<<
>>

Бои в Бахмачском направлении. Взятие города. Переход в Нежин и бои в его окрестностях.

29 июля головной эшелон 1-го Гвардейского Сводно-Кирасирского полка — Кавалергарды — высадился на станции Люботин в окрестностях Харькова.

Время прибытия полка в Люботин совпало с разными преобразованиями Вооруженных Сил Юга России (В.С.Ю.Р.), в числе которых было сформирование 5-го конного корпуса генерал-лейтенанта Юзефовича в составе двух дивизий: 1-ой, генерал-майора Чекотов- ского, и 2-ой, полковника Миклашевского.

Преобразования коснулись непосредственно и Сводно-Кирасирского полка. Он был переименован в 1-ый Гвардейский Сводно-Кира- сирский полк, и штат его был утвержден в четыре дивизиона по два эскадрона каждый.

Значительно увеличилось в полку число пулеметов, сформированием еще четырех дивизионных конно-пулеметных команд в 4-6 тяжелых пулеметов на тачанках. Кроме того, каждый эскадрон имел свой пулеметный взвод из 2-4 легких пулеметов Люиса. Число пулеметов изменялось в зависимости от их порчи и от поступления новых, в большинстве случаев взятых с боя.

5-му конному корпусу была поставлена задача: связывая внутренние фланги частей Добровольческой Армии, наступавших на Курском и Киевском направлениях, выдвинуться в сторону г. Бахмач, овладеть его крайне важным железнодорожным узлом, прервав таким образом непосредственную связь Киева с Москвой. Во исполнение этой задачи конный корпус выступил из района Люботина 4-го августа-

Начался новый период в гражданской войне, ознаменовавшийся для Сводно-Кирасирского полка вообще, а для Кавалергардов, в частности, целым рядом конных атак, тяжелых ночных и дневных переходов, в палящий зной, в снежные метели при 20-30 градусах мороза. Все это было тесно связано с маневренной войной 1919-20 годов, в которой коннице пришлось играть огромную, иногда первенствующую роль.

Эта роль, выпавшая одинаково на конницу Белой и Красной Армий, отмечена в «Стратегическом очерке гражданской войны», где на стр.

24 дается ей следующее определение: «Маневренный характер гражданской войны создал благоприятные условия для возвращения коннице той важной роли, которую она играла до Великой войны. Инициативу взяло на себя белое командование, обладавшее лучшим командным составом и базировавшееся на казачьи области богатые хорошим конским составом» и, немного далее, «Добровольческая Армия отличалась очень хорошей боеспособностью, обучением и снаряжением и исключительной контреволюционностью».

Оставив при хозяйственной части № 2-й эскадрон и дивизионную конно-пулеметную команду, находившиеся еще в периоде формирования, Кавалергарды выступили с полком 4-го августа.

Несметная, почти беспрерывная сеть богатых хуторов, утопавших в зелени фруктовых садов, деревни, зажиточные села, густые леса и левады, обилие речек и запруд, как все это было не похоже на только что покинутую Таврию с ее выжженой палящим солнцем солончаковой, безлесой степью, такой бедной питьевой водой! При своем движении полк всюду встречал самое приветливое, радушное отношение всего населения, в особенности его женской части.

«Губы алые, очи карие, по ночам задорный смех...

Хороши дивчата в Таврии, но хохлушки лучше всех!»

Переночевав последовательно в д. и с- Ковяги, Коломак, Рябково и Рублевка, пройдя более 125 верст, дивизия полковника Миклашевского подошла на четвертый день похода к с. Опошня.

Только на подступах к этому селу, на переправах через реку Мерля у с. Рубановки и через Ворсклу у самого с. Опошня, красные оказали авангарду Гвардейской бригады — дивизиону Кирасир Его Величества — упорное сопротивление. После форсирования Ворсклы, артиллерия — на плотах, конница — вплавь, полк стал на бивак и на дневку в Опошне.

Большому селу, по своим размерам походившему, скорее, на местечко, суждено было стать центром небывалого даже в эпоху гражданской войны события.

В заштатном городе Котельва сосредоточились многочисленные банды разных местных атаманов, грабивших, по установившемуся в те времена обычаю, население.

Не проходило дня, чтобы окрестные хутора, деревни и села не подвергались бы, под различными предлогами и без них, вооруженным набегам и реквизициям. В особенности полюбилось бандитам небольшое, но зажиточное село Глинск, расположенное на реке Ворскла, на полпути между Котельвой и Опош- ней.

Местные советские власти, все эти новосозданные различные сельские, уездные, чрезвычайные, революционные комитеты не могли, а может быть и не хотели, справиться с набегами грабителей.

И вот, какой то доведенный до полного отчаяния богатый глинский хуторянин, Иван Гордиенко, решил, что если новая советская власть не в состоянии защитить население, то он возьмет эту защиту в свои руки, и сам станет властью. Не теряя времени, собрал он несколько таких же доведенных до отчаяния хуторян, перебрался с ними в Опошшо, подальше от Котельвы, организовал там нечто в роде собственной банды, объявил себя верховным комиссаром и не только отразил, но и на голову разбил несколько банд-

Слух об его успехах быстро разнесся по всей округе. К нему начали стекаться жители разных сел, деревень и хуторов, и скоро его «армия» достигла значительных размеров. Все это окончательно вскружило ему голову. Звание верховного комиссара его больше не удовлетворяло. Он решился короноваться.

