<<
>>

БОРЬБА ЗА ПОБЕДУ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ДОНУ И НА КАВКАЗЕ.

На юге страны ареной ожесточенных классовых боев стали Дон, Кубань и Терек. Российская контрреволюция при поддержке Антанты рассчитывала превратить казачьи области юга России в свою главную цитадель.
Опорой контрреволюции в этих районах являлось прежде всего зажиточное казачество. На Дон и Кубань под крылышко бежавших сюда царских генералов Корнилова и Алексеева собирались остатки разбитой в центре страны контрреволюции. Сюда бежали виднейшие ее лидеры Милюков, Родзянко, Савинков и др.

Когда на Дон пришло известие о пролетарской революции, казачий атаман Каледин объявил важнейшие районы Донской области на военном положении и поднял мятеж против Советской власти. В конце октября Каледин приказал начальнику 7-й Донской казачьей дивизии приготовиться к выступлению на Москву и Петроград. В свою очередь, из Петрограда известный черносотенец Пуришкевич писал Каледину:

«Мы ждем вас сюда, генерал, и к моменту вашего подхода выступим со всеми наличными силами» 24.

Готовясь к походу на Москву и Петроград, Каледин пытался создать союз контрреволюционных казачьих «правительств» юго-востока России. Деятельное участие в этом принимали представители Антанты: американский консул в Москве Д. Пуль, длительное время находившийся на Дону, американский консул в Тифлисе (Тбилиси) Смит, глава британской военной миссии на юге России генерал Шор, военные представители Франции полковники Шардиньи и Гюше. Предполагалось объединить для борьбы против Советской власти контрреволюционные силы Дона, Кубани, Терека, Астрахани, Урала и горных районов Северного Кавказа.

28 ноября (11 декабря) 1917 года в Тифлисе состоялось заседание союзных представителей, на котором присутствовали Смит, Шор и Шардиньи. Русских белогвардейцев представлял кадет Харламов. На заседании была достигнута договоренность о необходимости скорейшего сплочения контрреволюционных казачьих сил юго-восточной России путем создания так называемой «юго-восточной федерации».

По замыслу Антанты, к этой «федерации» в будущем должны были примкнуть некоторые казачьи войсковые управления Сибири, а также буржуазно-националистические правительства закавказских республик, Крыма, Бессарабии и Украинская рада.

В донесении государственному секретарю США Лансингу от 28 ноября (11 декабря) Смит подчеркивал, что при соответствующей материальной помощи армия, организованная Калединым и Алексеевым,

«уже сейчас могла бы начать операции по захвату Тамбова, Саратова и Самары» 25. Это послужило бы, по мнению Смита, важной предпосылкой для успешного создания единого антибольшевистского фронта на юге России.

План, принятый 28 ноября (И декабря) на заседании в Тифлисе, нашел полную поддержку у правительств США, Англии и Франции. 5(18) декабря генерал Шор заявил Смиту, что британское правительство сообщило ему о своей готовности поддержать решения тифлисского совещания. Несколькими дпями раньше Лансинг в телеграмме президенту Вильсону писал:

«Создание сильного русского правительства в настоящее время может быть осуществлено путем установления военной диктатуры...» 26

Относительно Каледина Лансинг сообщал Вильсону:

«Наиболее организованной силой, способной покончить с большевизмом и учредить правительство, является группа генерала Каледина... Ее разгром будет означать передачу всей страны в руки большевиков...» 27

Надо, заключал Лансинг, «укрепить у сторонников Каледина надежду, что они получат моральную и материальную помощь от нашего правительства, если их движение станет достаточно сильным» 28.

По указанию Вильсона Нью-Йоркский банк разрешил передать Каледину через английских агентов 500 тысяч долларов. Посол США в России Фрэнсис поручил начальнику миссии американского Красного Креста в Румынии подполковнику Андерсону переправить на Дон с помощью белогвардейца Кол- пашникова необходимое военное имущество. Эта преступная операция была своевременно раскрыта советскими органами.

Широкую финансовую помощь контрреволюционному движению на юге готовились оказать правительства Англии и Франции.

Английские империалисты, например, ассигновали на эти цели более 20 миллионов фунтов стерлингов, французское правительство только одному генералу Алексееву предложило в конце декабря 1917 года кредит в 100 миллионов рублей.

На деньги Антанты Алексеев и Корнилов смогли приступить к формированию на Дону белогвардейской «Добровольческой» армии.

Однако, несмотря ни на какие маневры контрреволюции, влияние большевиков в крае росло. Особенно сильным оно было в пролетарских центрах Донской области — Ростове-на- Дону и Таганроге. К Октябрю 1917 года коммунисты стали самой многочисленной фракцией в Ростово-Нахичеванском Совете рабочих и солдатских депутатов. 26 октября (8 ноября) Совет постановил взять власть в свои руки и создал Военно- революционный комитет. Но соглашательская часть Совета во главе с меньшевиками и эсерами добилась роспуска Воєнно- революционного комитета. Вместо него был создан контрреволюционный «комитет объединенной демократии», который тут же вступил в переговоры с Калединым. Каледин охотно пошел на переговоры, желая выиграть время, чтобы стянуть против рабочих Ростова-на-Дону надежные войска.

Предательская тактика «комитета объединенной демократии» вызвала бурный протест рабочих и революционно настроенных солдат Ростова-на-Дону, Нахичевани, Таганрога и других городов Донской области. 25 ноября (8 декабря) по требованию рабочих и солдат Совет распустил меныневистско- эсеровский комитет и снова создал ревком. Но время было упущено. Каледин успел собрать необходимые силы и повел наступление на Ростов-на-Дону. Между Красной гвардией и калединцами завязались тяжелые кровопролитные бои.

