<<
>>

7. Нарушение положений главы XII Устава ООН о международной системе опеки

129

10 М. И. Ллэдрсп

Весь дух Устава ООН с его принципами самоопределения наций, суверенного равенства, единогласия великих держав и заложенной в нем идеей обеспечения мира и международной безопасности посредством разоружения говорит о том, что создание военных баз, а тем более системы баз, одним или несколькими государствами на территории других несовместимо с членством в Организации Объединенных Наций.

Статья 82 устанавливает, что «в любом соглашении об опеке может определяться стратегический район или районы, которые могут включать часть или всю территорию под опекой», а ст. 83 говорит, что все функции ООН, «относящиеся к стратегическим районам, включая утверждение условий соглашений об опеке и их изменений или поправок к ним, осуществляются Советом Безопасно, сти». Статья 84 предусматривает, что «обязанностью управляющей власти является обеспечение того, чтобы территория под опекой играла свою роль в. поддержании международного мира и безопасности. С этой целью управляющая власть уполномочивается использовать добровольные вооруженные силы, средства обслуживания и помощь территории под опекой при выполнении обязательств, принятых в этом отношении управляющей властью перед Советом Безопасности, а равно и для местной обороны и поддержания закона и порядка в пределах территории под опекой».

На основе недобросовестного толкования приведенных положений державы-опекуны говорят о своем праве создавать военные базы на подопечных территориях и использовать их. Более того, они считают даже, что подобная их деятельность не подлежит контролю Совета Безопасности. Однако обе эти точки зрения являются совершенно необоснованными.

Прежде всего ни в одной из приведенных статей не говорится о праве державы-опекуна создавать на подопечных территориях свои военные базы. Цитированные выше положения ст. 84 говорят лишь о том, что управляющая власть должна обеспечить, чтобы территория под опекой «играла свою роль в поддержании международного мира и безопасности».

Но это отнюдь не означает, что поддержание мира и международной безопасности в соответствующем районе должно осуществляться посредством создания военных баз государства-опекуна на подопечной территории и втягивания ее в гонку вооружений. Подобно другим районам мира, подопечные территории могут быть нейтрализованы и тем внесут опре- деленный вклад в осуществление всеобщего или частичного разоружения.

Статья 84 говорит о том, что «управляющая власть уполномочивается использовать добровольные вооруженные силы, средства обслуживания и помощь территории под опекой». Но, как это явствует из текста Устава, такое полномочие дается управляющей власти не вообще, а только «при выполнении обязательств, принятых... управляющей властью перед Советом Безопасности». Общеизвестно, однако, что до настоящего времени Совет Безопасности не уполномочивал ни одну из держав-опекунов на создание военных баз и применение каких-либо других мер по обеспечению международной безопасности подопечных территорий.

Нет необходимости в создании иностранных военных баз и для целей «местной обороны и поддержания закона и порядка в пределах территории под опекой». Для этого вполне достаточно внутренних полицейских сил.

Таким образом, утверждения империалистов, что ст. ст. 82—84 Устава являются легальной основой для создания державами-опекунами своих военных баз на подопечных территориях, юридически несостоятельны.

Не выдерживает никакой критики и претензия на создание и использование своих военных баз державами- опекунами без контроля со стороны Совета Безопасности. Пункт 1 ст. 83 Устава совершенно недвусмысленно указывает, что «все функции Организации Объединенных Наций, относящиеся к стратегическим районам, включая утверждение условий соглашений об опеке и их изменений или поправок к ним, осуществляются Советом Безопасности», а уже цитированное положение ст. 84 прямо устанавливает, что территория под опекой может использоваться управляющей властью в интересах поддержания международной безопасности только на основе «обязательств, принятых в этом отношении управляющей властью перед Советом Безопасности».

Следовательно, непременным условием правомерности таких действий является контроль за их осуществлением со стороны Совета Безопасности, на который возложена главная ответственность за поддержание всеобщего мира и международной безопасности.

