другие.

Чтобы избежать полного разгрома, Деникин начал отводить войска к реке Кубань. Отдельный Добровольческий корпус отходил на кущевском, Донская армия — на тихорецком, а Кубанская — на новороссийском направлениях.

Войска правого фланга 11-й армии развивали успешное наступление на Армавир и Невинномысскую, угрожая тылу Кубанской армии, во фланг которой выходили отряды партизанской Красной Армии Черноморья под командованием Е. С. Казанского, наступавшей на Новороссийск.

В ходе преследования отходящего противника войска Кавказского фронта во взаимодействии с партизанами провели Кубано-Новороссийскую фронтовую операцию. Соединения 8-й армии должны были развивать достигнутый успех в направлении Кущевская, Тимашевская; 9-й — Старолеушков- ская, Медведовская; 10-й — Тихорецкая, Екатеринодар; 1-й Конной армии, усиленной 2-м конным корпусом8,-— Старолеушковская, чтобы отрезать путь отступления отдельному Добровольческому корпусу в районе Тима- шевской. На войска 11-й армии возлагалась задача по овладению районом Армавир, Невтшномысская.

10 марта 20-я и 50-я Таманская стрелковые дивизии освободили Тихо рецкую и начали продвижение на Екатеринодар. Белогвардейцы к этому времени отошли за реку Бейсуг, где предполагали задержать армии Кав казского фронта, для того чтобы основные силы Северо-Кавказской группировки успели уйти за реку Кубань. Одновременно в районе Кореновской были сосредоточены остатки Донских корпусов для нанесения контрудара гГо советским войскам.

В течение 12—13 марта советские войска сломили сопротивление противника на реке Челбас, отразили в районе Кореновской контрудар конной группы Донской армии и устремились на юг к реке Кубань. 17 марта соединения 9-й армии вместе с 1-м конным корпусом штурмом овладели Екатери- нодаром. Было взято 20 тыс. пленных, захвачено 40 орудий, свыше 100 пулеметов, 4 бронепоезда и 30 самолетов'. В боях за город высокий героизм и воинское мастерство проявили многие советские бойцы, командиры и политработники. За умелое руководство войсками, личный героизм и мужество Почетным революционным оружием был награжден командующий 9-й армией И. П, Уборевич

Попытка противника не допустить форсирования советскими войсками Кубани успеха не имела. Под неудержимым натиском красноармейцев де- никинцы откатывались к Черному морю. Фронт Донской армии был расколот на две части: корпус генерала Старикова отходил на восток на соединение с остатками Кубанской армии, а остальные соединения вместе с отдельным Добровольческим корпусом отступали к Новороссийску.

Успешно развивалось наступление и в полосе действий 11-й армии. Так как оно велось на широком фронте (до 360 км) и по малонаселенной местности. армия действовала на трех отдельных направлениях: Ставропольская группа продвигалась на Армавир, Георгиевская — на Георгиевск. а Экспедиционный корпус — на Петровск. Для удобства управления этими группами из штаба армии был выделен полевой штаб, который двигался непосредственно за главными силами.

С войсками 11-й армии тесно взаимодействовали партизанские отряды. 14 марта они заняли Минеральные Воды, на следующий день — Пятигорск и удерживали их до подхода частей Красной Армии. В это время осложнилась обстановка в районе Ставрополя, который был освобожден 29 февраля. 4-й Кубанский корпус генерала Писарева 10 марта попытался выбить советские войска из города. Ему удалось окружить Ставрополь с трех сторон, но овладеть им белогвардейцы не смогли. Части Ставропольской группы неожиданно нанесли контрудар и отбросили врага на юг. В этом бою была полностью разгромлена Сводная пехотная бригада противника и захвачено большое количество орудий и пулеметов. За мужество и доблесть, проявленные под Ставрополем, 442-й стрелковый полк 49-й стрелковой дивизии был награжден Почетным революционным Красным знаменем. После разгрома белогвардейцев Ставропольская группа 11-й армии приступила к их преследованию на армавирском и невинномысском направлениях.

Левофланговые соединения 10-й армии (20, 28 и 32-я стрелковые дивизии) вышли во второй половине марта в район Пятигорска, где были переданы в оперативное подчинение командующему 11-й армией. Эти дивизии совместно со Ставропольской группой образовали Терскую группу 11-й армии, которая 24 марта освободила Грозный.