На помощь ростовскому пролетариату прибыли красногвардейцы станции Тихорецкая и отряд черноморских матросов. В течение семи дней красногвардейцы и матросы отбивали атаки войск Каледина. Ростовский вокзал несколько раз переходил из рук в руки. 2(15) декабря под давлением численно превосходивших сил противника Ростов-на-Дону пал. Вскоре офицерско-юнкерские части захватили и Таганрог. Озверевшие калединцы без суда расстреливали всех, кого подозревали в сочувствии большевикам.

Еще до начала боев в Ростове-на-Дону восстали против Каледина рабочие, казачья и крестьянская беднота станицы Урюпинской Хоперского округа. Восстанием руководили коммунисты А. Г. Селиванов и А. М. Селиверстов. Калединцы двинули в станицу контрреволюционный казачий полк и жестоко расправились с восставшими.

Перелом в соотношении сил, боровшихся за власть на Дону, наступил, когда с фронта началось массовое возвращение трудового казачества. Уставшие от тягот войны, многие казаки- фронтовики активно поддержали борьбу рабочих, иногородней и казачьей бедноты за установление на Дону Советской власти, провозгласившей мир. Нередко целые казачьи полки, возвращавшиеся с фронта, отказывались подчиняться атаману Каледину и контрреволюционному казачьему правительству. В ноябре отказались повиноваться казачьим властям и заявили о признании Советской власти большинство казаков 35-го, 39-го, 41-го, 44-го, 46-го и некоторых других казачьих полков.

Каледин, захватив Ростов-на-Дону и Таганрог, повел наступление на Донбасс, рассчитывая в случае успеха двинуться кратчайшим путем на Москву.

Революционный Донбасс ответил на нашествие калединцев мобилизацией всех сил. По призыву большевистских организаций тысячи шахтеров становились в ряды Красной гвардии.

Советское правительство приняло срочные меры для ликвидации калединщины. На Дон из Москвы, Петрограда, с Северного и Западного фронтов были посланы отряды красногвардейцев и революционных солдат. 25 ноября (8 декабря) Совет Народных Комиссаров в обращении к трудовому казачеству разоблачил контрреволюционную политику казачьих верхов. В обращении еще раз подчеркивалось, что все помещичьи земли в казачьих областях переходят в руки трудового казачьего и крестьянского населения. Советское правительство призвало казаков объединиться со всей Советской Россией на борьбу против врагов социалистической революции, арестовать и предать революционному суду Каледина, Корнилова и их сообщников.

«Казаки! — говорилось в обращении.— Объединяйтесь в Советы казацких депутатов! Берите в свои трудовые руки управление всеми делами казачества. Отбирайте земли ваших собственных помещиков-богачей. Передавайте их зерно, их инвентарь на обработку земель трудового казачества, разоренного войной.

Вперед, казаки, на борьбу за общенародное дело!

Да здравствует трудовое казачество!» 29 10(23) декабря Совнарком отменил обязательную воинскую повинность казаков, которая особенно тяжелым бременем ложилась на плечи трудовой части казачьего населения.

Центральный Комитет большевистской партии выдвинул идею созыва съезда фронтового казачества. Эта идея встретила на Дону самую широкую поддержку. Съезд собрался в январе 1918 года в станице Каменской, куда съехались делегаты 46 казачьих полков. На съезд прибыли также представители Московского и Ростовского комитетов большевиков и посланцы рабочих Донбасса.

Каледин решил разогнать съезд и для этого направил в Каменскую 10-й Донской полк. Но казаки полка перешли на сторону съезда. Съезд фронтового казачества признал Советскую власть, образовал Донской военно-революционный комитет (Донревком) во главе с казаками-фронтовиками Ф. Г. Под- телковым и М. В. Кривошлыковым. Донревком объявил войну Каледину. Борьба вступала в новый, решающий этап. Красногвардейские отряды, посланные из центра, и революционные казачьи части Донского ревкома начали наступление на Таганрог, Ростов-на-Дону и Новочеркасск. Каледин поспешил заменить ненадежные казачьи части добровольческими офицерско- юнкерскими отрядами. Но это уже не могло спасти положения. В тылу у Каледина 17(30) января 1918 года восстали рабочие Таганрога. Три дня они вели кровопролитные бои. От Матвеева Кургана на Таганрог наступала красногвардейская колонна под командованием Р. Ф. Сиверса, работника военной большевистской организации. 19 января (1 февраля) кале- динцы были разгромлены. Власть в Таганроге перешла к Военно-революционному комитету.

К концу января калединские отряды, потерпев поражение на всех участках фронта, отошли к Ростову-на-Дону и Новочеркасску. 29 января (11 февраля) Каледин, убедившись в бессмысленности дальнейшей борьбы, застрелился.

Однако освобождение Ростова-на-Дону и Новочеркасска затянулось. Офицерские добровольческие отряды, стремясь выиграть время и привести в порядок свои силы, яростно оборонялись. Только 24 февраля революционным войскам удалось сломить сопротивление врага и освободить Ростов-на-Дону. В это же время войска, наступавшие с севера, нанесли белогвардейцам сильное поражение нод Новочеркасском и 25 февраля овладели городом. Остатки калединских отрядов бежали за Дон. Часть их была уничтожена казачьими партизанскими отрядами, часть ушла в Сальские степи.

Советская власть на Дону победила. 23 марта Донской революционный комитет постановил образовать Донскую Советскую республику.

На Кубани оплотом контрреволюционных сил была Кубанская краевая рада, образованная казачьими верхами в апреле 1917 года. Большое влияние в ней имели эсеры и меньшевики. Узнав о восстании в Петрограде, Рада 26 октября (8 ноября) объявила себя верховной властью на Кубани и ввела в крае военное положение. По ее приказу 31 октября (13 ноября) юнкера разоружили в Екатеринодаре (Краснодар) революционно настроенный артиллерийский дивизион и арестовали некоторых членов исполкома Екатеринодарского Совета.