Даже система мандатов Лиги наций не предусматривала права мандатария создавать военные базы на под-

Мандатной территории. Пункт 5 ст. 22 Статута Лиги запрещал использование подмандатных территорий в военных целях. На них запрещалось возводить военные базы и укрепления, организовывать «туземные» вооруженные силы, за исключением отрядов местной полиции пз.

Система мандатов Лиги наций, которая в сущности служила для прикрытия грабежей колоний, под давлением национально-освободительной борьбы народов уступила место системе опеки, установленной Уставом ООН в качестве средства достижения подопечными народами самоопределения114. Поскольку система опеки явилась определенным шагом вперед по сравнению с системой мандатов Лиги наций, трудно представить, чтобы она допускала создание и использование иностранных военных баз на территории подопечных стран без контроля и руководства со стороны Совета Безопасности в каждом конкретном случае. Такое предположение привело бы нас к выводу, что система опеки в вопросах поддержания мира и международной безопасности делает шаг назад даже по сравнению с системой мандатов.

Соединенные Штаты Америки и другие колониальные державы с самого начала функционирования системы опеки вступили на путь нарушения положений Устава- ООН. Они рассматривали опеку лишь как ширму для прикрытия своих агрессивных действий и гонки вооружений.

Так, например, Соединенные Штаты Америки фактически аннексировали Тихоокеанские острова. Район атолла Бикини США объявили зоной испытания атомных и водородных бомб, нисколько не считаясь с интересами подопечных народов. В результате водородного взрыва, произведенного США 1 марта 1954 г., население Тихоокеанских островов оказалось пораженным радиоактив- ной пылью . 1.3

См.

«Международное право в избранных документах», т. П. Изд-во ИМО, J957. стр.. 83. 1.4

О недостатках системы опеки ООН и ее противоправности в настоящее время см. С. Б. Крылов, История создания Организации Объединенных Наиий, Изд-во ИМО, 1960, стр. 156—172; Д. И. Бараташвили, За свободу и независимость народов! Изд-во ИМО, 1960; Л. В. Сперанская, Принцип самоопределения в международном праве; Г. И. Морозов, Организация Объединенных Наций. Изд-во ИМО. 1962, стр. 435—491; Г. Стах. К. Зайцев, Опека или колониализм? Изд-во ИМО, 1960.

m Сузу Кубояма — вдова японского рыбака, скончавшегося от На XXVI сессии Совета по опеке в 1960 году посланцы Маршалловых островов выступили с петицией, в которой говорилось: «У нас отбираются земли уже в течение 16 лет, и нам не предлагалось никакой платы за них... Наш родной остров превращен в атомный полигон. Наши люди страдают от болезней, вызванных радиацией, от ожогов и от других серьезных повреждений... Наши древние обычаи рушатся. Мы опасаемся за будущее населения Маршалловых островов»134"135.

Таким образом, США и другие империалистические страны грубо попирают обязательство уважать права человека в отношении населения подопечных территорий, которое предусмотрено Уставом Организации Объединенных Наций.

Действия США, использовавших, в частности, подопечные территории в районе Тихого океана в качестве плацдарма для испытания ядерного оружия и создания баз, контролирующих международные коммуникации, являются нарушением прав других государств и народов и составляют угрозу международному миру и безопасности.

ДОГОВОРЫ 0 ВОЕННЫХ БАЗАХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ НА ЧУЖИХ ТЕРРИТОРИЯХ —КАМУФЛЯЖ ИМПЕРИАЛИЗМА

К настоящему времени США, Англия и Франция заключили свыше ста соглашений о создании своих военных, военно-морских, военно-воздушных и ракетно-атом- ных баз на чужих территориях.

В качестве примера можно привести договоры Англии с Нигерией от 19 мая 1960 г. и с Кипром от 7 июля 1960 г., Франции с Мальгашской Республикой от 2 ап- реля 1960 г., ФРГ с Францией ог 25 октября 1960 г.

и др.

