<<
>>

§ 2. Структурные и качественные изменения органов НКВД в связи с обеспечением безопасности городов северо-запада в военные годы

Органы внутренних дел всех республик и областей Северо-Западного ре- иіона первый день войны встретили в основном собранно, понимая, что фа шистская Германия совершила свой коварный замысел - развязала агрессию.
Убедительным подтверждением этому служат Управление НКВД Ленинграде, и области. Следует отметить, что 6 мая 1941 г. по Управлению НКГБ ЛО был издан приказ «Об организационной работе в органах НКГБ». В нем подчеркивалось, что «немедленно начать подготовку к составлению планов оперативных мероприятий на военное время, согласно перечню мобилизационных вопросов, объявленного приказом Наркомата Государственной безопасности СССР № 00148 от 26 апреля 1941 года»237.

Уже это свидетельствовало о том, что в системе органов Государственной безопасности в предвоенные годы были определены первичные мероприятия на случай войны. 22 июня 1941 г. в Управлении НКГБ Ленинграда и Ленинградской области был создан Оперативный штаб. В его состав вошли руководители УНКГБ ЛО, Управления пограничных войск, УНКВД ЛО, Управления пожарной охраны УНКВД по ЛО: заместитель начальника УНКГБ майор госбезопасности С.И. Огольцов, начальник Управления пограничных войск генерал-лейтенант Г.А. Степанов, заместитель начальника УНКВД старший майор милиции Е.С. Грушко и начальник Управления пожарной охраны М.К. Сериков. С первых дней оперативный штаб приступил к координации оперативных мероприятий по охране государственной безопасности и социа листического порядка238. Аналогичные оперативные штабы были созданы в Карельской республике, Вологде, Архангельске и других городах северо-запада.

Первоочередные действия, возлагаемые на органы внутренних дел, заключались в выполнении новых задач, обусловленных условиями военного времени. В их числе на первый план выдвигалось обеспечение общественного порядка и государственной безопасности. Это вызывалось мобилизацией граждан на военную службу, перестройкой экономики для нужд фронта, созданием значительных пассажиропотоков в связи с эвакуацией, а также введением нормированного снабжения.

Перед органами НКВД встала задача очистки города от паразитических элементов, усиление борьбы с нарушителями пас портного режима и соблюдения комендантского часа. Кроме того, в числе но вых задач выдвигались такие, как борьба с распространителями панических слухов, нарушителями соблюдения светомаскировки, контроль за содержани ем и состоянием источников воды и пожарных гидрантов. Учитывая всю сложность создавшегося положения, Ленинградская правда писала: «Враг коварен и хитер. Сейчас, во время войны, он будет искать любые способы и лазейки, чтобы подослать в город, на его предприятия, в воинские части своих шпионов и диверсантов. Зорче глаз, утроить бдительность! Долг каждого граждани на-охранять социалистическую собственность- наши заводы, фабрики, электростанции, колхозы, МТС. Охранять так, чтобы не один вражеский наймит не мог причинить им ни малейшего ущерба...

Смерти достоин всякий, кто попытается посягнуть на нашу социалистическую собственность... Железная дисциплина, крепкая организованность, бдительность, сплоченность, смелость и отвага - залог победы над врагом, посягнувшим на наше достояние, на нашу землю. От проявления этих качестр зависит судьба Ленинграда, его жителей»'.

Значительный объем задач лег на плечи тех, кто вел борьбу с уголовной преступностью. В условиях любой войны такая борьба приобретает первостепенное значение. В прифронтовом Ленинграде она осложнялась еще и тем, что добыть оружие можно было относительно легко - совсем рядом шли бои. Уголовному розыску с начала войны пришлось столкнуться с новыми видами преступлений, которых в мирное время не существовало: дезертирство, уклонение от призыва в армию, мародерство, распространение ложных и провокационных слухов и др.

Директивой НКВД СССР за № 148ссот29 июня 1941 г. предписывалось:

«1. В целях предупреждения уголовной преступности и пресечения паники при возможных воздушных и химических тревогах усилить круглосуточное патрулирование по городу, особенно в вечернее и ночное время...

; 'і' 2. Активизировать изъятие уголовного, социально-вредного элемента, а также лиц, не имеющих определенных занятий и места жительства, подпадающих под ст. 38 «Положения о паспортах», без задержки оформляя материал на них для направления на Особое совещание или по подсудности, смотря по характеру дела... 3.

Немедленно арестовывать и передавать в РО НКГБ лиц, замеченных в антисоветской и контрреволюционной агитации, распространении листовок и провокационных слухов, способствующих созданию паники. 4.

Усилить мероприятия по розыску дезертиров и выявлению лиц, уклоняющихся от воинской службы, используя в полной мере агентурно-осведоми- тельную сеть. 5.

Усилить бдительность оперативных заслонов на подступах к Ленингра- ду< не допуская просачивания эвакуированного населения фронтовой полосы № действуя в соответствии с ранее данными по этому вопросу указаниями.

?• 6. Немедленно реализовать все агентурные материалы о спекулянтах и хищениях социалистической собственности, тщательно выявляя связи скупщи- 'Ков с работниками торговых предприятий и др.»239.

