<<
>>

ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ПРОТИВ АВСТРО-ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ.

ерманская интервенция принесла трудящимся оккупированных районов неисчислимые бедствия. Всюду австро-германские войска восстановили поме- щичье-капиталистические порядки. Фабриканты и заводчики возвращались на предприятия, помещики — в свои имения.

Кулачество вновь получило широкую возможность эксплуатировать и грабить трудовое крестьянство.

Особенно тяжелым стало положение рабочих. Предприниматели при поддержке оккупантов повели наступление на их права. Заработная плата снижалась до минимума, увеличивался рабочий день, широко применялись локауты. Прекратили работу почти все рудники Криворожского железорудного района. Большая часть их была залита водой. Из 25 тысяч рабочих, которые прежде работали на этих рудниках, осталось около 2,5 ты- сячи. Из-за отсутствия угля и сырья останавливались металлургические заводы Украины. Летом 1918 года из 63 доменных печей работало лишь 4. Областной комитет профсоюза горняков Донецко-Криворожского бассейна отмечал в июле 1918 года:

«Почти повсеместно отменяется 8-часовой рабочий день для горнорабочих и 6-часовой для служащих некоторых категорий труда и вводится 10- или 12-часовой рабочий день, понижается заработная плата до размера ее в прошлом году, повышаются цены на отпускаемые продукты.

Трудно найти во всем Донецком бассейне уголок, где была бы уплачена заработная плата за последние 3—4 месяца»

Германские империалисты планомерно разрушали промышленность оккупированных районов, ставя своей целью превратить их в аграрный придаток Германии. Важнейшие предприятия немецкие оккупанты закрывали, рабочих выбрасывали на улицу, а оборудование грузили в эшелоны и отправляли в Германию. Безработица в оккупированных районах достигла огромных размеров. Во многих городах немецкие оккупационные власти учредили так называемые «рабочие бюро», которые занимались насильственным угоном трудящихся в Германию.

Там их зачисляли в особые рабочие батальоны, в которых люди находились на положении рабов.

Тяжелые лишения терпело и трудовое крестьянство. Помещики, возвращаясь в свои имения, отбирали у крестьян землю, скот, инвентарь и другое имущество, взимали огромные контрибуции. Немецкий комендант в Чигиринском уезде на Киевщине в апреле 1918 года потребовал от крестьян в течение недели возвратить помещику скот, птицу и имущество, взятые в имении. Подобные приказы издавались повсюду, где появлялись оккупанты. Главнокомандующий германскими оккупационными войсками на Украине Эйхгорн 10 апреля 1918 года издал «приказ о весеннем севе», который не только подтверждал восстановление помещичьей собственности, но и обязывал крестьян доставлять помещикам лошадей, земледельческие орудия и семена для посева. Лица, виновные в неподчинении приказу, предавались суду военного трибунала оккупантов. Во многих местах немецкие и австро-венгерские захватчики восстановили барщину. Крестьяне обязаны были три дня в неделю трудиться на цомещичьих полях, на починке дорог, заготовке леса и других работах.

В Латвию, Эстонию, Литву следом за германской армией хлынули немецкие колонизаторы. Они забирали себе лучшие земли, на которых самыми жестокими мерами вводили принудительный труд. Германская военщина намеревалась превратить Прибалтику в огромную военную казарму.

«Я,— писал Людендорф,— хотел основать в Прибалтийском крае большую колонию для солдат, а также для репатриирующихся из России немцев...» 2

Занятые оккупантами районы, особенно Украина, подвергались усиленному ограблению. По заключенным в апреле 1918 года соглашениям с продажной Украинской центральной радой австро-германские оккупанты должны были получить от Украины до 31 июля 1918 года 60 миллионов пудов хлеба, 2750 тысяч пудов рогатого скота живым весом, 400 миллионов яиц и много другого продовольствия. Кроме того, Рада обязалась поставить Германии 37,5 миллиона пудов железной руды, большое количество марганцевой руды и другого ценного сырья.

Из Украины, Белоруссии, Прибалтики тянулись в Германию эшелоны с хлебом, скотом, фуражом, лесом, промышленным сырьем.

Оккупанты не удовлетворялись «узаконенной» системой грабежа. Повсюду германские коменданты и реквизиционные отряды совершали бандитские набеги на села, отбирали у крестьян последние средства к существованию. В селе Качановке, Литин- ского уезда Подольской губернии, оккупанты в один из реквизиционных походов, разграбив все имущество крестьян, сожгли многие дворы. Часть жителей села была расстреляна, часть подвергнута экзекуции, часть заживо сожжена в своих домах.

Крестьяне отвечали на грабежи и бесчинства оккупантов активным сопротивлением, которое все чаще выливалось в вооруженную борьбу. По всей Украине, в городах и селах, нарастал отпор оккупантам и Центральной раде. Германский военный уполномоченный в Киеве в телеграмме верховному командованию вынужден был признать, что власть Рады «не простирается дальше власти наших штыков» 3.

Центральная рада уже сыграла ту роль, которая предназначалась ей германскими хозяевами: она разыграла комедию «приглашения» немецких войск на Украину. Дальнейшее существование Рады представлялось правительству Германии и германскому командованию ненужным. Демагогия главарей Рады, надававших кучу обещаний украинскому крестьянству, противоречила политике восстановления оккупантами помещичьей собственности на землю. Кроме того, Центральная рада, по мнению германского командования, не в силах была выполнить главной своей задачи: обеспечить «выкачивание» хлеба, продовольствия и сырья с Украины.

Вскоре германские оккупанты разогнали Центральную раду и установили на Украине открытую буржуазно-помещичью военную диктатуру. 29 апреля 1918 года на созванном немцами в Киеве кулацко-помещичьем съезде «гетманом всея Украины» был провозглашен Скоропадский — крупный украцнсщш поме- щик, бывший флигель-адъютант царя. Оккупационные власти больше не нуждались в Центральной раде, в мелкобуржуазной демократии — украинских эсерах и меньшевиках, которые, прикрываясь красивыми фразами о «демократии», привели весной 1918 года на Украину германских оккупантов, а теперь проложили дорогу гетманщине — открытой диктатуре помещиков и капиталистов. Таков был путь украинских мелкобуржуазных партий — путь предательства интересов трудящихся и национальной измены своему народу.

Для охраны буржуазно-помещичьего строя гетманской властью была создана жандармерия, так называемая «державная варта», основной задачей которой было подавление революционных выступлений трудящихся. Аппарат гетманской власти комплектовался из помещиков, капиталистов, кулаков и бывшей чиновничьей бюрократии.

После установления гетманского режима положение трудящихся Украины еще более ухудшилось. Аресты, массовые избиения и расстрелы без суда и следствия стали обычным явлением. Так, 10 июня в село Ташино Одесского уезда ворвался немецкий карательный отряд. По требованию офицеров все мужчины от 15 до 70 лет были собраны за селом на выгоне. Со всех сторон каратели расставили пулеметы и под угрозой расстрела потребовали от жителей сообщить, кто имеет оружие. Многих крестьян подвергли жестокому избиению. После этого оккупанты предъявили ультиматум: через два дня возвратить помещику все взятое в имении имущество и, кроме того, уплатить ему около 140 тысяч рублей штрафа. Жители Ташино вынуждены были, покинув свои дома, разойтись по окрестным селам. То же творилось в тысячах и тысячах других сел и хуторов Украины, Белоруссии, Прибалтики. По всей оккупированной территории гремели залпы карателей, горели села и города, лилась кровь трудового народа.

