<<
>>

Отношения России с Польшей и Финляндией занимали особое место.

Финляндия и Польша имели привилегированный статус в Российской империи, обладая правами автономии (Великого княжества и царства) в размерах, свойственных, скорее, членам конфедеративного государства, с собственными конституциями (которой не было в России).
В статистических справочниках того времени нередко можно встретить ссылки «данные по России, без Польши и Финляндии». Сепаратистские тенденции в Польше всегда были сильны, при этом они всегда носили проимпериалистический характер. В Финляндии они возникали постепенно, наряду с формированием национального самосознания, развитию которого Россия не только не препятствовала, но и наоборот — всячески содействовала. К началу XX века национальное самосознание у финнов развилось до уровня требований национального самоопределения. Существенным фактором, способствовавшим росту сепаратизма, стало сильное влияние европейской цивилизации на формирование самосознания этих народов. Слишком резки для них были различия Запада и Востока.

Польша. История взаимоотношений России и Польши давняя, непростая и неоднозначная, впрочем, как практически у всех соседствующих государств. Ситуацию резко осложняло то, что Польша лежала на пути — как по положению, так и по своему развитию — между двумя мощными центрами цивилизации — Европой и Россией. Да, Россией как центром цивилизации. Ведь именно Россия на протяжении веков несла

138

на себе имперские, цивилизаторские функции для всех объединенных ею народов. Это поразительный факт, ведь та же Польша, Прибалтика, Финляндия, Украина имели гораздо более выгодное, с географическо-климатической и исторической точек зрения, положение, чем Россия; у них потенциально было гораздо больше шансов стать центрами восточноевропейской цивилизации. Однако центром стала Россия, которая, с экономической точки зрения, как сколько-нибудь крупное государство вообще практически не имела шансов на существование...

Все непростые отношения европейских стран и России волнами прокатывались по территории Польши, оставляя весьма существенный след.

Кроме того, воинственность Польши, ее постоянные претензии на создание Великой Польши привели к тому, что ради спокойствия на границе Запада и Востока Польша была поделена между соседними странами. Шульгин приводил оригинальное, не лишенное проницательности сравнение поляков и русских — старинная польская поговорка, которая употреблялась еще в XVI веке гласит «Polska stoi nierzadem» значит: «Польша стоит беспорядком»... «То есть они не только не хотели каяться во всех своих безобразиях, в вечной своей легкомысленной «мазурке», но, так сказать, «канонизировали» свою анархию... все продолжалось по-старому, пока не «промазурили» свою «королевскую республику»... А мы каялись... Набезобразим во всю «ширину русской натуры» и потом каемся... «Придите володеть и княжить»... и приходят и княжат...»486 И. Солоневич отмечал: «С Польшей у нас был тысячелетний спор о «польской миссии на Востоке»; русская политика по отношению к Польше была неразумной политикой, но поляки разума проявляли еще меньше»487.

Польша во многом сама не смогла реализовать свое чрезвычайно выгодное географическое положение между Европой и Россией. Россия, в свою очередь, стремилась обезопасить свои западные границы и одновременно рвалась через территорию Польши к прямому контакту с Европой. Все это резко осложняло отношения между двумя странами, копя взаимные обиды и претензии. Тем не менее Польша не воспринималась Россией как объект экспансии, поэтому там и не проводилась колониальная политика, наоборот — Польша всегда ассоциировалась как иностранное государство, силою судьбы вставшее на пороге России в Европу и по необходи-

139

мости включенное в орбиту российских интересов. Вопрос Польши как «ворот» из Европы в Россию оставался одним из ключевых вопросов европейской политики на протяжении нескольких столетий. И здесь Польша становилась заложницей великих держав, одна сторона которых пыталась закрыть эти «ворота», а другая — наоборот, открыть. Между тем со стороны образованного русского общества поляки воспринимались как родственная нация.

Так, например, генерал А. Брусилов, отказываясь воевать против поляков, говорил: «Мне трудно воспринимать поляков как врагов. Это наша родня, такие же славяне»488. Такова вкратце предыстория вопроса. К нему и вообще к Польше мы обратимся еще не раз, а пока вернемся в начало XX века...