Екатеринодарский комитет большевиков, перешедший на нелегальное положение, развернул агитацию среди трудящихся за свержение власти Кубанской рады и ее правительства. Призыв большевиков встречал повсюду поддержку. Рабочие, солдаты и прибывавшие с фронта казаки формировали красногвардейские отряды. В станицах и селах беднота приступала к разделу помещичьих и кулацких земель.

В январе 1918 года Советы стали полновластными хозяевами в Армавире, Майкопе, станицах Тихорецкой, Тимошев- ской, Кавказской, Крымской и в других местах края.

Большую роль в организации революционных сил для разгрома Кубанской рады сыграл I съезд Советов Кубанской области. Съезд открылся в середине февраля 1918 года в Армавире. Из семи казачьих отделов области на нем присутствовали делегаты от пяти отделов. Съезд провозгласил Советскую власть на Кубани и вынес решение о немедленной подготовке к разгрому сил Кубанской рады.

К концу февраля были закончены приготовления, и в первых числах марта отряды Красной гвардии, революционные части казачьей 39-й дивизии повели наступление на Екатери- нодар. В ночь на 14 марта советские войска вступили в город. Вскоре на Кубани почти повсеместно установилась Советская власть.

Однако борьба против контрреволюции на этом не закончилась. Войска Кубанской рады, объединившись с корниловцами, 9 апреля снова подошли к Екатеринодару. На следующий день отборные коршіловские полки двинулись на штурм. К вечеру они овладели некоторыми окраинами города. Ожесточенный бой развернулся у кожевенного завода, который обороняли около трех тысяч советских бойцов. Многие из них погибли, но не оставили своих позиций. Для защитников Ека- теринодара сложилась исключительно тяжелая обстановка. Город был объявлен на осадном положении. По призыву комитета большевиков на борьбу поднялись все трудящиеся во главе с депутатами собравшегося в Екатеринодаре II областного Кубанского съезда Советов. На помощь защитникам Ека- теринодара прибывали рабочие Майкопа, горцы, крестьянская и казачья беднота. Сопротивление советских войск и рабочих отрядов возрастало. «Добровольческая» армия несла тяжелые потери.

Корнилов собрал военный совет. Большинство белогвардейских генералов вынуждено было признать, что захватить Ека- теринодар не удастся. Положение было настолько безнадежным, что никто из присутствовавших на военном совете, кроме генерала Алексеева, не поддержал предложения Корнилова еще раз штурмовать Екатеринодар. Но Корнилов отдал приказ снова всеми силами атаковать город. Защитники города отразили и этот жестокий натиск. Во время боя снарядом был убит Корнилов. Вступивший в командование «Добровольческой» армией Деникин с остатками потрепанных полков отступил в Сальские степи.

В особенно трудных условиях развертывалась пролетарская революция на Тереке. Национальный состав населения области был чрезвычайно пестрым. Помимо казаков и русских крестьян здесь жили различные горские народы. Князья, помещики, кулаки усиленно разжигали национальную рознь. Ряды рабочего класса в области были малочисленны. Кроме Грозного с его нефтепромыслами, на Тереке не было значительных промышленных центров.

Большевистская организация Терской области, небольшая по составу, развернула среди населения широкую политическую работу. Руководил организацией С. М. Киров. В ее деятельности активную роль играли также большевики Г. Анджи-

Поднятие Красного знамени в честь провозглашения Советской власти в Ташкенте.

1917 г. (Фото ) евский, Н. Аиисимов, Самуил (Ной) Буачидзе, И. Малыгин и другие. Влияние большевиков на Тереке быстро росло. В конце сентября 1917 года они завоевали Владикавказский Совет рабочих и солдатских депутатов, а вслед за этим и Грозненский. На сторону революции стал владикавказский гарнизон.

Казачья и горская контрреволюция решила во что бы то ни стало помешать установлению на Тереке Советской власти. Она создала так называемое «терско-дагестанское правительство», которое стало добиваться отделения Терской области от Советской России, сформировало офицерско-юнкерские отряды, вызвало с фронта части «дикой дивизии» и некоторые казачьи полки.

В конце января 1918 года большевики созвали в Моздоке 1 съезд народов Терека. Контрреволюционные элементы пытались использовать съезд в своих целях. Но большевистская фракция сумела сорвать их замыслы. Большинство делегатов высказалось за большевистскую программу мира и дружбы между народами Терской области. Видя провал своих планов, контрреволюционеры покинули съезд. По предложению большевиков был избран Терский народный Совет, которому было поручено созвать II областной съезд народов Терской области в Пятигорске.

За период между I и II съездами народов Терека большевистская организация провела большую работу среди трудящихся. Коммунисты шли на заводы, в аулы и станицы, терпеливо разъясняли рабочим, крестьянам, трудящимся казакам контрреволюционный характер «терско-дагестанского правительства», убеждали трудящихся крестьян и казаков в необходимости совместных действий с рабочим классом.

1 марта 1918 года в Пятигорске открылся II съезд народов Терека. Несмотря на провокации контрреволюционеров, в Пятигорск съехались представители трудящихся всей Терской области, в том числе и представители Ингушетии и Чечни во главе с хорошо известным местной бедноте революционером Асланбеком Шериповым. Они собрались, чтобы укрепить мир между народами Терека, разрешить вопрос о земле и создать народную власть. 17 марта большинством голосов съезд от имени трудящихся осетин, чеченцев, ингушей, балкарцев, казаков и «иногородних» провозгласил Советскую власть на Тереке.