-нь Эти и другие указания, изложенные как в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., директиве Совнаркома Союза ССР и ЦК ЗКП(б) от 29 июня 1941 г., так и в первых приказах НКВД, потребовали от местных органов оперативного определения мер, позволяющих организовать необходимый режим в прифронтовой полосе. 4 июля 1941 года Управление I JapKOMaTa Госбезопасности и Управление Наркомата внутренних дел Ленинграда-и области своим совместным циркулярным письмом № 18/11СС обязали местные отделы и отделения срочно принять к исполнению требования директивы Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, которая касалась непосредственного участия органов в создании партизанских отрядов и диверсионных групп и обеспечения их вооружением240.

ности милиции, органов внутреннихдел и государственной безопасности применительно к условиям и задачам военного времени. Суть этой перестройки состояла в том, чтобы всю службу органов подчинить интересам фронта и ук

реплению тыла, подготовить личный состав к активному участию в боевых действиях против врага.

Аналогичные штабы были созданы и в других областных центрах северо-запада. Ими принимались решения в интересах безопасности1, усилению борьбы с теми, кто препятствовал обеспечению порядка и спокойствия в городах и населенных пунктах в обстановке военного времени. 7 июля 1941 года НКВД СССР издал директиву. В ней определялись задачи органов милиции на период военного времени, говорилось, что военная обстановка в стране требует, чтобы личный состав в любое время, в различной конкретной обстановке был готов к самостоятельному или совместному с подразделениями Красной Армии выполнению боевых действий по ликвидации диверсионных групп, парашютных десантов и регулярных частей противника, особенно в зоне военных действий, где боевая деятельность милиции должна проводиться в тесном взаимодействии с армейскими соединениями1. ';i,llt

Безусловно, в бой с врагом уже в первые дни войны вступили тысячй'ра-' ботников органов внутренних дел. Однако директива НКВД от 7 июля 1941 года явилась первым подзаконным актом, которым предписывалось использование личного состава милиции в боевых действиях. Оперативно была организована эта работа в Ленинградском УНКВД. Уже 9 июля 1941 года был сформирован первый отряд - батальон из добровольцев - сотрудников милиции W других отделов УНКВД ЛО, командиром которого был назначен начальник отделаОБХССА.П. Приезжев. В батальон вошло около 300 добровольцев. Свой первый и оченьтяжелый бой батальон принял удер. Пустошки Кингисеппского района и стоял насмерть2. 20 июля из личного состава отделов УНКВД й'ми- лиции Ленинграда и области, отделений милиции и строевых частей милиции был сформирован сводный отряд УНКВД ЛО в составе 12 батальонов, общей численностью 6242 человека. По своей структуре все батальоны были одина1 ковы: состояли из 2 рот по 3 взвода. Большое внимание уделялось вое'нной подготовке личного состава сводного отряда. Она включала-стрелковую, тактико-боевую, ПВО и ПВХО и строевую подготовку из общего объема 60 часов1. Нависшая угроза городу и ожесточенные бои по сдерживанию наступающего противника потребовали новых сил для непосредственного участия в боях.

30 августа начальник УНКВД своим приказом «О формировании специальных строевых частей милиции»4 обязал сформировать еще три батальона милиции. Первый батальон, численностью 418 человек (командир - ст. лейтенант КудряшовА.И., начальник ОРУДа) и второй батальон, численностью 401 человек (командир Козин Д.В., начальник межобластной школы милиции) вошли в состав 7-го полка 20-й сд НКВД. Батальоны участвовали вожесточен-

' Вместе с армией и народом. К 25-ой годовщине победы в Великой Отечественной войне. Волгоград, 1970. С. 45. 1

2 ОРиАИ ИЦ ГУВД СПб. и ЛО. Ф. 1. On. 1. Д. 75. Л. 482.

Там же. Д. 177. Л. 237-238. 4 Там же. Л. 309. пых боях на знаменитом Невском пятачке. 3-й батальон, обшей численностью 407 человек (командир лейтенант милиции Лукьяненко И.М.), вошел в резерв Управления милиции. Около 1500 сотрудников органов внутренних дел города и области влились в 21-юдивизию НКВД и твердо стояли на рубеже Пулково—Урицк241. В ряды народного ополчения вошла значительная часть сотрудников милиции и пожарной охраны. Только на формирование одной из дивизий НО было выделено 2466 бойцов истребительных батальонов, часть которых составляли сотрудники УНКВД242. Число ушедших добровольно и по призыву в РККА было так значительно, что уже 4 июля 1941 года начальник Управления РКМ издал специальный приказ, указывающий, что «...работа в милиции - это работа на фронте и ослаблять ее ряды недопустимо,..»3, поэтому вопрос об уходе каждого сотрудника милиции в армию тогда решался только самим начальником Управления РКМ. Учитывая это, Г. Солсбери, в обшем, правильно отмечает, что милиция была ослаблена уходом значительной части своих сотрудников на фронт243.

Однако, несмотря на крайне сложную кадровую ситуацию, из состава ленинградской милиции в помощь органам госбезопасности и охраны общественного порядка Латвии и Эстонии в июле 1941 года были направлены два специальных отряда. Первыйсостоял из 120, второй-из 46 сотрудников244. Этим отрядам ставилась задача борьбы с вражескими десантами, буржуазными националистами, а также уголовными элементами.

