<<
>>

Бои в Северной Таврии.

Утром 6-го июня части 2-го армейского корпуса генерала Слащева подошли на нескольких транспортах к д. Кирилловка на северо-западном побережье Азовского моря, высадились под прикрытием миноносцев и двинулись на Мелитополь.

В то же время, для отвлечения внимания красного командования от места Еысадки 2-го армейского корпуса, на побережье Джарылгацкогс лимана, у гор. Хорлы на Черном море, была произведена морская демонстрация.. Два судна с баржами на буксире подошли к городу, обстреляли порт и стали на якорь.

Высадка 2-го армейского корпуса и переход на следующий день в наступление всей Русской Армии явились для 13-ой армии полной неожиданностью. Ее командование не допускало возможности столь быстрого восстановления боевой мощи Русской Армии. Уверенность эта была настолько сильна, что никаких особых мер ни по разведке, ни по укреплению занятых рубежей красные не предприняли. Когда же войска генерала Слащева уже сбили отдельную кавалерийскую бригаду, прошли через легко защищаемое дефиле между Утлюкским лиманом и озером Молочное, заняли д. Ефремовка и продолжали свое движение на Мелитополь, красные спешно бросили против 2-го армейского корпуса одну бригаду 46-й стрелковой дивизии, сняв ее с Чонгарского рубежа и тем ослабив его оборону, направили туда же Мелитопольский гарнизон, авиацию и только что подошедшую на усиление 13-й армии 2-ую кавалерийскую дивизию Блинова. Но все эти меры оказались запоздалыми и 9-го части генерала Слащева заняли Мелитополь.

На рассвете 7-го остальные корпуса Русской Армии перешли в наступление. 1-й армейский корпус с Перекопского, Сводный — с Чонгарского рубежей. Донской корпус оставался в резерве у Джанкоя. К вечеру красные были отброшены по всему фронту- В последующие дни наступление развивалось с тем же успехом. Ведя непрерывные и подчас очень тяжелые бои, красные были принуждены очистить весь левый берег Днепра. В центральном и восточном направлениях они отошли на линию Васильевка-Плавни-Жеребец-Пологи и, далее на юг, до Бердянска на Азовском море.

В результате боев, Русской Армии удалось не только выйти из так называемой «Крымской бутылки», но и занять большую часть Северной Таврии. Это дало ей возможность облегчить продовольствие войск и пополнить свои довольно сильные потери.

На рассвете 8-го Кавалергарды под командой штабс-ротмистра графа Р. Мусин-Пушкина выступили в составе Гвардейского полка на сборное место дивизии в Армянск. 9-го Гвардейский полк принял участие во взятии с.с. Колончак и Ново-Алексеевка. Преследуя слабые арьергарды, дивизия дошла до Днепра и заняла сторожевое охранение на его левом берегу от Большая Каховка на Брытаны, Корсунский монастырь до Казачьи Лагери. На этих местах дивизия простояла до 29-го, когда на всем фронте вновь разгорелись бои.

Обстановка, создавшаяся на фронте 13-ой армии, требовала принятия решительных и срочных мер, дабы остановить дальнейшее продвижение белых. Командование Юго-Западного фронта отдало 13-ой армии директиву: не позже 28-го июня перейти одновременно в наступление на всем фронте, отрезать белым пути отхода в Крым и уничтожить их части, находящиеся в районе Токмака-

В исполнение этой директивы командование 13-ой армии поставило своим войскам следующую задачу: на рассвете 28-го правобережной группе, Латышская и 52-я стрелковые дивизии, форсировать Днепр в районе Алешки-Каховка, установить в последнем пункте тет де пон и продолжать энергичное наступление на Перекоп; левобережной группе, 3-ья, 15-я и 46-я стрелковые дивизии, перейти в наступление в общем направлении на Мелитополь. Ударная группа, только что сформированный конный корпус Жлобы (1-ая, 2-ая кавалерийские дивизии и 2-я кавалерийская дивизия Блинова) с приданной ему 40-й стрелковой дивизией, предназначалась для нанесения главного удара на правый фланг белых, в общем направлении на Мелитополь. Для усиления ударной группы на ст. Волноваха были сосредоточены бронепоезда и 3-ий и 13-ый авиационные отряды.

Хорошо задуманный план потерпел, однако, полную неудачу. Форсирование Днепра правобережной группой не смогло состояться в намеченный срок.

Отложенное на несколько дней, оно протекало недостаточно решительно, что позволило Русской Армии снять с этого участка Корниловскую дивизию и перебросить ее в район наступления ударной группы. Наступление 3-ей, 15-ой и 46-ой стрелковых дивизий также не имело успеха, и они были отброшены в исходное положение. Только продвижение ударной группы шло в начале успешно. 28-го ее конные части сбили Гундоровский и 7-ой Донской полки и прорвали фронт Донского корпуса. 30-го 40-ая стрелковая дивизия имела удачный бой с 3-ей Донской дивизией, но дальнейшее наступление ударной группы шло гораздо медленнее. На 2-ое июля ей дана была дневка. К этому времени Донской корпус сам перешел в наступление и отбросил 2-ую кавалерийскую и 40-ую стрелковую дивизии.

Успешные бои против 3-ей, 15-ой и 46-ой стрелковых дивизий позволили командованию Русской Армии снять с этих участков Дроз- довскую, 13-ую пехотную и 2-ую кавалерийскую дивизии, подвести с Каховского направления КорпилоЕСкую дивизию, сосредоточить в районе Токмака все бронепоезда и авиаиию и закончить к 3-му июля перегруппировку войск для нанесения решающего удара по конному корпусу Жлобы-

Утром 3-го обе стороны перешли в наступление одновременно. После полудня обстановка на фронте ударной группы сложилась не в ее пользу. Атакованные одновременно авиацией, пехотой и конницей части ударной группы вели разрозненные бои, не связанные общим руководством, на разных участках и в разных направлениях. Жлоба, командир конного корпуса, по выражению советских источников «совершенно потерял управление частями и бесцельно метался на броневике от одной части к другой, внося беспорядок в действия войск». «Корпус, атакованный с фронта, флангов и тыла и понесший большие потери в личном составе и вооружении, отдельными частями прорвался на север и северо-восток» (Коротков, стр. 73-76).

