<<
>>

1.4. Развал армии. Борьба большевиков за власть

1-го марта Советом рабочих и солдатских депутатов был отдан приказ № 1, сыгравший едва ли не ключевую роль в последующем развале армии. Во всяком случае, приказ задал вполне определённый вектор, в строгом соответствии с которым развивались последующие трагические события.

Вот его текст.

ПРИКАЗ № 1

1 марта 1917 года

По гарнизону Петроградского округа, всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота - для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда - для сведения.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов постановил: 1)

Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота - немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей. 2)

Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет Рабочих Депутатов, избрать по одному представителю от рот, - которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной Думы к 10 часам утра, 2-го сего марта. 3)

Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету Рабочих и Солдатских Депутатов и своим комитетам. 4)

Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. 5)

Всякого рода оружие, как то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее, - должно находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в каком случае не выдаваться офицерам, даже по их требованиям. 6)

В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя, в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане.

В частности, вставание во фронт и обязательное отдавание чести вне службы отменяется. 7)

Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т.

п., и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т.
д.

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов, и в частности, обращение к ним на «ты», воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов.

Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов.

Понятно, что люди, опубликовавшие приказ, стремились заручиться и дальнейшей поддержкой сил, приведших их к власти и способных эту власть защищать - солдат гарнизона. Понятно их желание оставаться во власти как можно дольше...

Осознавали они, во что выльется в самом ближайшем будущем их инициатива? Возможно, и нет...

А предугадать роковое развитие событий было несложно. Согласно приказу в армии узаконивалось создание комитетов с самыми широкими контролирующими полномочиями. По сути, допускалась политическая деятельность. Выборность командиров подрывала становой хребет армии - принцип единоначалия. На практике неизбежно устранялась субординация.

Устройство армии выстроено таким образом, что обеспечивает беспрекословное выполнение приказов вышестоящего командира сверху донизу. Дисциплина, субординация, принцип единоначалия и назначения командного состава сверху - это всего лишь средства, необходимые условия для нормального функционирования сложного, непонятного постороннему армейского организма. Стоит убрать одно лишь из этих условий, и армии не станет. В России в марте 1917 г. убрали все.

Власть в армии на всех уровнях от командного состава неизбежно перетекала к выборным солдатским комитетам. В конечном итоге решения стали принимать не командиры и начальники, и даже не комитеты, а те, кого было больше. Молодые деревенские парни в серых шинелях, не успевшие ещё толком разобраться в жизни, но с трёхлинеечками за плечами. И с простым и понятным желанием: вырваться при первой возможности из осточертевших окопов домой. В условиях войны с сильнейшим противником всё это не могло не закончиться катастрофой.

Следует отметить, что большевики к приказу №1 не имели ни малейшего отношения.

Они лишь позже умело воспользовались трагическими его последствиями.

Временное правительство необходимой твёрдости не проявило. Была лишь попытка разъяснения, что приказ относится исключительно к войскам Петроградского гарнизона. На деле приказ №1 получил распространение по всей армии. Более того, 5 мая А.Ф. Керенский, став военным министром, подтвердил все положения этого приказа в Приказе по армии и флоту, названном потом «Декларацией прав солдата».

Уже 1-4 марта балтийскими матросами в результате са- мосудов были убиты Командующий флотом вице-адмирал А.И. Непенин, начальник 2-й бригады линейных кораблей контр-адмирал А.К. Небольсин, командир линкора «Император Александр II» капитан 1-го ранга Н.И. Повалишин, начальник Учебного минного отряда Балтийского флота контр-адмирал Н.Г. Рейн, командир Свеаборгского порта генерал-лейтенант флота В.Н. Протопопов, командир 1-го Балтийского флотского экипажа генерал-майор Н.В. Стронский, командир крейсера «Аврора» капитан 1-го ранга М.И. Никольский, генерал-майор по Адмиралтейству А.К. Гире, начальник Школы юнг в Кронштадте капитан 1-го ранга К.И. Степанов.

Главный командир Кронштадтского порта и военный губернатор Кронштадта, герой обороны Порт-Артура адмирал Р.Н. Вирен был заколот штыками на Якорной площади. Начальник штаба Кронштадтского порта контр-адмирал А.Г. Бута- ков - расстрелян у памятника адмиралу Макарову. Командира учебного судна «Африка» старшего лейтенанта Н.Н. Ивкова живым спустили под лед...