Таким образом, они должны были явиться первым заслоном на пути проникновения в Ленинград различных преступников, диверсантов и шпионов.

Милицейские подразделения, части и соединения стали формироваться и в других регионах Северо-Запада и их формирование проходило даже раньше, чем з Ленинграде. 21 июля 1941 года был издан приказ НКВД КФ ССР «Об организации строевых соединений органов НКВД КФ ССР». В приказе указывалось, что военная обстановка требует от работников НКВД, милиции высокой бдительности и четкости в работе. В этих целях во всех районных, городских отделах и отделениях НКВД весь рядовой и начальствующий состав сводился в строевые единицы: отделения, взводы, отряды и т.д. Командирами этих подразделений назначались работники НКВД, имеющие соответствующую военную подготовку. На следующий день все работники НКВД КФ ССР были переведены на казарменное положение. 23 июля был сформирован первый сводный батальон НКВД КФ ССР из работников наркомата. Его возглавил пограничник Горькое М.А.245. Впоследствии он возглавил отдельный батальон.

Особенностью боевой деятельности данного батальона являлось то, что личный состав не освобождался от выполнения и своих прямых обязанностей. В годы войны органы милиции только в помощь фронту выделили более 25% своего личного состава и этим внесли существенный вклад в разгром фашистских войск.

" В этих условиях важно было восполнить образовавшийся недокомплект в штатах сотрудников УН КВД и осуществить это за счет приема новых работников из числа военнообязанных запаса и бригадмила. На помощь милиции по охране общественного порядка пришли районные комитеты комсомола. В принятом 23 июня 1941 года постановлении ЦК ВЛКСМ «О мероприятиях по военной работе в комсомоле» Центральный Комитет «...призвал всех комсомольцев удесятерить бдительность и сплоченность, дисциплину, организованность, * быть готовым с оружием в руках биться за честь и свободу Родины». ЦК ВЛКСМ предложил создать при горкомах и райкомах комсомола бригады в помощь органам милиции по охране государственной собственности, по наблюдению за порядком на улицах, по выполнению населением правил светомаскировки и противопожарной охраны246. В первые дни войны районные комсомольские организации Ленинграда ежедневно выделяли в помощь отделениям милиции по 50-60 человек для выполнения различных поручений милиции247. Только в июне 1941 года райкомы комсомола направили в помощь милиции 1280 ком* сомольцев248. В следующем месяце в районах города были скомплектованы отряды по борьбе с диверсантами и вражескими «ракетчиками», призванные нести службу в вечерние и ночные часы. Отряды формировались из активистов райкомов комсомола сотрудниками райотделов НКВД. Всего было создано 15 таких отрядов общей численностью 2100 человек249. Кроме того, в каждом районе проводились свои мероприятия по охране государственной собственности. Так, в Красногвардейском районе были созданы отряды для охраны непосредственно железнодорожных путей, а также станций и вокзалов. Комсомольцы Выборгской стороны образовали из заводской молодежи три отряда: для охраны железнодорожных путей - 150 чел., для охраны железнодорожного узла - 85 чел., для выявления вражеских сигнальщиков - 150 чел. Такие же отряды имелись и в других районах города250.

Всего в первые недели войны в помощь органам милиции было выделено 15 872 комсомольца; из них в противодесантные отряды отобрано 7879 чел.251. Комсомольские отряды, создаваемые РК ВЛКСМ, делились на оперативные группы. Каждая из них четко знала места явки и свой район действий. Все они проходили военную подготовку и инструктажи ответственными работниками РО НКВД. Какие же основные задачи по охране общественного порядка поручались комсомольским группам и отрядам? В их числе были: дежурство на улицах, у подъездов и на крышах домов. Они помогали охранять мосты, электростанции, водонапорные башни и другие важные объекты. При патрулировании свои задачи они осуществляли совместно с работниками милиции.

Однако эти отряды и группы постоянными небыли, оченьчасто в них происходила замена, что усложняло использование их в охране общественного порядка. 26 августа 1941 года Ленинградский ГК ВЛКСМ принял решение о формировании полка революционного порядка со строгой структурой и конкретными обязанностями. Полк состоял из батальонов, рот, взводов и отделений, вспомогательных подразделений обеспечения, связи и первой помощи и насчитывал 2160 чел.252. В течение сентября 1941 года при всех 36-и отделениях ЛГМ были сформированы по одной роте комсомольского полка численностью 75-120 человек каждая253. Они оказывали помощь отделениям милиции по охране укреплений полевого типа и траншей, контроле за соблюдением правил светомаскировки, дежурствах групп самообороны, противопожарной охране, обеспечении общественного порядка, выполнении различных оперативных заданий. По мере осложнения обстановки в городе круг обязанностей бойцов комсомольского полка существенно расширился. На полк, его подразделения возлагались задачи: охрана общественного порядка в очагах поражения, борьба с ракетчиками, круглосуточное патрулирование улиц, рассредоточение и укрытие населения в убежища, охрана оставленного имущества, поддержание пропускного и паспортного режима, контроль за санитарным состоянием закрепленной территории, выявление и задержание вражеских агентов и их пособников и др.\