Успешное наступление войск Кавказского фронта вызвало новую волну выступлений трудящихся Северного Кавказа против ненавистного деникин- ского режима. Активизировали свою деятельность партизаны, которые 25 марта освободили Дербент, захватив 1,5 тыс. винтовок, 20 пулеметов, бронепоезд и до 300 тыс. патронов223. Через два дня под ударами партизан пал город Темир-Хан-Шура, а 30 марта они совместно с частями Экспедиционного корпуса вступили в Петровск. Власть в Дагестане перешла в руки революционного комитета.

Под руководством Осетинского окружного комитета партии во главе с 111. Абаевым и ревкома, которым руководил К. Борукаев, осетинские трудящиеся, грозненские и ингушские повстанцы при поддержке рабочих овладели 24 марта Владикавказом (Орджоникидзе). Через шесть дней в город вошли части 11-й армии. Наиболее отличившиеся в этих боях Д. Н. Тогоев, К. С. Кесаев и С. Тавасиев были награждены орденом Красного Знамени. Волжско-Каспийская флотилия в марте 1920 г. провела две десантные операции по освобождению форта Александровский и острова Чечень. Это были последние опорные пункты противника, которые угрожали советским коммуникациям в северной части Каспийского моря. В бою у форта Александровский особо отличился экипаж миноносца «Карл Либкнехт». Огнем своих орудий он обратил в бегство вражеские крейсеры «Милютин» и «Опыт». Это позволило десантному отряду советской флотилии почти без потерь овладеть фортом и захватить в плен около 1,2 тыс. казаков и офицеров. За этот подвиг экипаж миноносца «Карл Либкнехт» был награжден Почетным революционным Красным знаменем.

Успешное продвижение советских войск на Северном Кавказе позволило Главкому отдать 21 марта командованию Кавказского фронта директиву о переброске на Юго-Западный фронт одной бригады 21-й стрелковой дивизии, 12-й стрелковой и 6-й кавалерийской дивизий. 22 марта он приказал после выхода к границе с Грузией перейти к обороне и завершить освобождение Терской области.

Белогвардейские войска, отступая под ударами Красной Армии, пытались задержать ее у Новороссийска, чтобы организованно с помощью англофранцузского флота эвакуироваться в Крым. Но 16-я стрелковая дивизия (начдив С. П. Медведовский, военком Н. Ф. Осипов) 8-й армии, 21-я (начдив Г. И. Овчинников, военком А. М. Лиде) и 23-я (начдив Н. И. Руднев, военком А. Н. Владимирский) стрелковые дивизии 9-й армии с ходу прорвали их оборону и утром 27 марта совместно с партизанами овладели Новороссийском. В Крым удалось эвакуироваться только отдельному Добровольческому корпусу и части сил Донской армии, основная же ее группировка пыталась прорваться на восток, в район Туапсе.

В ходе Кубано-Новороссийской операции войска Кавказского фронта во взаимодействии с партизанами Кубани и Черноморья нанесли серьезное поражение отдельному Добровольческому корпусу и Донской армии, отсекли от них Кубанскую армию и освободили всю западную часть Северного Кавказа. Операция характеризовалась большим пространственным размахом (ширина полосы наступления — 300—360 км, глубина — 320—360 км). Ее характерными чертами являлись: стремительное наступление советских войск по отдельным направлениям со средним темпом до 10 км в сутки; неотступное преследование противника; упреждение его в захвате переправ и форсирование рек с ходу; тесное взаимодействие с партизанами при отсечении и расчленении отдельных белогвардейских группировок; ведение боевых действий в городах и крупных населенных пунктах.

С 27 марта по 7 апреля часть сил 9-й армии совместно с кавбригадой 1-й Конной армии во взаимодействии с партизанами занималась ликвидацией остатков Донской армии (до 27 тыс. штыков и сабель). Советские войска блокировали в районе Сочи эту группировку противника и взяли ее в плен, за исключением 12 тыс. белогвардейцев, которым удалось уйти в Крым.