Всего в эти дни было убито или доведено до самоубийства 95 офицеров, адмиралов и генералов флота и более 20 кондукторов. До 600 человек были избиты и арестованы30.

Та пропасть, которая отделяла морских офицеров от матросов, те противоречия, многими десятилетиями копившиеся между кают-компанией и кубриком, выплеснулись вдруг в одночасье мутной волной, тряхнув и искалечив флот не хуже жестокого морского сражения.

Всё это, конечно, представляется, бессмысленной, не поддающейся объяснению жестокостью. В то же время становится понятным, почему «братишки» без раздумий пошли потом с большевиками. И воевали на всех фронтах не за страх, а за совесть.

Обратный путь был им заказан...

В армии, в окопах разница между офицером и солдатом была куда менее заметна. Поэтому и массовых убийств офицеров нижними чинами удалось избежать, во всяком случае, в первые дни. Но, как известно, стоит только начать, потом уже не остановишь. Не сразу, не в один день исчезла субординация в многомиллионной русской армии, но разложение, поразив часть, неизбежно и всё быстрее распространялось по всему организму.

Определённая дистанция между командным составом и солдатами превратилась в пропасть. Офицеры, кадровые и произведённые в прапорщики, в массе своей готовы были сражаться и вести за собой солдат. Солдаты начинали задумываться, нужна ли им эта затянувшаяся, беспросветная война. Комитеты и комиссары, пока ещё не большевистские, подсказывали им что- то своё и только лишь убеждали: нет, не нужна. Большевики после апреля высказывались определённо, чем и завоевали в итоге солдатские сердца.

Уже к лету армию наводнили эти самые комитеты и комиссии. Партийные агитаторы всех мастей вели свою работу прямо в казармах. Ни один приказ не мог быть выполнен, ни одно назначение не могло состояться без согласования с солдатским комитетом того или иного уровня.

Уничтожение основ армии: единоначалия, субординации, отстранённости от политики окончательно подорвало дисциплину и саму управляемость. Окончательное разложение армейского организма становилось лишь вопросом времени.

Но были в армии, конечно, и здоровые силы. Офицеры, в большинстве своём, унтер-офицеры, солдаты, отвоевавшие с самого начала, составляли вполне боеспособное ядро, которое могло бы сплотить и удержать возле себя колеблющихся... И возможно вооружённые силы не разложились бы так скоро и так бесповоротно, не разверни в них, наряду с подрывной работой противника, настойчивую, целенаправленную агитацию представители левых партий.

Временное правительство, представленное в основном либерально-демократическими буржуазными партиями, изначально провозгласило, что разрешение всех ключевых, судьбоносных вопросов откладывается вплоть до созыва Учредительного собрания. В то же время, созывать его не спешило, опасаясь усилить нестабильность в воюющей, напрягающей последние силы стране. Вместо того чтобы попытаться отремонтировать покалеченный бурей, тонущий уже, корабль, оно упорно вело его к далёкой, совершенно неизведанной гавани, без лоции и проложенного курса. К чести Временного правительства следует подчеркнуть, что со дня создания и до последней минуты, при любых перестановках декларировалась «война до победного конца» и верность союзным обязательствам. Что, в конечном счёте, Временное правительство и погубило.

В свою очередь Совет, сформированный левыми, социалистическими партиями, вовсе не стремился взять власть (и ответственность) в свои руки. Заявлено было, что Совет создан, прежде всего, для контроля за деятельностью правительства.

Вследствие этого судьбоносные для страны вопросы, требующие немедленного разрешения, повисли в воздухе. Политические кризисы следовали один за другим. Разрешались они перестановкой в правительстве и не более того. Страна подходила к краю пропасти. Правительство из-за своего бездействия утрачивало популярность с каждым днём. Партии, делегирующие своих представителей во власть, также раздражали население. И к лету это касалось практически всех умеренных политических партий.

На их апатичном фоне деятельная, прагматичная и целеустремлённая позиция большевиков смотрелась куда привлекательней. Вернувшийся в Россию Ленин сумел увидеть главное. В стране разруха. Большинство населения как в городах, так, куда в большей степени, и в деревне, не просто недовольны, но поставлены на грань существования. Прекрасно понимая, что успех в борьбе за политическую власть определяет предпочтение большинства, он и повёл энергичную борьбу за симпатии обездоленных, люмпенизированных людей. Которых становилось с каждым днём всё больше и больше. И которым уже нечего было терять.