В результате боев Русская Армия не только с успехом отразила наступление красных, увеличила занятую часть Северной Таврии, взяла более 2 тысяч пленных и оружие, но, что было особенно ценно, захватила более 4 тысяч коней.

Вся конница была посажена на лошадей. Во всех последующих действиях, основанных главным образом на маневрировании, удалось развить быструю переброску конницы, на которую в дальнейшем легла главная тяжесть боя.

В поражении корпуса Жлобы и в отражении переправ красных через Днепр Кавалергарды участия не приняли. 23-го эскадрон ушел в Мелитополь для приема лошадей, полученных по конской мобилизации. Лишь конный взвод корнета В. С- Воеводского и пулеметы с корнетом Н. С. Исаковым были оставлены при штабе полка.

В последних числах июня из различных источников в разведку Русской Армии стали поступать сведения о неминуемом наступлении красных. 29-го эти слухи были подтверждены перебежчиками 415-го стрелкового полка, указавшим срок, 30-ое июня. В ночь на 1-ое июля обе Каховки подверглись очень сильному артиллерийскому обстрелу. С рассветом огонь все усиливался и ширился по фронту, в особенности вниз по течению Днепра. Вскоре пришло донесение, что красные переправились через Днепр и, оттеснив 1-ый конный полк, заняли д.д. Луговая, Ключевая, Основа и Британы. 2-ая бригада была вынуждена очистить Корсунский монастырь, Казачьи Лагери и Алешки. Таким образом на всем течении Днепра, от его устья и до Каховки, красным удалось занять левый берег реки.

Резерв дивизии, Гвардейский полк, оставив в Каховке пешие эскадроны (2-ой Конногвардейский и 7-ой сводный), выступил на под- дсржку 1-го конного полка. К 16 часам положение на всем участке дивизии было восстановлено. 5-й, 6-й и 8-й эскадроны Гвардейского полка заняли Ключевую и Луговую, дивизион полковника графа И. Д. Толстого (оба Кирасирские эскадрона) выбил красных из Основы и Британы, захватил два десятка пленных, потеряв несколько раненых, в том числе корнета Кирасир Е. В. Сомова. Вечером полк отошел в резерв дивизии в хут. Терны, где узнал, что обе Каховки заняты красными.

Утром 2-го Марковцы заняли Каховки, но удержаться в них не смогли. Гвардейский полк был отправлен на Каховки. В конной атаке дивизион полковника графа Толстого занял Бол- Каховку, взяв в ней 5 пулеметов и более ста пленных.

Но никем не поддержанный, дивизион был принужден вновь ее очистить. В течение 3-го июля обе Каховки несколько раз переходили из рук в руки и только 4-го они были окончательно заняты Марковцами. С 5-го по 14-ое июля дивизия несла охранение вдоль Днепра, потом была сменена 2-м армейским корпусом и ушла в резерв Главнокомандующего в д.д. Калга и Ивановка.

За время боев за Каховку из строя Гвардейского полка выбыло 16 офицеров. Из них два были убиты: командир 7-го сводного эскадрона, ротмистр Лишин и Конногвардеец, корнет Артамонов. Особенно тяжелые потери понес 2-ой эскадрон, потерявший убитыми и ранеными 50 Конногвардейцев.

Сводки разных сведений, получаемых в штабе Русской Армии от перебежчиков, от агентов контр-разведки и из перехваченных радиопередач, все указывали на усиление в ближайшем будущем 13-ой армии и неминуемый ее переход в общее наступление. Чтобы опередить красных и нанести им возможно больший урон до подхода к ним подкреплений, командование Русской Армии решило само перейти в наступление.

Закончив к 25-му июля перегруппировку своих частей, Русская Армия занимала следующее положение: от Азовского моря, фронтом на восток, восточнее Ногайска до кол. Шпарау, стоял Донской корпус, имея против себя 40-ю и 42-ю стрелковые дивизии, 4-х и 5-ю кавалерийские бригады и 42-й кавалерийский полк- Левее Донского корпуса, сильно загибая фронт на север, от Черниговка на Бол. Токмак, Балки, стояли Корниловская, Дроздовская, Марковская и 6-я (бывшая Алексеевская) пехотные дивизии против З-ей и 46-ой стрелковых дивизий, бригады курсантов и недавно сформированной 2-ой конной армии (2-я, 16-я, 20-я и 21-я кавалерийские дивизии). Далее, фронтом на запад, от Балки до Лепетиха, Туземная конная бригада и от нее вниз по течению Днепра, 12-я и 34-я пехотные дивизии. Против этих частей, на правом берегу Днепра, стояли 52-я и Латышская стрелковые дивизии, отдельная Херсонская группа, и туда же подходили 15-я и 51-я стрелковые дивизии. Конный корпус генерала Бабиева был сосредоточен в районе кол.

Мунталь. Дивизия генерала Барбовича в д. Калга.

Ко дню перехода Русской Армии в наступление, дивизия была вы-

требована на фронт. Пройдя в три перехода, при сильной жаре и суховее, более ста верст, дивизия подошла к вечеру 23-го в резерв конного корпуса в Бол. Токмак. С утра 25-го конница генерала Бабиева перешла в наступление, заняла на стыке 3-ей и 46-ой стрелковых дивизий гор. Орехов и прорвала фронт красных. Продолжая свое движение на север, конница вела наступление 26-го на Жеребец. Гвардейский полк в наступлении на Жеребец не участвовал, так как был выслан для содействия Марковской дивизии, наступавшей на д.д. Щер- батовка и Янчекрак. Полк обошел д. Щербатовку с севера и атаковал в тыл занимавших ее красных. Несмотря на сильный огонь, полк ворвался в деревню, где захватил 3 пулемета, более сотни пленных и обоз. В конной атаке Кавалергарды потеряли убитым командира пулеметного взвода, корнета Н. С. Исакова, и ранеными 8 кавалергардов. Не задерживаясь в Щербатовке, полк пошел на д. Яковлевку. Первая конная атака была отбита- Только после повторной атаки удалось занять деревню и захватить в ней около сотни пленных. Большинство из них составляли венгры и чехи, набранные среди военнопленных первой мировой войны. Под вечер полк присоединился к дивизии и занял сторожевое охранение на р. Конская у Крылицкого аула и д. Общая, в непосредственной близости Жеребца. Весь день 27-го конница генерала Бабиева вела перестрелку с красными, занимавшими Жеребец. На других участках фронта Русской Армии она всюду вела успешные бои. Только у гор. Орехова в течение трех дней шли упорные бои. Город несколько раз переходил из рук в руки. Вечером 29-го Дроздовская дивизия окончательно заняла город, выбив из него 46-ую стрелковую дивизию и бригаду курсантов, оказавшую особенно упорное сопротивление.