С оружием в руках пришлось утверждать Советскую власть трудящимся Дагестана. Их революционным авангардом были рабочие Порт-Петровска (Махачкала), среди которых было много русских. Еще в конце ноября 1917 года в Порт-Петров- ске большевики создали Военно-революционный комитет, который фактически стал хозяином города. В состав комитета

6 игв, т. з

вошли: Д. Атаев, У. Буйнакский, Н. Ермошкин, А. Измайлов, И. Котров, Д. Магомедов и др. Комитет разослал своих представителей в горы поднимать трудящихся горцев на борьбу за Советскую власть.

Буржуазные националисты Дагестана во главе с агентом турецких феодалов имамом Гоцинским, обеспокоенные ростом влияния Порт-Петровского военно-революционного комитета на трудящихся горцев, решили созвать чрезвычайную сессию Дагестанского областного совета (орган Временного правительства) и провести решение о непризнании Советской власти. На сессию собрались главным образом представители духовенства, князья, беки и офицерство.

Сессия областного Совета открылась 10(23) января 1918 года в Темир-Хан-Шуре (Буйнакск). Наиболее реакционные круги, рассчитывая провозгласить в Дагестане монархию с имамом Гоцинским во главе, стянули к городу свое националистическое войско. Чтобы сорвать планы контрреволюции, дагестанские большевики организовали вооруженные отряды из рабочих и солдат Порт-Петровска, из горской бедноты и также ввели их в Темир-Хан-Шуру.

Большевики У. Буйнакский, 3. Захарочкин и другие, представитель социалистической группы М. Дахадаев, стоявший на стороне Советской власти, выступая на заседаниях Совета и на митингах перед трудящимися, разоблачили замыслы сторонников Гоцинского. Большевики добились разложения отрядов Гоцинского, в которых было много обманутых трудящихся горцев. Сам Гоцинский с небольшой свитой своих приближенных вынужден был уйти в горы.

Борьба за власть приняла в Дагестане еще более напряженный характер. В марте 1918 года Дагестанский областной исполнительный комитет совместно с Гоцинским, собрав новые силы, организовал поход на Порт-Петровск. В неравной борьбе Советская власть в Порт-Петровске временно пала. Но господство контрреволюционных сил продолжалось недолго. За Советскую власть выступали все более широкие слои трудящихся горцев. У. Буйнакский выехал в Астрахань за вооруженной поддержкой. В апреле на помощь трудящимся горцам прибыли экспедиционный отряд из Баку и отряд рабочих из Астрахани во главе с Буйнакским, Буровым и Ляховым. В конце апреля Советская власть в Порт-Петровске была восстановлена. Вслед за этим Советская власть победила почти во всем Дагестане. В Темир-Хан-Шуре был создан Областной военно-революционный комитет в составе Д. Коркмасова (председатель), У. Буй- накского, С. Габиева, Е. Гоголева, М. Дахадаева, С. Казбекова, Г. Саидова и других, который возглавил работу по упрочению Советской власти в Дагестане.

В Закавказье, несмотря на его отдаленность от центра страны, весть о победе социалистической революции в России распространилась с огромной быстротой. На массовых митингах и собраниях, которые происходили в эти дни во многих городах и в частях Кавказского фронта, передовые рабочие и революционные солдаты горячо приветствовали Советское правительство и его первые декреты и требовали немедленного перехода власти в руки Советов. В ряде городов и сел Азербайджана, Армении и Грузии рабочие и трудящиеся крестьяне, руководствуясь первыми декретами Советской власти, начали вводить восьмичасовой рабочий день, брать под контроль предприятия, делить помещичью землю и инвентарь.

Огромную роль в развертывании социалистической революции в Закавказье призваны были сыграть крупные политические центры — Тифлис и Баку.

В Тифлисе были сосредоточены органы административно- политического и военного управления краем. Здесь размещался такя^е штаб Кавказской армии. В Тифлисе находились исполком краевого Совета рабочих и солдатских депутатов, краевой большевистский комитет и армейский Совет. В городе имелась сравнительно многочисленная большевистская организация, опиравшаяся прежде всего на рабочих арсенала и железнодорожников, а также на значительную часть солдат гарнизона. Переход всей полноты власти к Тифлисскому Совету несомненно ускорил и облегчил бы победу Советской власти во всем Закавказье.

Для трудящихся Закавказья важен был также революционный пример рабочих Баку, которые в течение многих лет активно боролись в первых рядах рабочего класса России против самодержавия и буржуазии.

Однако борьба за власть Советов в Закавказье, за исключением Баку и некоторых других районов, не завершилась в этот период победой трудящихся. Причины этого коренились в социально-экономических, политических и национальных особенностях Закавказья. Известную роль в этом сыграли ошибки, допущенные некоторыми большевистскими комитетами, не сумевшими в сложной обстановке поднять рабочих, трудящихся крестьян и солдат на смелую, решительную борьбу за установление Советской власти. Отрицательно сказалось и то, что закавказские буржуазные националисты, особенно в Грузии, к моменту Октябрьского восстания представляли собой хорошо организованную контрреволюционную силу, опиравшуюся на значительные слои мелкой буржуазии и другие непролетарские элементы края.

Из всех окраин царской России Закавказье было одним из самых многонациональных районов. Здесь особенно остро 6*

проявлялось колониальное наследие царизма в виде национальной розни и распрей. Это серьезно тормозило сплочение трудящихся различных национальностей в их борьбе за свое освобождение.