Верой своей, неукротимой энергией, авторитетом Ленин сумел убедить партийную верхушку, сплотить и направить деятельность партии в нужное ему русло. Благодушные настрое- ния были забыты. В массы брошены простые, понятные, притягательные лозунги. Суть их заключалась в перераспределении собственности от имущих классов в пользу неимущих. То, что подобные шаги могли привести не только к социальной розни, но и к гражданской войне верхушку РСДРП(б) мало волновало. Как и всегда, излишней чистоплотностью в выборе средств, Владимир Ильич не отличался. Цель, ещё недавно казавшаяся призрачной, вдруг приблизилась вплотную и приобрела зримые очертания. Ленин никогда не простил бы себе, упусти он этот шанс.

Между тем, события нарастали. Компромиссное решение о предоставлении широкой автономии Центральной Раде вызвало очередной политический кризис. Министры-кадеты в знак протеста 2 июля вышли из состава правительства и подали в отставку.

Накопившееся недовольство населения выплеснулось, наконец, в полном объёме. 3 июля в Петрограде начались стихийные масштабные демонстрации. Их инициировали солдаты 1-го пулемётного полка, находившиеся под влиянием, в том числе и анархистов. Большевики оказались застигнутыми врасплох и какое-то время не могли определить своего отношения к происходящему. Однако к вечеру к демонстрантам присоединились некоторые части гарнизона, рабочие Путиловского и многих других заводов. Любопытно, что ВЦИК всеми силами старался не допустить выступлений, но предотвратить их было уже невозможно. Не могли оставаться в стороне и большевики. ЦК РСДРП(б) совместно с Петроградским комитетом партии и Военной организацией в ночь на 4 июля постановили возглавить движение, придав ему организованный мирный характер. 4 июля около 12 час. началась 500-тысячная демонстрация рабочих, солдат и прибывших матросов Балтийского флота под лозунгом «Вся власть Советам!» 90 представителей от 54 крупнейших предприятий предложили объединённому заседанию ВЦИК Советов взять власть в свои руки. Более того, часть вооружённых демонстрантов ворвалась в Таврический дворец и потребовала сделать это немедленно. Эсеро-меньшевистский ВЦИК вовсе не собирался брать ответственность на себя, объявил демонстрацию «большевистским заговором» и высказался в том смысле, что единственным законным органом власти является только лишь Временное правительство.

Во второй половине дня правительству удалось стянуть к центру города верные части, в том числе, и казачьи31. И когда наиболее радикальная часть демонстрантов двинулась к Зимнему дворцу, произошли вооружённые столкновения. В которых убито было 56 человек, раненых до 500. Прибывший накануне из Кронштадта вооружённый отряд матросов совместно с солдатами 1-го пулемётного полка занял дворец Кшесинской и Петропавловскую крепость, и приготовился к самообороне.

Большевики решали, что делать дальше. Вполне резонно предположить, если бы демонстрантам удалось прорваться к резиденции Правительства и изолировать членов кабинета, Ленин подобрал «упавшую» власть. Но у Временного правительства нашлись защитники. Да и солдаты гарнизона в большинстве своём участвовать в вооружённых столкновениях вовсе не желали. В сложившихся обстоятельствах шансы на успех выглядели весьма сомнительными. А главное, перейди власть к ВЦИК, большевики от этого мало что выигрывали. Ведь в Петроградском эсеро-меньшевистском Совете они были в безусловном меньшинстве.

Время ещё не пришло. И уже было, что терять. Ленин и тут проявил прозорливость. Глубокой ночью 4 июля после острых дискуссий было принято решение о прекращении демонстраций. 5 июля ЦК РСДРП(б) опубликовал соответствующее обращение и начал переговоры с ВЦИК.

Временное правительство и даже лидеры социалистических партий увидели в июльских демонстрациях реальную угрозу, которую уже невозможно было оставлять без последствий. Против большевиков властями были предприняты репрессивные действия. 6 июля правительственные войска заняли Петропавловскую крепость и дворец Кшесинской, в котором разгромлены помещения ЦК и ПК РСДРП(б). Матросы были разоружёны и вернулись в Кронштадт. Вынуждены были сдать оружие и пулемётчики. Ленин32 и Зиновьев, обвинённые в попытке государственного переворота и шпионаже, были объявлены в розыск. Троцкий, Каменев, Крыленко, Раскольников, Дыбенко, Сивере и немалое число других партийных организаторов и функционеров - арестованы.

