<<
>>

ЗАХВАТ КОРАБЛЕЙ КАСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫМ ЦЕНТРОКАСПИЕМ3

Объединению Каспийской и Астраханской военных флотилий помешала резко изменившаяся обстановка в Закавказье в связи с германо-турецкой и английской интервенцией. Еще в апреле 1918 г. турецкие войска захватили Батум и прилегающее к нему побережье.
Германские войска 25 мая высадились в Поти. 4 июня самозванное меньшевистское «правительство5 Грузии подписало мирный договор с Турцией, одним из условий которого был пропуск турецких войск через территорию Грузии для захвата Баку и Дагестана. 10 июля германские войска, по соглашению с «правительством» Грузии, вторглись в ее пределы.

Бои с турками на бакинском направлении начались в середине июня.

Турецкие войска, находившиеся на фронте от Черного моря до границ Персии, насчитывали до 20 000 человек. На одном только бакинском направлении, по данным турецкого командования, находилось 5000 муссаватистов и 5-я турецкая дивизия численностью в 6000 человек. Турецкими частями руководили немецкие офицеры. Советских войск, защищавших советский Баку, бьт- ло около 6000 человек. Таким образом, враг обладал явным численным превосходством.

На первых порах действия советских войск развивались успешно. Однако в 20-х числах июня части Красной Армии, понеся большие потери в районе Мюсюели и Гакчаем, отступили на Кар- марьян. Упорные бои продолжались в течение четырех дней в условиях сильной жары, при нехватке воды (вода подвозилась из отдаленных районов). Советские части стали отходить на Кюр- дамир и Шемаху.

24 июня Бакинским Советом Народных Комиссаров была объявлена мобилизация пяти возрастов. Одновременно принимались меры по укомплектованию Каспийской военной флотилии.

Для пополнения кораблей и береговых служб личным составом, а также организации морского пехотного батальона была объявлена мобилизация моряков, проживающих в пределах Бакинской губернии и бывших на морской службе с 1900 по 1917 гг. включительно. По мобилизации во флот были призваны матросы и офицеры всех специальностей.

, В связи с призывом 17 июля в Баку состоялась демонстрация военных моряков, которых приветствовал перед зданием Бакинского Исполнительного комитета А. Джапаридзе. В этот же день на общем собрании моряков флотилии была принята резолюция, решительно осуждавшая предложения меньшевистско-эсерозской и дашнаковской агентуры английских империалистов, сводившиеся к тому, чтобы пригласить английские войска якобы для помощи в борьбе против германо-турецкого нашествия. В резолюции указывалось на необходимость мобилизовать все силы, имеющиеся в городе, для защиты Баку как от германо-турецких, так и от английских интервентов6.

В дни героической обороны Баку (конец июня и июль 191S г.) большую поддержку приморскому флангу советских частей оказывала аптиллерия канонерских лодок Каспийской военной флотилии. Корабли флотилии действовали близ Баку и устья

Куры (южнее Баку). Неоднократно канонерские лодки вели огонь по германо-турецким вооруженным катерам, появлявшимся в устье Куры.

В связи с «наступлением германо-турецких войск на Баку Советское правительство заявило протест правительству Германии, требуя отвода германо-турецких войск и соблюдения условий Брестского договора. Во время переговоров, происходивших по этому поводу в нюне—июле 1918 г., германское правительство лицемерно заявило, что ему «ничего неизвестно» о 'наступлении на Баку каких-либо регулярных частей.

Немцы умышленно усложняли и затягивали эти переговоры, продолжая тем временем интервенцию в Закавказье с целью захвата бакинской нефти.

Принимая все возможные меры к мирному урегулированию этого вопроса, Советское правительство и лично В. И. Ленин и И. 3. Сталин поддерживали тесную связь с Бакинским Совнаркомом и в сложной военно-полнтнческой обстановке того времени оказывали ему посильную помощь. Товарищ Сталин, находясь в Царицыне, постоянно информировал С. Шаумяна о важнейших ленинских директивах, давал исчерпывающие указания по политическим и военным вопросам.