Одновременно с наступлением красных на фронт Орехов-Жере- бец, обнаружился сильный нажим южнее Орехова на Мал. Токмачка, что, при удаче, выводило красных в тыл войскам, сражавшимся в Александровском направлении- Для противодействия этой угрозе 1-ая кавалерийская дивизия после окончательного занятия Орехова была переброшена 30-го на М. Токмачку.

Около 17 часов дивизия заняла М. Токмачку и выслала сеть разъездов. Скоро они обнаружили подход красной конницы к кол. Блюмен- фельд в двух верстах севернее от. М. Токмачки. Дивизия немедленно выступила из местечка и, перейдя р. Конскую, развернулась впереди д. Любимовки. Как только красная конница появилась у кол. Блюмен- фельд, она попала под артиллерийский и пулеметный огонь- Дивизия пошла в атаку одновременно всеми полками, смяла красных и отбросила их за колонию. Там красные под прикрытием своей артиллерии пытались снова развернуться, но вторично атакованные дивизией, были опрокинуты. Преследование продолжалось до р. Жеребец и прекратилось только с темнотой.

31-го разведка обнаружила переправу красной конницы через р. Жеребец и движение ее на М. Токмачку. На этот раз красную конницу сопровождали три бронемашины. Наступление красных было очень медленным и только к 16 часам передовые части развернулись у кол. Блюменфельд и открыли артиллерийский огонь по М. Токмачке. Эта медлительность позволила дивизии своевременно выйти из местечка.

Под очень сильным огнем дивизия атаковала красных, сбила передовые лавы и поддержки и преследовала их, как и накануне, до той же р- Жеребец. Во время преследования дивизией было взято 5 орудий, пулеметы, пленные и лошади. В атаке начальник пулеметной команды Гвардейского полка штабс-ротмистр А. Н. Шебеко (Кавалергард) был ранен шрапнелью в голень и бедро левой ноги. В эскадроне были ранены младший унтер-офицер Халепа и Кавалергард Майн. На ночь полк отошел в М. Токмачку.

1-го августа красные временно захватили восточную часть мест. Жеребец. Дивизии генерала Барбовича было приказано, не дожидаясь смены, спешно выступить на Жеребец. На походе, не доходз д. Ва- синовка, дивизия подверглась налету красной авиации, от которого несколько эскадронов, неуспевших рассыпаться, понесли потери- У самого Жеребца дивизия настигла и атаковала красную пехоту, захватила 4 орудия, много пленных и заняла Жеребец. В конной атаке в Гвардейском полку были убиты Лейб-Драгун, штабс-ротмистр Де Витт и Улан Е. В. корнет Эйхгольц. На ночь полк остался в охранении у Жеребца, остальные же полки дивизии еще днем выступили в район Камышеватки, Фисаки, где шли упорные бои за обладание переправами через р Конскую. Эти бои увенчались полным успехом. 2-го августа гор. Александровск был занят, район Камышеватки очищен от красной конницы, а пехота отброшена на р. Мокрая Московка-

Ночью 2-го Гвардейский полк пошел на присоединение к дивизии и 3-го принял участие в боях за обладание переправами на р. Мокрая Московка. В конной атаке на д. Беккеровка в Гвардейском полку были ранены Лейб-Драгун штабс-ротмистр Алехин и Улан Ее Величества ротмистр Вуич. На походе дивизия вновь подверглась налету красной авиации, во время которого был ранен Лейб-Драгун, ротмистр Ковалевский. Вечером дивизия была оттянута в ближний резерв, в Бол. Токмак. Через несколько дней она была переведена в глубокий резерв, в кол. Лихтенау, где простояла до 7-го августа. В колонии Гвардейский полк получил крупное пополнение людьми и, главное, лошадьми. Кавалергардский эскадрон был весь посажен на коней- В командование им вступил ротмистр Г. Г. Раух. Отличившиеся в боях этого периода были награждены Георгиевскими крестами: младший унтер-офицер Халепа, 3-ей степени, Сергей Гневшин, Клементий Вайнигер, Кавалергарды Федор Сергеев, Петр Майн, Эдуард Руф и Антон ІПестаков, 4-ой степени.

Русская Армия в своем наступлении добилась больших успехов Кроме занятия еще большей части Северной Таврии, ею был нанесен огромный урон красным, в особенности 2-ой конной армии. Пребывание дивизии в резерве продолжалось недолго. Вечером 7-го ей было приказано перейти в район Серагозы, ввиду начавшегося наступления красных вдоль всего течения Днепра.

За время нахождения дивизии в резерве, вся регулярная ^конница (1-ая и 2-ая кавалерийские дивизии) была сведена в конный корпус генерала Барбовича. Тогда же с фронта были сняты Кубанские части для участия в десанте генерала Улагая на Кубань.

Операция эта, так же как и произведенные немного раньше десанты Донских казаков восточнее Мариуполя и Таганрога, не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Хотя на Кубани и действовали повстанческие отряды генералов Крыжановского и Фостикова, но общее настроение населения не соответствовало тем сведениям, которые имелись у Главного командования- Высадившиеся 17-го августа части генерала Улагая имели первоначальный, временный успех. Ими были захвачены ст. Брюховецкая и Тимошевская и прервано железнодорожное сообщение Екатеринодар-Ростов. Но затем, вследствие медлительности и нерешительности начальника десанта, части перешли к обороне и 7-го сентября были принуждены покинуть Кубань, все же усилившись довольно большим числом добровольцев.