Но, несмотря на зверства и репрессии, захватчикам не удавалось получить на Украине то количество хлеба, на которое они рассчитывали. Против оккупантов и гетманщины поднимался весь трудовой народ. В. И. Ленин в мае 1918 года говорил:

«Крайняя военная партия в Германии вообразила: мы двинем большие войска и получим хлеб, а потом оказалось, что надо произвести государственный переворот. Там это оказалось легко, потому, что украинские меньшевики очень легко пошли на это. А затем оказалось, что государственный переворот создает новые гигантские трудности, потому что надо завоевывать каждый шаг, чтобы получить хлеб и сырье, без которых Германия существовать не может и которые получать военным насилием в оккупированной стране стоит слишком больших усилий и слишком многих жертв» 4.

Так же, как и на Украине, росло сопротивление оккупантам в Белоруссии и в Прибалтике. Рабочие и крестьяне Украины, Белоруссии и Прибалтики с каждым днем расширяли фронт борьбы против захватчиков и буржуазных националистов, все более разоблачавших себя в глазах народных масс своим сотрудничеством с оккупантами. Партизанские отряды, взрывая железнодорожные мосты и разрушая пути, пуская под откос поезда, срывали перевозки награбленного немцами продовольствия и сырья. Крестьяне жгли помещичьи имения, отказывались выполнять продовольственные поставки, платить налоги. Сопротивление трудового крестьянства ставило оккупантов в такие условия, когда каждый пуд хлеба им приходилось брать силой оружия.

В огне освободительной борьбы ширились и крепли связи подпольных коммунистических организаций с народными массами, возрастал их авторитет и влияние. Подпольные организации партии разоблачали союз буржуазии, помещиков и кулаков с интервентами, предательство украинских меньшевиков и эсеров, организовывали повсюду вооруженный отпор грабителям и насильникам, вели смелую революционную пропаганду в войсках оккупантов. Коммунисты подполья объединяли лучшие силы народа в партизанские отряды и создавали из них грозную армию народных мстителей.

Рабочие и трудящиеся крестьяне оккупированных районов видели, что Коммунистическая партия — единственная партия, которая не оставила их в беде. Они убеждались воочию, что партия коммунистов вместе с народом и во главе народа мужественно борется за независимость и свободу Родины.

Вместе с ростом влияния Коммунистической партии происходило дальнейшее разложение и распад мелкобуржуазных националистических партий. Так, на Украине большая часть украинских эсеров встала на путь открытой поддержки гетманского режима. Другая часть этой партии, видя рост революционного освободительного движения против оккупантов и гетманщины, решила использовать его для захвата власти. Устремления этой части эсеров поддерячивались агентурой Антанты на Украине. Еще весной 1918 года на съезде партии украинских эсеров произошел раскол. Образовалась новая мелкобуржуазная националистическая партия «боротьбистов» («левые» эсеры). Название партии происходило от названия газеты «Боротьба», вокруг которой группировались украинские «левые» эсеры. Деятельность «боротьбистов», прикрывавшихся социалистической фразеологией, вносила раскол в единый фронт борьбы украинских рабочих и крестьян против гетмана и оккупантов. Националистическая агитация «боротьбистов» имела целью помешать братскому объединению украинского и русского народов.

В борьбе против австро-германских оккупантов и продавшихся им буржуазных националистов народы Украины, Белоруссии и Прибалтики опирались на дружественную поддержку своего старшего брата — русского народа. Героическая борьба русских рабочих и крестьян против интервентов и белогвардейцев была самой важной, самой главной поддержкой для трудящихся оккупированных областей. В этой борьбе решался вопрос — быть или: не быть Советской власти не только в России, но и на Украине, в Белоруссии и Прибалтике. Это хорошо понимали народы оккупированных районов, и поэтому тысячи их лучших сынов шли в Красную Армию, чтобы вместе с русским народом защищать Советскую власть. В лице русских рабочих и крестьян, первыми свергнувших буржуазно-помещичий строй и самоотверженно защищавших на фронтах гражданской войны то, что было завоевано в Октябре 1917 года, народные массы оккупированных районов видели образец революционной стойкости и мужества, пример беззаветного служения делу пролетарской революции.

Трудящиеся массы оккупированных районов вопреки бешеной националистической пропаганде мелкобуржуазных партий выступали за братский союз с русским народом. Они никогда не теряли веры в то, что воздвигнутые при помощи австро-германских штыков искусственные границы с Советской Россией вскоре рухнут и установится еще более прочный союз с русскими рабочими и крестьянами. В братской солидарности русского народа, в поддержке рабочих и крестьян Советской России народы захваченных врагом районов черпали непоколебимую уверенность в том, что скоро наступит светлый день освобождения.

На Украине успешной деятельности подпольных коммунистических организаций способствовало наличие многочисленного рабочего класса, прошедшего плечом к плечу с русским пролетариатом длительный путь революционной борьбы. В одной только Харьковской губернии большевистские организации насчитывали около тысячи коммунистов-подпольщиков. Наиболее многочисленными были организации в рабочих районах Харькова — Основском, Ивановском и Холодногорском. В Харькове находился подпольный Донецко-Криворожский областной комитет партии. Его руководителем был харьковский рабочий Теве- лев. Оккупанты и гетманская контрразведка прилагали все усилия к тому, чтобы обнаружить местопребывание комитета. Долгое время это им не удавалось. Лишь в середине июля 1918 года контрразведка напала на след подпольщиков. На конспиративной квартире Тевелев был схвачен и вскоре расстрелян.

Крупные подпольные коммунистические организации действовали в Донбассе. Двенадцать подпольных большевистских организаций было в Киевской губернии. В них состояло 400 коммунистов. В Полтавской губернии в большевистском подполье работало 511 членов партии. Одесский областной комитет Коммунистической партии объединял четырнадцать подпольных организаций. Сильные коммунистические организации были и в Екатеринославе, Николаеве, Кременчуге, Житомире и других городах Украины.

Несмотря на жестокий террор, коммунисты Украины с помощью ЦК РКП (б) наладили выпуск литературы для населения и солдат оккупационной армии. Была создана сеть подпольных типографий, печатавших газеты, листовки, воззвания. Киевский комитет выпускал газету «Киевский коммунист», Одесский — газету «Коммунист», Екатеринославский — газету «Звезда». В большевистской литературе трудящиеся Украины находили ответы на все волнующие их вопросы.

Рабочие поддерживали большевистские газеты отчислениями из своего заработка. Коммунистическая литература издавалась большими тиражами. По далеко не полным данным, только для солдат оккупационной армии было издано к середине августа 1918 года 360 тысяч листовок.

Важную роль в сплочении сил украинского народа сыграл I съезд КП(б) Украины, состоявшийся в Москве 5—12 июля 1918 года. В столицу Советской России съехались делегаты коммунистических организаций всех главных промышленных центров Украины: Донбасса, Харькова, Екатеринослава, Киева, Одессы, Николаева и других мест. Они представляли 4364 члена партии. Съезду предшествовало совещание партийных и советских работников Украины в апреле в Таганроге. Там в это время находились советские центральные учреждения Украины после их эвакуации из Екатеринослава в связи с наступлением австро- германских войск. На совещании было создано Организационное бюро по созыву конференции (съезда) партийных организаций Коммунистической партии большевиков Украины. Оргбюро издавало свой печатный орган — «Коммунист».