Однако наибольшее число соглашении о размещении своих военных баз на чужих территориях заключено Соединенными Штатами Америки — главным оплотом международно»! реакции. Отметим соглашения США с Великобританией от 27 марта 1941 г. и 19 февраля 1958 г., с Панамой от 1S мая 1942 г., с Португалией от 28 ноября 1944 г.. с Филиппинами от 14 марта 1947 г., с Канадой от 4 июня 1949 г., с Данией от 27 апреля 1951 г., с Саудовской Аравией от IS июня 1951 г., с Японией от 8 сентября 1951 г., с Эфиопией от 22 мая 1953 г., с Испанией от 26 сентября 1953 г., с Италией от 30 марта 1959 г., соглашение с Великобританией о размещении американских подводных лодок, вооруженных ракетами «Поларис», в шотландском заливе Холи-Лох, заключенное в ноябре 1960 года, и целый ряд других.

Одни из этих соглашений являются пространными (например, соглашение США с Великобританией от 27 марта 1941 г. или Великобритании с Кипром), другие—краткими (например, соглашение США с Испанией). Некоторые открыто опубликованы (например, соглашения об английских базах в колониях и в Греции), другие носят сугубо секретный характер (о базах НАТО в Англии, Франции, Италии) П7.

Одни соглашения регламентируют в основном или исключительно вопрос о военных базах (соглашения США с Испанией и с Японией), другие определяют также статус вооруженных сил (например, соглашения США с Филиппинами, с Эфиопией, с Данией, соглашения Англии с Кипром, Франции с Мальгашской Республикой и др.).

Соглашения носят самые различные названия. Слово «-оборона» и в названиях и непосредственно в текстах соглашений о базах склоняется во всех падежах, хотя сам факт, например, размещения огромного числа военных баз США на чужих территориях за многие сотни и тысячи километров от государственных границ державы-

Наличие секретных соглашении отмечают печать и даже официальные лица, например Г. Трумэ і и У. Черчилль в совместном коммюнике от 9 января 1952 г. (см. «D. S. В.». Лап. 21. 1952, Р?. ?3—Из последней фразы ст. III соглашения США с Испанией !953 года также видно, что к нему прилагается секретное соглашение о С использовании США «зон» и «услуг» Испании в условиях военного времени (см.

«Т. I. A. S.», No" 2850, р. 6).

арендатора в мирное время свидетельствует со всей очевидностью об истинном характере и направленности этих «оборонных» сооружении.

В некоторых соглашениях термин «военные базы» вообще отсутствует. Вместо этого в них говорится о «зонах» (area) «услугах» (facility)136 или «оборонительных сооружениях» (defense installations)119.

Такого рода семантический камуфляж выгоден и США, и правительствам государств-контрагентов, во- первых, потому, что понятия «зона» и «услуги» шире понятия «база», а это дает возможность расширить комплекс полномочий американских военных властен на чужих территориях, и, во-вторых, потому, что положения об «оборонных зонах», «услугах», «оборонительных сооружениях» звучат не столь вызывающе и не так явно свидетельствуют об ущемлении суверенитета, как термин «военные базы».

Заключение соглашений о военных базах правительства империалистических держав осуществляют как путем обмена нотами137, так и посредством подписания единого текста документа ,21. В 1940—1941 годах передача территорий в английских колониях под американские военные базы была осуществлена комбинированным методом (ноты и соглашение).

Интересно отметить, что в некоторых более поздних соглашениях о военных базах, в отличие от ранних, содержатся ссылки на принципы Устава ООН ,22. Это также является одной из форм маскировки противоправного характера военных баз империалистических держав на чужих территориях.

Вопрос о сроках аренды территории под военные базы решается в различных соглашениях по-разному. Большинство соглашений долгосрочные, что усугубляет их отрицательные последствия для контрагентов США, Англии и Франции. Однако в последние годы империалистическим державам становится все труднее заключать соглашения о военных базах на такие длительные сроки, как 99 лет или бессрочно.