7 июля Председатель правительства князь Львов ушёл в отставку. 8 июля А.Ф. Керенский был утверждён министром- председателем с сохранением за собой постов военного и морского министра.

Дон июльские события если и затронули, то незначительно. В то время как в Москве, Иваново-Вознесенске, Орехово-Зуеве, Нижнем Новгороде, Красноярске, Томске и некоторых других городах также прошли антиправительственные выступления, в Ростове обошлось без заметных выступлений. Особых репрессий после июльских событий против донских большевиков также развёрнуто не было. Областная большевистская организация располагалась в Ротонде33 Ростовского Городского парка, до июльских демонстраций мирно соседствуя с другими левыми партиями - меньшевиками и эсерами. Потом, видимо демонстрируя всю глубину расхождения в политических взглядах, демократические партии покинули здание, и большевики заняли павильон целиком. Тут же, в парке они устраивали импровизированные митинги среди отдыхающих. Популярность ленинцев, хотя и возрастала, но в городском Совете они оставались пока ещё в явном меньшинстве. И это не случайно. Богатый, купеческий город с трудом воспринимал идеи слома государства и передела собственности.

Ещё в июне 1917 г. большевики приступили к формированию вооруженных отрядов. Ростово-Нахичеванский комитет 8 июня принял решение организовать добровольческие дружины из рабочих, а еще через восемь дней рабочие чугунолитейного завода «Лели» создали отряд Красной гвардии под руководством И. Д. Ченцова и приступили к военному обучению красногвардейцев. К августу в Ростове насчитывалось около 300 членов партии большевиков. Но это было, конечно же, ещё не то... По сути, деятельность Ростово-Нахичеванского комитета РСДРП (б) сводилась к агитации среди рабочих железнодорожных мастерских и солдат запасных пехотных полков34. Впрочем, и тут они были пока ещё далеко не на первых ролях.

Тем не менее, власти вполне трезво оценивали их потенциал. На объединенном заседании Войскового правительства, представителей ДИК, советов рабочих и крестьянских депу- татов Каледин предостерег: «...большевизм страшно опасен... Казак слишком развит, чтобы поверить в несбыточные обещания Ленина и Троцкого...», но он «...слишком притягателен для масс...»

Вполне уместно, пожалуй, было бы добавить. По мере ухудшения положения этих масс, притягательность Ленинских идей неизбежно возрастёт многократно.

<< | >>
Источник: Бугаев А.. Очерки истории гражданской войны на Дону (февраль 1917 г. - февраль 1918 г.). - Ростов н/Д. - 400 с.. 2010

Еще по теме 1.4. Развал армии. Борьба большевиков за власть:

  1. Охрана железнодорожных узлов Шепетовки, Казатіша, Бердичева и Сарны. Окончательный развал Армии. Конец полка.
  2. § 3. Идейно-политическая борьба в обществе и в партии большевиков
  3. Борьба за власть. Утверждение единоличной власти Сталина
  4. 3 Стратегический план борьбы Красной Армии
  5. 7. ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ АРМИИ И ХОД БОРЬБЫ
  6. 1 . Крушение Российской Империи и воля к мировой революции: Февральская революция и захват власти большевиками в 1917 году
  7. 2. УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БАКУ И БОРЬБА ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ В ЗАКАВКАЗЬЕ
  8. Организация власти Добр. Армии в Ставропольской губ.
  9. Героическая борьба Красной Армии летом — осенью 1918 г. на других фронтах
  10. БОРЬБА ГРУППИРОВОК ЗА ВЛАСТЬ
  11. Глава четвертая БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ
  12. БОРЬБА ЗА ПОБЕДУ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ДОНУ И НА КАВКАЗЕ.
  13. ГЛАВА СЕДЬМ А Я. БОРЬБА ЗА УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТУРКЕСТАНЕ В 1920 ГОДУ.
  14. III. ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ФОРМЫ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ ПОСЛЕ ЗАВОЕВАНИЯ ВЛАСТИ ПРОЛЕТАРИАТОМ
  15. § 2. Изменение и подчинение органов государственной власти и управления борьбе с германским фашизмом
  16. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ РАЗВАЛ ХОЗЯЙСТВА СТРАНЫ.
  17. Всеобщий развал
  18. Развал Югославии