Учитывая возможности комсомольского полка в оказании помощи органам милиции для обеспечения порядка и безопасности, руководство НКВД города организовало специальные занятия с его бойцами, причем основное внимание уделялось стрелковой и служебно-тактической подготовке личного состава. Служебным нарядам, выделяемым от полка на дежурство, выдавалось огнестрельное оружие. Создание комсомольско-революционного полка закреплялось постановлением Военного совета Ленинградского фронта и Горисполкома. Его правовой базой для выполнения поставленных задач являлось временное положение. Бойцы полка должны были знать обязанности и права рабоче-крестьянской милиции, которые излагались в «Положении о рабоче- крестьянской милиции». Пункт 18 данного «Положения...», в частности гласил, что общая милиция выполняет обязанности по борьбе с преступностью; предупреждает и прекращает преступления; обнаруживает и расследует совершенные преступления; разыскивает лиц, скрывающихся от расследования, суда и исполнения приговора, и т.д.'1. С началом войны задачи, обязанности и права милиции резко возросли, что и учитывалось при использовании комсомольского полка. Таким образом, с созданием этого формирования руководство УНКВД нашло выход по восполнению своих кадров. Впоследствии многие бойцы полка были приняты на службу в органы Н КВД и с честью пронесли высокое звание сотрудника милиции через всю войну.

Аналогично созданию этого полка в соответствии с постановлением ЦК ВЛКСМ от 17 июля 1941 г. «О создании комсомольских взводов противопожарной охраны» создавались подразделения для противопожарного обслуживания определенного участка каждого района города. В их состав зачислялись комсомольцы и молодежь в возрасте от 16 лет и старше из числа освобожден ных от службы в Красной Армии. Согласно этому постановлению, в помощь городской пожарной охране Ленинградский ГК ВЛКСМ выделил 400 комсомольцев. Они прошли специальный семинар и сами обучали население и груп пы самозащиты практике предупреждения и тушения пожаров. Для населения они совместно с пожарными организовывали показательные учения по обезвреживанию зажигательных бомб. Помимо этого райкомы комсомола создавали специальные противопожарные отряды. Каждый из них делился на пятерки, возглавляемые командиром. После учебы или работы бойцы отрядов проводили беседы по противопожарной тематике с населением районов, проверяли состояние чердачных и подвальных помещений, приводили в порядок пожарный инвентарь.

В условиях приближен ия фронта встала задача создания специального оперативного и мобильного отряда, подчиненного Управлению пожарной охраны УНКВД. По решению Военного совета фронта в 1941 году в Ленинграде для борьбы с пожарами и ликвидации зажигательных бомб создается комсомольский противопожарный полк, который совместно с подразделениями пожарной охраны и 4-м Краснознаменным инженерно-противохимическим полком НКВД решали задачи борьбы с пожарами. Начало формирования полка относится к 18 августа 1941 года, а 5 сентября он уже был сформирован и обеспечен необходимой служебной документацией, в частности была принята инструкция по боевому использованию рот и взводов1.

Следовательно, за счет комсомольцев и здесь решился вопрос о пополнении противопожарных частей личным составом. Помощь комитетов комсомола по направлению передовой молодежи в органы НКВД в значительной мере способствовала обеспечению общественной и противопожарной безопасности в городах северо-запада и прежде всего в осажденном Ленинграде. Но этих сил было недостаточно и тем более они могли действовать только локально, внутри города и под непосредственным руководством и контролем работников милиции и пожарной охраны.

Другой выход с пополнением своих кадров был найден в истребительных батальонах. Как известно, создание их преследовало цели охраны тыла от диверсионных действий врага и борьбы с воздушными десантами противника. Ряд районных истребительных батальонов ушел на формирование частей и

' ОРиА И ИЦ ГУВД СПб. и ЛО. Ф. Ж. 118. Л. 624.

соединений действующей армии и именно эти батальоны храбро сражались ' врагом на ближних подступах к Ленинграду. Судьба истребительных батальонов сложна. 7 декабря 1941 года все они были сведены в полк НКВД, который уже в феврале 1942 года был расформирован. Однако занятия и привлечение бойцов к выполнению специальных задач не прекращалось. Областные истребительные батальоны участвовали в ликвидации диверсионных и бандитских групп. Начальник УНКВД по Ленинграду и области И.С. Шикторов в своей докладной записке на имя секретаря Обкома партии А.А. Кузнецова указывал, Что «...в Ленинградской области действует 20 истребительных батальонов, численностью 1675 чел., которые только в июне 1943 года задержали: вражеских парашютистов - 2, шпионов - 2, дезертиров трудового фронта - 27, уголовников — 5». Всего же за период с июня 1941 года по январь 1944 года бойцами и командирами истребительных батальонов Ленинграда и области были выявлены 67 фашистских парашютистов, 75 шпионов и диверсантов, 56 ракетчиков и сигнальщиков, 38 немецких летчиков. Одновременно, в ходе операций было задержано 16 бандитов, 2237 дезертиров, втом числе и трудового фронта, 2630 человек уголовного элемента, 33 656 нарушителей прифронтового и паспортного режима, спекулянтов и т.д.1.