После второй мировой войны соглашения заключаются незначительно более короткие сроки. Так, соглашение об аренде военных баз США с Эфиопией заключено на 25 лет123, с Ливней — на 16 лет124, с Испанией —на 10 лет125, с Саудовской Аравией —на 5 лет120. Если соглашение США с Англией от 27 марта 1941 г. было заключено на 99 лет, то соглашение о создании ракетной базы в Санта-Люсия от 25 июня 1956 г. заключено только на 19 лет ,27.

Главная причина сокращения договорного срока аренды иностранных территорий под американские военные базы заключается в энергичной борьбе народов против иностранных военных баз, за свою независимость и за разоружение. Огромное значение имеет борьба СССР и других государств мировой социалистической системы за ликвидацию военных баз и запрещение их создания в будущем. Определенную роль в этом играет также стремление буржуазных правительств — контрагентов США сохранить за собой свободу возобновления краткосрочных соглашений о военных базах на более выгодных для се-

122 См., например, ст. XII соглашения США с Ливней от 9 сентября 1954 г. (см. «Т. I. A. S.», No 3107, р. 10).

128 См. «Т. I. A. S.», No 2964, ст. XXV, р. 12.

,2t См. «Т. I. A. S.», No 3107, ст. XXX, р. 24.

125 См. «Т. I. A. S.», No 2850, ст. V, р. 7.

,2в См. «Т. 1. A. S.», No 2290. ст. XX, р. 1С.

127 См. «Т. 1. A. S.», No 2099, ст. XXVI, р. 25.

JSC) бя условиях (получение дополнительной «помощи» и ассигнований со стороны США).

Вместе с тем следует отметить рецидивы колониализма в практике Англии и Франции, установивших бессрочность своих баз, первая на Кипре, а вторая в Сенегале и Мали, что, однако, не помешало народу Мали изгнать оккупантов с территории своей страны в том же 1960 году, когда были подписаны указанные договоры.

За одни военные базы США обязались платить ежегодную арендную плату (таковы соглашения с Кубой 1903 г.138, с Никарагуа 1914 г.139), за пользование другими они оказывают государству-арендодателю «помощь» на основе отдельных экономических соглашений (например, Испании 140°).

Для всех соглашений о военных базах США характерно неравноправное положение государств — контрагентов США. Большинство статей соглашений трактует об обязанностях контрагентов и обширных правах США. объем которых в послевоенное время по сравнению с договорами периода до первой мировой войны значительно возрос.

Все опубликованные соглашения об иностранных военных базах являются двусторонними141.

Весьма показательно, что вопреки утверждениям современных буржуазных юристов 142 о «демократизации» «института» военной базы в современную эпоху по сравнению с XIX веком и началом XX века' ранние соглашения по форме были более «демократичными» (сама их юридическая форма в ряде случаев менее нарушала суверенитет страны, на территории которой были размещены иностранные военные базы), чем это имеет место после второй мировой войны.

Так, соглашение США с Кубой от 17 августа 1903 г.143формально запрещало властям США предоставлять право убежища в районе базы (ст. IV), подчиняло американские корабли вне зон аренды исключительной юрисдикции правительства Кубы, предусматривало право Кубы ограничивать судоходство в районе своих территориальных вод в случае войны (ст. VI) и др.

Хотя все указанные положения являлись и являются чистейшей формальностью и грубо игнорируются военными властями США, ничего подобного мы не находим в соглашениях о военных базах, заключенных Соединенными Штатами в ходе и после окончания второй мировой войны. Послевоенные соглашения пространно трактуют о широких обязанностях государств-арендодателей, сводящих на нет даже формальную их независимость144.

В этой связи весьма показателей диалог, который имел место в феврале 1958 года в английском парламенте между членом палаты общин Хейлом и министром обороны Дунканом Сэндисом.