2—5 июля состоялось совещание представителей организаций Коммунистической партии различных районов Украины. На этом совещании и было решено созвать в Москве 5 июля I съезд коммунистических организаций Украины.

Провести съезд на Украине было невозможно. Одна принадлежность к Коммунистической партии влекла за собой смертную казнь. В первый период оккупации партийные организации Украины потеряли многих своих работников. Значительное число организаций было почти полностью разгромлено. Но, несмотря на жесточайшие преследования, коммунисты Украины не сложили оружия. Тот факт, что на I съезд прибыли делегаты от партийных организаций всей Украины, как Левобережной, так и Правобережной, убедительно говорил о жизнеспособности пролетарской партии, о неиссякаемой революционной энергии ее членов, готовых самоотверженно бороться за освобождение Украины.

Съезд собрался для того, чтобы объединить большевистские силы Украины и определить задачи в борьбе с германо-гетманским режимом. Накануне съезда В. И. Ленин по поручению Центрального Комитета РКП (б) встретился с делегатами коммунистических организаций Украины. В. И. Ленин обсудил с ними важнейшие вопросы повестки дня съезда.

Существовавшая до сих пор организационная разобщенность подпольных большевистских организаций Украины мешала единству их действий. Необходимо было сплотить разрозненные партийные организации в единую, строго централизованную Коммунистическую партию Украины, способную возглавить освободительную борьбу украинского народа.

Первый съезд Коммунистической партии Украины проходил в обстановке острой борьбы между «левыми» и так называемыми «правыми» по важнейшим вопросам повестки дня, особенно по вопросу о сроках вооруженного восстания против немецких оккупантов и гетманского правительства. Руководители «левых» в КП(б)У Г. Пятаков, А. Бубнов, С. Косиор и другие, выступая за немедленное вооруженное восстание на Украине, когда условия еще для этого не созрели, фактически ставили под угрозу срыва Брестский мир. «Правые» во главе с Э. Квирингом занимали правильную позицию в вопросе о Брестском мире, подчеркивали необходимость обстоятельной подготовки к восстанию, хотя и допускали ошибки по другим вопросам (не учитывали крестьянского и национального момента в революционном движении на Украине, недооценивали внутренние возможности этого движения и т. д.).

В качестве главной задачи коммунистов Украины съезд выдвинул подготовку к вооруженному восстанию. Для руководства освободительной борьбой и подготовкой восстания было решено создать Центральный Всеукраинский военно-революционный комитет. Съезд дал директиву подпольным коммунистическим организациям усилить руководство повстанческой борьбой, объединить все народные силы, создать повсюду военно-революционные комитеты, которые непосредственно направляли бы действия партизанских отрядов и готовили бы на местах вооруженные восстания. Одновременно коммунистические организации должны были установить связи с солдатами оккупационных войск и еще шире развернуть среди них революционную пропаганду.

Исключительно важным было решение съезда о единстве и неразрывной связи Украины с Россией. Съезд отметил, что осво- бодительная борьба украинского народа развивается под лозунгом «восстановления революционного воссоединения Украины с Россией» 5. Трудящиеся Украины хорошо знали, что дружба и сотрудничество с братским русским народом — залог свободы и независимости их Родины, залог ее политического, экономического и культурного роста.

Первый съезд КП(б)У разоблачил происки украинских буржуазных националистов и их подголосков, пытавшихся посеять недоверие и вражду между трудящимися Украины и Российской Советской республики. Съезд указал всем коммунистическим организациям, что задачей партии на Украине является борьба за революционное воссоединение Украины с Россией.

Съезд организационно оформил создание Коммунистической партии Украины как составной части единой Российской Коммунистической партии (большевиков) и избрал Центральный Комитет КП(б)У, в который вошли А. Бубнов, В. Затонский, Э. Квиринг и другие. Было организовано также так называемое «Заграничное бюро» ЦК для руководства подпольной работой на территории Украины.

Создание КП(б)У сыграло огромную роль в усилении борьбы украинского народа против австро-германских оккупантов, украинских буржуазных националистов и других врагов свободы и независимости Советской Украины.

Воодушевленные решениями I съезда КП(б)У, коммунисты Украины энергично взялись за мобилизацию народных масс на борьбу против оккупационного режима, за восстановление Советской власти.

С каждым днем росло сопротивление оккупантам и в Белоруссии. Освободительную борьбу и здесь возглавляли коммунисты. До немецкой оккупации крепкие коммунистические организации были в Гомеле, Минске, Бобруйске и других белорусских городах. После прихода немцев коммунисты ушли в подполье. Партийная организация Минска развернула подпольную работу не только в ближайших к городу районах, но и в части уездов Виленской, Гродненской и Могилевской губерний. Уже в марте 1918 года Минский подпольный комитет, секретарем которого был Б. Райцес, выпустил первую листовку. Летом 1918 года Минская большевистская организация объединяла, кроме городских ячеек, 75 партийных ячеек в деревне, в которые входило около 500 членов партии. К началу августа были созданы подпольные организации почти во всех крупных городах Белоруссии.

8—11 августа 1918 года в Смоленске состоялась I конференция коммунистических организаций оккупированных районов Белоруссии и Литвы. С опасностью для жизни, преодолевая десятки препятствий, делегаты пробрались через немецкие кор- доны в Смоленск. Всего на конференции присутствовало 38 делегатов с решающим голосом и 6 с совещательным. Они представляли свыше 300 партийных организаций.

Все делегаты в своих выступлениях отмечали, что в Белоруссии и Литве с каждым днем и все с большей и большей силой разгорается вооруженная борьба трудящихся масс против захватчиков и их буржуазных ставленников. Конференция в резолюции по докладу секретаря Северо-Западного областного комитета партии А. Ф. Мясникова отметила:

«Быстро зреет тот неминуемый переворот, который сметет и немецких хищников, и их друзей и союзников — отечественных капиталистов и помещиков. Борьба революционного крестьянства и пролетариата, уже имевшего в своем прошлом опыт пролетарской революции и Советской власти, возглавляемая коммунистической партией, несомненно, поведет Белоруссию к полному освобождению от всех сковывающих ее ныне тяжелых цепей» 6.

Конференция указала, что главная задача коммунистов — это подготовка вооруженного восстания, создание и укрепление партизанских отрядов, вооружение трудящихся. Конференция потребовала от коммунистов-подпольщиков смелее и активнее работать в массах, создавать повсюду коммунистические ячейки. Было решено также организовать единый руководящий центр подполья — Краевой комитет партии. В его состав вошли Б. Райцес, П. Эйдукевич (Эйдукявичюс) и другие.

Решения конференции направляли усилия коммунистов Белоруссии и Литвы к главной цели — изгнанию германских оккупантов вместе с их прислужниками и восстановлению Советской власти.

Состоявшаяся вскоре (2—4 сентября) в Смоленске V Северо-Западная областная конференция РКП (б) дала высокую оценку героической деятельности подпольных коммунистических организаций. Конференция отметила успешную борьбу коммунистов против мелкобуржуазных националистических партий: бунда, «поалей-цион», эсеров, которые в угоду оккупантам пытались очернить в глазах масс партию большевиков.