? <•' В апреле 1944 года началось возрождение истребительных батальонов в освобожденных районах Ленинградской области. 27 апреля во все городские и районные комитеты партии было направлено письмо за подписью секретаря обкома ВКП(б) М.Н. Никитина, в котором предлагалось начать немедленную работу по формированию истребительных батальонов. В письме указывалось, что командиром батальон а должен быть начальник райотдела НКВД, а политработником - один из руководящих партийных работников района. К 1 августа 1944 года в Ленинграде и области был сформирован 51 истребительный батальон, из которых 26 находились на казарменном положении. В 1944 году бойцами-истребителями было задержано 14 бандитов, 35 бывших полицаев, более 500 уголовников, собрано более 700 стволов огнестрельного оружия2.

'? В первый месяц войны истребительные батальоны создавались только из •сотрудников УНКВД. Это были мобильные отряды, способные к оперативной выброске в район появления вражеского десанта или диверсионной группы. ?3'августа 1941 года начальник УНКВД Ленинграда и области издал приказ «О переводе на казарменное положение личного состава истребительных батальонов УНКВД ЛО». Согласно этому приказу, хотя личный состав и жил в ?казармах, но от своей основной работы не отрывался. В соответствии с Постановлением СНК СССР от 24 июля 1941 года «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов» в Карельской республике была организована работа по комплектованию истребительных батальонов. В приказе НКВД КФ ССР от 26 июля 1941 года предлагалось «...сразу же по окончании формирования с бойцами батальонов в нерабочее время организовать изу-

' Подвиг сотрудников органов внутренних дел при обороне Ленинграда 1941—1944. / 'Под ред. Румянцева И. В. СПб., 1995. С. 28.

fl Сальников В.П., Степашин С.В., Янгол Н.Г. Органы внутренних дел Северо-Западного региона СССР в годы Великой Отечественной войны. 1941- 1945гг. СПб., 1996. С. 4Я. чение материальной части оружия, обучение стрельбе, тактическую и строевую подготовку»254.

Создание истребительных батальонов проходило в самые кратчайшие сроки. К. началу июля 1941 года истребительные батальоны были созданы во всех районных центрах республики и в городе Петрозаводске. Всего было организовано 38 истребительных батальонов общей численностью 4315 бойцов255. 3 августа 1943 года Идельский истребительный батальон совместно с частью Сегежского истребительного батальона вел поиск вражеского парашютиста. К операции были подключены сотрудники НКВД и бойцы 73-го пограничного полка. 4 августа при попытке переправиться на лодке через канал был задержан неизвестный. Им оказался агент финской разведки. Он, вместе со своим напарником (задержанным ранее), должен был установить наблюдение за железной дорогой Беломорск—Архангельск, собирать сведения о прохождении воинских эшелонов и вербовке своей агентуры256. I ,

Истребительные батальоны и группа содействия оказали существенную помощь войскам НКВД в охране тыладействующей армии Карельского фронта, в обеспечении безопасности важных объектов оборонного значения.

И, наконец, третий источник восполнения штатного недокомплекта осуществлялся за счет сотрудников милиции и органов внутренних дел, выходивших из окружения и следующих с массами беженцев из Прибалтики, Карело- Финской ССР и Ленинградской области. Согласно приказу начальника УНКВД города, они направлялись для дальнейшего прохождения службы в Ленинград.

26 сентября 1941 года исполнительные комитеты Ленинградского областного и городского .Советов депутатов трудящихся приняли совместное решение «О передаче на временное усиление пожарной охраны г. Ленинграда личного состава и пожарно-боевой техники эвакуированных пожарных команд». За счет этого городские пожарные команды были усилены командирами, рядовыми бойцами, а также боевыми машинами257.

Зимой 1941/42 года, когда голод обрушился на город, он коснулся и пожарных. От истощения умерли свыше 1300 человек. Состояние пожарных кадров и в 1943 году продолжало оставаться напряженным.

За период с июля 1942 года по 20 августа 1943 года из состава пожаркой охраны города убило 1234 человека. Оставшиеся пожарные городского гарнизона в основном представляли собой инвалиды 3 и 2 группы и годные лишь только к несению караульной службы258.

Принимались меры к укомплектованию штата пожарной охраны. Из тыловых областей по распоряжению ГУПО НКВД в Ленинград были переведены в 1942 году 398 чел., по постановлению Военного совета фронта райвоенкоматами в пожарную охрану были мобилизованы 938 человек и принято в индивидуальном порядке - 882 чел. Таким образом 2218 человек были направлены для службы в гарнизоны пожарной охраны. Однако по состоянию на 26 августа 1943 года недокомплект продолжал составлять 793 человека1.

В пожарную охрану города, и особенно в объектовые команды, поступило много женщин. Уже к концу 1942 года они составили 28% общей численности личного состава городской пожарной охраны2. Это создавало немалые труд- •ности в овладении профессиональными знаниями, умении действовать в сложной оперативно-боевой обстановке.