В конце июня нз центра в помощь Баку прибыл отряд бронированных автомобилей, а также отряд войск Украинского фронта. Однако большей военной помощи центр оказать тогда не мог, ЇЇ положение города становилось все более критическим. Германо- турецкие войска, пользуясь большим превосходством в силах, продвигались к Баку, теоня советские части.

В этот чрезвычайно тяжелый момент Бакинский Совет Народных Комиссаров получил предложение от полковника Л. Би- черахова начать совместные действия против германо-турецких войск. Отряд Бичерахова состоял из 800 терских и кубанских казаков и располагал артиллерией и броневиками.

Несмотря на то, что политическое лицо Бичерахова было весьма сомнительным, Бакинский Совет Народных Комиссаров вынужден был из-за тяжелого положения на фронте согласиться на предложение Бичерахова. Однако соглашение было оговорено рядом условий: отряд Бичерахова полностью входил в подчинение советского командования как составная часть фронта и должен был находиться под контролем комиссара по военным и морским делам Г. Корганоза. В оперативном отношении Бичерахову была обещана самостоятельность при условии скрепления всех его приказоз подписью комиссара. Материальное обеспечение отряда Бакинский Совет Народных Комиссаров соглашался взять на себя. Все эти условия Бичераховым были приняты, и в начале июля его отряд прибыл на фронт.

В Бакинском Совете не знали, что Бичерахов является агентом англичан и что его обращение к Совету было заранее согласовано с интервентами. Предательство Бичерахова ярко охарактеризовал его «покровитель», английский генерал Денстер- виль. «Я, — писал Денстервиль по поводу заключения Бичерахо- вым соглашения с Бакинским Советом, — поехал повидать его (Бичерахова. — Р. М.) в Энзели, где мы пришли к полному соглашению относительно планов наших дальнейших совместных действий, на которые я возлагаю большие надежды и о которых я здесь умолчу. Он вызвал большое изумление и ужас среди местных русских, присоединившись к большевикам, но я уверен, что он поступил совершенно правильно: это был единственный путь на Кавказ, а раз он только там утвердится, то дело будет в шляпе».

Эти циничные слова британского «завоевателя» дают наглядное представление о методах провокаций и диверсий, давно вошедших в обычай английских политиков.

К 20 июля, после упорных боев с превосходящими силами противника, советские войска, отступая к Баку, оставили Шемаху и ряд других пунктов.

Несмотря на все трудности, товарищ Сталин в июле 1918 г. направил из Царицына в Баку хорошо вооруженный отряд под командой моряка Г. Петрова в составе 800 человек, в том числе: 120 сабель, роту моряков, команду конных разведчиков (30—40 человек) и одну батарею 6-оруднйного состава. 24 июля в Баку прибыла из Астрахани конная 4-орудийная батарея с командой в 170 человек.

В конце июля, еще до образования «Диктатуры Центрокаспня», Бичерахов увел свой отряд с занимаемых им позиций и двинулся на север, к Дербенту, предательски открыв большой участок фронта турецким войскам, подошедшим вплотную к Баку. Это было сделано им специально для того, чтобы открыть доступ англичанам в Баку.

Советские части самоотверженно сражались на подступах к городу, но силы были слишком неравны для того, чтобы сдержать численно превосходящего противника.

Отряд Г. Петрова, состоявший в большинстве своем из матросов, героически сражался с противником на левом фланге наших войск. Однако, потеряв в жестоком бою более двух третей личного состава, он вынужден был отступить к городу.

Обстановка сильно осложнялась из-за отсутствия продовольствия. Доставка хлеба из Терской области была крайне затруднена. В течение мая, июня и июля населению Баку приходилось питаться исключительно орехами и подсолнечными семечками, которые выдавались по карточкам. Продовольственный кризис значительно облегчил подрывную деятельность контрреволюционных элементов, которые вели усиленную агитацию за приглашение в Баку в качестве «спасителей» англичан.