Коммунистические организации Белоруссии умело использовали печатную пропаганду. Подпольщики-коммунисты Минска устроили на окраине города, на чердаке небольшого дома нелегальную типографию, где печаталась «Подпольная правда». Северо-Западный областной комитет РКП (б), находившийся в Смоленске, распространял коммунистические газеты и листовки не только среди населения оккупированной территории, но и среди немецких солдат. Правдивое слово большевистской пропаганды было сильнейшим оружием коммунистических подпольных организаций. К нему жадно при- слушивались, трудящиеся массы и многие солдаты оккупационной армии. Во второй половине 1918 года подпольщики-коммунисты распространили миллион экземпляров газеты «Звезда», 900 тысяч экземпляров газеты «Бедняк», 10 тысяч экземпляров «Подпольной правды», 40 тысяч экземпляров газеты на немецком языке «Дер Штерн» («Звезда»), свыше 200 тысяч различных брошюр и листовок.

С каждым днем крепли подпольные коммунистические организации Литвы, которые начали создаваться весной 1918 года. Первые организации возникли в Вильне (Вильнюс), Янишках (Ионишкис), Рокишках (Рокишкис), в Поневежском, Шавельском уездах. В начале октября в Вильне состоялся I съезд коммунистических организаций Литвы и Западной Белоруссии. На съезде было представлено до 60 организаций. В то время наиболее крупные партийные организации были в районах Вильны, Ковно (Каунас), ІПавлей (Шауляй), Поне- вежа (Паневежис), Волковышков (Вилкавишкис) и Мариам- поля (Мариямполе). Съезд оформил создание Коммунистической партии Литвы и Белоруссии, наметил очередные задачи и избрал Центральный Комитет, в состав которого вошли испытанные революционные деятели В. Мицкявичюс-Капсукас, П. Эйдукевич (Эйдукявичюс) и другие. Несмотря на то, что отдельные решения съезда, в частности по национальному и крестьянскому вопросам, были ошибочными, съезд сыграл большую роль в развертывании освободительной борьбы в Литве и западных районах Белоруссии.

Широкую деятельность развертывали коммунистические организации Латвии и Эстонии. В Латвии, рабочий класс которой совместно с русским пролетариатом прошел суровую школу революционной борьбы, еще в мае 1918 года состоялась XVI конференция революционной социал-демократии Латышского края. На ней был избран ЦК, в который вошли А. Арайс- Берце, П. Стучка и другие.

Вскоре прошли местные партийные конференции. Делегаты конференций в своих выступлениях подчеркивали, что дружба латышского и русского пролетариата нерушима и что революционные социал-демократы Латвии будут следовать всем указаниям Российской Коммунистической партии (большевиков). Конференции показали рост партийных рядов. На Рижской конференции были представлены 387 членов партии. На Видземской конференции присутствовали делегаты от организаций, насчитывавших свыше 200 членов. Общее число членов подпольных партийных организаций Латвии к осени 1918 года доходило до 800 человек.

В Эстонии, несмотря на большие жертвы, понесенные пролетариатом в борьбе против немецких оккупантов и буржуаз- ных националистов, коммунистические организации начали оживать еще в марте 1918 года. Коммунисты ревельского завода «Двигатель» образовали подпольные группы и возродили Ревельский комитет партии. В короткий срок почти по всей Эстонии как в городах, так и в сельской местности были созданы новые партийные организации. Руководил ими Ревельский комитет. Коммунисты-подпольщики возглавили борьбу рабочих и трудящихся крестьян против оккупантов, за восстановление Советской власти. Они развернули большую агитационно-разъяснительную работу среди немецких солдат. Руководителями эстонских коммунистов-подпольщиков были Я. Ан- вельт, X. Пегельман, Я. Сихвер.

Коммунистические организации Прибалтики наладили выпуск газет и другой нелегальной литературы. Большевики Латвии при содействии ЦК РКП (б) организовали в Москве печатание газеты «Циня» («Борьба»). Первый номер газеты вышел в июле 1918 года. Газету переправляли нелегально через кордоны демаркационной линии. Восстановлена была и подпольная типография в Риге, бездействовавшая после ареста оккупантами работавших в ней большевиков. В рижской типографии печатались газеты и «Биедрис» («Товарищ») и «Спартаке» («Спартак» ), партийный бюллетень «Зинотайс» («Известия»), а также воззвания и листовки. Тираж изданий доходил до 25 тысяч экземпляров. В Литве большевики издавали свой центральный орган «Рабочий коммунист», в Эстонии—газету «Коммунист».

Газеты, листовки, воззвания рассказывали о борьбе трудящихся Советской России против интервентов и белогвардейцев, разоблачали оккупационный режим и поддерживавшие его буржуазные и мелкобуржуазные партии, звали на борьбу с захватчиками. Распространение коммунистической литературы требо вало от подпольщиков большого мужества, находчивости, порой готовности идти на смерть. За участие в работе подпольной типографии и распространение листовок среди немецких солдат после мучительных пыток оккупанты расстреляли в Риге бесстрашную революционерку, дочь латвийского народа, учительницу Юлию Датэ.

Огромная работа, проделанная под руководством Центрального Комитета РКП (б) местными подпольными партийными организациями, дала свои плоды. Во второй половине 1918 года освободительная борьба трудящихся Украины, Белоруссии и Прибалтики приобрела огромный размах. Она стала поистине всенародной. Во главе этой борьбы шел рабочий класс. Только металлисты промышленных городов Украины с 1 июля по 1 сентября провели одиннадцать крупных забастовок.

Шахтеры и металлисты Донбасса еще весной 1918 года начали проводить так называемые «мертвые забастовки».

29 игв, т. з Во время таких забастовок работа прекращалась повсюду, даже на самых ответственных участках производства, что надолго выводило предприятие из строя. В мае администрация горловских рудников отказалась удовлетворить справедливые требования рабочих. В ответ шахтеры начали «мертвую забастовку». На выручку владельцам шахт поспешили меньшевики. При помощи лживых заверений им удалось уговорить некоторую часть горняков возобновить работу. Но вскоре забастовка вспыхнула с новой силой. На рудники прибыли германские солдаты, и только силой оружия капиталистам удалось сломить забастовщиков.

На жестокий террор оккупантов и произвол капиталистов рабочие Донбасса отвечали созданием партизанских отрядов. Так, Луганский ревком образовал в Донбассе семь подрайонов, которые объединили в отряды около 5 тысяч человек. В самом Луганске партизанский отряд насчитывал 200 человек.

Ярким примером нарастания народного гнева против оккупационного режима явилось героическое восстание рабочих Мариуполя. 23 июля при поддержке вооруженного отряда рабочих, прибывших из Ейска, рабочие Мариуполя внезапно напали на австрийские войска, вытеснили их из порта и овладели несколькими районами города. На помощь восставшим рабочим пришло все трудовое население Мариуполя. Австрийское командование двинуло против восставших крупные силы, поддержанные артиллерией. Отряды рабочих мужественно сражались, стойко Защищая каждую улицу. Однако под давлением превосходящих сил оккупантов восставшие рабочие вынуждены были покинуть родной город.