Войска 11-й армии вели боевые действия против остатков Кубанской армии. Желая избежать напрасного кровопролития, Реввоенсовет армии и Бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе обратились к трудовым казакам Терека и Кубани с призывом переходить на сторону Красной Армии. Под влиянием ее успехов, агитационной работы иолитор- ганов 11-й армии, политики советских органов, создаваемых на Кубани и Тереке, среди кубанского казачества росло стремление покончить с гражданской войной. 2 мая остатки Кубанской армии численностью до 60 тыс. человек сдались в плен советским войскам.

Таким образом, к началу апреля 1920 г. войска Кавказского фронта на всем его протяжении, от Черного до Каспийского моря, вышли к границам закавказских буржуазных республик. 2 апреля Г. К. Орджоникидзе докладывал В. И. Ленину о победе на Северном Кавказе: «Освобождение от белых всего Северного Кавказа, Кубани, Ставрополья, Черноморья, Терской и Дагестанской областей стало совершившимся фактом»1.

'Орджоникидзе Г. К.-Статьи и речи. М., 1956,-т: 1, с. 111.

& 14 Гражданская война, т. 2

В освобожденных районах сразу же после завершения боевых действий под руководством Бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе во главе с Г. К. Орджоникидзе началась организация ее местных органов. Для решения всех вопросов партийного, советского и хозяйственного строительства в крае ЦК РКП(б) 8 апреля 1920 г. образовал Кавказское бюро ЦК РКП(б) в составе Г. К. Орджоникидзе, (3. М. Кирова, Е. Д. Стасовой, Н. 11. Нариманова и других224. В целях координации деятельности армейского командования и местных органов Советской власти в Терской и Кубанской областях приказом командующего Кавказским фронтом от 4 мая 1920 г. 9-я армия была переименована в Кубанскую, а 10-я — в Терскую армии. На них возлагалась задача по охране границы с меньшевистской Грузией и поддержанию порядка в тылу'2.

Главным итогом Северо-Кавказской стратегической наступательной операции явились окончательный разгром главной группировки Вооруженных сил юга России и срыв замысла империалистов возродить весной 1920 г. фронт борьбы на юге нашей страны. Советские войска освободили важный для Республики экономический (нефтедобывающий и хлебородный) район с территорией в 296 тыс. кв. км и населением в 6,91 млн. человек. Ликвидация деникинщины на Северном Кавказе позволила высвободить значительную часть сил для переброски на Западный фронт и создала благоприятные условия для оказания помощи народам Закавказья в их борьбе за свою самостоятельность и независимость.

В боях за Северный Кавказ советские бойцы, командиры и политработники проявили героизм, мужество и большое воинское мастерство. С середины февраля по май 1920 г. части Красной Армии взяли в плен 163,6 тыс. солдат и офицеров, захватили 32,6 тыс. винтовок, 723 пулемета, 537 орудий, 23 бронепоезда, 17 танков, 30 самолетов, около 61,5 млн. патронов и 3,4 млн. сна- рядов3. Наиболее отличившиеся 96-й Кубанский кавполк 16-й кавалерийской дивизии, 2-я батарея 2-го легкого артдивизиона 12-й стрелковой дивизии, 3-й Саратовский кавполк 2-й кавалерийской дивизии, 1-й кавалерийский полк 28-й стрелковой дивизии, 282-й и 284-й стрелковые полки 32-й стрелковой дивизии и 1-й Дагестанский стрелковый полк были награждены Почетными революционными Красными знаменами, а 188-й и 189-й стрелковые полки 21-й стрелковой дивизии — орденом Красного Знамени.

В те дни, когда армии Кавказского фронта освобождали Северный Кавказ, развернулись ожесточенные бои по ликвидации остатков деникинских войск на территории Правобережной и Левобережной Украины.

Деникин требовал от командующего Украинской (Правобережной) группировкой Шиллинга удерживать Одессу, а от командующего Левобережной группировкой Слащева — Крым. Для белогвардейского командования как Одесса, так и Крым имели важное экономическое и военное значение. Через Одессу деникинцы получали от стран Антанты оружие, боеприпасы и военное снаряжение. Крымский полуостров они рассматривали как опорную базу и укрытие для своей армии в случае неудачного исхода боевых действий на Правобережной Украине и Северном Кавказе.