Эсеры, меньшевики, дашнаки и другие агенты англичан, опираясь на контрреволюционно настроенных бывших царских офицеров, занимавших командные посты в воинских частях и на флотилии, оживили свою провокационную деятельность и дезориентировали наименее устойчивую часть населения, рассчитывая тем самым ослабить оборону города.

Так, eme 12 июня в Баку был раскрыт инспирированный англичанами эсеровский заговор против Советской власти. Заговорщики намечали арест С. Шаумяна, роспуск советских органов, создание эсеровского контрреволюционного правительства, которому и надлежало под видом противодействия германо- турецким войскам, наступавшим на Баку, пригласить английские войска. План заговора предусматривал серию провокационных действии, в частности использование путем обмана моряков кораблей Каспийской флотилии (канонерской лодки «Лрдаган» и других) в контрреволюционных целях.

Ленин и Сталин ориентировали бакинских большевиков на решительную борьбу против предательской линии замаскированных врагов народа. Товарищ Сталин 21 июля направил С. Шаумяну телеграмму, в которой, говоря о намерении эсеров, меньшевиков н дашнаков, входивших в Бакинский Совет, призвать англичан якобы на помощь против турецких захватчиков, указывал, что это означает не что иное, как подготовку ими почвы для оккупации Баку и его районов. «Вместе с тем несомненно, — писал товарищ Сталин, — что попытка народнических партий кустарным образом разрешить вопрос международной политики в то время, как Пятый Всероссийский Съезд Советов определел- но высказался за независимую политику • Российской Советской республики, независимую как от немцев, так и от англичан, такая попытка народнических партий является грубым нарушением организованной воли России в угоду кучке англо-французских империалистов» \

Исходя из решении V съезда Советов, товарищ Сталин требовал от Бакинского Совнаркома «безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала...»'.

В телеграмме от 29 июля на имя С. Шаумяна В. И. Ленин подтвердил требования товарища Сталина. «Всякие действия дашнаков против решения V-ro съезда Советов и центральной Советской власти, — писал Ленин, — будут рассматриваться как восстание и как измена»*.

Руководствуясь указаниями Ленина и Сталина, большевики Баку разоблачали истинный смысл предательской политики английских прислужников, организуя в то же время все людские и материальные ресурсы для защиты советского Баку.

Между тем, враги народа продолжали свою подрывную деятельность. В чрезвычайно тяжелой военной обстановке дашнаки, стремясь сломить сопротивление защитников города, неожиданно сняли с фронта находившиеся в их распоряжении действующие части.

1 «Красный Архив» ДГ» 4—5, 1938 г., стр. 23. 'Там же.

8 В. И. Лени и, Сочинении, і. 35, стр. 283. 25 июля на совместном чрезвычайном заседании Бакинского Совета с районными советами и Военно-революционным советом Кавказской армии обсуждалось военное положение Баку. Заседание заслушало доклады делегатов, ездивших на фронт. Эсеры вновь навязали заседанию обсуждение вопроса о приглашении англичан. Разгорелась острейшая борьба. Большевики категорически протестовали против приглашения англичан. С. Шаумян, выступая на заседании, указывал, что революционная Россия помогала и будет помогать Баку, что надо мобилизовать все пролетарские силы города, армию и флот на отпор врагу.

В противовес резолюции, предложенной правыми эсерами, большевики внесли свою резолюцию, перечислявшую конкретные меры по усилению обороны Баку и выражавшую осуждение «растлевающей и дезорганизующей агитации за приглашение англичан». Однако врагам народа удалось протащить предательскую резолюцию, отдававшую Баку в руки империалистических хищников.

31 июля 1918 г. власть в Баку была захвачена изменниками Родины — английскими прислужниками — эсерами, дашнаками, меньшевиками, которые по указке интервентов создали свое правительство — «Диктатуру Цснтрокаспия».

