<<
>>

7. Окончание войны с буржуазно-помещичьей Польшей

Под могучими ударами Красной Армии затрещала государствен пая машина империалистической Польши. О том, что творилось тогда в Польше, Пилсудский впоследствии писал: «Паника вспыхивала в местностях, расположенных даяїе на расстоянии сотен километров от фронта, а иногда и в высших штабах, и переходила iace глубже и глубяїе в тыл.
Стала давать трещины даже работа государственных органов» 122 Охваченные страхом перед возможностью соединения наступавшей Красной Армии с силами революционного движения внутри Польши, все основные партии польской буржуазии, пе исключая и социал-шовинистов, образовали единый буржуазный фронт.

Антанта, спасая Пилсудского от разгрома, усилила ему помощь. Франция послала в Польшу новую группу своих военных специалистов (во главе с генералом Вейганом), которые помогли привести в порядок дезорганизованную польскую армию. Французское правительство готовило свои войска к войне с Советской страной на тот случай, если Польша не выдержит натиска Красной Армии и согласится на капитуляцию. Вместе с тем Англия и Франция предприняли дипломатический нажим.

Английский министр иностранных дел Керзон 12 июля 1920 г. направил народному компс.сару иностранных дел радиограмму, в которой предлагал Советской России перемирие с Полыней. Керзон требовал, чтобы войска Красной Армии были остановлены в 50 км от линии «Гродно — Яловка — Немиров — Брест-Литовск — Дорогобужск — Устилуг, восточнее Грубешова, Крылова и далее западнее Раввы-Русской, восточнее Перемышля до Карпат». Вместе с тем английское правительство предлагало, «чтобы было так-

ш Партархив Украинского филиала ИМЛ, ф. 1, оп. 3, д. 458, л. 60—61.

122 Ю. П и л с у д с к и й. 1920 год. М., 1926, стр. 49. же подписано перемирие между армиями Советской России и генералом Врангелем» 638. Керзон угрожал, что правительство Англии и се союзники окажут Польше помощь всеми средствами, имеющимися в их распоряжении, если Советская Россия отвергнет эти предложения.

Чрезвычайная нервозность, проявлявшаяся империалистами в связи с успешным продвижением Красной Армии в глубь Польши, их наглое вмешательство в советско-польские отношения были вызваны тем, что вся версальская система, созданная Антантой, оказалась под угрозой разгрома.

Версальская система отводила Польше роль «санитарного кордона», который должеп был ограждать Западную Европу от проникновения освободительных идей Великой Октябрьской социалистической революции.

Поражение империалистической Польши могло бы иметь далеко идущие последствия, разрывая важные звенья во всем режиме международных отношений после первой мировой войны. «Франция,— говорил В. П. Ленин,— не имела бы тогда буфера, ограждающего Германию от Советской России. Она не имела бы тарана против Советской республики... Вот почему подход красных войск к Варшаве оказался международным кризисом, вот почему это так взволновало всю буржуазную прессу. Вопрос стоял так, что еще несколько дней победоносного наступления Красной Армии, и не только Варшава взята (это пе так важно было бы), но разрушен Версальский мир» 639

Не приостанавливая военных действий, Советское правительство в своем ответе от 17 июля, составленном на основе указаний В. И. Ленина640, отклонило требования Керзона. Одновременно Советское правительство заявило о своем согласии на мирные переговоры при условии, если польское правительство непосредственно обратится к нему с соответствующими предложениями.

Отвергая вмешательство империалистических держав в советско-польские отношения, Советское правительство вновь подчеркивало, что оно не помышляет о посягательстве на независимость Польши и считает, что непосредственные переговоры между Советской Россией и Польшей приведут к полному урегулированию всех спорных вопросов. В специальном обращении ко всем трудящимся Советской России и Советской Украины в связи с потами Керзона Совнарком РСФСР указывал: «Сейчас, во время победы Красной Армии, мы так же далеки от какого бы то ни было посягательства не независимость Польши и неприкосновенность ее территории, как и в дни наших величайших затруднений... Мы повторяем то, что говорили не раз: нет ни одного вопроса между Россией и

Полыней, который не мог бы быть разрешен мирно — к выгоде для обеих сторон» 6

22 июля 1920 г. польское правительство в ответ на советскую ноту от 17 июля предложило начать мирные переговоры. Советское правительство ответило на это согласием. Однако, учитывая вероломство польских империалистов, Советское правительство не ослабляло темпа наступательных операций Красной Армии.

Советские войска Западного фронта, охваченные огромным наступательным порывом, преодолевая сопротивление противника, двигались вперед; 1 августа они заняли Брест-Литовск и вскоре вышли к Висле.