Большой ущерб оккупантам нанесла всеобщая забастовка железнодорожников Украины. Она началась в середине июля 1918 года. Проходила забастовка под непосредственным руководством подпольных коммунистических организаций. В течение нескольких дней она охватила все железные дороги Украины. 14—15 июля забастовали рабочие Коростеньского, Сарненского и Здолбуновского железнодорожных узлов. Вслед за ними работу прекратили железнодорожники Одесского, Киевского и Харьковского узлов. К 20 июля остановилось движение на юго-западных линиях, на Екатеринославской, Москов- ско-Киевско-Воронежской и Южных железных дорогах. Украинских железнодорожников поддержали рабочие Полесских железных дорог Белоруссии. Общее число участников забастовки достигло свыше 200 тысяч человек.

Бастующие выставили требования: немедленно освободить всех железнодорожников, арестованных за политические убеждения; ввести на железных дорогах Украины 8-часовой рабочий день; отменить распоряжение о сокращении надбавки на вздорожание жизни, увеличить хлебный паек; отменить увольнения и сокращения без согласия профсоюзов и другие.

Железнодорожники выступали организованно и дружно. На всех железных дорогах были созданы нелегальные стачечные комитеты. Для руководства забастовкой Центральный Комитет КП(б)У создал Организационное бюро железнодорожников-коммунистов. Во главе бюро стоял харьковский железнодорожник Близниченко. Бюро, имея на крупных железнодорожных узлах своих представителей, вело большую агитационную работу, выпускало листовки к бастовавшим. На каждой железной дороге были созданы организационные группы коммунистов.

Забастовка парализовала сообщение Украины с Германией и Австро-Венгрией и лишила тем самым оккупантов возможности вывозить награбленный хлеб, уголь, сырье. Она срывала переброску немецких войск на Западный фронт, где в то время развернулись крупные бои. Оккупационные власти бесновались. Но ни массовыми арестами, ни силой оружия они не смогли подавить забастовочное движение. Не помогли оккупантам и их лакеи — местные националисты, меньшевики и эсеры. Большевики своевременно разоблачили предателей и дали им должный отпор. Местные большевистские организации направляли борьбу железнодорожников, сплачивали вокруг себя бастующих.

Центральный Комитет большевиков Украины обратился к бастующим с призывом стойко держаться в борьбе и еще теснее сплотиться вокруг коммунистических организаций. Железнодорожники единодушно следовали указаниям партии. Во многих местах забастовка сопровождалась вооруженными выступлениями против захватчиков, разрушением железнодорожных линий, взрывами мостов и водокачек, крушениями поездов с войсками оккупантов.

Попытки австро-германских захватчиков собственными силами наладить железнодорожное сообщение были безуспешны. 1-7 июля вышедшие из Киева два поезда были задержаны в пути. На другой день в Проскурове были задержаны два других поезда, отправленных из Каменец-Подольска. 28 июля под Киевом железнодорожники взорвали поезд, шедший из Одессы, и разрушили большой отрезок железнодорожного полотна. Те немногие поезда, которые удавалось отправлять оккупантам, подвергались обстрелу, пускались под откос.

Большую помощь бастующим железнодорожникам Украины оказали русские рабочие. ВЦСПС обратился с воззванием ко всем рабочим России.

«Железнодорожники Украины,— говорилось в воззвании,— борясь со своей реакцией, наносят жестокий удар 29*

всероссийской и мировой контрреволюции; их борьба — наша борьба, их поражение будет нашим поражением. Пусть же ни один рабочий, ни один служащий не пройдет мимо этого великого движения, не выполнив своего долга по отношению к нашим борющимся братьям.

Мы призываем всех рабочих и служащих отчислить в первую же получку в фонд помощи бастующим железнодорожникам, число которых превышает 200 ООО, не менее полдневного заработка.

Товарищи рабочие и служащие, все на помощь железнодорожникам Украины! Пусть братская помощь голодных рабочих Великороссии бастующим украинским товарищам явится ярким доказательством нерушимости пролетарской солидарности, единства и неразрывности российского рабочего движения» 7. Рабочие Петрограда собрали 340 тысяч рублей, рабочие Москвы — 197 тысяч. Рабочие Мотовилихи, Невьянска и многих других уральских городов и заводов отчисляли часть своего заработка. Всего трудящиеся Советской России переслали бастующим железнодорожникам Украины 1,5 миллиона рублей.

Упорная и героическая борьба железнодорожников Украины продолжалась в течение месяца. Забастовка показала, как велика ненависть трудящихся к захватчикам и их наймитам.

Всеобщая забастовка украинских железнодорожников была крупнейшим выступлением рабочего класса Украины против австро-германских, оккупантов, организованным большевистской партией. Она дала мощный толчок дальнейшему усилению освободительной борьбы украинского народа, серьезно подорвала силы оккупантов на Украине. По всей Украине все сильнее развертывалось партизанское движение, действовали сотни партизанских отрядов и групп. Партизаны разрушали линии связи, взрывали железные дороги, мосты, нападали на вражеские гарнизоны, беспощадно истребляли оккупантов и их прихвостней, сжигали и взрывали склады с награбленным имуществом.

Летом 1918 года партизанское движение охватило многие губернии Украины: Киевскую, Черниговскую, Екатеринослав- скую, Херсонскую, Полтавскую и др.

Наиболее значительным было восстание в Звенигородском и Таращанском уездах Киевской губернии. В начале июня 1918 года в село Лисянку Звенигородского уезда был послан германо-гетманский карательный отряд для разоружения и наказания крестьян, проявивших неповиновение властям. Жители села встретили непрошенных гостей свинцом. Три дня крестьяне успешно отражали все атаки немецкой роты и гетманской офицерской сотни. К восставшим присоединились кре- стьяне многих соседних сел. Повстанцы начали окружать карательный отряд и принудили его перейти к обороне. Каратели, с трудом вырвавшись из окружения, стали поспешно удирать к Звенигородке. Однако лишь немногим из них удалось унести ноги; большую часть карательного отряда повстанцы перебили.

Это событие явилось искрой, брошенной в сухую солому. Вскоре уже весь Звенигородский уезд был охвачен восстанием. Без артиллерии, вооруженные — да и то не все — винтовками различных систем: русскими, немецкими, австрийскими, французскими, партизаны смело вступали в бой с хорошо оснащенными и обученными войсками оккупантов. 9 июня повстанцы при содействии местного населения овладели Звенигородкой. Находившийся в городе германский батальон в 400 штыков постановил сопротивление повстанцам не оказывать и сдать им все свое оружие. Офицеры вынуждены были подчиниться решению солдат. Этот факт свидетельствовал о начавшемся разложении в оккупационных войсках. В Звенигородке повстанцы арестовали гетманскую администрацию. По постановлению крестьянского волостного суда те немецкие чиновники и гетманцы, которые учиняли зверские расправы над населением, были расстреляны.

Германское командование, не на шутку обеспокоенное событиями в Звенигородке, направило на подавление восстания крупные воинские силы. Повстанцы в ответ объявили мобилизацию по всему уезду мужчин в возрасте от 17 до 55 лет.

«Бои немцев в Звенигородском районе к юго-западу от Киева,— телеграфировал 11 июня в Вену австро-венгерский посол в Киеве Форгач,— носят серьезный характер и связаны с потерями» 8.

13 июня под натиском превосходящих сил противника повстанцы оставили Звенигородку и рассеялись по уезду. Однако это вовсе не означало, что восстание было подавлено. В конце июня оно возобновилось с новой силой.