' Следует отметить, что в кадры ленинградской милиции попадали и случайные люди, ставившие своей целью пережить блокаду, отсидеться в тылу. Именно такие люди свои обязанности выполняли исключительно плохо. Поэтому в 1942 году многие приказы начальника УН КВД касались наказания тех сотрудников, которые проявляли безответственность в работе. Особое внимание уделялось соблюдению законности в отношении задерживаемых граждан. В приказе УНКВД № 00406 от 10 декабря 1941 г. прямо указывалось: «...отдельные сотрудники (Приморский район) Управления НКВД продолжают безответственно и преступно относиться к арестам. Арест оформляется на другое лицо, в результате ни в чем не повинная работница была водворена в тюрьму...»3. Другим приказом № 00411 от 16 декабря того же года внимание оперативных работников обращалось на правильное оформление документов на арест и обыск4. Или в приказе № 087 от9 августа 1941 г. указывалось, что оперуполномоченный Пушкинского РО НКВД Бабиков в справке по материалу на арест гражданки П. написал, что у нее нет родственников, находящихся в Красной Армии, а оказалось, что три ее брата и два других родственника сражаются на фронте5.

Военным трибуналом войск НКВД 30 июня 1942 г. пост. 193-17-п. «а» УК РСФСР были приговорены к 6 и 5 годам лишения свободы оперуполномоченные 3-го спецотдела УНКВД Фадеев А.Ф. и Федоров Ф.А., которые при выполнении оперативного задания по обыску квартиры производили его без хозяйки и понятых, а обнаружив вино, - выпили его, после чего там уснули6. Документы свидетельствуют о том, что в среде сотрудников органов НКВД было немало тех, кто проявлял бесчестие, использовал свое служебное положение в корыстных целях. Так, в донесении Особой инспекции отдела кадров УНКВД Ленинграда от 30 декабря 1942 года указывалось, что за годы войны (т.е. с 22 июня 1942 года по декабрь 1943 года) к уголовной ответственности было привлечено 370 и к дисциплинарной - 1470 сотрудников. Наибольшее число нарушений (более 50%) допускали работники милиции7.

' ЦГАИЛД. Ф. 5034. On. I. Д. 1. Ed. хр. 2. Л. 186.

' 2 Там же. Ф. 25. On. 2. Д. 4734. Л. 47. 3

ОРиАИ ИЦ ГУВД СПб. и ЛО. Ф. 1. On. 1. Д. 75. Л. 1187. 4

Там же. Л. 1196-1197. 5

Там же. Д. 76. Л. 273.

«Там же. Д. 75. Л. 83-84.

7 ЦГАИПД. Ф. 5034. On. 1. Д. 3. Ed. хр. 16. Л. 76.

В условиях напряженной работы сотрудников всех служб НКВД постоянно решались вопросы укрепления дисциплины. Этому способствовало и партийное влияние. Состояние дисциплины среди сотрудников неоднократно выносилось на обсуждение в партийных организациях. Только в период с июня по декабрь 1943 года коммунисты отдела контрразведки 7 раз обсуждали состояние служебной деятельности и дисциплины в отделе. Периодически зас- лушивалисьте руководители, которые отвечали за работу своих подчиненных. В отношении отдельных принимались строгие меры партийного воздействия1.

Следовательно, Военный совет Ленинградского фронта наряду со своими непосредственными задачами по организации обороны Ленинграда на передовых рубежах предпринимал все меры к обеспечению по возможности нормальной работы и жизни города-фронта, создавая необходимые условия для выполнения специально-боевых задач различными службами жизнеобеспечения его безопасности. і Таким образом, война и, тем более, угроза Ленинграду, а затем и блокада вызвали серьезные структурные и качественные изменения в самих органах НКВД и их правовом положении. Перед ними встали новые, более сложные задачи, требовавшие значительного расширения самой структуры органов внутренних дел, создания новых частей, отделов и подразделений по выполнению вновь возникших задач, а равно с этим - и их законодательное обеспечение. Последнее выражалось в общегосударственно-правовых актах, принятых как до войны, так и во время ее, а также постановлениями и распоряжениями военных и местных властей. і

Для личного состава истребительных батальонов, рабочих отрядов, комсомол ьско-мол одежных полков, созданных в помощь пожарной охране и милиции, правовой базой служили положения и инструкции, разработанные и утвержденные Исполкомом Ленгорсовета и УНКВД ЛО.

Начавшаяся война потребовала решительных мер в совершенствовании структур не только Вооруженных Сил, но и органов НКВД, приближая их к выполнению тех задач, которые обеспечивали безопасность фронта и тыла.

Одной из них являлась организация зафронтовой работы, агентурная и диверсионно-разведывательная деятельность в тылу вражеских войск. Прежде всего, это касалось Северо-Западного региона, который быстро был втянут в активные боевые действия. Значительная часть его территории оказалась под вражеской оккупацией. Так, только в Ленинградской области из 72 районов полностью были оккупированы 44 и частично 13. Именно в этих районах, да и в тылу вражеских войск важно было создать мошную разветвленную сеть советской военной разведки и собрать информацию о намерениях противника.