На вопрос Хейла, не считает ли министр обороны Англии, что «присутствие в стране вооруженных сил, имеющих термоядерное оружие для обучения, а также создание в стране ракетных баз, над которыми, как мы это понимаем, эти вооруженные силы будут осущест- илить определенный контролі,, все больше затрудняют проведение самостоятельной внешней политики и делают совершенно невозможной самостоятельную атомную и термоядерную политику», Д. Сэндис кратко ответил словами, которые не нуждаются в комментариях: «Времена, когда можно было проводить свою независимую внешнюю политику, давно уже прошли»

Современные соглашения США о базах в ряде случаев не отдают даже той формально юридической дани суверенитету государств, которая иногда встречалась в ранних соглашениях США 145.

В ранних соглашениях не найдем мы и столь подробной регламентации прав и привилегий персонала военных баз США, характерной для соглашений послевоенного времени. Рост агрессивности империализма повлек за собой и усложнение юридико-техннческой формы, в которую облекаются эти агрессивные действия.

Нельзя не обратить внимания и на то обстоятельство, что если ранние договоры о военных базах США подлежали ратификации обеими сторонами |37, то в современный период господствующие классы США оформляют военные базы на чужих территориях «президентскими соглашениями», которые ратифицируются только контрагентами США и вступают в действие без ратификации их американским конгрессом 146. Соглашения о военных базах в одних случаях лишь юридически оформляли фактическое положение вещей, то есть ранее состоявшийся захват военной базы Соединенными Штатами Америки, в других они изменяют фактическое положение вещей и должны рассматриваться в качестве юриднко-техиичсского рычага американской экспансии ,39.

В качестве примера, когда соглашение о военной базе лишь юридически оформляло уже имевшие место фактические отношения сторон и придавало им «международно-правовую» форму, можно отметить соглашения об опеке, соглашение США с Испанией от 26 сентября 1953 г., соглашение Великобритании с Аденом 1959 года, англо-кипрское 1960 года, фраико-мальгашское 1960 года и другие соглашения.

Фактически американские военные базы существовали в Испании задолго до заключения указанного соглашения, о чем свидетельствовала иностранная печать еще в 1948 году140. Соглашение о военных базах в Испании от 26 сентября 1953 г. закрепило уже сложившиеся отношения и уточнило права и обязанности сторон.

В качестве примера, когда соглашение о военных базах явилось первоначальной основой для последующего создания американских военных баз на территории определенной страны, можно привести упомянутые соглашения США с Англией от 2 сентября 1940 г. и 27 марта 1941 г.

Широко применяемой правовой формой, в которую империалистические страны облекают создание военных баз на чужих территориях после второй мировои воины, являются соглашения об опеке. Этой формой широко пользуются США, Великобритания, Франция и даже Новая Зеландия.

Документом, на основе которого США легализовали созданные ими ранее военные базы, является представленный ими в Совет Безопасности и утвержденный в 1947 году проект соглашения об опеке над бывшими японскими подмандатными островами в Тихом океане147.

Обращает на себя внимание, что соглашения об опеке предусматривают «право» опекуна создавать свои военные базы без всякого контроля со стороны Совета Безопасности, в то время как Устав ООН не предоставляет такого права. Из соглашений видно, что стороны, то есть «управляющая власть» и Совет Безопасности ООН, поставлены в одинаковые условия, в то время как по Уставу ООН Совет Безопасности должен быть контрольной инстанцией по отношению к державе-опекуну. В соглашениях об опеке игнорируется этот наиважнейший момент. Совет Безопасности фактически лишен возможности изменить или прекратить действие указанных соглашений 148. Не случайно народы Азии и Африки еще на конференции в Каире в декабре 1957 — январе 1958 года единодушно потребовали прекращения действия соглашений об опеке.

Бурное развитие реактивной техники, создание управляемых снарядов, континентальных и межконтинентальных баллистических ракет привели к появлению и • новых юридических форм, используемых США для легализации применения этой техники в агрессивных целях. Появился новый тип соглашений о военных базах — соглашения о ракетных базах, в наибольшей степени ущемляющие суверенитет государств-арендодателей.