Закавказье, кроме района Баку, представляло собой в основном аграрный край с наличием остатков крепостничества. Рабочий класс в Закавказье, исключая район Баку, был малочисленным. В январе 1917 года в Батумской, Елизаветпольской, Эриванской, Кутаисской и Тифлисской губерниях насчитывалось немногим более 15 тысяч рабочих, занятых большей частью на мелких предприятиях. А в одной Бакинской губернии, главным образом на бакинских нефтепромыслах, было занято более 57 тысяч рабочих. Это в основном и определяло ведущую роль пролетарского Баку в развитии революционных событий на Кавказе.

В годы первой мировой войны лучшая часть рабочего класса Закавказья либо находилась в армии и была распылена по фронтам, либо томилась в тюрьмах. Пользуясь малочисленностью и недостаточной организованностью рабочих Закавказья, буржуазные националисты — грузинские меньшевики, армянские дашнаки, азербайджанские мусаватисты — стремились насадить среди трудящихся буржуазную идеологию, отравить их ядом национализма и национальной вражды.

В Грузии все эти трудности, стоявшие на пути к победе Советов, усугублялись тем, что по вине группы оппортунистов, игравшей видную роль в Кавказском краевом и Тифлисском комитетах РСДРП (б), большевики до июля 1917 года были в одной организации с меньшевиками. Коммунистические организации Грузии не смогли своевременно изолировать меньшевиков от масс и завоевать на свою сторону подавляющее большинство рабочих. К Октябрю 1917 года большая часть Советов находилась в руках блока буржуазных националистов, русских меньшевиков и эсеров. Кроме того, большевики Закавказья не всегда последовательно и правильно осуществляли большевистскую национальную политику.

Важную роль в борьбе за установление Советской власти в Закавказье могли сыграть солдаты Кавказского фронта. Крайнее недовольство солдат политикой затягивания войны создавало благоприятную почву для революционной агитации в частях фронта. Но оппортунисты тормозили работу в войсках, хотя Краевой съезд большевистских организаций Закавказья в октябре 1917 года, отметив важное значение политической работы среди солдат Кавказского фронта, создал при Краевом комитете РСДРП (б) военную организацию. Рост политической сознательности солдатских масс Кавказского фронта шел медленнее, чем на других фронтах.

Опорой социалистической революции в Закавказье стал Баку. Бакинская большевистская организация пользовалась беспредельным доверием большинства многонационального бакинского пролетариата. За большевиками шли также многие солдаты местного гарнизона.

Бакинская организация большевиков поставила вопрос о переходе власти к Совету сразу же после получения известий о победе революции в Петрограде. 27 октября (9 ноября) было созвано заседание Бакинского Совета. На этом заседании по поручению фракции большевиков П. А. Джапаридзе и С. Г. Шаумян потребовали передачи всей власти Совету. Но это предложение было отвергнуто блоком меньшевиков, эсеров и буржуазных националистов.

Рабочие и революционные солдаты единодушно поддержали требование большевиков. 31 октября (13 ноября) на расширенном заседании Совета снова был поставлен вопрос о власти. Несмотря на яростное противодействие меньшевиков, эсеров и дашнаков, Бакинский Совет постановил взять власть в свси руки. 2(15) ноября на заседании Совета был избран новый состав исполкома, в который вошли большевики П. А. Джапаридзе, И. Т. Фиолетов, С. Г. Шаумян и др.

Однако Бакинский Совет не сразу стал полновластным органом в городе и прилегающем к нему районе. В Баку еще долгое время продолжали существовать различные контрреволюционные организации и учреждения (мусульманский и армянский «национальные советы», городская дума, буржуазная милиция, вооруженные отряды буржуазных националистов, прокуратура и др.). Между тем вооруженные силы Совета — Красная гвардия — формировались крайне медленно.

Положение Советской власти в Баку укрепилось, когда с Кавказского фронта начали прибывать солдаты революционно настроенных частей. Бакинский Совет принял ряд важных решений об улучшении положения трудящегося населения города, энергичнее начал пресекать саботаж промышленников, закрывавших предприятия, и торговцев, которые срывали снабжение населения продовольствием и товарами первой необходимости. Совет с большей настойчивостью стал бороться против попыток контрреволюционных элементов спровоцировать столкновения на национальной почве. В конце декабря 1917 года был создан ревком и усилилась работа по формированию Красной гвардии.

К середине марта 1918 года в распоряжении Бакинского Совета было до шести тысяч вооруженных рабочих и солдат. Это позволило Совету быстро и решительно подавить мятеж, поднятый 30 марта мусаватистами. Для руководства борьбой против мятежников Совет создал Комитет революционной обороны, в который вошли П. А. Джапаридзе, Г. Н. Корганов, Н. Н. Нариманов, С. Г. Шаумян и др. На подавление мятежа Совет бросил отряды Красной гвардии, интернациональный полк и революционные воинские части. С моря их поддержали корабли Каспийской военной флотилии. К исходу 1 апреля мятеж был подавлен. Остатки разгромленных сил мусаватистов, отступив, соединились с бандами имама Гоцинского из Дагестана и контрреволюционными отрядами из Елизаветполя (Кировабад). В апреле войска Бакинского Совета нанесли новое поражение мусаватистам и их союзникам у Хурдалана и Аджикабула. После подавления мусаватского мятежа Советская власть победила в Шемахе, Сальянах, Ленкорани, Кубе и некоторых других районах Азербайджана.

Разгром в конце марта — начале апреля мятежа мусаватистов упрочил власть Советов. 25 апреля 1918 года был образован Бакинский Совнарком, в который вошли большевики М. Азизбеков, П. Джапаридзе, Н. Колесникова, Г. Корганов, Н. Нариманов, И. Фиолетов, С. Шаумян и др. В декларации, опубликованной в газетах, Бакинский Совнарком заявил, что он будет неуклонно проводить в жизнь все декреты и распоряжения Советского правительства, и подчеркнул необходимость всеми мерами крепить связь рабочих и крестьян Азербайджана с трудящимися Советской России.