Организация и руководство борьбой с противником в его тылу были возложены на разведотделы Управлений УНКВД. Так, на базе разведотдела Управления НКВД Ленинградской области в конце августа 1941 года был создан 4-й отдел, который осуществлял общее руководство оперативной и специальной работой, собирал военно-политическую информацию о настроении в оккупированных районах, имеющую важное значение в связи с направлением в тыл

' ЦГАИПД. Ф. 5034. On. I. Д. 3. Ed. хр. 19. Л. 14. 25-26. противника разведчиков и разведывательно-диверсионных групп. На лини фронта были созданы переправочные оперпункты, организованные 4-м отде лом. В 1942 году они находились: пункт № 1 - Большая Ижора; пунцт №2-1 Колпино; пункт № 3 - Бабино; пункт № 4 - Н. Кересть Волховского фроНТа пункт № 5 - в партизанском крае Северо-Западного фронта. Все эти пункты оперативно обслуживали Ленинградский, Волховский и Северо-3^падный фронты, действовавшие на территории Ленинградской области.

Для подготовки разведчиков, направлявшихся залинию фронта, 4-щ отделом была создана специальная диверсионно-разведывательная школавЛенцН1радеи Малой Вишере. Одновременно велась серьезная подготовка радистов, Диверсантов и квалифицированных резидентов-вербовщиков в Ленинграде и Бор0вичах С июня 1942 года по март 1944 года было подготовлено в школах 4-го отд^л а 0К0Л(^ 200 радистов. С июля 1942 года по апрель 1944 года в тыл противника было направлено 50 оперативных работников Управления НКГБ ЛО, 186 Диве^сионно_ разведывательных групп с общим количеством 1090 человек, из них 135 Радистов 726 разведчиков-маршрутников со специальными заданиями259.

В зоне действий Волховского фронта было подготовлено и направлено в тыл противника более 40 диверсионно-разведывательных групп260.

На территории Карелии также 4-м отделом НКВД КФ ССР про^одилась непрерывная работа по внедрению своей агентуры в тыл противника. за годы войны органами безопасности Карелии была осуществлена подготовка и роска на временно оккупированную территорию республики свыше 65 оперативно-чекистских групп. Широко была представлена заонежская резиденту_ pa. В течение сентября-октября 1942 года действовали резидент «Горский» и агент «Усов», собрав ценные сведения разведывательного характера. Цми так_ же было установлено, что финское командование вывозит коренное население Заонежского района с целью заселения этой местности своими фермерами. Все продовольствие отобрали у населения, угрожая полностью вывезти в Финляндию3.

Представляет интерес телеграфное сообщение наркома внутренних дел КФ ССР майора госбезопасности М. Баскакова в Наркомат внутренних дел Союза

от 12 января 1943 года «О деятельности диверсионно-разведывательных групп

в тылу противника в начале 1942 года». В донесении указывалось, что 4-м отделом НКВД КФ ССР выброшено в тыл противника: ? і 1. Агентов-одиночек — 20.

2. Агентурных и разведывательно-диверсионных групп - 36, в них 157 человек ; - 3. Поддерживается регулярная радиосвязь с одной группой. 4.

Возвратилось агентов-одиночек - 2, агентов и бойцов в составе групп - 61, находятся на выполнении задания - 43. 5.

Провалилось агентов-одиночек - 4, агентурных групп — одна ц составе 2-х человек.

6. Убито — 2, пропали без вести 63 человека261.

Особую роль чекисты выполняли в период подготовки наступательных операций Красной Армии. По заданию командования Волховского фронта в период подготовки операции по освобождению г. Тихвина в тыл противника были направлены разведчицы Антонина Бузина и Полина Болотина. Они сумели выявить примерную численность и дислокации воинских частей противника, размещение его боевой техники и состояние обороны, что имело важное значение при подготовке операции. При выполнении спецзаданий в тылу врага погибли разведчица Мария Васильева, Анна Костина, Любовь Колпакова, Сильвия Я нкова и другие отважные патриоты.

Только на Ленинградском фронте за годы войны при выполнении оперативных заданий в тылу врага погибли 22 кадровых сотрудника и 813 бойцов-развед- чиков262. Ценой собственной жизни, постоянно соприкасаясь со смертью, разведчики делали все, чтобы собрать сведения о противнике, доставить их в центр и этим способствовать успешному проведению фронтовых и армейских операций.

С началом военных действий были внесены крупные изменения в законодательную базу, и особенно в связи с введением в стране военного положения и объявления мобилизации. Функции войск и органов НКВД неизмеримо расширились. Одной из важных задач, вставших перед войсками с началом войны, а затем и в ходе ее, явилась охранатыла действующей армии. Войска НКВД имели практический опыт организации этой службы по советско-финской кампании 1939/40 гг. Однако, сложности, связанные с масштабностью войны на советско-германском театре военных действий, в том числе и на северо-западном направлении, выявили многие проблемы, касающиеся, прежде всего вопросов правового статуса войск охраны тыла, их подчиненности и регламентации деятельности. Отсутствие какой-либо аналогии в предшествующей деятельности привело к тому, что войска НКВД в первый год войны выполняли свои функции по охране тыла без соответствующей правовой базы, руководствуясь лишь указаниями военных органов действующей армии.