Так, 21 июля 1950 г. США заключили с Великобританией соглашение о создании на Багамских островах испытательного полигона для запуска управляемых снарядов дальнего действия143, а 25 июня 1956 г. подписали новое соглашение о расширении этого полигона посредством установления дополнительных пунктов на острове Санта-Люсия U4.

Соглашение содержит расширительное толкование понятия «подданный США» и ограничительное — «британский подданный» (ст. I). Оно фиксирует очень широкие права США в договорной зоне: отправлять, держать в полете и приземлять управляемые снаряды, устанавливать, поддерживать и использовать аппаратурную и коммуникационную систему, включая радар, радио, наземные линии и подводные кабели, и применять такие суда и самолеты, которые могут оказаться необходимыми для функционирования испытательной площадки дальнего радиуса действия (ст. II). |

Соглашение гарантирует США права транзита (ст. III), устанавливает широкую уголовную юрисдикцию судов США не только над персоналом вооруженных сил США, но и над британскими подданными, местными жителями и иностранцами (ст. V), причем местные власти острова Санта-Люсия по условиям соглашения обяза- ( ны принять специальные «законы о безопасности» собственности США (ст. VI).

Соглашение предоставляет Соединенным Штатам Америки широкие права пользования местными дорогами, гаванями и различными услугами (ст. X), большие односторонние привилегии в области судоходства и аэро- навигации (ст. XI), освобождает военный персонал США от уплаты таможенных пошлин и налогов, устанавливает

право американских властей иметь свою собственную почтовую связь (ст. XVI) и право неограниченного распоряжения всей своей собственностью и вывоза ее (ст. XVIII).

Это и другие соглашения США о создании ракетных баз на чужих территориях свидетельствуют, что для новейшей американской договорной практики характерно дальнейшее расширение прав США и все большее сокращение прав государств-контрагентов.

В связи с реализацией решений НАТО о создании ракетных баз вокруг стран социалистического содружества этот новый тип соглашений находит все более широкое применение в качестве дополнения к уже существующим соглашениям о создании военных, военно-морских и авиационных баз на чужих территориях.

Таким образом, можно констатировать, что Соединенные Штаты Америки в целях юридического оформления своей экспансионистской политики используют как двусторонние, так и многосторонние договоры. Однако никакая юридическая форма не может сделать правомерными империалистические действия, противоречащие нормам и принципам современного международного права, в первую очередь принципам мирного сосуществования.

<< | >>
Источник: М. И. ЛАЗАРЕВ. Лазарев М. И. Империалистические военные базы на чужих территориях и международное право. — М.: Изд-во ИМО.. 1963

Еще по теме 7. Нарушение положений главы XII Устава ООН о международной системе опеки:

  1. 5. Нарушение положений главы IX Устава ООН о международном экономическом и социальном сотрудничестве
  2. 6. Нарушение положений главы XI Устава ООН о «несамоуправляющихся территориях»
  3. 3. Нарушение статей 39, 42, 45 и 51 Устава ООН
  4. 4. Нарушение статей 52, 53 и 54 Устава ООН
  5. 2. Нарушение статей 1 и 2 Устава ООН
  6. ВОЕННЫЕ БАЗЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ НА ЧУЖИХ ТЕРРИТОРИЯХ—НАРУШЕНИЕ УСТАВА ООН
  7. § 2. Регулирование правового положения иностранцев собственников в международных договорах и иных международных документах
  8. ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к положению о Центральном Международном бюро по регистрации и сбору материалов о лицах, прикосновенных к деятельности большевистского правительства 1. ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ
  9. Н. Примогенов УСТАВ ИНОЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО И СРАВНЕНИЕ ЕГО С УСТАВОМ СВЯТОГО ГІАХОМИЯ408
  10. 1. Система судоустройства в России по Судебный уставам 1864 г.
  11. 5. Нарушений принципа соблюдения международных договоров
  12. Лекция XII князь. ОБЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КНЯЗЯ
  13. ГЛАВА 6 УПРОЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ СССР