Бакинский Совнарком, действуя в соответствии с директивами центрального Советского правительства, начал проводить ряд важных социалистических мероприятий: национализацию банков, нефтяных промыслов, торгового флота, конфискацию земель ханов и беков.

По-другому развивались события в Грузии и Армении.

Соглашательский Кавказский краевой Совет отказался признать Советское правительство и его декреты. При содействии дипломатических представителей США, Англии и Франции сколачивался блок кадетов, октябристов, русских меньшевиков и эсеров, грузинских меньшевиков, армянских дашнаков и азербайджанских мусаватистов. Для объединения усилий всех контрреволюционных партий и групп и выработки программы ближайших действий против революционных масс в октябре 1917 года по предложению меныпевистско-эсеровского исполкома краевого Совета в Тифлисе был создан «краевой комитет общественной безопасности».

В начале ноября при активном участии представителей Антанты буржуазные националисты Закавказья в союзе с русскими кадетами, меньшевиками и эсерами и при самой активной поддержке командования Кавказского фронта приступили к созданию контрреволюционного правительства Закавказья и к формированию буржуазно-националистических воинских ча- стей. Консул США в Тифлисе Смит телеграфировал по этому поводу Лансингу:

«В субботу (И ноября ст. ст.— Ред.) я буду присутствовать на совещании по вопросу об организации Закавказского правительства, которое объединится с Южной федерацией и отвергнет перемирие или сепаратный мир. Необходимо оказать им финансовую помощь... Этой помощи просят как представители Временного правительства, так и командующий армией» 30.

Такую же политику поддержки всех контрреволюционных сил Закавказья проводили консулы Англии и Франции.

11(24) ноября намеченное совещание состоялось. Представители буржуазных партий Закавказья создали «независимую краевую власть», так называемый Закавказский комиссариат — коалиционный орган грузинских, армянских и азербайджанских буржуазных националистов. В помощь комиссариату были приданы буржуазные «национальные советы» Грузии, Армении, Азербайджана.

Создание контрреволюционного правительства Закавказья было с радостью встречено правящими кругами Антанты. 14(27) ноября в Париже состоялось совещание между Ллойд- Джорджем, Клемансо и Орландо — главами правительств Англии, Франции и Италии,— на котором было решено «всемерно поддерживать движение в Закавказье» 31.

По свидетельству полковника Хауза, представителя от США на совещании, Англия и Франция решили послать в Тифлис специальные военные миссии.

Закавказский комиссариат, возглавляемый меньшевиком Е. Гегечкори, начал громить пролетарские организации и разжигать межнациональную рознь. 29 ноября (12 декабря) меньшевистская «народная гвардия» захватила в Тифлисе арсенал, находившийся в руках большевиков. Вслед за этим меньшевики разгромили большевистские газеты «Кавказский рабочий», «Ванвори крив» («Борьба рабочего») и «Брдзола» («Борьба»), разоружили революционно настроенные части тифлисского гарнизона, отправили несколько тысяч винтовок в деревни для вооружения кулачества. Комиссариат стал применять репрессивные меры против крестьян, которые захватывали помещичьи земли.

Закавказский комиссариат установил тесную связь с контрреволюционными силами юга России. Он послал своих представителей для переговоров с Кубанской радой, с Калединым и главарями дагестанской и терской казачьей контрреволюции.

Американские империалисты всячески способствовали объединению контрреволюционных сил юга России. Вскоре после образования Закавказского комиссариата Смит предложил

Лансингу снабдить его (Смита) полномочиями для признания de facto контрреволюционных правительств Дона, Кубани, Терека и Закавказья.

Центральный Комитет большевистской партии и Советское правительство пристально следили за событиями на Кавказе и помогали большевистским организациям Закавказья исправлять допущенные ошибки. 16(29) декабря 1917 года Совнарком постановил назначить члена ЦК партии С. Г. Шаумяна Чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа. С помощью ЦК партии большевики Закавказья, исправляя свои ошибки, с новой энергией взялись за организацию и сплочение революционных сил края. В начале 1918 года начались массовые выступления трудящихся против Закавказского комиссариата и «национальных советов». Повсюду по инициативе большевиков проходили митинги и собрания рабочих, крестьян и солдат, на которых принимались резолюции, осуждавшие политику Закавказского комиссариата. Во многих местах участники собраний требовали перехода власти к Советам. В январе 1918 года массовые собрания рабочих и солдат в Кутаисе (Кутаиси), Чиатурах (Чиатура) и Сачхере приняли большевистские резолюции.

В Армении рабочие и служащие эриванского, александро- польского и аллавердского заводов потребовали роспуска Закавказского комиссариата и признания Совета Народных Комиссаров. В Ахпате большевистская организация приступила к вооружению революционных рабочих и крестьян. Вспыхнули крестьянские волнения в селениях Марца, Шамута, Атапа, Мгарта Лорийского района Армении. В Эчмиадзине, на Севане и в ряде других мест Армении крестьяне начали захват помещичьих и монастырских земель.

Благодаря работе большевиков среди солдат с декабря 1917 года резко изменилось положение и в войсках Кавказского фронта. Солдаты переизбирали комитеты, изгоняя из них меньшевиков и эсеров, отказывались подчиняться контрреволюционному командованию и требовали установления в Закавказье Советской власти, немедленного заключения мира и проведения в жизнь декретов Советского правительства. В конце января 1918 года солдаты сарыкамышского гарнизона заявили: «...горячо приветствуем Совет Народных Комиссаров и объявляем себя Советской революционной армией, готовой выступить по первому зову рабоче-крестьянского правительства на защиту нашей Великой Российской революции» 32.