Перед ними открывались пути наступления на Варшаву. Но непрерывные бои и стремительное движение вперед сильно утомили войска Красной Армии, а ряды их поредели. Оторвавшись от своих тылов, они испытывали затруднения не только в пополнении личного состава, но и в вооружении и боеприпасах. В связи с этим советское командование должно было решить вопрос: двигаться ли немедленно на Варшаву или приостановить наступление для пополнения войск, подтягивания тылов и т. и. На это потребовалось бы немало времени, так как противник производил огромные разрушения при отступлении. Паузу в наступлении он использовал бы для накапливания сил, получая огромную помощь от Антанты.

Советское командование приняло смелое решение: безостановочно продолжать наступление, чтобы не дать противнику возможности привести себя в порядок. «Таким образом,— писал в 1922 г. С. Каменев,— Красная Армия открыто пошла на риск, и риск чрезмерный. Ведь операция, даже при удовлетворительном разрешении всех перечисленных условий, все же должна была вестись прежде всего без всякого тыла, который быстро восстановить было совершенно невозможно после произведенных белополяками разрушений» 641.

Огромный риск, который был связан с немедленным развитием наступления на Варшаву, требовал сосредоточения сил Красной Армии на главнейших направленнях наступления, а между тем силы Юго-Западного фронта значительно отклонились к югу. Главком С. Каменев решил исправить допущенную ранее ошибку и направить главные силы Юго-Западного фронта в северо-западном направлении, чтобы оказать действенную помощь Западному фронту в развитии Варшавской операции. Директивой от 3 августа командованию обоих фронтов главком указывал, что наступило время передачи «в блнжайшИе дни 12-й и 1-й Конной армий из Юго- Западного фронта в распоряжение командзапа» 642. Через три дня, 6 августа, главком предупредил командующего Юго-Западным фронтом А. Егорова, что к передаче следует подготовить и 14-ю армию. В тот же день главком предложил вывести 1-ю Конную армию «в резерв для отдыха и подготовки к решительному новому удару» 12э.

После этих предупредительных мер 11 августа он дал директиву командованию Западного и Юго-Западиого фронтов: «Западный фронт приступает к нанесению решительного удара для разгрома противника и овладения варшавским районом. Ввиду этого теперь же приходится временно отказаться от немедленного овладения на вашем фронте львовским районом и для оказания содействия Тухачевскому направить возмояшо больше сил для удара примерно на Люблин — Ново-Александрия...». Эта же директива ставила перед 12-й армией задачу наносить главными силами удар на Люблин, а 1-й Конной армии выйти в район За- мостья — Томашов — Грубеншв. Директива заканчивалась фразой: «Срочно прошу вашего заключения но изложенному...» 643

Но при зашифровке этой очень ваяшой директивы вкрались ошибки, не позволявшие полностью расшифровать текст. Штаб Юго-Западного фронта не принял достаточных мер к тому, чтобы своевременно выяснить точное содержание полученной директивы. А тем временем 1-й Конной армии вопреки предупреждениям главкома было приказано наступать на Львов. Лишь 13 августа командованию Юго-Западного фронта была доложена директива главкома. Но 13 августа в 3 часа 30 минут главком вторично приказал передать 12-ю и І ю Конную армии Западному фронту и потребовал донести исполнение приказа.

ЦПА ИМЛ, ф. 558, оп. 1, д. 4337, л. 1. В этот ответственный момент Сталин проявил непонимание важности назревавших на Западном фронте событий и стал противиться выполнению директивы главкома. Игнорируя полученный 13 августа приказ и уцепившись за фразу директивы главкома С. Каменева от 11 августа: «Срочно прошу вашего заключения по изложенному...», Егоров в полном согласии со Сталиным и сего подписью направил главкому 13 августа свои возражения, которые заканчивались словами: «Изменение основных задач армиям в данных условиях считаю уже невозможным» 644. Подписав под давлением Сталина возраяїснпя, Егоров все же стал готовить приказ о передаче Западному фронту 12-й и 1-й Конной армий. Сталин же продолжал сопротивляться.