Начавшееся 7-го августа наступление красных на Днепре создало серьезное положение для той части Русской Армии, которая еще вела бои у Александровска. Только запоздалое и не связанное во времени с боями на Александровском направлении наступление Днепровской группы 13-ой армии, быстрое и умелое сосредоточение кулаков и своевременная переброска и ввод конницы в бой позволили Русской Армии сохранить за собой Северную Таврию.

К началу наступления 13-ая армия была значительно усилена включением свежих дивизий. Ее правобережную группу составляли 15-я, 51-я, 52-я и Латышская стрелковые дивизии, отдельная кавалерийская бригада и Херсонский отряд, в который, кроме гарнизона города, входила 86-я бригада ВОХРА (войска внутренней охраны). В левобережную группу, кроме 4 дивизий 2-ой конной армии, входили 1-я, 3-я, 23-я, 40-я, 42-я и 46-я стрелковые дивизии, бригада курсантов и 4-я и 5-я кавалерийские дивизии.

Ко дню сосредоточения конного корпуса генерала Барбовича в Ниж. Серагозы 10-го августа, 2-ой армейский корпус, отброшенный от Днепра, вел оборонительные бои у Черная Долина, Черненькая и Бол.' Маячка. Переправа и глубокое выдвижение красных в Перекопском направлении создало непосредственную угрозу не только корпусу генерала Слащева, но и всей Армии. Пренебрегая начавшимся одновременно наступлением красных на центр и правый фланг Армии, ее командование решило прежде всего уничтожить Перекопскую группу, жертвуя для этой цели частью занятой Северной Таврии.

12-го конница генерала Барбовича перешла в д. Константиновка и приняла участие в контр-наступлении 2-го армейского корпуса. Главную роль в боях при поражении 52-ой и Латышской стрелковых дивизий сыграли конный корпус генерала Барбовича и 2-ая Донская ка- зачья дивизия генерала Морозова. В конной атаке на хутора у д. Чер- ненька в Гвардейском полку были убиты Лейб-Драгуны, штабс-ротмистры Келеповский и Колокольцов. Кавалергарды потеряли командира Кирасирского дивизиона полковника графа И. Д. Толстого, раненого в сердечную сумку пулей на-вылет. Гвардейский полк захватил в хуторах 400 пленных и 3 пулемета- Сама д. Черненькая была взята 2-ым и 4-ым конными полками, взявшими орудия и много пленных. Донская дивизия захватила в хут. Терны большой обоз. В результате этих атак начался общий отход красных за Днепр и в Каховку.

Преследуя арьергарды красных, дивизия подошла к Днепру и в течение трех дней вела тяжелые, упорные бои за обладание Ключевой во время которых Гвардейский полк потерял в обоих Кирасирских эскадронах ранеными полковника князя Черкасского, поручика Пузы- ревского, штабс-ротмистра Корженевского и корнета Пащенко.

Ключевая и обе Каховки были сильно укреплены красными, согнавшими на оборонительные работы население ближайших задне- провских деревень. Оборона была еще усилена групой ТАОН (тяжелая артиллерия особого назначения), державшей под своим огнем все подступы к Каховке. Несмотря на все последующие неоднократные усилия Русской Армии, ей не удалось овладеть тет де поном, который до конца оставался в руках красных, как постоянная угроза Перекопской коммуникационной линии. 16-го конница генерала Барбовича была отведена в резерв в д. Константиновка.

Отвод с фронта почти всех Кубанских частей для предстоящей десантной операции на Кубань не мог пройти незамеченным для красного командования. Воспользовавшись ослаблением белых на Александровском направлении, красные вновь перешли в наступление, на этот раз одновременно с Днепровского направления и с Александровского- Войскам 2-ой конной и 13-ой армий была поставлена все та же старая задача — окружить и уничтожить Армию генерала Врангеля, отрезав ей все пути отхода в Крым.

20-го августа началось наступление красных из Каховского тет де пона. Отбросив корпус генерала Слащева, красные в течение семи дней развивали свох"і первоначальный успех и глубоко продвинулись в Перекопском и Мелитопольском направлениях. Но к 27-му боевая обстановка круто изменилась на всем фронте в пользу Русской Армии. 19-го разведка Гвардейского полка обнаружила подход красных с Каховки. Утром 20-го ими была занята д. Антоновка, в 6 верстах от расположения полка в д. Константиновка. Продолжая свое наступление, красные подошли к Константиновке. На ее окраине заблаговременно были сосредоточены все пулеметы полка. Когда красные цепи были в нескольких сотнях шагов, пулеметы открыли огонь. Передние цепи были сметены огнем, остальные отхлынули в беспорядке на Антоновку, преследуемые лавами полка. В эскадроне Кирасир Е. В- был ранен корнет Вентцель. На ночь полк вернулся в Константиновку. На 22-ое полку было приказано разведать Федоровские хутора Они оказались занятыми красными. Атака полка на левый фланг красных была удачна. Полком было взято около сотни пленных, но атака на правый фланг была отбита. Полк спешился и повел наступление цепями. От брошенных красными гранат загорелось несколько стогов сена. Не имея артиллерии, полк был вынужден прекратить бой. В Кавалергардском эскадроне были ранены Кавалергарды Щербец, Гебель и Прочай и убито 10 лошадей. У Кирасир Е. В- ранен корнет Мейер. На ночь полк отошел к дивизиии в д. Торгаевка, где было получено пополнение. 23- го дивизия выступила в д. Ново-Репьевка. Оставив Гвардейский полк в резерве, дивизия после артиллерийской подготовки заняла деревню. Во время боя было получено донесение, что красным удалось просочиться в тыл дивизии. Для ликвидации прорыва был послан Гвардейский полк. Лавы полка, встреченные сильным ружейным и артиллерийским огнем, отбросили пехоту, но атака на батарею не удалась. Широкий и глубокий овраг не позволил настичь уходящие орудия. В Кавалергардском эскадроне был ранен корнет Гневшин. На ночь дивизия отошла на Торгаевку. 24-го в разведывательном эскадроне Кирасир Е- В. был ранен шашкой корнет фон Вальц. 25-го Гвардейский полк вел бой у с. Ново-Александровка, которое взять не удалось. В Кавалергардском эскадроне были ранены: корнет Трубников, младший унтер-офицер Карплюк, ефрейтора Корнеев и Косенко и Кавалергарды Зуг, Михайловский, Хомутов, Шишмаков и Ульмер. На ночь полк отошел на Торгаевку, оставив в с. Верхние Серагозы Кирасирский эскадрон. 26-го красные оттеснили Кирасир и повели наступление на Нижние Серагозы, с трудом отбитое полком, главным образом благодаря огню Гвардейской батареи.