Несчастному священнику села Опошня вопрос коронования был поставлен ребром: или коронуй, или немедленный расстрел его и всей его семьи. И вот, при огромном стечении народа, под перезвон колоколов, в большой, красивой, старинной Опошненской церкви состоялось коронование Ивана Гордиенко «царем Глинским и всея правобережной Ворсклы».

Жена его, простая деревенская баба, совершенно не подходила к высокому сану «царицы», и бедному священнику, под той же угрозой расстрела, было приказано расторгнуть брак. Новой «царицей», опять же под угрозой расстрела, становится местная сельская учительница.

И «царь» и новая «царица» всюду появляются не иначе, как в «реквизированных» в церкви свадебных венцах, заменявших им короны. «Царь Иван» идет от успеха к успеху. Слава о нем гремит на много сотен верст. Не только такие богатые, большие местечки как Бу- дище, Диканька и Рублевка признают его власть, но сама Котельва «бьет ему челом» и присылает богатые дары.

Он повсюду разъезжает в забранной у какого то помещика коляске, запряженной четвериком серых рысаков, сплошь увешанных лентами и бубенцами- В церковь он не входит, — его вносят на большом, обитом красным бархатом кресле.

В самом «царстве», — мир и тишина. Нет больше самочинных реквизиций, нет больше грабежей и налетов, и о самых бандах давным давно ничего не слышно. Это благоденственное и мирное житие продолжается несколько месяцев. Затем картина резко меняется. Фронт, сначала медленно, затем скорее, неизменно приближается к Опошне. Уже близится то время, когда появятся отступающие части разбитой Красной Армии, а за ними и белые. «Царство» начинает терять свою прелесть и оставаться на «престоле» становится не безопасно. «Царь Иван» издает «манихвест» народу, отказывается от «престола», бросает «царицу» и с немногими приверженцами уходит в приворсклые леса, где след его теряется.

Через два дня после ухода полка из Люботина, хозяйственная и запасная части полка были переведены на ст. Искровка, на Харьково- Полтавской магистрали.

После дневки в Опошне дивизия продолжала свое движение. 11 августа Гвардейская бригада ночевала в с. Деикаловка- На следующий день авангард полка, Кавалергардский эскадрон штабс-ротмистра барона Остен-Дризена, сбил заставы красной конницы, занимавшие переправы через p.p. Грунь и Ташань и выбил эскадрон красных из д. Лютенское Будище. 2-ой Гвардейский Сводно-Кавалерийский полк шел севернее, на с. Великая Павловка, 2-ой Дроздовский конный с 1-ой Гвардейской конной батареей — еще севернее, на гор. Зеньков.

После занятия Сводно-Кирасирами Лютенское Будище было получено донесение от 2-го Гвардейского Сводно-кавалерийского полка, что по большаку на Гадяч отходят большие обозы красных под прикрытием значительных сил пехоты. Атаки Лейб-Драгун и Лейб-Улан на эти обозы были отбиты со значительными потерями. В конной атаке был убит Лейб-Улан корнет Линицкий.

Полку было приказано выйти на большак между д. Зеньков и Гадяч и отбросить красных с большака. Оставив в Лютенское Будище Кавалергардский эскадрон в прикрытии тыла Гвардейской бригады, полк со 2-ой Гвардейской конной батареей повернул на север, на с. Великая Павловка, где был встречен огнем красной пехоты и пулеметов- В результате целого ряда атак Конногвардейцев и Кирасир, огня 2-ой батареи, сопротивление красных было сломлено и Великая Павловка была взята после тяжелого ночного боя. Были захвачены пленные, пулеметы и огромный обоз. Дорога на Гадяч была перехвачена и красные отброшены с большака.

Почти одновременно с этим 2-ой Дроздовский конный полк при поддержке блестящего огня 1-ой Гвардейской батареи захватил севернее Зенькова у с. Тарасовка 5 орудий и пулеметы.

Под утро 13-го Кавалергарды были подтянуты в Вел. Павловка, где полку была дана дневка. Впервые было получено английское обмундирование, придавшее полку однообразный облик. Пики в каж- ном дивизионе расцвелись флюгерами своих полков, отчего фронт полка стал еще более нарядным и красочным.

14-го, сбивая слабые части красной конницы, Гвардейская бригада перешла вброд р. Псел и стала на ночлег в д. Рашевка, куда подошли 1-ая Гвардейская батарея и Дроздовский конный полк.

Ночные разъезды обнаружили красную пехоту в с. Березовая Лука, на западном берегу Хорола- На следующий день село было занято авангардным дивизионом полка, Кирасирами Ее Величества, одновременно с двумя эскадронами Дроздовцев, поддержанными огнем гвардейских батарей. В этом селе дивизия простояла до 17 августа, ведя усиленную разведку.