Генерал Шиллинг сосредоточил в районе Ольвиополь (Первомайск), Вознесенск отряд генерала Бредова. На него возлагались задачи прикрыть одесское направление и нанести, в зависимости от складывающейся обстановки, внезапный упреждающий контрудар по войскам 14-й армии, которые наступали от Кривого Рога к Николаеву. Корпус Слащева должен был не допустить прорыва соединений 14-й армии в Крым, а части Украинской га- лицийской армии — задержать продвижение дивизий 12-й армии на жмерин- ском направлении. 1

См.: Очерк» истории Краснодарской организации КПСС. Краснодар, 1976, с. 222; Ла йиановК. Т. Октябрь в Карачаево-Черкессии: Борьба большевиков за власть Советов (1917—1920). Черкесск, 1971, с. 140. 2

ЦГАСА, ф. 109, оп. 2, д. 111, л. 297—297 об. 3

Агуреев К. В. Разгром белогвардейских войск Деникина, с. 198—199.

210 К первой половине января 1920 г. войска Юго-Западного фронта (командующий А. И. Егоров, члены РВС Р. И. Берзин, Л. П. Серебряков, М. К. Владимиров, И. В. Сталин, начальник штаба Н. Н. Петин) были растянуты на огромном (до 1500 км) фронте. Они, особенно соединения 13-й и 14-й армий, были значительно ослаблены в предыдущих боях. В дивизиях имелось от 1,7 до 5,6 тыс. штыков. Соотношение сил сторон показано в таблице 6.

Таблица 6

Соотношение сил сторон в полосе действий Юго-Западного фронта к 15 января 1920 г.1 На одесском направле- На крымском направ- Всего в полосе Юго- Силы НИИ лении Западного фронта CJ й> X К о а V X S Я о л я

а a

о о rt а а

о а л

о ™ а a

с <и о о о н о а Е-

о о и о t- о а о О о га

О о t~ о а S-

о о U я К и U в S3 о О га В о Штыки (тыс.) 26,8 J 27,0 1:1 6,7 2,9 2,3:1 33,5 29,9 1,1:1 Сабли (тыс.) 1,6 4,9 1:3 2,8 4,2 1:1,5 4,4 9,1 1:2 Итого 28,4 31,9 1:1,1 9,5 7,1 1,3:1 37,9 39,0 1:1

Из таблицы видно, что при общем равенстве в штыках противник имел двукратное превосходство над советскими войсками в саблях, а на одесском направлении — даже трехкратное.

С учетом сложившейся обстановки Главное командование Красной Армии разработало план освобождения Правобережной и Левобережной Украины и Крыма225. Он лег в основу замысла дальнейших действий войск Юго- Западного фронта, изложенного в директиве фронта от 9 января226. Его суть состояла в том, чтобы ударами на трех направлениях (каменец-подольском, одесском и крымском) нанести поражение остаткам деникинских войск, прижать их к румынской границе и Черноморскому побережью и разгромить.

Наступление Юго-Западного фронта представляло собой совокупность двух армейских наступательных операций — Одесской и Крымской. К проведению Одесской операции привлекались левофланговые дивизии (44-я и 60-я) 12-й армии и 14-я армия. Они должны были рассечь группу генерала Шиллинга на две части и уничтожить ее, нанеся два удара: главный — силами 14-й армии на Одессу и вспомогательный — двумя дивизиями 12-й армии на Каменец-Подольск. Крымская операция проводилась 13-й армией с целью не допустить отхода корпуса Слащева в Крым и разгромить его в Северной Таврии. Па правофланговые дивизии (58-я и 47-я) 12-й армии возлагалась задача по прикрытию киевского района, на левофланговую 3-ю стрелковую дивизию 13-й армии — обеспечение стыка с правым крылом Кавказского фронта и охрана северного побережья Азовского моря. Войска Юго-Западного фронта упредили в развертывании отряд генерала Бредова и перешли в наступление, нанося удары на Кривой Рог и Никополь, Херсон. Основные силы 14-й армии (45-я и Латышская стрелковые дивизии) опрокинули корпус генерала М. Н. Промтова. К 18 января они освободили Кривой Рог, Апостолово и Никополь. 46-я стрелковая дивизия 13-й армии через шесть дней вышла к Перекопскому и Чонгарскому перешей- кам. но не сумела прорвать заранее подготовленные в инженерном отношении оборонительные позиции, которые заняли части Слащева.