Из-за отсутствия общегосударственного правового документа об использовании войск охраны тыла командование фронтов, в том числе и Северо-Западного, в ноябре 1941 года вынуждены были принять свои инструкции, в которых многие специальные, а точнее правовые положения отсутствовали. Это касалось, в частности порядка применения оружия, что вносило серьезные затруднения при исполнении службы войсковыми нарядами. В связи с этим между войсковым командованием и охраной тыла действующей армии происходили частые недоразумения, которые порой вызывали серьезные противоречия, касающиеся боевого и служебного использования войск НКВД. Вышестоящему командованию нередко приходилось решать эти конфликты и силой приказа приводить в соответствие с Положением применение войсковых структур НКВД в условиях войны.

і ? С учетом всей сложности обстановки на Ленинградском фронте и особенностей блокадного города принимались меры к сосредоточению наиболее боевых частей НКВД в ведении командования Ленфронта, которому удалось получить в свое подчинение ряд кадровых, хорошо слаженных боевых соединений. Остальные части входили в подчинение специально созданного Управления войск НКВД Ленинграда и решали важные и сложные задачи, возложенные Военным советом. Однако правовое регулирование деятельности этих частей и соединений особым положением оговорено не было, они подчас выступали как придаток войск охраны тыла.

Серьезные изменения в правовом положении с началом войны произошли и в самих органах УНКВД. Требовалось «на ходу» решать вопросы разработки нормативных документов по выполнению задач, связанных с фильтрацией потоков беженцев, борьбой с вражеской агентурой в лице ракетчиков, распространителей ложных провокационных слухов и т.д.

Другой особенностью органов Н КВД города и области являлось то, что они потеряли значительную часть своего личного состава, в основном профессионального. Вновь пришедшие в органы сотрудники нуждались в глубокой правовой подготовке, и, прежде всего, в правильности выполнения имеющихся законодательных актов. Следует отметить, что в военное время основными такими актами являлись Указы Президиума Верховного Совета СССР, предоставляющие большие права правоохранительным органам в обеспечении режима военного времени. На страже их, а также и других правительственных решений, стояли органы военной прокуратуры и трибунала. Деятельность последних, с учетом особенностей войны, и тем более, особого положения Ленинграда, значительно осложнялась. Им приходилось в большинстве случаев принимать меры не только по вынесению строгих приговоров, но и осуществлять надзор за выполнением приказов военного командования.

Таким образом, в условиях начавшейся войны деятельность всей системы государственного аппарата, войск и органов НКВД была подчинена единой цели - обеспечить необходимый режим безопасности для действующей армии и тыла.

<< | >>
Источник: Белозеров Б. П.. Фронт без границ. 1941-1945 гг. (историко-правовой анализ обеспечения безопасности фронта и тыла северо-запада). Монография. - СПб.: Агентство «РДК-принт». - 320 с.. 2001

Еще по теме § 2. Структурные и качественные изменения органов НКВД в связи с обеспечением безопасности городов северо-запада в военные годы:

  1. Глава 4.СОСТОЯНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ГОРОДАХ СЕВЕРО-ЗАПАДА И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИИ
  2. § 3. Особенности профессиональной подготовки личного состава войск и органов НКВД Северо-Западного региона в военные годы
  3. Глава 3. ВОЙСКА И ОРГАНЫ НКВД В ОБЕСПЕЧЕНИИ БЕЗОПАСНОСТИ ФРОНТА И ТЫЛА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РЕГИОНА
  4. § 3. Внутренняя оборона Ленинграда в комплексной системе мер обеспечения безопасности фронта и тыла северо-запада
  5. Белозеров Б. П.. Фронт без границ. 1941-1945 гг. (историко-правовой анализ обеспечения безопасности фронта и тыла северо-запада). Монография. - СПб.: Агентство «РДК-принт». - 320 с., 2001
  6. § 1. Криминогенная обстановка в городах северо-запада и ее особенности в блокадном Ленинграде
  7. ИСТОРИОГРАФИЯ И СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТКИ ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ ФРОНТА И ТЫЛА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РЕГИОНА В ГОДЫ ВОЙНЫ
  8. § 2. Уголовное и гражданское законодательство как основа деятельности правоохранительных органов в обеспечении безопасности фронта и тыла
  9. Глава 11 О ДЕЛАХ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ И ЗАПАДЕ
  10. § 1. Состояние войск и органов НКВД накануне войны и их задачи
  11. § 3. Войска НКВД в боевых действиях на фронтах Северо-Западного региона
  12. Глава 1. На Западе и Северо-Западе
  13. Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
  14. Качественные изменения социальной роли науки и их рефлексия в конце XX в.
  15. ВРИО СОВЕТНИКА НКВД СССР ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЬШИ (ДАВЫДОВ)
  16. § 40. Послевоенный мир: Запад и Восток, Север и Юг
  17. СВОЕОБРАЗИЕ ГОРОДОВ ЗАПАДА
  18. Необходимость структурных изменений экономики
  19. ПЕРИОД ЭНЕОЛИТА И БРОНЗОВЫЙ ВЕК НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ ИНДИИ
  20. § 1. Охрана войскового тыла действующей армии на северо-западе и ее правовая основа