В числе высланных в эти дни разъездов, разъезд Кавалергардов обнаружил 15 августа у станции иве. Верниславовка значительные силы красной пехоты. Во время перестрелки у станции начальник разъезда, один из лучших разведчиков эскадрона, унтер-офицер Цви- никидзе, был убит. 16-

го из запасной части пришло пополнение. Кавалергарды получили 20 человек с унтер-офицером Висгаленом и прикомандированным к дивизиону подпоручиком Гвардейской конной артиллерии Мирко- вичем. 17-

го, в исполнение поставленной задачи, — сбить красных с железной дороги Г адяч-Лохвица, командир Гвардейской бригады отправил Сводно-Кирасирский полк для занятия ст. Верниславовка, а 2-ой Гвардейский полк на ст. Петровка для захвата переправы через Хорол у этого села.

Сводно-Кирасиры, переправившись в свою очередь через Хорол у с. Ручки, сразу обнаружили наступление очень крупных сил красной пехоты и конницы. При поддержке огня 1-ой Гвардейской батареи Кирасиры Его Величества очистили от красных хутора южнее с. Верниславовка, потеряв тяжело-раненым командира дивизиона полковника фон-Ваумгартена-

Конногвардейцы с полковыми и Кавалергардскими пулеметами были отправлены на подкрепление сильно теснимого на переправе через хорол у с. Петровка 2-го Гвардейского полка. В резерве бригады остался один эскадрон Кавалергардов.

Когда обнаружился обход правого фланга полка и возможный прорыв красных на стыке обоих Гвардейских полков, то для противодействия им был вызван эскадрон Кавалергардов. Один взвод с штабс- ротмистром графом А. Д. Толстым был оставлен при командире полка.

Два взвода с командиром эскадрона, штабс-ротмистром бароном Остен-Дризеном, и корнетом В. К. Львовым разомкнулись в лаву. Третий взвод с подпоручиком Мирковичем шел в поддержке.

Пройдя по сжатому, но еще не убранному полю, лава перешла железнодорожное полотно и атаковала красную пехоту, которая, увидев Кавалергардов, остановилась и открыла по лаве залповый огонь. Но, когда лава доскакала до цепей, красные стали бросать винтовки, сдаваться и убегать.

Унтер-офицер Висгален занес шашку над одним красноармейцем- Львов его остановил: «Не руби, он же сдался!» Но не успела лава пройти еще несколько шагов, как тот же красноармеец поднял винтовку и выстрелом в спину убил наповал Львова. Висгален повернул коня и зарубил красноармейца.

Во время атаки командир эскадрона барон Остен-Дризен был ранен пулей в ступню. В командование эскадроном вступил штабс-ротмистр граф Толстой.

Атака барона Дризена имела решающее значение на исход боя. Красные отступили с большими потерями на всем фронте Гвардейской бригады. Наступившая темнота остановила преследование. На ночлег полк стал в д. Когановщизна после 10-верстного преследования красных.

В последующие дни дивизия продолжала свое безостановочное движение на Бахмач. Ночуя последовательно в д. Андреевка, гор. Глинск, у которого переправилась через р. Сулу вброд, с. Гаври- ловка и Крапивное, бригада, выбив своим авангардом из д. Терешиха Журавчик довольно крупные части красной конницы, стала на ночлег в кол. Бол. Вердер.

Для занятия сторожевого охранения, — стан. Варваровка-с. Хво- стовцы — был отправлен Сводный дивизион, по эскадрону от Кавалергардов и Кирасир Его Величества, под командой полковника кня

зя Девлет-Кильдеева. Не доходя с. Варваровка, разъезды обнаружили огромный обоз красных с очень крупным пехотным прикрытием, шедший из д. Мартыновка на бивак бригады в Б. Вердер.

Дивизион спешился и вступил в бой, продолжавшийся до подхода бригады. С ее приходом красное прикрытие было рассеяно, частью

взято в плен- Было захвачено около ста повозок. Станция и село Вар-

варовка были прочно заняты.

23-го дивизия выступила задолго до рассвета и, перейдя железную дорогу Бахмач-Нежин, продолжала свое движение в обход г. Бахмач с запада. Сбив упорное сопротивление красных у д. Стрельники, дивизия подошла к железнодорожной магистрали Бахмач- Городня Гвардейская бригада со 2-ой Гвардейской батарееей была направлена на ст. Дочь. 2-ой Дроздовский и 3-ий конные полки с 1-ои Гвардейской батареей на ст. Чесноковка.

Обе колеи железнодорожного пути в направлении на Городню были забиты сплошной вереницей воинских поездов, уходивших из Бахмача Метким огнем 1-ой батареи, подбившей паровоз в одном эшелоне, был остановлен целый ряд поездов. 2-ой конный полк захватил

броневой поезд красных. о

Гвардейская бригада атаковала ст. Дочь, где 2-ои батареей было

разбито и подожжено несколько поездов-

Из 15 эшелонов, захваченных дивизией, большинство было гружено боевым и продовольственным имуществом. Пленных было захвачено очень мало. Непрерывная цепь разбитых и горящих вагонов не дала коннице возможности вовремя настичь разбежавшихся в окрестных лесах красных.

Под вечер полки 5-го конного корпуса с разных сторон вошли в Бахмач, завершив поставленную корпусу задачу, пройдя в 20 дней с боем около 700 верст. На следующий день в Бахмаче состоялся смотр конному корпусу, на котором генерал-лейтенант Юзефович горячо благодарил полки и батареи за их боевую работу. В Бахмаче полк простоял до 29-го, неся гарнизонную службу и охрану железнодорожного узла Из запасной части пришло пополнение людьми и лошадьми.

