<<
>>

Наши в городе

...В первый раз я провел этот эксперимент среди студентов Красноярского университета, в 1995 году. Хотите, спросил я, докажу, что белые победили в Гражданской войне? Не выходя из этой комнаты? —

Докажите! —

Ребята, если Красная Армия победила, то ведь среди присутствующих должно быть много потомков победителей. Логично? —

Логично. —

Поднимите руки все, у кого есть предки среди красноармейцев. Или среди чоновцев, чекистов, любых карателей? Или из латышских стрелков... Или из красных партизан? Есть такие?

Поднялась рука...

Еще несколько... 11 рук из 29 человек. —

Отлично! Если Белая армия проиграла, то ведь многие в ней погибли. Так? —

Наверное... —

И тогда многие белые не могли завести семьи, бежали за границу. Их жен и детей тоже истребляли. Так? —

Так... —

Значит, потомков белых должно быть очень мало. Так поднимите руку те, у кого деды-прадеды были в белых армиях? Или у казаков? Или у крестьянских повстанцев? —

А если есть предки и там и там? —

Поднимайте руки оба раза.

Две руки... три... восемнадцать... Вроде все. Я посчитал число рук и сам поднял девятнадцатую. —

Итак, здесь присутствует 11 потомков красных и 19 потомков белых. Так кто победил?!

Студенты весело смеялись. —

Доказал я, что Белая армия победила? Убедил вас? —

Убедил! —

Поздравляю, господа! Наши в городе!

С тех пор я проводил этот эксперимент в разных аудиториях. Моими студентами были и будущие искусствоведы, и будущие архитекторы, и художники, и технари. Чем вуз элитнее и специальность престижнее, тем больший процент был в аудитории потомков белых. Больше всего — среди философов в Санкт-Петербурге. Среди 34 человек потомками белых оказались 22, красных — 8. Самый меньший процент потомков белых оказался среди будущих строителей дорог в Красноярске. 55 из 120, при 49 потомков красных.

Получалось удивительное: Красная Армия, армия- победительница, уходила из наших городов, из нашей жизни. Уходила, не отстреливаясь в арьегардном бою, а уходила без всякой чести. Эдак тихонько, на цыпочках, опустив головы, тащила за собой красную тряпку, как поджатый хвост.

Сегодня, даже если есть в семье такие предки, их стыдятся больше, чем уголовщины и проституции. Позор семьи.

А Белая армия, стократ ославленная «белым стадом горилл», сборищем садистов и мракобесов, как раз очень даже гордо вступала в жизнь России. Если человек даже врет, просто приписывает себе таких предков — это высшее пижонство из возможных.

Почему?!

Объяснить могу только одним: за шестьдесят лет, между 1917-м и 1977 годом, Россия закончила модернизацию. Теперь все или почти все у нас образованные. Русские европейцы. И как ни обрабатывай этих людей, как ни потчуй идеологической жвачкой, а красная идея им не близка.

Не зря же с таким успехом сначала читалось, потом и в кино смотрелось «Собачье сердце» Булгакова. Примитив- ная идея уравниловки могла радовать сердце дедушки- красноармейца. Ему могло хотеться порвать книгу, как атрибут «барской» жизни. Тянуло нагадить в чистой комнате или в хрустальную вазу — потому что в его избе грязно, а хрусталя он не имел и иметь никогда не будет. И презирает того, кто его имеет. Кто пьет из хрусталя хорошее вино, а не хлещет самогон из железной кружки. Дедушке хотелось отрицать более сложный, более утонченный мир — особенно если кишка тонка самому в него войти.

А внуку стал близок мир книг, библиотек, красивой посуды и картин, который встает со страниц Булгакова и Шмелева. Ему стала близка идея защиты этого мира, потому что этот мир стал его собственным миром. Тот самый — с кружевной занавеской, со стопками книг во вкусно пахнущих корешках, с вежливостью, гимназической формой и хорошим русским языком. В конце XX века такой мир может находиться на 5-м этаже шлакоблочного дома, в русской глубинке. Но его обитателям близок по смыслу и по духу мир булгаковской квартиры на первом-втором этаже каменного питерского дома.

Внукам стала близка белая идея. Внуки почувствовали, что их дедушек крупно обманули. Что дедушки воевали совсем не за то, за что следовало воевать. И они запели песни армии, защищавшей уютный, добрый мир русской интеллигенции. Своей армии.

<< | >>
Источник: Буровский А. М.. Самая страшная русская трагедия. Правда о Гражданской войне — М.: Яуза- пресс,. — 640 с.: ил. — (Вся правда о России).. 2010

Еще по теме Наши в городе:

  1. «Город, имеющий форму» и «Сформированный город» Спиро Костофа
  2. «Культура городов», «Город в истории» Льюиса Мамфорда
  3. 1. Иророк Мухаммад в городе Медине — городе Пророка
  4. НАШИ
  5. Наши сети
  6. НАШИ ДНИ
  7. Наши надежды
  8. ИЗ ДЕРЕВЕНЬ В ГОРОДА И ИЗ ГОРОДОВ В ДЕРЕВНИ
  9. Предприниматели ли наши руководители?
  10. Часть сур Пророк Мухаммад получил в городе Мекке, а часть в городе Медине
  11. ИСЛАМИЗМ В НАШИ ДНИ
  12. КАК СДЕЛАТЬ НАШИ ИДЕИ ЯСНЫМИ
  13. Капиталисты ли наши предприниматели?
  14. 1. Пророк ислама Мухаммад в городе Мекке — главном городе арабов до ислама
  15. 1. Пророк Мухаммад в городе Ясрибе — городе Пророка (Мадннат Ан-Наби)
  16. Представляем Вам наши лучшие книги:
  17. Облик Северной Америки в наши дни
  18. Глава семнадцатая Разведывательная служба и наши свободы
  19. По поводу влияния немецкой педагогики на наши школы (реферат)
  20. О ПУСТОТЕ И О ТОМ, ПОЧЕМУ НАШИ ЧУВСТВА НЕ ВОСПРИНИМАЮТ НЕКОТОРЫХ ТЕЛ