Приветствия Совету Народных Комиссаров приняли воинские части, расположенные в Эрзеруме, Джалал-Оглы (Степа- наван), Александрополе (Ленинакан) и в других местах,

В начале декабря 1917 года солдаты 18-го Кавказского стрелкового полка 6-го корпуса заявили, что они не признают ни командования армии, ни Кавказского краевого Совета, а подчиняются только Советскому правительству, возглавляемому В. И. Лениным. Командующий Кавказской армией генерал Одишелидзе сообщал главнокомандующему фронтом генералу Пржевальскому, что солдатская масса 4-го и 6-го Кавказских корпусов, а также Трапезундского укрепленного района настроена большевистски. Быстро росло революционное сознание солдат в 6-м Туркестанском корпусе.

10—23 декабря 1917 года (23 декабря 1917 года — 5 января 1918 года) в Тифлисе состоялся II краевой съезд Кавказской армии. Съезд приветствовал победу социалистической революции, признал декреты Советской власти о мире, земле и рабочем контроле и заклеймил Закавказский комиссариат как орган прислужничества буржуазии. Съезд призвал солдат поддержать власть Советов в центре и на местах. На съезде был создан краевой Совет Кавказской армии, большинство которого составляли коммунисты.

Вскоре после окончания съезда меныневистско-эсеровская часть Совета Кавказской армии вышла из его состава и вместе с Закавказским комиссариатом начала борьбу против Совета. В этой обстановке революционное большинство Совета вместо того, чтобы немедленно вызвать революционные войска в Тифлис и дать отпор Закавказскому комиссариату и раскольникам из Совета, переехало в Баку. Это не могло не ослабить влияния большевистской части Совета Кавказской армии на развертывание событий на фронте.

Острая борьба развернулась на II краевом съезде Советов рабочих и солдатских депутатов Кавказа, открывшемся 19 декабря 1917 года (1 января 1918 года) в Тифлисе. Рабочие и солдаты Баку послали на съезд 40 делегатов, которым они поручили добиться решения о передаче власти Советам. С такими же наказами прибыли на съезд делегаты многих других Советов. Путем фальсификации выборов меньшевикам удалось добиться того, что от 15 большевистских Советов Кавказа, объединявших свыше 200 тысяч рабочих, на съезде присутствовало в два с лишним раза меньше делегатов, чем от Советов Тифлиса, Елизаветполя и других мест, насчитывавших всего лишь несколько десятков тысяч рабочих. По инициативе большевиков бакинская делегация потребовала предоставить каждому бакинскому делегату четыре голоса. Бакинцев поддержали делегаты от Екатеринодарского и других революционных Советов края. Но меньшевики, эсеры и националисты, добившись обманным путем большинства на съезде, отклонили это предложение.

Тогда делегаты Бакинского, Грозненского и некоторых других Советов ушли со съезда и объявили себя самостоятельным съездом Советов Восточного Закавказья и Северного Кавказа. Этот съезд признал единственно законным в стране правительством Совет Народных Комиссаров и осудил Закавказский комиссариат как буржуазное краевое правительство. Однако делегаты съезда допустили ошибку. Они не избрали краевого исполкома Советов и не провозгласили Советскую власть в Закавказье. Тем временем контрреволюционный блок Закавказья, действуя в полном согласии с командованием Кавказского фронта, начал спешно проводить демобилизацию революционно настроенных частей, в первую очередь тифлисского, кутаисского гарнизонов и сарыкамышского участка фронта. В районы расположения этих частей были предусмотрительно введены сформированные с помощью штаба фронта националистические полки.

Когда с Кавказского фронта на север для борьбы с казачьей контрреволюцией Дона, Кубани и Терека двинулись большевистски настроенные части, Закавказский комиссариат и «национальные советы» начали разоружать их. По указанию главаря грузинских меньшевиков Жордания мусульманский «национальный совет» Елизаветполя направил в середине января 1918 года на станцию Шамхор свои войска. В помощь им Закавказский комиссариат выслал бронепоезд.

Краевой Совет Кавказской армии и краевой комитет РСДРП (б) не организовали охраны эшелонов революционных войск, чем воспользовались враги. Солдаты, возвращавшиеся с фронта, подверглись на станции Шамхор неожиданному артиллерийскому обстрелу и нападению вооруженных банд закавказских националистов. Были убиты и искалечены тысячи русских солдат, захвачено много оружия. Бойню, подобную шамхор- ской, националисты учинили также на станциях Долляр и Хач- мас.

Расправу над революционными солдатами попытались осуществить и армянские дашнаки. С этой целью они устроили у Александрополя засаду против солдат, возвращавшихся с Кавказского фронта. Лишь своевременное вмешательство Алек- сандропольской большевистской организации, предупредившей солдат об опасности, сорвало замысел дашнаков.

Разоружая и расстреливая революционных солдат, закавказская контрреволюция беспрепятственно пропускала на север «надежные» казачьи полки и буржуазно-националистические части.

Известие о зверских расправах над солдатами вызвало гневное возмущение рабочих Закавказья. По призыву большевиков рабочие многих предприятий Тифлиса объявили политическую забастовку. Бастовали печатники, рабочие кожевенных и других предприятий. Более месяца бастовали рабочие Тквибуль- ских каменноугольных копей. Собрание рабочих главных мастерских Закавказской железной дороги и депо станции Тифлис 25 января (7 февраля), резко осудив деятельность Закавказского комиссариата, потребовало установления Советской власти. В Кутаисе в конце января начались волнения среди солдат местного гарнизона.