За это время армейская группа генерала Драгомирова заняла Киев и для более тесной и непосредственной связи с нею в конном корпусе и, в частности, во 2-ой дивизии была сделана перегруппировка. Свод'но-Кирасирский полк со взводом 1-ой батареи был отправлен для занятия г. Нежин. 2-му Дроздовскому полку с другим взводом той же батареи было приказано выдвинуться в сторону Чернигова и очистить от красных весь левый берег р. Десна и прилегавший к нему район.

На рассвете 29-го полк под командой полковника графа Бенигсенс. (Лейб-Гвардии Конного полка) выступил из Бахмача и, пройдя 40 верст по тяжелой песчаной дороге, стал на бивак в с. Хорошее Озеро.

Высланный вперед в сторону Нежина дивизион Кираси; Ее Величества для занятия у ст- Круты железнодорожного узла Чернигог ? Прилуки и Бахмач-Нежин выбил, совместно с подошедшим из Бахмача броневым поездом, красных из села и ст. Круты и прочно занял железнодорожный узел. На следующее утро полк выступил на г. Нежин.

Был жаркий, солнечный день, когда полк, пройдя пригород Моги- левку, вступил в Нежин, встреченный перезвоном всех Нежинских церквей и монастырей и несметной толпой горожан, засыпавших полк цветами.

Все улицы, по которым проходил полк, были покрыты густым ковром цветов. Цветы были повсюду: на пиках, на касках, на седлах, оголовьях, на пушках, на пулеметных тачанках. По обеим сторонам улиц за полком следовали тысячи горожан: дети, женщины, подростки, взрослые и старики. Гремело несмолкаемое ура. У многих, у очень многих на глазах были слезы радости. Как в Светлый Праздник, со всех сторон слышалось пасхальное приветствие «Христос Воскресе!».

Когда эскадроны и орудия выстроились на городской площади из Яворского монастыря, основанного знаменитым проповедником царствования Петра Великого, вышел крестный ход во главе с архимандритом, с хоругвями, иконами и с духовенством многих других церквей. После молебна обошел и окропил ряды под пение «Спаси, Господи, люди Твоя», подхваченное всей толпой, запрудившей площадь и прилегающие улицы. С трудом развели эскадроны и артиллерию по квартирам- Все жители наперебой хотели иметь своего постояльца.

На железнодорожных путях и в казармах 44-ой артиллерийской бригады красными было оставлено множество всевозможных запасов: оружия, обмундирования, снаряжения и продовольствия.

Уже день клонился к вечеру, начинало смеркаться, а улицы попрежнему были полны людьми. Кавалергарды, Конногвардейцы, Кирасиры и артиллеристы, девушки в ярких летних платьях не расходились до поздней ночи. Слышался веселый смех, пение и звуки гармоники. На фоне иссиня-черного неба южно-русской ночи четко выделялась Большая Медведица-воз, горели стожары, и тысячи миллионов звезд млечного пути прорезали небосклон.

А севернее города, всего в десяти верстах по большой Черниговской дороге, на опушке прилегавшего леса лежали трупы замученных и повешенных городских жителей, жертв расправы Нежинской чеки при ее бегстве из города. И между ними, при слабом свете мерцающих фонарей, тени несчастных редственников, разыскивающие своих родных и близких...

Утро следующего дня прошло в обычной обстановке прифронтового отдыха кавалерийского полка. Проверялась ковка, седловка, сушились потники, чистились винтовки. Пулеметчики набивали пулеметные ленты и круги, смазывали пулеметные тачанки и приводили в порядок сбрую.

Большинство офицеров находилось на железнодорожной станции, отстоявшей, как во многих русских городах, в нескольких верстах от города, для разбора брошенных красными огромных запасов. Туда же были отправлены повозки обоза и наряд пеших людей-

Утром пришло пополнение из запасной части. Для более тесной связи с Киевской армейской группой в гор. Козелец был отправлен эскадрон Кирасир Ее Величества.

Но это почти мирное благополучие продолжалось недолго. Около часа дня на город был сделан чрезвычайно смелый налет красного отряда Крапивянского. Крапивянский, кадровый офицер, дослужившийся до чина полковника, до прихода полка в Нежин входил со своим отрядом в состав гарнизона города. Во время чистки Красной Армии от контрреволюционного элемента в связи с делом маршала Тухачевского Крапивянский, будучи в чине генерала начальником 60-ой стрелковой дивизии, был расстрелян.

Неожиданность нападения и полное отсутствие со стороны Сводно-Кирасирского полка намека на охранение и дальнюю разведку, позволили Крапивянскому не только подойти незамеченным к пригородам, но и захватить часть самого Нежина. Полком была выставлена всего одна застава Кирасир Его Величества на северной окраине города, у выхода на Черниговское шоссе. О том, что кроме севера, существуют еще три другие части света штаб полка забыл.

Только благодаря сравнительно небольшому числу красных, около 500-700 человек при одном орудии и, хотя разрозненной, но быстро организованной обороне эскадронов, взводов и команд, удалось избегнуть катастрофы и полного уничтожения всего 1-го Гвардейского Сводно-Кирасирского полка.