Он отправил С. Каменеву новую телеграмму, которая заканчивалась так: «Я отказываюсь подписать соответствующее распоряжение югзапа в развитие вашей директивы» ш. Без подписи члена Реввоенсовета приказ Егорова не имел законной силы и не подлеяїал исполнению. Создалось чрез- вычайио ненормальное положение в момент развития решающей наступательной операции Красной Армии. После некоторой проволочки приказ Егорова подписал член Реввоенсовета Юго-Западного фронта Р. Берзин, и он приобрел законную силу. Но из-за недопустимого упрямства Сталина были потеряны очень важные, решающие дни для оказания содействия в развитии Варшавской операции. Кроме того, С. Буденный и К. Ворошилов, находившиеся под сильным влиянием Сталина, не торопились выполнять приказ об изменении направления боевых действий, ссылаясь на то, что 1-ю Конную армию, втянувшуюся в бои, нельзя было снять с фронта. Опи протестовали также против переброски 1-й Конной армии. 19 августа Буденный с согласия Ворошилова доносил командованию Западного фронта: «Оставление Конной армией занимаемого участка и замену ее другой частью в данный момент и прн данных условиях я считаю абсолютно невозможным и могущим катастрофически отразиться на всем фронте... » ш. Лишь 20 августа командование 1-й Конной армии начало выводить свои части в указанном направлении. Через восемь дней она сосредоточилась в районе Замостья.

Пока шли ненужные и вредные для развития наступления советских войск препирательства между главкомом и командующим Западным фронтом, с одной стороны, и командованием Юго-Западного фронта и 1-й Конной армией — с другой, противник 12 авгу- (та перешел в контрнаступление в районе Ново-Георгиевска.

Советские воины сражались с огромным упорством п стойкостью. Но, имея дело с численно превосходящими силами противника и испытывая недостаток боеприпасов, чрезмерно уставшие от непрерывных боев, вынуждены были отойти. 17 августа противник перешел в контрнаступление также на люблинском направлении и прорвал здесь фронт.

Это поставило в очень тяжелое положение группировку советских войск, действовавшую под Варшавой. Советские войска вынуждены были отступить по всему Западному фронту. Отступать вынуждены были и войска Юго-За- ладного фронта.

Причин августовской неудачи на польском фронте несколько. Наиболее важная из них заключалась в ошибке советского командования при оценке степени поражения и деморализации войск противника и возможности овладеть Варшавой наличными силами. «При нашем наступлении, слишком быстром продвижении почти что до Варшавы, несомненно, была сделана ошибка... , и эта ошибка вызвана тем, что перевес наших сил был переоценен памп» ш. На развитии наступления на Варшаву пагубно отразилась задержка командованием Юго-Западного фронта, прежде всего Сталиным, переброски 1-й Конной армии в распоряжение Западного фронта. Из числа причин военного характера имело значение также и то, что Красной Армии пришлось вести войну на два фронта: па западе — против белополяков и па юге — против врангелевцев. Из причин политического характера прежде всего следует указать на то, что правящей клике Польши при помощи социал-предателей удалось сыграть на ненависти трудящихся Польши к царской России и вызвать волну шовинизма, приток в армию полноценных пополнений.

Неудача Красной Армии имела временный характер. К фронту были подтянуты свежие резервы, действующие части были пополнены личным составом, вооружением. Красная Армия готовилась к ответному удару. Иным было положение Польши. Она находилась на пределе своих возможностей, и польское правительство боялось нового наступления Красной Армии. Это заставило его возобновить мирные переговоры.

Не менее важное значение для изменения всей военно-политической обстановки в пользу Советского государства сыграло усилившееся в тот период движение протеста международного пролетариата, возмущенного интервенционистской политикой США, Англии и Франции. Рабочие капиталистических стран поднимались на защиту Советской республики. Повсюду в западноевропейских странах возникали комитеты «Руки прочь от России». В Англии был создан комитет действия, который только за первые 24 часа своего существования получил 1700 резолюций, принятых на собраниях рабочих. В этих резолюциях выдвигалось требование прекратить интервенцию против Советской России. 11 августа 1920 г. английский комитет действия объявил о созыве 13 августа национальной конференции для обсуждения мер борьбы против антисоветской интервенции. Несмотря на столь короткий срок, конференция открылась в назначенный день в присутствии более 1 тыс. делегатов. В принятой единогласно резолюции конференция уполномочивала комитет «призывать ко всяким действиям, каких потребует обстановка» 645. Это означало, что комитет действия в любой момент мог обт,явить всеобщую забастовку.

417

27 Н. И. Супруненко

В Германии (Магдебург) рабочие задеря?али поезд из 15 вагонов с английским снаряжением, предназначавшимся для Польши 646. Такие же события происходили в Бельгии, Голландии, Италии и других странах. В середине августа в Брюсселе состоялся Международный конгресс моряков, принявший постановление не перевозить военных материалов для Польши. Через несколько дней эту резолюцию осуществили голландские моряки, отказавшиеся вывести в море французское судно «Эстле» с военными материалами для Польши. В Антверпене местные рабочие организации задержали французское оружие, предназначавшееся для Польши.