С первых дней войны между Россией и Германией началась борьба за влияние в Польше. 13 августа 1914 г. Николай II обратился к полякам Австрии, Германии и России с манифестом о создании единой Польши с широкой автономией под русским скипетром, на что президент Франции выступил с гневной тирадой: «Итак, Россия еще раз выступила здесь, минуя нас. Если бы она предложила свою помощь для восстановления всей Польши во всей ее государственной независимости, мы могли бы только приветствовать это и желать осуществления этой прекрасной мечты. Если бы она обязалась дать относительную автономию русской Польше, тоже прекрасно. Обещание полунезависимости, даже под скипетром царя, несомненно, встречено было бы с радостью и могло бы быть принято как обещание загладить старую вину (comme une reparation). Но предложить полякам в Силезии, Познани и Галиции свободу вероисповедания, языка и управления под властью императора из династии Романовых — вряд ли это значит найти путь к их сердцу, во всяком случае, это значит возместить Германии замаскированные аннексии, о которых не было заключено никакого соглашения между Россией и нами и которые могут совершенно исказить значение оборонительной войны, они рискуют также повредить тем реституциям, которые Франция имеет право требовать и намерена требовать»489.

Австрийцы ответили на шаг России созданием 16 августа польского легиона Й. Пилсудского. Немцы, используя религиозные трения между польскими католиками и русскими православными, призвали поляков к защите веры. В 1916 г.

140

Вильсон в ежегодном послании 21 января высказался за создание объединенной Польши с выходом к Балтийскому морю. Николай II поддержал создание единой Польши под протекторатом России.

Немцы ответили 5 ноября созданием Польского королевства, с территорией, которая должна была распространяться в восточном направлении «как можно дальше», включая русские, украинские и белорусские земли. Между тем еще в начале войны, 29 октября 1914 г., министр внутренних дел Германии фон Лебель в меморандуме «О целях войны» писал: «Говорят, что в результате этой войны мы должны будем разрешить польский вопрос. Это неверно. Собственно, польский вопрос для нас существует лишь во внутренней политике. Исторически этот вопрос нельзя полностью разрешить, разве только против нас. Поскольку он мог быть разрешен в наших интересах, он был разрешен польскими разделами и Венским конгрессом... Нам неудобна самостоятельная сильная Польша ввиду той притягательной силы, которую она может иметь на наши земли, заселенные поляками, без которых мы никогда не сможем обойтись. Но самое главное — это то, что сильная Польша будет относиться с симпатиями ко всем странам — к России, Австрии, Франции, Англии, но только не к нам...»490

Позиция «союзников» менялась в зависимости от успехов русской армии. Так, после ее побед Англия поспешила наградить царя орденом Бани I степени и произвести в британские фельдмаршалы. А Палеолог, который в мае строил проекты отчленения Польши, теперь выступил инициатором противоположного плана — связать Россию выгодным для нее договором. В феврале было заключено секретное соглашение, по которому Россия признавала за Францией полное право на определение ее восточных границ, а Франция за Россией — ее западных границ...491

Февральская революция стала толчком к самоопределению Польши. «Еще на июньском (1917 г.) войсковом съезде поляков довольно единодушно и недвусмысленно прозвучали речи, определявшие цели формирований. Их синтез был выражен одним из участников: «Ни для кого не секрет, что война уже кончается, и польская армия нам нужна не для войны, не для борьбы. Она нам необходима для того, чтобы на будущей международной мирной конференций с нами считались, чтобы

141

мы имели за собою силу».

Действительно, корпус на фронт не выходил... во «внутренние дела» русских... не пожелал вмешиваться и вскоре перешел совершенно на положение «иностранной армии», поступив в ведение и на содержание французского командования»492. Временное правительство было вынуждено объявить акт о самостоятельности Польши, оставив, однако, на волю Учредительного собрания дать «согласие на те изменения государственной территории России, которые необходимы для образования свободной Польши»495. Борьба Польши за независимость получила мощную поддержку в лице США. В январе 1918 г. в своих «14 пунктах» Вильсон также указал на необходимость существования независимой Польши. Америка, как пишет Деникин, даже финансировала создание польской армии на территории Франции494.