В целом соединения 14-й и 13-й армий выполнили поставленные перед ними задачи. Однако 13-я армия, наступавшая на широком фронте и на разобщенных направлениях, не смогла прорваться в Крым. У командующего фронтом А. И. Егорова не было свободных резервов для усиления крымского направления, так как 57-я стрелковая дивизия (начдив Ф. А. Кузнецов, военком М. М. Темкин) осуществляла перегруппировку в район Гомеля, где готовились к переходу в наступление белополяки, а Эстонская (начдив Я. К. Пальвадре, военком А. Реймец) и 3-я (начдив А. Д. Козицкий, военком Н. А. Бутков) стрелковые дивизии готовились к переброске к правому крылу Кавказского фронта, чтобы оказать ему содействие в прорыве обороны белогвардейцев на левом берегу Дона227.

Более успешно действовала 14-я армия, которая 29 января освободила Херсон, а на следующий день — Вознесенск и Николаев. В результате ее соединения начали выход в глубокий тыл группы Шиллинга, отрезая ее от путей сообщения и баз и угрожая Одессе, которую оборонял отряд генерала Стесселя (офицерские части и государственная стража). Генерал Бредов со своим отрядом отходил в Бессарабию к переправам через Днестр в районе Маяки и Тирасполь.

Однако все попытки белогвардейцев удержать Одессу, на которую наступали 41-я стрелковая дивизия (начдив А. М. Осадчий, военком Я. А. Чи- барь), усиленная 1-й бригадой 45-й стрелковой дивизии (начдив И. Э. Якир, военком Г. Ракитов), и кавбригада Г. И. Котовского, были обречены на провал. Бригада Г. И. Котовского сыграла решающую роль в освобождении Одессы, внезапно захватив 7 февраля железнодорожную станцию Застава. После этого на рассвете одновременными ударами стрелковых частей 41-й дивизии с фронта и кавалерии с тыла при содействии восставших рабочих Одесса была освобождена. Наступление советских войск было настолько неожиданным, что противник не успел даже эвакуироваться. В плен попало до 3,2 тыс. солдат и офицеров и было захвачено более 100 орудий, 4 бронепоезда, 4 бронеавтомобиля, несколько сот тысяч снарядов и патронов228.

Разгром группировки противника в районе Одессы позволил высвободить часть сил для усиления других участков фронта. 42-я стрелковая дивизия (начдив В. С. Нестерович, военком Н. Л. Фельдман) начала подготовку к переброске в район Ростова, Латышская (начдив Ф. К. Калнин, военком К. М. Дозит) выводилась в резерв командующего фронтом в район станции Долинская, а Эстонская была передана в подчинение командующего 13-й армией для разгрома махновцев, действовавших в районе Гуляй Поле229. Части 41-й и 45-й стрелковых дивизий во взаимодействии с кавбригадой Г. И. Котовского к исходу 12 февраля разгромили 12-тысячную группу генерала Бредова. Только небольшая часть белогвардейцев сумела прорваться вдоль Днестра на северо-запад и соединиться в последующем с белополь- скими войсками.

В результате к середине февраля вся Правобережная Украина была освобождена от противника. Это позволило командованию фронта сосредоточить основное внимание на прорыве обороны на крымских перешейках.

Ударная группа 13-й армии (138-я бригада 46-й стрелковой дивизии, 13-я кавбригада, Эстонская стрелковая и 8-я кавалерийская дивизии) готовилась к переходу в наступление на перекопском направлении, а две бригады 46-й стрелковой дивизии — на чонгарском. Однако начавшаяся распутица затруднила перегруппировку войск армии и подтягивание артиллерии.

К 8 марта Ударная группа 13-й армии завершила подготовку к наступлению. Утром после непродолжительной артиллерийской подготовки она прорвала оборону противника на Перекопском перешейке и через два дня вышла к реке Чатырлык. Слащев срочно перебросил к участку прорыва советских войск подкрепления, и вечером противник (до 1,5 тыс. штыков и I тыс. сабель) неожиданно перешел в контратаку. Он отбросил Ударную группу 13-й армии на исходные позиции и, развивая успех, через три дня вышел на рубеж Ново-Павловка, Чаплпнка. Перво-Константиновка. Также неудачно закончилось наступление двух бригад 46-й стрелковой дивизии на чонгарском направлении230.