Около часа дня, на западной окраине Нежина неожиданно послышалась стрельба. Скоро она распространилась по всему городу и к отдельным ружейным выстрелам присоединилась резкая чечетка пулеметов, разрывы ручных гранат и орудийные выстрелы.

В расположение Кавалергардов прибежал подпоручик Миркович и поднял тревогу- Унтер-офицер Ситковский (кадет Полоцкого корпуса) выбежал с пулеметом на улицу и открыл огонь по красным всадникам. Под прикрытием огня пулеметов эскадрон поседлал и запряг пулеметные тачанки. Корнет фон-Адеркас, как старший, принял команду над Кавалергардами.

Киевская улица, по которой надлежало идти к вокзалу, простреливалась красными. Адеркас свернул эскадрон на боковые улицы и благополучно отвел его на станцию. Там уже находилось одно орудие со штабс-капитаном В. П. Родзянко и подходили другие эскадроны. Наряд Кавалергардов, стоявший в Яворовском монастыре, в банке и на городском почтамте был отведен на станцию корнетом Чудово-Ада- мовичем одновременно с эскадроном Конной Гвардии шт.-ротм. Бу- да-Жемчужникова.

К этому времени красные заняли город. Закрепившись на его южной окраине, в пригородах Могилевка и Авдеевка, они перешли в наступление на вокзал- Под прикрытием блестящего огня взвода 1-ой батареи спешенные эскадроны сами перешли в контр-наступление и к вечеру вновь заняли Нежин. Кавалергарды потеряли убитым унтер- офицера Кулагина.

2-го сентября утром, при огромном стечении народа, в Яворском монастыре состоялось отпевание павших в бою с отрядом Крапивянского и похороны их на монастырском кладбище.

Сопоставляя сведения, полученные от ночных разъездов с теми, что дали местные жители, выяснилось, что отряд Крапивянского скрывался в деревнях, прилегавших к лесистой и сильно болотистої"! полосе реки Остер, в 20 верстах от Нежина.

На рассвете 2-го сентября сводный дивизион, эскадрон Кавалергардов штабс-ротмистра графа А. Д. Толстого и эскадрон Кирасир Ее Величества штабс-ротмистра Полянского, под командой полковника барона Таубе (Кирасир Ее Величества) с полковой пулеметной командой был отправлен в эти деревни для розыска отряда Крапивянского. Пройдя с. Мыльники, дивизион обнаружил красных, занимавших высоты у с. Плоское. Конной атакой дивизиона, поддержанной огнем пулеметов, красные были сбиты с высот, с. Плоское занято и захвачены пленные, лошади и повозки. Преследуя красных, дивизион настиг их вторично на переправе через Остер у с- Мрин и нанес им полное поражение. При бегстве красных, от скопившихся на нем повозок, мост через р. Остер провалился и пулеметная команда почти в упор всех перестреляла. Только самому Крапивянскому с несколькими людьми удалось еще при первом столкновении с дивизионом у с. Плоское уйти через болото Смолеж в леса.

Возвращаясь 3-го в Нежин, дивизион разведал дд. Колесники и Взруб и болото Смолеж, но нигде не обнаружил следов красных.

Все же, под впечатлением налета на город, полк во все время своего пребывания в Нежине, нес постоянное охранение на юг и запад от города, вдоль р. Вьюница, высылая в том же направлении разъезды. К этому времени, 3-го сентября, в с. Веркеевку, в 8 верстах к северу от Нежина, отошел после ряда боев под Черниговом Дроздовский конный полк и взвод 1-ой Гвардейской батареи

К началу сентября красные, остановившись и закрепившись на рубеже р- Десна, получили значительное подкрепление. С их западного, польского фронта красные перебросили Латышскую стрелковую дивизию А. Матусевича, стрелковую бригаду П. Павлова и конную бригаду червонных казаков В. Примакова.

Во время генеральной чистки Красной Армии в 1937-38 гг. Примаков, командуя корпусом, был привлечен к делу маршала Тухачевского и расстрелян. Вместе с ним были «ликвидированы» начальники военных округов: Белорусского — Уборевич, Киевского — Якир, военной академии Корк, главного управления армии Фельдман, военной подготовки Эйдеман, генерал Путна, начальник главного штаба Егоров, военно-воздушных сил Алкснис, военно-морских сил Орлов, 13 из 15-ти командующих армиями, 57 из 85-ти корпусных командиров, 110 из 190 начальников дивизий, 220 из 406-ти бригадных командиров и главные инспектора артиллерии и броневых сил.

Воспользовавшись растянутым расположением 5-го конного корпуса, красные перешли против него в наступление и заняли вновь Батурин, Бахмач и Конотоп, перерезав важную для снабжения армий рокадную магистраль Киев-Ворожба. Угроза прорыва фронта прину- дила Добровольческое командование произвести перегруппировку своих сил.

