<<
>>

Кем были «интервенты»

Я вынужден сделать утверждение, которое странно прозвучит для вчерашнего советского человека: никакой интервенции в 1918—1920 годах не было. Вообще.

Действительно, интервенция — это военное, вооруженное вмешательство одного государства в дела другого.

Грубо говоря, это когда лезут без спроса.

Россия была союзницей Запада в Великой войне. Запад хотел заставить ее выполнить союзнические обязательства. Это не интервенция.

В Советской России убивали, пытали и разоряли граждан западных государств и союзников этих государств. Любое нормальное государство защищает свои интересы и интересы своих граждан. В этом нет интервенции.

Если вчерашний союзник попал в беду и позвал на помощь, тут тоже речь никак не об интервенции.

В ноябре 1918 года, сразу после капитуляции Германии, совещание русских политиков в Яссах призвало западных союзников поддержать объединенные силы белых.

Если считать белые движения наследниками России — союзницы Запада и члена Антанты, то прямое приглашение прозвучало.

Кроме того, большевики прямо напали на Британию: на посольство.

Отпустив первую партию заложников-британцев, большевики 24 октября 1918 года шлют письмо на Запад. Это письмо наркома иностранных дел Чичерина президенту Вильсону: «Однако, господин президент, поскольку мы не имеем намерения вести войну против Соединенных Штатов, несмотря на то что Ваше правительство пока еще не смещено Советом Народных Комиссаров и Ваш пост пока еще не занял Юджин Дебс, которого Вы держите в тюрьме; поскольку мы не имеем намерения вести войну против Англии, несмотря на то что кабинет господина Ллойд Джорджа пока еще не смещен Советом Народных Комиссаров во главе с Маклином; поскольку мы не имеем намерения вести войну против Франции, несмотря на то что капиталистическое правительство Клемансо пока еще не сме- щено рабочим правительством Меррхайма; и поскольку мы заключили мир с империалистическим правительством Германии, во главе с императором Вильгельмом, — которого Вы, господин президент, уважаете не больше, чем мы, революционное правительство рабочих и крестьян, — мы решительно предлагаем Вам, господин президент, чтобы Вы вместе со своими союзниками рассмотрели следующие вопросы и дали нам четкие и деловые ответы: прекратят ли правительства Соединенных Штатов, Англии и Франции алкать крови народа России и желать смертей ее граждан, если народ России согласится заплатить им выкуп? Если да, то каковы будут конкретные требования правительств Соединенных Штатов, Англии и Франции? Хотят ли они концессий, хотят ли они железных дорог, шахт, золотых запасов, или они желают территориальных уступок, например, части Сибири, или Кавказа, или Мурманского побережья?»

Откуда такой наглый тон?

Частью — от уверенности в близости Мировой революции.

Частью от того, что Германия на грани капитуляции и появляется надежда повторить опыт 23 февраля 1918 года.

Как утверждал Ленин: «Мы никогда не были столь близки к Мировой революции, российский пролетариат столь очевидно показал свою мощь, что ясно — миллионы и десятки миллионов пролетариев в мире последуют за нами». 3

ноября 1918 года большевики направили Британии предложение о примирении через шведское представительство в Петрограде. 5 ноября нарком Чичерин послал еще одну ноту, на этот раз американскому госсекретарю Лэн- сингу, в которой говорилось, что большевики «готовы на еще более крупные уступки державам Антанты, чтобы достичь понимания». 4

декабря 1918 года британский посланник в Стокгольме доложил в Лондон, что, по имеющейся информации, Литвинов намерен передать британскому правительству, что «большевистское правительство готово издать декрет о признании обязательств по иностранным долгам, освобождении из тюремного заключения британских граждан и выплате компенсации за убийство кэптена Кроми».

По мнению Британии, это предложение показывало слабость большевиков, и поэтому нет нужды идти на переговоры с ними. В результате Литвинов не получил никакого ответа.

Тогда Литвинов попытался найти понимание у американцев. Он направил письмо президенту Вильсону, в котором убеждал его, что «диктатура пролетариата — не самоцель, а способ построить новый социальный строй, при котором всем гражданам будет дано право на труд и равные права, невзирая на то, к какому классу эти граждане принадлежали раньше».

Вилсон, видимо, поверил этим словам и распорядился, чтобы советник американского посольства в Лондоне Вильям Баклер отправился в Стокгольм на встречу с Литвиновым.

13 января 1919 года они встретились, и Литвинов заявил, что большевики в обмен на мир готовы признать иностранные долги, прекратить пропаганду Мировой революции, объявить амнистию противникам большевизма и предоставить право на самоопределение Польше, Финляндии и Украине.

Однако уже 16 января эти переговоры были прерваны, поскольку власти Швеции распорядились, чтобы Литвинов и его помощники покинули страну, так как Скандинавские страны отзывают свои представительства из Советской России. Тем не менее у Баклера успело сложиться положительное впечатление от переговоров с Литвиновым, и он отправил соответствующее сообщение своему руководству.

<< | >>
Источник: Буровский А. М.. Самая страшная русская трагедия. Правда о Гражданской войне — М.: Яуза- пресс,. — 640 с.: ил. — (Вся правда о России).. 2010

Еще по теме Кем были «интервенты»:

  1. Кем были булгары?
  2. С кем?
  3. IV. КЕМ БЫЛ ИИСУС ХРИСТОС
  4. С кем идти?
  5. Вопрос: Кем считали Христа окружающие?
  6. С кем и как строить семью (практическое руководство)
  7. Вопрос: Кем считал и называл себя сам Христос?
  8. С кем из зарубежных социологов Вы сотрудничали, какие из форм сотрудничества Вам наиболее запомнились?
  9. 2. Террористический режим интервентов
  10. Северный фронт и «интервенты»
  11. Исламские «интервенты»
  12. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ОСВОБОЖДЕНИЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ОТ ИНТЕРВЕНТОВ И БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ.
  13. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ОСВОБОЖДЕНИЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ОТ ИНТЕРВЕНТОВ И БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