Несмотря на мужество и героизм советских войск, Крымская наступательная операция успеха не имела. Основными причинами неудачи войск 13-й армии являлись: недостаток сил и средств; отсутствие устойчивого управления в звене полк — армия; утрата внезапности и несвоевременное усиление армии; неблагоприятные погодные условия, которые затруднили переброску артиллерии и перегруппировку войск, и др.

К концу марта советские войска полностью освободили Правобережную Украину и Северную Таврию, ликвидировали почти все военно-морские базы белогвардейцев и интервентов на Черном и Азовском морях. С января по март войска Юго-Западного фронта взяли в плен 19 318 солдат и офицеров противника, захватили около 75 тыс. винтовок, 796 пулеметов, 454 орудия, 28 бронепоездов, 13 бронеавтомобилей, 15 самолетов, более 5,5 млн. патронов, большое количество военного имущества и снаряжения3.

Таким образом, войска Южного (Юго-Западного) п Юго-Восточного (Кавказского) фронтов с октября 1919 г. по апрель 1920 г., опираясь на широкую поддержку трудящихся, полностью разгромили Вооруженные силы юга России — главную ударную силу Антанты. Крах деникинщины и поражение колчаковцев означали завершение коренного перелома всей гражданской войны в пользу Красной Армии.

В ходе разгрома деникинцев все составные части советского военного искусства получили дальнейшее развитие.

Особенностью осенне-зимней кампании 1919 г. было то, что советское командование умело спланировало и осуществило три крупные стратегические наступательные операции, которые представляли собой совокупность последовательных по глубине и по фронту фронтовых и армейских (на отдельных направлениях) наступательных операций. Первая стратегическая наступательная операция была проведена силами одного (Южного) фронта, вторая — группы фронтов (Южного и Юго-Восточного), что явилось новой формой ведения военных действий, а третья — одного (Кавказского) фронта.

Фронтовые наступательные операции характеризовались большим размахом: ширина полосы наступления — от 160 до 550 км, глубина — от 100 до 300, средний темп наступления — 10—18 км в сутки. Особенностью общего наступления Южного и Юго-Восточного фронтов было то, что ни одна фронтовая операция не начиналась и почти не заканчивалась в одно и то же время. Они как бы перекрывали по времени друг друга. Это вынуждало противника дробить свои резервы, перебрасывая их с участка на участок, лишало его возможности снимать войска с одних направлений для прикрытия других.

Основными формами ведения фронтовых и армейских наступательных операций являлись глубокий фронтальный удар в целях рассечения фронта противника, двусторонний охват с прорывом крупных кавалерийских масс в глубокий тыл врага, нанесение одновременно нескольких ударов на широком фронте.

Дальнейшее развитие получили вопросы осуществления крупных перегруппировок без приостановки действий на других участках фронта, орга- низации и проведения встречного сражения фронтовой подвижной группы с конной группой белогвардейцев, тесного взаимодействия Красной Армии с партизанскими формированиями, форсирования водных преград и ведения боевых действий в условиях степной и горно-лесистой местности.

Большим достижением советского военного искусства явилось создание и использование конной армии для развития прорыва вражеской обороны в сторону флангов и в глубину и преследования противника. Кроме того, в распоряжении командующих армиями имелись подвижные соединения (кавалерийские дивизии и конные корпуса), которые использовались для наращивания силы удара, выхода в тыл белогвардейцев и нанесения по ним ударов во фланги.

Одним из важных факторов успешного разгрома деникинской армии явилось единство политического и военного руководства, выработанное ленинской партией. Важная роль в обеспечении успешного стратегического руководства принадлежала Главному командованию Красной Армии и Полевому штабу Реввоенсовета Республики. Их усилия направлялись на выбор в соответствии с указаниями ЦК партии главного фронта Республики, на сосредоточение на основном фронте максимума сил и средств Красной Армии, ее стратегических резервов, на согласование усилий фронтов в целях разгрома в кратчайшие сроки наиболее опасного противника.

Командование и штабы фронтов и армий продолжали совершенствовать управление войсками. Главным в их деятельности являлись: планирование, всесторонняя подготовка и обеспечение операций, организация боевой подготовки личного состава, руководство боевыми действиями и организация взаимодействия в ходе операций, совершенствование структуры органов управления и связи.