Почти одновременно со звенигородским восстанием вспыхнуло восстание в Таращанском уезде. Оно также охватило почти весь уезд. Киевский губернский староста доносил 18 июля:

«По имеющимся сведениям, главное ядро повстанцев достигает 2 тысяч вполне хорошо организованных и вооруженных людей. Большевистские отряды не окружены,, и имеют свободное сообщение с Уманским, Звенигородским, Липовецким и Каневским уездами. Действия германских войск носят пока оборонительный характер... повстанцы занимают значительную территорию, располагают полной свободой действий для организации, вооружения и пополнения, словом, владеют базой, откуда могут весьма серьезно угрожать государственному порядку...» 9

Вскоре таращанцы объединили свои силы со звенигород- цами. Пламя восстания быстро перекинулось в Каневский, Уманский, Сквирский и другие уезды Киевщины. Отряды восставших стали подходить к самому Киеву. Местное население помогало повстанцам продовольствием, фуражом, одеждой, оружием. На помощь звенигородцам и таращанцам приходили повстанческие отряды из других губерний, в частности из Херсонской и Полтавской.

Систематическими налетами небольших отрядов повстанцы держали в страхе военную администрацию и войска оккупантов. Немецкие оккупанты сделали попытку окружить и уничтожить главные силы восставших. Они направили против повстанцев армейский корпус, усиленный артиллерией, бронеавтомобилями, аэропланами. Руководители восстания разгадали намерения оккупантов и решили пробиться в нейтральную зону, установленную Брестским договором. Эта зона шириной 10—20 километров тянулась вдоль всей пограничной линии, разделявшей Украину и Советскую Россию. На территории Киевской губернии остались лишь небольшие подвижные отряды.

В конце июля после ожесточенного боя в районе Стеблева (Каневский уезд) звенигородцы и таращанцы прорвали вражеское кольцо и вышли к Днепру. Почти двухтысячный отряд со всеми ранеными и обозом переправился через Днепр у села Кайлово (Переяславский уезд). В районе Триполья (Киевский уезд) через Днепр перебрался другой отряд повстанцев. Разделившись на несколько групп, повстанцы двинулись по заранее намеченным маршрутам через Полтавщину и Харьковщину в нейтральную зону, к северным границам Украины с Россией. На своем пути в нейтральную зону отряды громили гетманские учреждения, уничтожали оккупантов и их ставленников.

Звенигородско-таращанское восстание было всенародным: в нем участвовали все слои местного трудящегося населения. Оно показало всю силу народного гнева и ненависти к захватчикам, пытавшимся превратить Украину в свою колонию.

Отдельные повстанческие отряды действовали непосредственно в районе Киева. В ночь на 16 июня 1918 года крестьяне села Будаевки Васильковского уезда напали на местный полицейский участок. Разгромив гетманскую полицию, повстанцы повели наступление на станцию Боярка (неподалеку от Киева), где находился немецкий отряд. Используя рвы у железной дороги в качестве окопов, вооруженные крестьяне залегли в них, устроили заграждения из дров и начали обстреливать станцию. Завязалась ожесточенная перестрелка. О событиях в Боярке стало известно в Киеве. По распоряжению германского командования к месту боя было послано пять эшелонов солдат с броневиками. Между прибывшими немецкими войсками и нов- станческим отрядом произошел крупный бой. Повстанцы решили вывести свои силы из-под удара и ушли в леса.

Развертывалась народная борьба с оккупантами и гетман- цами и в Полтавской губернии. Здесь еще в начале лета происходили крупные столкновения между восставшими крестьянами и гетманцами. Крестьяне Золотоношского, Кременчугского, Га- дячского и других уездов жгли помещичьи имения, убивали кулаков-мироедов, громили гетманские учреждения. Повстанческое движение приняло настолько широкий характер, что оккупанты вынуждены были объявить ряд уездов на военном положении.

Большого размаха боевые действия партизан достигли в Херсонской и Подольской губерниях. Центром партизанского движения в Приднестровье стало село Березовка. Ядро партизанских отрядов составляли рабочие Николаева, Херсона, Одессы, Бирзулы, Рыбницы и других городов, а также революционные солдаты бывших Румынского и Юго-Западного фронтов. Под руководством солдат-большевиков партизаны захватили на складах старой армии много винтовок, пулеметы и боеприпасы. В район действия партизан пробилась большая группа моряков- черноморцев. В партизанские отряды непрерывно вливались батраки и беднота из прилегающих районов Украины и Молдавии. В отрядах плечом к плечу дрались против оккупантов украинцы, русские, молдаване и трудящиеся многих других национальностей.

Летом 1918 года партизаны вели борьбу против оккупантов в районе железной дороги Раздельная — Бирзула — Жмеринка, а также против германских карательных отрядов в Балтском и Ольгопольском уездах Подольской губернии. Все попытки австро-германских и румынских интервентов разгромить партизан кончались провалом. Рабочие-коммунисты сумели сплотить партизанские отряды Приднестровья в грозную для австро-гер- манцев силу.

Горела земля под ногами оккупантов и на Черниговщине.

Виднейшим организатором партизанского движения на Черниговщине был народный герой Николай Александрович Щорс. Н. А. Щорс родился в 1895 году в семье машиниста в поселке Сновск (Щорс) Черниговской губернии. Во время импералисти- ческой войны он был призван в армию, в 1915 году окончил школу прапорщиков и был направлен на фронт. Домой Н. А. Щорс возвратился после Октябрьской революции, раненый и больной туберкулезом. Однако тяжелая, изнурительная болезнь не подорвала его кипучей энергии.. Как только стало известно о вторжении немецких войск на Украину, Н. А. Щорс по указанию Сновского большевистского комитета сформировал партизанский отряд из железнодорожников. Во главе отряда он двинулся в местечко Семеновку. Своей энергией, смелостью, знанием военного дела Н. А. Щорс быстро завоевал общее уважение партизан. Объединив свой отряд с Семеновским отрядом, Н. А. Щорс двинулся к Новозыбкову навстречу оккупантам. Партизаны Н. А. Щорса наносили врагу сильные удары. Здесь же, на Черниговщине, действовали и другие партизанские отряды.

Летом 1918 года черниговские партизаны изгнали оккупантов и гетманцев из большинства уездов губернии. В освобожденных районах создавались местные органы Советской власти — ревкомы, которые сплачивали трудящихся крестьян для дальнейшей борьбы с оккупантами. Черниговские партизаны были связаны с боевыми отрядами, находившимися в нейтральной зоне. Через нейтральную зону для партизан переправлялась коммунистическая литература, оружие и боеприпасы. Черниговскую губернию оккупанты считали самой «неспокойной».

Налеты украинских партизан отличались быстротой, отвагой и решительностью. Партизанские отряды нападали там, где их меньше всего ожидали, и эти внезапные нападения деморализовали солдат оккупационной армии. Оккупанты боялись уходить далеко в сторону от больших дорог, особенно в лесистой местности. Действия партизанских отрядов наводили ужас на гетманскую «варту» и помещиков. Многие из них покидали свои усадьбы и бежали в города под защиту оккупационных войск. Крупные землевладельцы заводили собственную охрану или держали при себе воинские подразделения.