Из Киева в Нежин был переброшен 2-ой Гвардейский пехотный полк, а Сводно-Кирасирский отозван 13-го сентября к своей дивизии и погружен в эшелоны для следования в Бахмач. Но дошел полк только до ст. Плиски, 30 верст не доходя до Бахмача. Там полк был остановлен, выгружен и отправлен в с. Красиловка-

В этом районе, ограниченном с востока реками Дочь и Борзна, с севера рекой Десна, с запада большой дорогой Нежин-Чернигов и с юга железнодорожной магистралью Бахмач-Нежин, полк вел в течение трех недель частые, порой тяжелые, но всегда успешные бои, облегчая вторичное занятие Бахмача и содействуя Гвардейской пехоте в защите Нежина.

До 19-го полк оставался в с. Красиловка, неся охранение и усиленную боевую разведку к северу и востоку от села. 16-го и 17-го сторожевое охранение несли Кавалергарды, имея главную заставу в х. Расин, на дороге в г. Борзна. По донесению Кавалергардского разъезда корнета Адеркаса город был занят красной конницей, силу которой жители определяли в полк.

Левее Кавалергардов, на линии Сиволож-Евлашевка-Британы, стояло охранение 2-го Гвардейского пехотного полка. Правее, в районе с. Великая Загоровка, охранение 3-го конного полка.

19-го началось вторичное наступление 5-го конного корпуса на Бахмач. Для облегчения атакующих частей привлечением на себя возможно больших сил красных, полк вел усиленную боевую разведку. 20-го полк перешел в наступление на ст- Дочь, старую знакомую по бою 23-го августа. Красные не оказали почти никакого сопротивления ни на переправе через р. Борзна, ни у самой ст. Дочь.

Только под самый вечер, подошедший со стороны Макошина бронепоезд «Советская Россия» обстрелял ст. Дочь и шедший на бивак в с. Шаповаловка полк. В ночном разъезде у с. Высокое был ранен Кирасир Ее Величества штабс-ротмистр Кожин.

После тяжелых ночных боев вторичное наступление на Бахмач закончилось занятием города, во время которого деятельное участие приняли бронепоезда обеих сторон. Добровольческие «Орел» и «Князь Пожарский» понесли тяжелые потери.

21-го эскадрон Кавалергардов штабс-ротмистра графа А. Д. Толстого вел разведку южного берега р. Сейм. Разъезд корнета графа Вас. Мусин-Пушкина, высланный на мест. Новый Млин, атаковал у с. Головенки отступающую пехоту красных. Подошедшие красные пулеметы не позволили разъезду развить достигнутый успех. На ночлег эскадрон стал на хут. Церковный, наблюдая дорогу на с. Великий Устюг. На следующее утро эскадрон продолжал разведку берега р. Сейм совместно с подошедшим эскадроном Конной Гвардии. Красные нигде не были обнаружены. Мосты у Батурина и Н. Млин и паром у Крупец- кого монастыря были найдены в полной исправности. Вечером эскадрон присоединился к полку.

Пользуясь своим численным превосходством и тем, что части 5-го конного корпуса были почти все привлечены к Бахмачу, красные перешли в энергичное наступление на Нежин, которому сменившая полк Гвардейская пехота не могла противостоять- Для облегчения ее положения в район Нежина был вновь отправлен отряд под начальством командира Гвардейской бригады, генерала Данилова, в составе Сводно-кирасирского полка, эскадрона Новороссийских драгун 3-го конного полка и Дроздовской конной батареи. 23-го отряд ночевал в г. Борзна. 24-го в 2 часа утра выступил в направлении Нежина, в тыл наступавших на город красных.

Пройдя сс. Оленовка и Берестовец, отряд подошел к с. Комаровка, в тылу красных. Комаровка была взята конной атакой дивизиона Кирасир Ее Величества, захвативших пленных, обоз и пулемет.. Кирасиры потеряли ранеными корнетов Стеценко и Дзахсорова.

Продолжая свое движение, отряд подошел к занятым крупными силами красной конницы с.с. Евлашевка и Смолеж. Наступившая темнота и проливной дождь не позволили генералу Данилову продолжать наступление. На ночлег отряд стал в с. Комаровка.

Присутствие отряда в тылу красных, действовавших на Нежинском направлении, не могло не обеспокоить красное командование. На рассвете 24-го охранение отряда — Новгородские драгуны — было прорвано, и бригада червонных казаков Примакова почти на плечах отходившего охранения ворвалась в западную окраину Комаровки.

Предупрежденные перестрелкой в охранении полк и батарея, не смотря на стремительный налет красной конницы, успели вовремя поседлать и запречь орудия и пулеметные тачанки и не только выйти в полном порядке из села, но и закрепиться на его северной и восточной окраинах.

Эскадрон Кирасир Его Величества был отправлен на с. Евлашевка, куда скоро подошла Гвардейская пехота. Другой эскадрон того же дивизиона выбил из с. Смолеж красную конницу. Обеспечив таким образом отряд со стороны Нежина, генерал Данилов перешел в наступление. После упорного, длительного стрелкового боя, при блестящей поддержке огня Дроздовской батареи, цепи Кавалергардов, Конногвардейцев и Кирасир Ее Величества вновь заняли все село. На ночлег отряд стал в с. Евлашевка, вместе с Гвардейской пехотой. В сторожевое охранение пошли Новгородцы с ротой Преображенцев.