Международное движение пролетариата оказало серьезную помощь Советской стране и содействовало прекращению Антантой интервенции против Советской России.

В конце сентября в Риге возобновились мирные переговоры между Советской Россией и Советской Украиной, с одной стороны, и Польшей — с другой. 12 октября 1920 г. были подписаны договор о перемирии и предварительные (прелиминарные) условия мира. Стремясь быстрее окончить войну, Советская Россия и Советская Украина согласились на значительные территориальные уступки. От Украины к Польше отходили часть Волыни (Ковель- ский, Луцкий, Кременецкий, Дубенский, Ровенский и Острожский уезды) и небольшая часть северной и северо-западной Подолии. Общая территория, отходившая к Польше, составляла 35—40 тыс. кв. км. 20 октября внеочередная сессия ВУЦИК ратифицировала договор о перемирии и о прелиминарных условиях мира647. 18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор.

Вынужденные пойти на территориальные уступки, Советская Россия и Советская Украина помнили о своих братьях, находившихся в Западной Украине и Западной Белоруссии, и делали все возможное, чтобы защитить их интересы. Российская и украинская мирные делегации добились включения в мирный договор специальной статьи, которая обязывала Польшу обеспечить широкие права украинскому и белорусскому населению. Однако правительство буржуазно-помещичьей Польши не выполняло этой статьи договора, и украинское и белорусское население подвергалось жестокому угнетению.

В сознании трудящихся Западной Украины остался глубокий след хотя и от непродолжительной, но свободной и не зависимой от капиталистов и помещиков жизни. И это вдохновляло их на борьбу за социальное и национальное освобождение за воссоединение с Советской Украиной.

Советское правительство своей последовательной мирной политикой нанесло империалистам Антанты серьезное внешнеполитическое поражение. Попытка Антанты сколотить антисоветскую коалицию из соседних Советской республике стран потерпела полный провал.

Так же бесславно для буржуазно-помещичьей Польши закончилась начатая ею захватническая война. Понеся огромные людские потери и материальные затраты, Польша вынуждена была принять менее выгодные условия по сравнению с теми, которые ей предлагало Советское правительство в апреле 1920 г. За пролитую кровь братских народов — русского, украинского, белорусского и польского — виновны империалисты США, Англии и Франции, толкавшие Польшу на войну со Страной Советов. Поражение буржуазной Польши было поражением Антанты. Война с буржуазной Польшей показала несокрушимую силу Советского государства, готовность рабочих и крестьян защищать Советскую власть до последней капли крови, высокий героизм и воинское искусство Красной Армии, боровшейся за правое дело.

Закончив войну с белополяками, Красная Армия могла сосредоточить свои усилия на ликвидации ставленника Антанты — Врангеля — последнего оплота белогвардейской контрреволюции.

<< | >>
Источник: Н. И. Супруненко. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918-1920). 1966

Еще по теме 7. Окончание войны с буржуазно-помещичьей Польшей:

  1. Окончание войны с буржуазно-помещичьей Польшей
  2. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ОКОНЧАНИЕ ВОИНЫ С БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕЙ ПОЛЬШЕЙ.
  3. 3 Замыслы империалистической реакции и борьба Советского государства за предотвращение войны с буржуазно-помещичьей Польшей
  4. Глава седьмая ВОЙНА С БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕЙ ПОЛЬШЕЙ И РАЗГРОМ ВРАНГЕЛЯ
  5. 1. Нападение буржуазно-помещичьей Польши на Советскую республику
  6. 2. НАПАДЕНИЕ БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕЙ ПОЛЬШИ НА СОВЕТСКУЮ СТРАНУ.
  7. 1 Нападение буржуазно-помещичьей Польши и стратегическая оборона Красной Армии
  8. Буржуазные и буржуазно-помещичьи партии как часть системы диктатуры эксплуататоров.
  9. Основные разновидности буржуазных и буржуазно-помещичьих партий.
  10. 1 Оккупационный режим и реставрация буржуазно-помещичьего строя
  11. 4. Реставрация Деникиным буржуазно-помещичьего режима на Украине
  12. 1. ВОССТАНОВЛЕНИЕ БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕГО СТРОЯ НА УКРАИНЕ И В БЕЛОРУССИИ
  13. 3. Оккупационный режим. Реставрация буржуазно-помещичьего строя на Украине
  14. II. ВОЕННАЯ БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЯ ДИКТАТУРА 1. Крах мелкобуржуазной демократии
  15. Окончание Северной войны
  16. Окончание «холодной войны». Распад советского блока