К этому дню положение на фронте всей Русской Армии стало очень тяжелым. Преодолевая упорное сопротивление, красные продвинулись на 30 верст от Мелитополя. Еще более угрожающим было их выдвижение к Аскания Новая, всего в 20 верстах от Крымских перешейков. Генерал Врангель решил повторить тот же рискованный маневр, который так блестяще удался в первых числах августа.

Против 2-ой конной армии был оставлен небольшой заслон, усиленный крупной авиацией. С этого участка были сняты Корнилов- ская и 6-я пехотная дивизии. В район Демьяновки были переброшены 2-я кавалерийская дивизия корпуса генерала Барбовича и 2-я Донская конная дивизия. Создав таким образом сильную ударную группу, Русская Армия обрушилась на левый фланг и тыл 51-й и 52-й стрелковых дивизий и принудила их к отходу, повлекшему за собой общий отход красных к Днепру-

Сбитые ударной группой с рубежа д. Покровка, Ново-Александ- ровка и Вер. Серагозы, красные отошли 28-го на Ниж. Серагозы, стремясь выйти на большой почтовый тракт Мелитополь-Каховка. 29-го Гвардейский полк выступил на Ниж. Серагозы. Во время занятия села к красным подошел броневик, подбитый огнем Гвардейской батареи. Но только 30-го Ниж. Серагозы и соседние хутора были оконча- тельно очищены от красных. Всюду было подобрано огромное имущество: патронные и зарядные ящики, оружие, отсталые и перебежчики.

Продолжая преследование, дивизия подошла 2-го сентября к передовым укреплениям Каховского тет де пона. Атака пехоты, усиленной танками, успеха не имела. Оборона всего Каховского района была значительно усилена и расширена выдвижением передовой укрепленной линии- Атака Гвардейского полка, несмотря на сильную артиллерийскую подготовку, на кол. Софиевка Нассауская также не удалась. Кавалергарды потеряли ранеными корнетов Бухарина и Вурумзера. На этом временно прекратилась боевая деятельность Гвардейского полка. 1-ая кавалерийская дивизия была отведена на отдых в район деревень, расположенных вдоль р. Серагозы, где она простояла до 3-го октября, когда была снова вызвана на фронт.

За это время в организации Русской Армии произошли большие перемены. Она была разделена на две Армии: 1-ая генерала Кутепова, 1-й армейский и Донский корпуса, и 2-я генерала Драценко, 2-ой и 3-ий армейские корпуса, Гвардейский отряд и Терско-Астраханская конная бригада. Были созданы две конные группы, непосредственно подчиненные Главнокомандующему: группа генерала Бабиева, все Кубанские конные части, и генерала Барбовича, обе кавалерийские дивизии. Вследствие больших потерь в конском состазе, часть полков была спешена и поступила на формирование стрелковых эскадронов. В это же время генерал Барбович был назначен испектором конницы вместо генерала Юзефовича. В командование дивизией вступил генерал Нау- менко.

В составе Гвардейского полка также произошли большие перемены- Конногвардейский эскадрон был назначен в конвой Главнокомандующего и передал часть своего состава Кавалергардам. Эскадрон Кирасир Ее Величества был расформирован. Большинство Кирасир поступило на формирование броневых частей. Гвардейский полк был сведен в 6-эскадронный состав. Полковую пулеметную команду принял Кавалергард, штабс-ротмистр А. А. Пашков. Уменьшенный в числе эскадронов Гвардейский полк значительно увеличил свой боевой состав. От спешенных полков было получено 257 лошадей, что позволило довести эскадроны Гвардейского полка до полного состава. На 3-е октября в 1-ую кавалерийскую дивизию входили: Гвардейский, 1-й, 3-й и 6-й конные полки.

Но еще большие изменения произошли в организации красных сил, действующих на Крымском направлении. Был создан отдельный Южный фронт, в состав которого вошли 13-я и 2-я конная армии и вновь созданная на правом берегу Днепра 6-я армия. Впоследствии была создана еще 4-я армия и туда же переброшена 1-я конная-

Все эти изменения и усиление у красных и неизбежность перехода их в наступление стали своевременно известны штабу Главнокомандующего. Поэтому, временно обеспечив свой тыл и левый фланг, генерал Врангель решил опередить красных и самому перейти в наступление на Александровском и Мариупольском направлениях.

Начатое 4-го сентября наступление в этих направлениях шло с большим успехом. 14-го Донской корпус отбросил красных за железную дорогу Бердянск-Пологи. 19-го Александровск был вновь занят 1-м армейским корпусом, 22-го Дроздовская дивизия, посаженная на подводы, совершила налет на ст. Синельниково, 29-го Донской корпус занял Мариуполь и 2-го октября подошел к границам Донецкого бассейна. На этих рубежах наступление остановилось, и войска перешли к обороне.

Закончив первую часть задуманной операции и обеспечив себя на северном и восточном направлениях, генерал Врангель приступил к выполнению второй ее части, нанесению возможно большего урона правобережным войскам Южного фронта. Для этой цели намечалась переправа через Днепр в двух местах: севернее Александров- ска, у Кичкасской переправы, иуд. Бабино, Ушкалка, верстах в 25 южнее Никополя. Для переправы в первом месте предназначались Корниловская, Марковская и Кубанская конная генерала Бабиева дивизии, для переправы во втором, 6-я и 7-я пехотные и 1-я кавалерийская генерала Науменко дивизии и Терско-Астраханская конная бригада генерала Агоева.