На рассвете 25-го отряд продолжал наступление на станцию и с. Британы- Дивизион Кирасир Ее Величества был отправлен западнее железной доюоги Круты-Чернигов для охвата Британы с юга. Дивизион атаковал лаву червонных козаков, отбросив ее от Кошелевки.

В атакующую Британы часть было выделено по эскадрону Кавалергардов, Конногвардейцев и Кирасир Его Величества под командой полковника князя Девлет-Кильдеева. Три эскадрона разомкнулись в лаву. На правом фланге — Кавалергарды, в центре — Конногвардейцы, на левом — Кирасиры.

По совершенно открытому, сжатому полю, несмотря на заборы и плетни, окружавшие село, и на очень сильный огонь красных, эскадроны ворвались в село и захватили пленных, обоз и пулеметы. Кавалергарды захватили пулемет Максима с тачанкой в полной запряжке, несколько повозок, G пленных, 29 винтовок и 20 тысяч ружейных патронов. В атаке потеряли ранеными корнета графа Вас. Мусин-Пушкина, вахмистра Гневшина и ефрейтора Мартынова (лицеист).

Красные, только что выбитые из Британы, скоро сами перешли в наступление. Однако все их повторные атаки были отбиты огнем всех пулеметных команд, нанесшим красным страшные потери. Местами, их цепи лежали сплошь скошенные пулеметами.

Поражению красных помогла своим огнем Дроздовская батарея, заставившая замолчать красную артиллерию в самом начале боя. Доблестный командир Дроздовской батареи, любимый и уважаемый всем полком штабс-капитан Виноградов, был убит разрывом последней красной гранаты-

Захватив инициативу в свои руки, генерал Данилов решил продолжать наступление и выбить красных из с. Великая Кошелевка. В с. Британы были оставлены дивизион Кирасир Ее Величества и Кавалергарды для обеспечения тыла наступающих на Вел. Кошелевку. Впервые в атакующие цепи Конногвардейцев и Кирасир были влиты все легкие пулеметы полка.

Во время наступления цепей красные, для облегчения положения оборонявшихся в В. Кошелевке, направили в тыл отряда полк червонных козаков. На переезде железной дороги красная конница натолкнулся на оставленные в Британы эскадроны.

Напоровшись на неожиданное для них сопротивление и понеся большие потери от огня спешенных эскадронов и пулеметов, красная конница отхлынула в беспорядке. Все же ее появление внесло некоторый переполох в полковом перевязочном пункте-летучке, повозки которого стали уходить врассыпную.

Захваченная полком В. Кошелевка была передана Гвардейской пехоте. Отряд генерала Данилова отошел в резерв в с- Евлашевку. Вечером туда пришло из запасной части из г. Лубны очень крупное пополнение. К Кавалергардам присоединился сформированный штабс- ротмистром графом И. Д. Толстым № 2-ой эскадрон, 110 шашек, дивизионная конно-пулеметная команда штабс-ротмистра А. Н. Шебеко, 6 тяжелых пулеметов на тачанках, и 30 конных для пополнения № 1-го эскадрона. Впервые в строю полка находились полностью 8 эскадронов и 5 конно-пулеметных команд.

Пребывание в резерве оказалось кратковременным: атакованная крупными силами красных Гвардейская пехота не была в состоянии остановить их продвижение и очистила только что переданный ей ра- йон Британы, В. Кошелевка, Смолеж. Генералу Данилову предстояло вновь занять все эти места.

На рассвете 27-го сентября наступление красных сказалось уже непосредственно в сторожевом охранении отряда в с. Комаровка- Дивизион Конногвардейцев, занимавший охранение, был сбит красной конницей с артиллерией. Полк выступил по тревоге для восстановления положения и к полудню, после очень упорного сопротивления, красные были выбиты из Комаровки, и село было вновь прочно занято полком. Там полк оставался до вечера и с наступлением темноты выступил на Британы.

По сведениям разведки Британы было занято пехотой, конницей и артиллерией красных. В Комаровке был оставлен обоз отряда с прикрытием взвода Новгородских драгун.

Длинным ночным переходом более чем в 25 верст, болотами и густым лесом, прилегавшим к берегам рек Десна и Дочь, частью совсем без дорог, лесными просеками, обойдя Британы с севера, на рассвете 28-го полк выстроился для атаки.

Высокий лесной гребень скрывал полк от взоров красных. Батарея с прикрытием Новгородских драгун стала на позицию на самом гребне, на опушке леса. Вдали, внизу, еще подернутые предрассветным туманом, виднелись заборы, плетни, окаймлявшие Британы, и желтая извилистая полоса свеже-вырытых окопов.

В первом эшелоне, в двух линиях, разомкнулись лавы обоих Кирасирских дивизионов. За ними, во втором эшелоне, во взводных колоннах стали Кавалергарды и Конногвардейцы. На флангах обоих эшелонов находились их дивизионные пулеметные команды. Полковая шла в резерве, за вторым эшелоном-

Взошедшее солнце, играя яркими, еще косыми лучами, на лезвиях обнаженных шашек, на остриях пик и на развевавшихся разноцветных флюгерах, осветило начинавшийся бой.