В начале августа 1918 года Центральный Всеукраинский военно-революционный комитет и ЦК КП(б)У издали приказ о всеобщем вооруженном восстанирі на Украине. Однако решение поднять всеобщее восстание в августе было ошибкой. Приказ этот был отдан по инициативе «левых» украинских коммунистов А. Бубнова, С. Косиора, Г. Пятакова и других. Делая ставку на немедленное вооруженное восстание против оккупантов и гетмана, они не учитывали при этом всей сложности обстановки на Украине и опасности вовлечения Советской России в войну с империалистической Германией, то есть опасности срыва Брестского мира. Приказ состоял из одних призывов к восстанию и не содержал никаких конкретных указаний партизанским отрядам. При отдаче этого приказа Центральный военно-революционный комитет основывался на случайной информации отдельных повстанческих штабов и групп, состоявших нередко из эсеров, анархистов и других сомнительных элементов. Многие районы Украины были еще не подготовлены к решительной вооруженной борьбе; некоторые подпольные коммунистические организации даже не получили своевременно приказа комитета о вооруженном восстании. Все это привело к тому, что восстание захватило лишь незначительную часть Чер- ниговщины (северные районы) и Киевщины и было быстро подавлено немецкими оккупантами. Преждевременный призыв к восстанию обрек его на неизбежный провал, привел к разгрому многих партийных организаций Украины и неоправданным жертвам.

Но неудача августовского восстания не сломила воли трудящихся масс Украины. Идея всеобщего вооруженного выступления против оккупантов все глубже проникала в сознание рабочих и крестьян Украины. Восстановленные подпольные коммунистические организации и ревкомы стали еще настойчивее вести политическую и организационную работу среди трудящихся, тщательно готовить силы для предстоящих боев.

Дальнейшему подъему освободительной борьбы на Украине способствовали решения II съезда ЮТ (б) У, состоявшегося в октябре 1918 года в Москве. Съезд подчеркнул, что украинский народ может завоевать себе свободу и независимость только с помощью русского народа. На -протяжении веков русский народ выступал как мужественный защитник и бескорыстный друг украинского народа. В резолюции съезда по текущему моменту говорилось, что задачей трудящихся Украины является

«объединение Советской Украины с Советской Россией, которое одно только в состоянии обеспечить украинским трудящимся массам полную свободу национального и культурного развития» 10.

На основании указаний ЦК РКП (б) II съезд КП(б)У выработал тактическую линию украинских коммунистов в изменившихся внутриполитических и международных условиях борьбы украинского народа (назревание германской революции, подготовка оккупации Украины империалистами Антанты).

Съезд указал на необходимость усилить подготовку к захвату власти в основных рабочих центрах Украины и призвал партийные организации энергичнее создавать для борьбы с оккупантами и их гетманскими приспешниками дисциплинированные, боевые воинские части.

Особое внимание партийных организаций съезд ^обратил на угрозу новой, англо-франко-американской интервенции на юге и призвал коммунистов Украины разъяснять рабочим и крестьянам эту опасность, чтобы быть готовым к вооруженному отпору империалистам Антанты.

Съезд подчеркнул, что Коммунистическая партия Украины, готовя народные массы к всеобщему восстанию, должна согласовывать свою деятельность с ЦК РКП (б).

«Во всей этой подготовительной работе,— говорилось в резолюции съезда,— партия должна, опираясь на силы

пролетарской России, координировать и подчинять свои действия ЦК РКП и только в согласии с ним выбрать момент общего наступления» п.

К осени 1918 года стало очевидным, что, как ни свирепствуют германские захватчики на временно оккупированной территории, время работает против них. Укрепление Советской республики, разгром антисоветских мятежей, боевые успехи Красной Армии на фронтах и освободительная борьба трудящихся против оккупантов срывали все расчеты немецких империалистов.

Во второй половине 1918 года немцы и их союзники по оккупации чувствовали себя на Украине, как на вулкане. Предвидя скорый провал всей политики оккупации, многие из них считали за разумное поскорее убраться с Украины. Так, еще 17 августа австро-венгерский министр иностранных дел Буриан в секретной телеграмме послу Фор- гачу писал:

«Общее положение может создать необходимость вывода из Украины стоящих там в настоящее время австро-венгерских и германских войск. Этот вопрос рассматривается сейчас верховным командованием Австро-Венгрии и Германии...» 12

Отечественная война против немецких оккупантов успешно развертывалась и в Белоруссии. Еще весной 1918 года вспыхнули восстания крестьян в Слуцком, Борисовском и Речицком уездах Минской губернии й в Быховском уезде Могилевской губернии. В июне начались волнения в Лепельском уезде Витебской губернии.

Особенно быстро начало нарастать крестьянское движение после того, как помещики при поддержке германских войск стали отбирать у крестьян землю, скот, сельскохозяйственный инвентарь и начали вводить барщину. Во многих местах земельные комитеты, возглавляемые коммунистами, ушли в подполье и призвали крестьян браться за оружие. Летом 1918 года помещики Минской губернии обратились с просьбой к германскому командованию официально объявить о прекращении деятельности земельных комитетов. Они жаловались на то, что земельные комитеты активно продолжают действовать в подполье и что состав этих комитетов большевистский. Такие просьбы к оккупантам поступали от помещиков не только Минской, но и других губерний.

Чрезвычайно обострилось положение в деревне во время сбора урожая. Оккупанты запретили крестьянам снимать для себя хлеб и косить сено. Но население нарушало запрет и повсеместно вступало в открытую вооруженную борьбу с оккупационными властями и карательными отрядами.

Летом 1918 года вся Белоруссия покрылась сетью партизанских отрядов. Ядро многих партизанских отрядов, как и на Украине, составляли рабочие. Большую роль в создании партизанских отрядов играла деревенская беднота и особенно бедняки из бывших солдат-фронтовиков. Организаторами движения были коммунисты-подпольщики. Партизанское движение росло настолько быстро, что летом 1918 года только в районе Минска действовало около 25 отрядов. Много партизан было в Речицком и Бобруйском уездах. До 13 тысяч партизан насчитывалось в Полоцком уезде Витебской губернии. В Гомельском уезде Моги- левской губернии партизаны провели в августе ряд крупных боев и захватили несколько населенных пунктов.

Оккупационные власти приходили в бешенство от бессилия подавить народное сопротивление. Всюду были расклеены объявления о предании смертной казни каждого, кто будет замечен в сочувствии партизанам. Тем, кто выдаст партизан или укажет место хранения оружия, оккупанты обещали большое вознаграждение. Но все было тщетно. Партизан оберегал от предателей весь трудовой народ Белоруссии.

Шатким стало положение оккупантов и в Прибалтике. В Эстонии Ревельский комитет большевиков организовал несколько крупных забастовок. В июне 1918 года была проведена забастовка типографских рабочих, а 12—13 сентября — всеобщая забастовка рабочих Ревеля. В ней приняли участие рабочие всех крупных предприятий города, включая железнодорожные мастерские. Началась забастовка с предъявления фабрикантам требования о повышении заработной платы в связи с растущей дороговизной. Ревельский комитет большевиков выпустил воззвание к немецким солдатам с призывом поддержать рабочих. Воззвание имело успех: большая часть немецких солдат и матросов, находившихся в Ревеле, отказалась выступить против забастовщиков. Немецкому командованию пришлось направить на подавление рабочих полицию с броневиками и пулеметами. Непрерывно вспыхивали забастовки и в других городах Прибалтики.