10 августа конференция бакинских большевиков приняла решение эвакуировать созетские войска в Астрахань. С. Шаумян, обратившийся по этому поводу с воззванием к бакинским рабочим, писал:

«...политические и военные представители российской советской власти и воинские силы, присланные нз России, не могут оставаться в Баку и быть пособниками английских империалистов, быть соучастниками предательства, совершенного под влиянием правых эсеров, меньшевиков и дашнаков. До тех пор, пока мы не имеем достаточно войск, чтобы дать отпор наседающим туркам, а теперь — уже и германцам, с одной стороны, и английским хищникам — с другой, они не могут оставаться в Баку.

С болыо в сердце, с проклятиями на устах они, приехавшие • сюда, чтобы сражаться и умирать вместе с бакинскими рабочими за Советскую власть, вынуждены покинуть Баку.

Но, покидая этот город, потеря которого может иметь роковое значение для всей Советской России, они... надеются, что рабоче-крестьянская Россия еще придет в Баку.

Бакинский пролетариат вновь свяжется с рабоче-крестьянской Россией и вновь станет под знамя Советской социалистической республики».

Тот факт, что предателям удалось тогда обмануть часть матросов Каспийской флотилии и захватить флотилию в свои руки, объясняется тем, что лучшая часть моряков флотилии находилась в то время на сухопутном фронте, а среди оставшихся на флотилии оказались в большинстве своем политически неустойчивые элементы, которые в момент наиболее тяжелого положения Баку поддались эсеровско-мсньшевистской агитации и попа- лн под влияние контрреволюционеров — агентов иностранных империалистов. Б результате корабли флотилии попали в руки контрреволюционного Центрокаспня, за спиной которого стояли английские интервенты. Корабли эти были затем использованы англичанами и бслогвардейщиной для борьбы против Советской власти. В частности, перед флотилией была поставлена задача сорвать эвакуацию советских частей и учреждений.

Работники эвакуирующихся советских учреждений и личный состав частей, согласно договоренности с Центрокаспием, погрузились на 17 пароходов и 14 августа вышли в море, взяв курс на Астрахань. Но Центрокаспнй вероломно нарушил принятые им условия эвакуации и послал вдогонку белогвардейские канонерские лодки. Пароходы, на которых эвакуировались советские учреждения и части, были задержаны и силой возвращены в Баку, где царил уже белый террор, установленный новыми правителями нз Центрокаспня и их английскими хозяевами, не замедлившими явиться в город.

Народные комиссары С. Шаумян, Л. Джапаридзе, а также В. Полухнн, Г. Петров и другие партийные, советские и военные руководители были арестованы и посажены в тюрьму1.

Первый транспорт с английскими войсками, «приглашенными» контрреволюционным Центрокаспием, прибыл в Баку 4 августа 1918 г. Он пришел из Энзели, где были сосредоточены английские силы, предназначенные для действий в Закавказье.

16 августа из Энзели в Баку направился на пароходе «Президент Крюгер» генерал Денстервиль во главе полуторатысяч- ного английского отряда. В Баку перебазировался и штаб британских сил, действовавших в районе Каспия. Порт Энзели был использован англичанами как тыловая база с запасами вооружения и снабжения.

Американские дипломаты и предприниматели, прибывшие в Баку вместе с англичанами, рассчитывали на беспрепятственный грабеж нефтяных богатств города и его районов.

Хотя англичане и их прислужники захватили основное ядро корабельного состава Каспийской флотилии, они не смогли стать полновластными хозяевами в водах Каспия. С первого же дня