3-го октября, задолго до рассвета, Гвардейский полк выступил на с- Верхний Рогачик, где сосредоточивались все конные части под командой генерала Науменко. В этом селе Кавалергарды простояли до 9-го, заканчивая перековку, прием консервов, хлеба, патронов и пулеметных лент. В ночь на 9-ое 1-я кавалерийская дивизия выступила на д. Бабино, у левого берега Днепра, где к ней присоединилась Терско- Астраханская бригада. Рано утром 10-го конница перешла в д. Ушкалка и начала переправу по наведенному мосту. Еще в Бабино над сборным пунктом дивизии появились четыре самолета красных, сбросивших несколько бомб, не причинивших никаких потерь. Накануне пехота переправилась через Днепр и заняла на его правом берегу Грушевский Кут. Переправа у Александровска протекала так же успешно. Под прикрытием Марковской дивизии, установившей на правом берегу Днепра плацдарм, Корниловская и Кубанская конная дивизии перешли реку и двинулись на Никополь. Марковская дивизия осталась в прикрытии переправы.

На том месте, где был наведен мост, ходил раньше паром и спуск к реке был очень удобен. Мост был наведен саперами на больших железных бочках, заменявших понтоны. Он был крепок и устойчив, но недостаточно широк, чтобы пропускать четверки пулеметных тачанок и пришлось при переправе отпрягать пристяжных- От моста через плавни шла довольно хорошая дорога. Кое-где гати. На северной оконечности плавней, против Грушевского Кута, в Днепр впадали две реки, Большой Чертомлык и Бузулук. Мостов там не было, и полкам пришлось переходить их вброд.

Переправа затянулась на весь день и, когда полки, пройдя 15 верст плавней, подошли к р. Чертомлык, начинало темнеть. Ерод, но грудь лошади, был с топким дном. Конные прошли его легко, но с пулеметными тачанками, орудиями и повозками пришлось долго возиться. Кавалергардская патронная двуколка завязла, дышло сломалось. Пришлось ее разгрузить и бросить. Второй брод, хотя и более глубокий, но с хорошим дном и пологими берегами, прошли быстро и легко и поздно ночью вошли в Грушевский Кут. Днем пехота заняла с боем д. Грушевку и Марьинское-

В Грушевском Куту конница простояла всего несколько часов, чтобы успеть накормить лошадей и людей и хоть немного обсушиться и обогреться. Ночью на 11-ое конница выступила на Шолохово. Первоначальная задача, данная коннице, была ночью почему то изменена. Вместо движения на узловую ст. Апостолово ,ей надлежало, пройдя Шолохово, подняться вверх по р. Соленая до д. АЛЄКСЄЄЕСКОЄ, повер- нуть оттуда на юг, на Никополь, для соединения с Кубанской дивизией генерала Бабиева. Отряд генерала Науменко выступил двумя колоннами. Правая, Терско-Астраханская бригада, левая, 1-я кавалерийская дивизия, имея в своем авангарде 2-ую бригаду. Пехота осталась на своих местах в прикрытии переправы и тыла конницы.

Впереди были слышны глухие взрывы, конно-саперы рвали железнодорожное полотно. На походе, в полной темноте, подойдя к железной дороге, дивизия была неожиданно обстреляна орудийным и пулеметным огнем- Всего несколько безвредных выстрелов, выпущенных красным бронепоездом, пытавшимся проскочить на Апостолово. Начинало светать. Во время переправы через р. Каменка у хутора Твердомедов, в авангарде послышалась ружейная и артиллерийская стрельба. Головной полк, 3-й конный, атаковал с налета Шолохово и захватил в нем большой обоз 1-й стрелковой дивизии и пленных.

Пройдя Шолохово, конница двинулась по правому берегу р. Соленой на Алексеевское, где, перейдя реку, продолжала движение на Никополь. Скоро в авангаде вновь загорелась стрельба. Слева показалась лава красных, отбитая 1-м конным полком. Справа, и немного в тылу, на дивизию вышли пять красных бронемашин. Три из них были сразу же подбиты Гвардейской батареей, две другие захвачены 6-м конным полком. Ь дивизии нашлись умеющие управлять автомобилем, и обе бронемашины с артиллерийской командой вошли в состав дивизии.

Не доходя до Чертомлыкских хуторов было получено донесение, что между дивизией и правофланговой колонной, Терско-Астраханской бригадой, обнаружена большая колонна красной пехоты с артиллерией по дороге на Шолохово- Генерал Науменко повернул в это направление Гвардейский полк. От головного эскадрона — Кавалергарды — был выслан разъезд корнета Герарда. Пройдя версты две, разъезд был обстрелян ружейным огнем. Почти сразу к нему подошел эскадрон, а за ним полк.

В линии колонн полк на рысях поднялся на гребень холмов и увидел внизу, в лощине, не успевшую развернуться красную пехоту с двумя орудиями, которые пытались сняться с передков. Не меняя построения, полк карьером пошел в атаку. Красные не оказали никакого сопротивления. Десяток выстрелов и через минуту все было кончено. Потери в полку были ничтожны, один раненый и три лошади выбыло из строя. Полком было захвачено 964 пленных 3-й бригады 1-ой стрелковой дивизии, 2 орудия в полной запряжке, с зарядными ящиками и 12 пулеметов (приказ по Гвардейскому полку № 163, выписка из приказа по дивизии 9/22 октября 1920 года № 74).

Когда пехота начала сдаваться, раздался крик: «Кавалерия слева!». Действительно, слева показалась конная часть. Это был 6-ой конный полк, высланный начальником дивизии в подмогу Гвардейскому полку- Подъехал генерал Науменко, поблагодарил полк за блестящую атаку и поздравил с трофеями.

Начинало темнеть, когда дивизия подходила к железной дороге, в версте от Никополя. На северо-востоке от города поднялась артиллерийская стрельба. Вдали виднелись какие то конные части. Одновременно арьергард донес, что к хвосту дивизии подходят крупные силы красной конницы. Дивизия повернула и начала разворачиваться. Пулеметы выехали вперед. Впереди, в сумерках наступающей ночи, виднелись густые красные лавы. Пулеметы открыли огонь и дивизия шагом пошла на сближение. Красные остановились, повернули кругом и скрылись за горизонтом. Стало совершенно темно. Стрельба на северо- востоке Никополя прекратилась, и в город вошла Кубанская дивизия.