Развертывалось в Прибалтике и партизанское движение, хотя здесь оно было слабее, чем на Украине и в Белоруссии. Это объяснялось не столько относительной слабостью местных коммунистических организаций, сколько недооценкой ими крестьянского движения. Непонимание значения военно-политического союза рабочего класса с трудящимся крестьянством наглядно проявилось на I съезде Коммунистической партии Литвы и Западной Белоруссии. Вместо того, чтобы возглавить революционный подъем рабочих и трудового крестьянства в борьбе за власть Советов, съезд осудил стихийные восстания и отдельные выступления крестьян против оккупантов.

Центральный Комитет РКП (б) повседневно руководил освободительной борьбой на оккупированной территории. 15 сентября ЦК РКП (б) созвал совещание представителей подпольных коммунистических организаций оккупированных областей. Для руководства подпольной работой совещание избрало Центральное бюро коммунистических организаций оккупированных местностей. В. И. Ленин в беседе с членами Центрального бюро указал им на необходимость готовить массы к вооруженной борьбе, шире развертывать агитационную работу среди солдат оккупационных войск.

В связи с нарастанием сопротивления оккупантам 19 октября в Москве была созвана I конференция коммунистических организаций оккупированных областей. На ней были представлены подпольные партийные организации почти всех оккупированных районов. На конференции были заслушаны доклады о состоянии работы на местах, обсуждены и приняты решения по текущему моменту, по организационному вопросу, о работе среди оккупационных войск, о положении рабочих, угнанных оккупантами в Германию, и мерах, необходимых для их освобождения. Постановления конференции явились для коммунистов оккупированных областей программой подготовки массового вооруженного восстания.

На границе с Украиной развернулось формирование украинских повстанческих частей. Глухими лесными тропами, оврагами и болотами, в одиночку и группами пробирались рабочие и крестьяне Украины в нейтральную зону, чтобы вступить в повстанческие полки. Многие из них приносили с собой оружие, бережно сохраненное от оккупантов.

В районе Унеча — Почеп был сформирован Богунский полк. Его организатором и командиром был Н. А. Щорс. Полк назвали Богунским по имени Ивана Богуна, мужественного борца за свободу Украины в XVII веке, одного из ближайших соратников Богдана Хмельницкого. Богунский полк отличался железной воинской дисциплиной и организованностью. По богунцам равнялись все другие полки.

В районе станции Середина-Буда был сформирован Тара- щанский полк. Ядро его составили закаленные в боях повстанцы Таращанского уезда. Командиром этого полка стал киевский столяр, большевик В. Н. Боженко. Богунский и Тара- щанский полки положили начало 1-й Украинской советской дивизии. Были сформированы также Новгород-Северский полк из повстанцев Черниговщины и полк Червонного казачества.

В районах Глухов — Рыльск — Колонтаевка, Суджа — Беле- нихино под руководством рабочего Киевского арсенала, активного участника боев с контрреволюционной Центральной радой Д. В. Иванова создавалась 2-я Украинская советская дивизия.

К концу октября были сформированы и включены в состав этой дивизии 5-й Глуховский, 6-й Корочанский, 7-й Суджанский и 8-й Обоянский полки. Благодаря помощи Советского правительства полки обеих дивизий были снабжены оружием, боеприпасами и военным снаряжением. Нейтральная зона превратилась фактически в главную базу и опорный пункт для украинских революционных отрядов, подготовлявшихся к освобождению Украины.

На территории Советской России создавались новые и пополнялись старые латышские части. Многие солдаты латышских стрелковых полков, сражавшихся во время первой мировой войны на Северном фронте, вступили в ряды Красной Армии. Летом и осенью 1918 года латышские части Красной Армии воевали на Восточном и Южном фронтах, несли охрану Кремля и выполняли другие ответственные задания Советской власти. В ноябре началась переброска их к границам Латвии.

Шло формирование эстонских советских частей. Из бойцов, эвакуировавшихся из Ревеля, в начале марта 1918 года был создан Отдельный эстонский коммунистический батальон, впоследствии преобразованный в 1-й Ревельский эстонский коммунистический стрелковый полк. Был также организован Эстонский эскадрон, который развернулся к концу 1918 года в 1-й Эстонский кавалерийский полк. Формировались также другие эстонские советские части. В конце 1918 года некоторые эстонские части были переброшены на запад с Восточного фронта.

Создавались белорусские и литовские части: Витебский особый батальон, 1-я Смоленская революционная батарея, 5-й Ви- ленский полк и другие.

Со всех концов Советской России ежедневно в Народный комиссариат по делам национальностей поступали десятки и сотни заявлений от украинских, белорусских, латышских, литовских и эстонских рабочих и крестьян с просьбой зачислить их в те части Красной Армии, которые предназначались для освобождения Украины, Белоруссии и Прибалтики.

Народы Украины, Белоруссии и Прибалтики знали и видели, что они не одиноки в борьбе с интервентами. Русский народ оказывал им братскую помощь и поддержку. За свободу и счастье украинского и других народов сражались на Украине, в Белоруссии и Прибалтике многие тысячи рабочих и крестьян Советской России.

Под руководством Коммунистической партии Советская страна собирала и готовила силы, чтобы нанести решающий удар по германским захватчикам и их буржуазно-националистическим пособникам.

<< | >>
Источник: ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС.. ИСТОРИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ в СССР. 1917 /1922. 1968

Еще по теме ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ПРОТИВ АВСТРО-ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ.:

  1. ГЛАВА СЕДЬМАЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ И АВСТРО-ВЕНГЕРСКИХ ОККУПАНТОВ
  2. 4. Борьба трудящихся Украины против оккупантов и гетманщины. Образование КП(б]У
  3. БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ В ТЫЛУ ПОЛЬСКИХ ОККУПАНТОВ И БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ.
  4. Глава первая ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ В 1918 Г.
  5. 2 Всенародная освободительная борьба и провал оккупационной политики германского империализма
  6. 2. Борьба украинского народа против наступления немецких оккупантов
  7. 3. Борьба трудящихся против интервентов и белогвардейцев
  8. 3. Борьба трудящихся Украины против банд Директории и их изгнание
  9. БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ ИНТЕРВЕНТОВ И БУРЖУАЗНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ В 1919 ГОДУ
  10. 2. БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ДВР ПРОТИВ ИНТЕРВЕНТОВ И БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ В 1921—1922 ГОДАХ.
  11. 3. Борьба трудящихся против наступления реакции и фашизма, за создание народного антифашистского фронта (1934—1937)
  12. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ВО ГЛАВЕ БОРЬБЫ ТРУДЯЩИХСЯ СТРАНЫ СОВЕТОВ ПРОТИВ ОБЪЕДИНЕННЫХ СИЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ИМПЕРИАЛИЗМА И ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ
  13. 3. ВТОРЖЕНИЕ ВОЙСК АВСТРО-ГЕРМАНСКОГО БЛОКА НА УКРАИНУ и НА КАВКАЗ.
  14. 2. Церковь во времена владычества на Востоке латинян, после их изгнания из Константинополя и при турецком правлении; борьба греков за политическую и церковную самостоятельность; роль Церкви в освободительной борьбе
  15. 2. БОРЬБА УКРАИНСКОГО И БЕЛОРУССКОГО НАРОДОВ С ОККУПАНТАМИ
  16. 2. ОККУПАЦИЯ БЕЛОРУССИИ, УКРАИНЫ И ФИНЛЯНДИИ И БОРЬБА С ОККУПАНТАМИ
  17. ПОЛОЖЕНИЕ И БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