своего хозяйничания в Баку контрреволюционерам и интер-

1 Позднее, в момент занятия Баку турками (15 сентября) и поспешной эвакуация англичан, бакинским комиссапам с помощью А. И. Микояна удалось бежать из тюрьмы и сесть на пароход «Т у р к м е н», уходивший в Астрахань. Отплыв из Баку, капитан парохода под влиянием находившихся на пароходе англичан и белогвардейцев изменил курс и 17 сентября привел «Т у р к м е н» в Красноводск, где хозяйничали англичане вкупе с эсерами. В тот же день бакинские комиссары были арестованы. В ночь на 20 сентября 26 комиссаров- руководителей были расстреляны англичанами в закаспийской степи между станциями Перевал и Ахча-Куйма. В числе расстрелянных комиссаров были моряки-балтийцы В. Полухнн и Э. Берг. Перед смертью ГГолухин, глядя в лицо врагам, воскликнул: «Убивайте меня, но помните, что я не одинок —я гибну за правое дело, за дело всех трудящихся. Да здравствует Советская Республика!» вентам пришлось столкнуться с противодействием флота Астраханского края, хотя и малочисленного, состоявшего лишь из наскоро вооруженных пароходов и буксиров, но служившего серьезной помехой врагу.

Первое столкновение с англичанами на Каспии произошло 21 августа 1918 года. Денстервиль вместе с группой английских

Э. А. Берг

Э. А. Берг

офицеров вышел накануне на пароходе «Президент Крюгер» из Баку в Дербент для встречи с Бичераховым. В 16 часов 21 августа на подходах к Дербенту вооруженный пароход «Узбек», входивший в состав флота Астраханского края, обстрелял «Президента Крюгера». Снаряды советского судна стали ложиться у самого борта вражеского парохода и только превосходство в скорости дало возможность последнему уйти от преследования.

Вооруженные пароходы Астраханского флота, действуя в тяжелых условиях, бдительно несли охрану подступов к дельте Волги и выходили на коммуникации противника.

<< | >>
Источник: Мордвинов, Ростислав Николаевич. Издание: Мордвинов Р. Н. Волжская военная флотилия в гражданской войне (1918-1920). — М.: Военмориздат.. 1952

Еще по теме ЗАХВАТ КОРАБЛЕЙ КАСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫМ ЦЕНТРОКАСПИЕМ3:

  1. ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ КОРАБЛЕЙ КАСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ
  2. ДЕЙСТВИЯ АСТРАХАНО-КАСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ НА КАСПИЙСКОМ МОРЕ. ЗАНЯТИЕ ФОРТА АЛЕКСАНДРОВСКИЙ И БОЙ В ТЮБ-КАРАГАНСКОМ ЗАЛИВЕ
  3. СОЗДАНИЕ КАСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ
  4. ДЕЙСТВИЯ КОРАБЛЕЙ ПРОТИВ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ БАНД У ЛЕНКОРАНИ И АСТАРЫ
  5. ОБРАЗОВАНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЕННЫХ ФЛОТИЛИЙ НА КАСПИЙСКОМ МОРЕ И ИХ ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  6. ДЕЙСТВИЯ КОРАБЛЕЙ СЕВЕРНОГО ОТРЯДА ФЛОТИЛИИ ВЫШЕ ЦАРИЦЫНА
  7. РАССТАНОВКА СИЛ ФЛОТИЛИИ ПОСЛЕ ЗАХВАТА ЦАРИЦЫНА ПРОТИВНИКОМ
  8. РАЗГР0М БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ В ПЕРИОД ПЕРВОГО НАСТУПЛЕНИЯ ИХ НА ЦАРИЦЫН И ДЕПСТВИЯ КОРАБЛЕЙ ФЛОТИЛИИ
  9. ОБРАЗОВАНИЕ ЛСТРЛХЛНО-КЛСПИЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ
  10. РАЗГРОМ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ В ПЕРИОД ВТОРОГО НАСТУПЛЕНИЯ ИХ НА ЦАРИЦЫН И ДЕЙСТВИЯ КОРАБЛЕЙ ФЛОТИЛИИ
  11. ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЖСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ
  12. ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЛЬСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ
  13. ДЕЙСТВИЯ АЗОВСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ в ПЕРИОД БОЕВ НА ДАЛЬНИХ ПОДСТУПАХ К ЦАРИЦЫНУ