Развивались и обогащались новым содержанием такие важнейшие принципы военного искусства, как выбор направления главного удара, организация оперативного и стратегического взаимодействия между двумя фронтами. Была выработана наиболее приемлемая форма руководства высших политических и военных органов действиями войск двух фронтов, развернутых на обширной территории, и использованием стратегических резервов.

Большое внимание реввоенсоветы фронтов и армий, политические отделы дивизий, военные комиссары и политруки уделяли совершенствованию форм и методов партийно-политической работы. Она пронизывала все стороны жизни и деятельности Красной Армии, весь процесс подготовки личного состава к ведению инициативных и решительных боевых действий. Пропаганда и агитация носили острый наступательный характер. Эффективно использовались лекции, доклады, беседы и митинги. Все это способствовало развитию творчества и активности личного состава, ведению им успешных оборонительных и наступательных боев в различной обстановке.

Военное искусство белогвардейцев характеризовалось в этот период ведением в основном оборонительных действий, попыткой рядом контрударов на разных направлениях вновь захватить инициативу в свои руки и в дальнейшем перейти в контрнаступление. С этой целью за счет снятия войск с других, второстепенных, участков фронта создавались ударные группировки, состоявшие в основном из кавалерийских частей и соединений, усиленных пехотой, артиллерией, танками, бронепоездами и авиацией. Белогвардейское командование при планировании операций, как правило, переоценивало свои силы и возможности. В то же время оно недооценивало возросшую мощь Красной Армии, что привело его стратегию к полному краху. Итоги военных действий в ноябре 1919 г.— апреле 1920 г. показали, что стратегическая оборона не обеспечила белогвардейскому командованию ни экономии сил, ни значительного выигрыша во времени, ни удержания захваченной территории в своих руках.

Советское высшее военное руководство в этот период в своей практической деятельности опиралось на точный учет возможностей Страны Советов, умело использовало противоречия в стане врагов и в целом верно оценивало планы и силы противника. При решении задач, выдвигавшихся в ходе опе- раций, советское военное искусство убедительно продемонстрировало свое превосходство над военным искусством белогвардейцев. Победы, достигнутые советскими войсками, были обеспечены передовым советским общественным и государственным строем, самоотверженностью и мастерством командиров и начальников всех степеней, героизмом личного состава Красной Армии.

<< | >>
Источник: Азовцев Н. Н.. Гражданская война в СССР. —М.: Воениздат.— 447 е., ил.. 1986

Еще по теме 3 Завершение разгрома белогвардейских войск на Северном Кавказе и Правобережной Украине:

  1. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ПОДГОТОВКА РАЗГРОМА БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ВОЙСК КОЛЧАКА
  2. ВОЙСКА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, 01.01.1919- 20 03 1920 (до 22.07.1919 именовались ВОЙСКАМИ ТЕР- СКО-ДАГЕСТАНСКОГО КРАЯ)
  3. 3. ВТОРЖЕНИЕ ВОЙСК АВСТРО-ГЕРМАНСКОГО БЛОКА НА УКРАИНУ и НА КАВКАЗ.
  4. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РАЗГРОМ АРМИИ ДЕНИКИНА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ И УКРАИНЕ
  5. 1. Попытка завоевания Северного Кавказа войсками Арабского халифата
  6. 15. СЕВЕРНАЯ АРМИЯ - ВОЙСКА СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ СЕВЕРНОГО ФРОНТА. МУРМАНСКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ. ВОЙСКА ИНТЕРВЕНТОВ (02.03.191&-21.11.1920)
  7. Составление уставных грамот. Реформа 1863 г. в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине
  8. 4 Завершение разгрома Врангеля и освобождение Крыма
  9. II. КЛАССОВАЯ БОРЬБА В ТЫЛУ БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ВОЙСК 1, Подполье
  10. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ
  11. Общее отступление «деникинской армии», ее преследование. — Бои на Северном Кавказе. — Ликвидация Южного фронта; Кампания 1920 г. в северной Таврии и Крыму. — Ликвидация Крымского белого фронта.
  12. Проблема Северного Кавказа
  13. Северный Кавказ