Закавказский комиссариат усилил террор. 26 января (8 февраля) 1918 года он принял решение об аресте представителя Советского правительства на Кавказе С. Г. Шаумяна. 21 февраля вторично были закрыты большевистские газеты «Кавказский рабочий», «Брдзола», «Банвори крив», а на следующий день были арестованы многие руководящие работники краевого комитета большевиков. 23 февраля в Тифлисе буржуазные националисты совершили новое кровавое преступление. Отряд «народной гвардии» по приказу Жордания и Е. Гегечкори окружил Александровский сад, где происходил многолюдный митинг протеста против провокационных действий Закавказского комиссариата, и без всякого предупреждения открыл огонь из пулеметов и винтовок по собравшимся рабочим и солдатам. Среди участников митинга были убитые и раненые. Рабочие Тифлиса ответили на это новое кровавое злодеяние всеобщей политической забастовкой.

Видя, что террором не сломить волю народных масс, буржуазные националисты Закавказья прибегли к обману. В феврале 1918 года они создали Закавказский сейм в помощь запятнавшему себя кровью Закавказскому комиссариату.

Большевики Закавказья разоблачили маневры буржуазных националистов. Кавказский Краевой комитет большевиков в день открытия сейма, 23 февраля 1918 года, обратился к трудящимся с воззванием, в котором говорилось:

«Закавказский сейм, как воплощение той же коалиции, ставит себе целью окончательно задушить революцию в нашем крае.

...Товарищи рабочие, солдаты и крестьяне! Чего вы можете ждать от этого сейма,— от мусульманских беков, армянских дашнакцаканов и грузинской националистической интеллигенции? Ничего, кроме новых цепей, новых кровавых ужасов в Закавказье и полной гибели революции» 33.

Краевой комитет РСДРП (б) призвал трудящихся Закавказья приложить героические усилия, чтобы спасти революцию, установить в крае Советскую власть и наладить тесный братский союз с трудящимися Советской России.

В феврале в Кутаисе состоялась подпольная конференция большевиков Западной Грузии, на которой вопреки сопротивлению оппортунистов было решено поднять вооруженное восстание. Конференция создала штаб восстания, которым руководил один из организаторов партизанских отрядов трудящихся крестьян Грузии в 1905—1907 годах, участник революционных выступлений бакинского пролетариата, большевик А. А. Гегеч- кори. В течение нескольких недель штаб сформировал в Леч- хумском, Зугдидском и других уездах несколько вооруженных отрядов общей численностью до тысячи человек. В марте восставшие, прогнав меньшевиков, установили в нескольких уездах власть Советов.

Закавказский сейм, напуганный ростом революционного движения в Западной Грузии, бросил на подавление его буржуазно-националистические части. Обстреляв из орудий в начале апреля несколько селений, меньшевистские войска вынудили крестьянские отряды уйти в горы. Но восстание не было подавлено. Начались вооруженные выступления крестьян в Ра- чинском и других уездах. Всего в рядах восставших к началу мая 1918 года было около 11 тысяч бойцов. Повстанческая армия готовилась к наступлению на Кутаис. Крупные крестьянские восстания вспыхнули в Ахалцыхском, Борчалинском, Ду- шетском и других уездах Тифлисской губернии и в Южной Осетии.

Борьбу за власть Советов развернули рабочие табачных плантаций и крестьяне Абхазии; особенно активно действовали бывшие солдаты-фронтовики. Этой борьбой руководила сильная подпольная большевистская организация Сухума (Сухуми), возглавлял которую Г. А. Атарбеков, член большевистской партии с 1908 года, прошедший революционную закалку в рядах московского пролетариата. Восстание в Абхазии началось в начале апреля 1918 года и вскоре охватило весь край. Созданные большевиками вооруженные отряды 8 апреля освободили Сухум. В Абхазии была провозглашена Советская власть. Грузинские меньшевики послали против восставших значительные воинские силы, но они были остановлены у южных границ Абхазии. Почти два месяца держали здесь фронт героические сыны абхазского народа и только под напором превосходящих сил врага они в середине мая вынуждены были отступить в горы. Грузинским меньшевикам удалось временно подавить Советскую власть в Абхазии.

Начавшаяся в апреле 1918 года вооруженная германо-турецкая, а затем английская интервенция в Закавказье на время укрепила позиции контрреволюционного блока националистов. Но борьба трудящихся масс за власть Советов в Закавказье продолжалась.

5.

<< | >>
Источник: ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС.. ИСТОРИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ в СССР. 1917 /1922. 1968

Еще по теме БОРЬБА ЗА ПОБЕДУ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ДОНУ И НА КАВКАЗЕ.:

  1. 2. УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БАКУ И БОРЬБА ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ В ЗАКАВКАЗЬЕ
  2. ГЛАВА 11 «Победа Израиля». — Евреи спасли советскую власть. — Еврейские погромы в советский период
  3. ПОБЕДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  4. ГЛАВА ШЕСТАЯ. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ЗАКАВКАЗЬЕ.
  5. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ.
  6. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТУРКЕСТАНЕ И КИРГИЗСКОМ КРАЕ.
  7. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ, В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ.
  8. 1 Укрепление Советской власти в Туркестане. Победа народно-демократической революции в Бухаре
  9. ГЛАВА СЕДЬМ А Я. БОРЬБА ЗА УКРЕПЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТУРКЕСТАНЕ В 1920 ГОДУ.
  10. 5. БОРЬБА С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ НА ДОНУ
  11. Борьба на Кавказе
  12. Организация влаети и борьба е Советской Роееией. Цель борьбы.
  13. Организация власти. Об аннулировании декретов Советской власти.
  14. Борьба за власть. Утверждение единоличной власти Сталина
  15. 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ПОСЛЕ ПОБЕДЫ СИНЬХАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