Большевики, в свою очередь, подписав «Брестский мир», отказались от всех прав России на Польшу. 29 августа 1918 г. они аннулировали все царские договора о разделе Польши. Польский Регентский совет при посредничестве Германии предложил Москве установить дипломатические отношения, но советское руководство 16 июня 1918 г. отказалось, поскольку не признавало Регентский совет, рассматривая его лишь как административный орган, созданный немецкими оккупантами495. Тем не менее Советское правительство 29 октября 1918 г. предложило Регентскому совету аккредитовать дипломатического представителя РСФСР в Польше... На этот раз Варшава, опасавшаяся усиления большевистского влияния, промолчала496. 16 ноября, после подписания перемирия в Компьене и аннулирования Брестского мира, Пилсудский уведомил все страны, кроме РСФСР, о создании независимого польского государства. С 26 ноября по конец декабря 1918 г. советская сторона четыре раза предлагала Польше установить дипломатические отношения, но та под разными предлогами отказывалась497. 2 января 1919 г. поляки расстреляли миссию российского Красного Креста498. Тем не менее Москва признала Польшу и опять призвала к нормализации отношений, но Варшава снова молчала. В отличие от Украины, большевики сразу же были готовы признать независимость Польши, но у той были свои планы — создание Великой Польши, активно подогреваемые «союзниками». Эти планы вылились в открытую агрессию Польши против России и Украины, что привело к польско-советской войне...

142

<< | >>
Источник: Галин В.В.. Интервенция и гражданская война. (Серия: Тенденции) - М: Алгоритм. - 608 с.. 2004

Еще по теме Отношения России с Польшей и Финляндией занимали особое место.:

  1. 2.3. Среди отраслей права, образующих систему российского права, особое место занимает гражданское право
  2. ОСОБОЕ МЕСТО ЯЗЫКА
  3. ЧЕРЕЗ ФИНЛЯНДИЮ И ПОЛЬШУ В ОДЕССУ
  4. № 40 Из дневника советника посольства СССР в Польше В.Г. Яковлева. Запись беседы с министром юстиции Г. Свентковским о подготовке в Польше процесса по катынскому делу и о позиции власти в отношении католической церкви1
  5. ВАЖНОЕ МЕСТО, ЗАНИМАЕМОЕ ВЕРХОВНЫМ СУДОМ СРЕДИ ВЫСШИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
  6. ИЗ ОПЫТА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ПРАВОСЛАВИЯ В ФИНЛЯНДИИ И РОССИИ XX ВЕКА В. В. Севериков
  7. Гражданские и этнические идентификации в России и Польше Е.Н. Данилова
  8. Место и роль России в мире
  9. Ответное письмо Г.Г. Карпова А.П. Павлову о положении православной церкви в Польше и отношении к митрополиту Дионисию
  10. Тест 9. Приведите в соответствие с классификацией виды угроз национальной безопасности России. 276 8.1. Международные организации, занимающиеся вопросами безопасности жизнедеятельности и охраны окружающей среды
  11. СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА: МЕСТО В ЭКОНОМИКЕ ЕВРОПЫ И РОССИИ В. Б. Акулов
  12. 2.3. Место информационной безопасности в системе национальной безопасности России
  13. Спектр отношений России и Европы
  14. Глава 3 ИЗ ИСТОРИИ ОТНОШЕНИЙ ГОЛШТИНСКИХГЕРЦОГОВ К ШВЕЦИИ И РОССИИ
  15. История международных отношений и внешней политики России
  16. Евразийцы о православной России и межконфессиональных отношениях Пушкин С. Н.
  17. ПАТРИОТИЗМ И КРИТИЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К РОССИИ, РУССКОМУ НАРОДУ - СОВМЕСТИМЫ ЛИ ОНИ?