После отхода красных 1-я дивизия еще около часа оставалась на месте, затем свернулась и, в свою очередь, отошла на Никополь. Поздно ночью Гвардейский полк стал на бивак в предместье города, д. Лапин- ки. В командование всей конницей вступил генерал Бабиев. Выло получено приказание отправить на рассвете всех пленных, раненых и больных, отобранное оружие, на левый берег Днепра. За неимением запаса горючего, к всеобщему сожалению, были отправлены и обе бронемашины. За два дня дивизия прошла с боем около 80 верст и часть конского состава была сильно измотана. Из всех слабых лошадей дивизии был собран сводный эскадрон в прикрытие и конвой отправляемых пленных и трофеез.

Довольно поздно утром 12-го конница генерала Бабиева выступила на Шолохово тремя колоннами. В правой — 1-я кавалерийская дивизия, в средней — Кубанская, в левой — Терско-Астраханская бригада. Корниловская дивизия еще раньше ушла на Александровск. За несколько часов до выступления конницы в сторону Шолохово была выслана целая сеть разъездов. Кавалергардский разъезд корнета Старосельского обнаружил в районе Неплюевских хуторов присутствие крупных сил красной конницы.

Подойдя к хуторам, авангард дивизии, Гвардейский полк был обстрелян пулеметным огнем- Впереди и справа маячили многочисленные лавы. Постепенно стали подходить и разворачиваться остальные полки дивизии. Батареи выехали на позиции и открыли огонь. С обеих сторон бой велся вяло и нерешительно. После 3/4 часовой перестрелки красная конница отошла за р. Чертомлык. Кавалергардский эскадрон был выслан для занятия переправы через реку. Перейдя Чертомлык, Кавалергарды продвинулись за Неплюевские хутора и снова обнаружили красную конницу. Подошли остальные полки, батареи открыли огонь, но до настоящего боя не дошло. Красные отошли далеко на север, в сторону Чертомлыкских хуторов. Дивизия их не преследовала и не продолжала движения на Шолохово. Вместо этого дивизия стала на бивак- Левее дивизии, у Кубанских казаков, огонь также прекратился. От Гвардейского полка в охранение пошли Кавалергарды. Во время перестрелки в штабе полка был ранен осколком гранаты Кирасир, полковник Еразоль.

На следующее утро, 13-го, конница продолжала движение на Шолохово. Ко времени подхода 1-ой дивизии, наступавшей на Шолохово вдоль р. Соленой, Кубанские и Терско-Астраханские казаки заняли Шолохово и вели бой фронтом на север, упираясь флангами в р. Соленую и Бузулук. Красная конница, усиленная подошедшими свежими полками, перешла в энергичное наступление, постепенно отжимая весь корпус генерала Бабиева на Шолохово, охватывая село широким полукругом. Шолохово простреливалось с трех сторон. Снаряды рвались на улицах и некоторые постройки загорелись. Единственный возможный выход из грозившего коннице полного окружения был через хутор Твердомедов, на южном берегу р. Каменки, к тому же занятый красными. 3-му конному полку было приказано выбить красных из хутора и обеспечить коннице переправу-

Река течет в глубоком овраге, окаймленная крутыми скалистыми берегами со множеством каменоломень. Через нее, у самого хутора был крепкий каменный мост, но недостаточно широкий, чтобы пропустить более трех всадников в ряд. Командир 3-го полка выставил против моста свои пулеметы. Два орудия стали на открытую позицию. Под прикрытием огня пулеметов и орудий сводный эскадрон Белоруссцев и Стародубовцев, во главе со своим командиром, подполковником Кузьминым-Караваевым, проскочил мост в колонне по-три и занял хутор, повторив тот же подвиг, что некогда был совершен под Сомма Сиерра 1-м Гвардейским Польским уланским полком Наполеоновской Армии. В атаке командир эскадрона был ранен.

Вслед за эскадроном переправился весь 3-ий полк и артиллерия. Красная пехота и конница, занимавшие хутор, были отброшены. Для конного корпуса был создан широкий плацдарм, обеспечивающий переправу. Арьергард корпуса, Терско-Астраханская бригада, все время осаживала и садилась на хвост корпусу, внося беспорядок в его движение. Нажим красных был остановлен 6-м конным полком, который в течение всей переправы сдерживал наступление красных и не давал им возможности атаковать отступающий корпус. Во время боя у Шолохово был убит командир корпуса генерал Бабиев и в командование корпусом вступил генерал Науменко, вскоре тоже раненый-

После переправы у х. Твердомедова конница продолжала движение на ст. Ток, откуда ее авангард, Кубанская дивизия, выбил пехоту и конницу красных. Сумерки быстро надвигались и, когда пройдя ст. Ток, конница подошла к кол. Николайталь, наступила ночь. Простояв там около часа, конница двинулась к Днепру. 1-я дивизия стала в Марьинское, Кубанская пошла на Грушевский Кут, Терско-Астраханской бригаде надлежало идти в Ново-Воронцовка. Было приказано отправить на рассвете раненых, больных и слабых лошадей на левый берег Днепра. Этим ограничились все распоряжения на следующий день. Пойдет ли конница на Апостолово, будет ли она переправляться обратно через Днепр или оборонять занятый рубеж, никому известно не было. Утомленные до последних пределов полки развели эскадроны по дворам-

Большое село Марьинское, растянутое полукругом на пять с лиш- ним верст, лежало в глубокой низине, окруженное с трех сторон оврагами и грядами высоких холмов, припертое с четвертой стороны Днепровскими плавнями. С утра 14-го на всем фронте была полная тишина. К 10 часам Гвардейский полк построился на восточной окраине села на сборном месте дивизии. В томительной неизвестности, ожидая распоряжений, полки простояли там более часа. Этим временем воспользовался командир Кавалергардского эскадрона, чтобы достать на всякий случай, проводника, хорошо знакомого с бродами и переходами через плавни.

Около 12 часов разведка донесла о подходе со стороны Шолохово и ст. Ток больших колонн красной конницы. Вперед, на бугры, от дивизии было выслано несколько эскадронов. Гвардейскому полку было приказано занять северную окраину Марьинского и связаться с Терско-Астраханской бригадой. Оставив в резерве Кавалергардский эскадрон, полк занял цепями окраину села. От левофлангового эскадрона (Гродненские гусары) пришло донесение, что на северо-западной окраине села не только нет никаких следов Терско-Астраханской бригады, но что эта часть села никем даже не наблюдается- Туда был отправлен Кавалергардский эскадрон.

Заняв цепью окраину села, ротмистр Раух выслал два разъезда, один в сторону противника, другой на розыск казачьей бригады. Две сотни были найдены у самых плавней, где были другие, выяснить не удалось.

Скоро по всему фронту началась сильная стрельба. Снаряды рвались на восточной окраине села. Особенно сильный огонь был слышен со стороны Грушевского Кута. Через полчаса вернулся разъезд и донес, что красные лавы подходят к самому селу. Через несколько минут они были уже в селе. Эскадронные пулеметы открыли огонь. Красные в беспорядке отхлынули назад. Одновременно прискакал ординарец штаба полка с приказанием немедленно присоединяться к полку. Под прикрытием огня пулеметов эскадрон двинулся на присоединение к полку-

Красные снаряды рвались уже по всему селу. По улицам неслись отдельные всадники, пулеметные тачанки, проскочили казачьи орудия. Паника вещь заразительная, и не только для всадника, но и для коня. Сохранить в руках эскадрон и вести его далее в порядке в такой обстановке было невозможно. Кавалергарды свернули в плавни. Тут особенно пригсдился проводник, выведший эскадрон к мелкому броду. Со стороны Грушевского Кута доносился сплошной гул орудийных выстрелов и разрывов. Густая масса перемешавшихся всадников разных полков, орудий, пулеметов на тачанках неслась оттуда в полном беспорядке к плавням. Всякое управление частями было утеряно.

Из Марьинского выскочило около сотни красных кавалеристов, преследовавших эскадрон. Головные всадники были скошены огнем пулеметов, остальные отскочили обратно в село. Еще несколько неглубоких бродов пройдено легко- Впереди предстояла перенрава через

Бузулук. Останавливаться и разыскивать полк в лавине несущихся всадников было невозможно. Эскадрон пошел дальше, временами останавливаясь и отстреливаясь от наседавших красных.

Брод через Бузулук был забит сломанными и застрявшими повозками и тачанками. На противоположном берегу никто не останавливался. Все неслось дальше. Проводник указал другой брод, немного ниже по реке, очень глубокий и с топким дном. К этому же месту свернула кучка пулеметов разных частей, задерживавших красных и отстреливавшихся до последней возможности. При переправе одна эскадронная тачанка завязла и сломалась. Пулемет сняли, лошадей отпрягли, тачанку бросили.

Пройдя реку, ротмистр Раух задержал все пулеметы и открыл огонь по наседавшим красным. Откуда то появились два конных орудия- После небольшого колебания они согласились стать на позицию и дали несколько выстрелов Но и этого было достаточно. После нескольких попыток форсировать брод, красные, встретив некоторое подобие сопротивления, прекратили преследование и отошли на Марьинское. Только красные снаряды продолжали рваться в разных местах плавней. Постепенно огонь стих, паника, тоже, понемного улеглось.

Подошла небольшая часть 6-ой пехотной дивизии и заняла переправу. Эскадрон пошел дальше. По дороге встретили командира полка с ординарцами, затем Кирасирский эскадрон. Где были другие эскадроны, никто не знал. При отступлении полк попал в самую гущу и потери в нем были велики. Были убиты командиры Уланского и Гродненского эскадронов, полковники Грегор и Адрианов, Кирасир, поручик Собинов, Лейб-Гусар, корнет Саморупо, в команде связи поручик Блек, сестра милосердия Огданец-Обыдовская; ранены Улан Ее Величества полковник Длусский, Лейб-Драгун ротмистр Генрици, сестра милосердия княжна Оболенская. Потеряно 8 санитарных повозок и без вести пропал фельдшер Довгелло- В полковой пулеметной команде ротмистра Пашкова ранено 17 пулеметчиков, убито 15 лошадей и разбито огнем 3 пулемета. Кавалергарды потеряли ранеными младшего унтер-офицера Халепа, Кавалергардов Яцуг, Михайлова и Елагина и убитым Кавалергарда Гаммель.

К мосту через Днепр подошли с темнотой. У моста горели костры и энергичный комендант руководил переправой. Сначала — санитарные ПОЕОЗКИ, раненые, артиллерия, пулеметы, затем — конница. Простояв в д. Ушкалке час, Гвардейский полк на рассвете 15-го стал на бивак в с. Верхний Рогачик.

Хорошо задуманная блестяще начатая и позорно закончившаяся Заднепровская операция лишний раз подтвердила, что история конницы это, прежде всего, история ее начальников. Отсутствие в эти дни во главе конницы генерала Барбовича тяжело отразилось на действиях конного корпуса, в особенности в последние часы Заднепровской операции.

<< | >>
Источник: В. Н. ЗВЕГИНЦОВ. КАВАЛЕРГАРДЫ в великую и гражданскую войну 1914-1920 год. 1966

Еще по теме Бои в Северной Таврии.:

  1. Общее отступление «деникинской армии», ее преследование. — Бои на Северном Кавказе. — Ликвидация Южного фронта; Кампания 1920 г. в северной Таврии и Крыму. — Ликвидация Крымского белого фронта.
  2. Контрнаступление советских войск в Северной Таврии
  3. ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ
  4. Бои в Бахмачском направлении. Взятие города. Переход в Нежин и бои в его окрестностях.
  5. Бои южнее Харькова. Отход за Дон. Бои у Ростова, Батайска и Егорлыкской. Отход за Кубань. Новороссийская катастрофа.
  6. 15. СЕВЕРНАЯ АРМИЯ - ВОЙСКА СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ СЕВЕРНОГО ФРОНТА. МУРМАНСКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ. ВОЙСКА ИНТЕРВЕНТОВ (02.03.191&-21.11.1920)
  7. На просторах Таврии
  8. БОИ НА ВОЛГЕ
  9. Бои на Финском фронте
  10. Бои 9 июля
  11. Бои 7 июля
  12. Бои 8 июля
  13. Завершающие бои