Красная пехота показала редкую выдержку. Несмотря на неожиданность атаки, на беглый и, как всегда изумительно меткий огонь Дроздовской батареи, красные молча подпустили Кирасирские лавы на постоянный прицел и только тогда открыли огонь. Но когда Кирасиры, поддержанные выскочившими вперед на карьере пулеметными командами, подошли вплотную к селу и местами уже ворвались в его улицы, оборона красных сразу потеряла свое упорство и устойчивость. Бросая окопы и оружие, они стали поспешно очищать село.

Вслед за первым, в Британы вошел второй эшелон, выбивая отдельных пехотинцев, еще пытавшихся кое-где оказать сопротивление.

Пройдя село, Кирасиры были встречены на его южной окраине огнем красных резервов, построившихся в каре. Все они были полностью уничтожены подошедшими на карьере всеми пятью конно- пулеметными командами.

Красные понесли огромные потери. Все улицы и поле у Британы были покрыты телами убитых людей и лошадей и брошенным оружием. Среди убитых было обнаружено много курсантов, чем, вероятно, и объясняется необычайно упорная и выдержанная оборона. Кирасиры Ее Величества потеряли убитым штабс-ротмистра Деконского, Кирасиры Ее Величества — раненым прапорщика Сомова.

Боевые действия полка нашли себе оценку в сообщении штаба Главнокомандующего от 15/28 сентября 1919 года. В нем сказано: «Черниговское направление: к северу от Нежина бои продолжаются- Нашими частями занято село Заинка. Сводно-Кирасиры, выйдя в тыл противнику, занимавшему Веркеевку, разогнали три полка червонных козаков и захватили 7 пулеметов и трофеи».

Удачному занятию Британы много помог уход в ночь перед боем красной артиллерии и большей части конницы.

Под вечер полк отошел на ночлег в с. Евлашевка. Сторожевое охранение, Смолеж-Занька, заняли Кавалергарды. Правее, у Кома- ровки, стояло охранение Конной Гвардии, левее, в с. Веркеевка, Гвардейская пехота.

После поражения красных у Британы на всем этом участке наступило полное затишие. В район Нежина начал подходить Белозерский пехотный полк для предстоящего наступления на Чернигов, который и был им взят 11-го октября вместе с Дроздовским конным полком. Олонецкий пехотный полк сосредоточивался у ст. Дочь для наступления на фронте Сосница-Макошино. Отряд генерала Данилова и приданная Дроздовскому конному полку 1-я Гвардейская батарея отзывались к своей дивизии. 2-го октября полк выступил на Бахмач-

На походе назначение полку было изменено. Вместо Бахмача ему надлежало идти в корпусной резерв, в г. Батурин. Тогда же дивизион Кирасир Ее Величества был выделен из полка и отправлен по железной дороге в г. Ромны для действий против многочисленных банд атамана Шубы, пробиравшихся по тылам армии на соединение с бандами атамана Махно.

В районе Сорочинцы дивизион, вместе с приданной ему Роменской офицерской ротой и двумя орудиями 8-ой конной батареи, имел бой с намного превышавшей своим числом бандой. Потеряв половину состава офицерской роты, оба орудия и понеся большие потери дивизион был оттянут в Полтаву в состав отряда полковника Палыпау. Дивизион присоединился к полку только в начале декабря, в с. Дмитровка на р. Орель.

Безостановочное, победоносное продвижение армий Юга России к концу сентября постепенно утратило свой порыв. Огромная линия фронта протяжением на много тысяч верст, на которой остановилсь наступление, начиналась у Каспийского моря и шла в общем направлении на Царицын-Урюпино-Лиски-Воронеж-Елец-Орел-Бахмач-Чер- нигов-Киев-Фастов, где связывалась с украинскими войсками Петлю- ры, занимавшими Фастов-Казатин и далее по реке Збруч, до ее впадения в Днестр-

Без прочно организованного тыла, вынужденная выделять значительные силы для охраны железнодорожных узлов и городов. Армия не была в состоянии крепко держать захваченную территорию. К тому же заметно усилилась деятельность банд различных атаманов: Махно, Тютюника, Шусь и Шубы.

На самом фронте значительно изменился и состав Красной Армии, количественный и, особенно, качественный. В первых числах октября Южный фронт Красной Армии насчитывал более 150.000 штыков и 15.000 шашек против 74.000 штыков и 24.000 шашек Белой Армии. Кроме того, Красная Армия на Южном фронте получила 500 пулеметов, 30.000 винтовок, 33 миллиона патронов, 80.000 снарядов, столько же пар сапог и 50.000 шинелей (Кузьмин «Гражданская война и военная интервенция в СССР» стр. 241-242).

Все попытки Белого командования остановить продвижение красных оказались неудачными. Белая Армия перешла сначала к активной обороне, затем постепенно потеряла инициативу, надолго перешедшую в руки красного командования.

<< | >>
Источник: В. Н. ЗВЕГИНЦОВ. КАВАЛЕРГАРДЫ в великую и гражданскую войну 1914-1920 год. 1966

Еще по теме Бои в Бахмачском направлении. Взятие города. Переход в Нежин и бои в его окрестностях.:

  1. Бои южнее Харькова. Отход за Дон. Бои у Ростова, Батайска и Егорлыкской. Отход за Кубань. Новороссийская катастрофа.
  2. Бои на Ковелъском направлении. Скопы у колонии Марьяновки.
  3. Переброска на Юго-Западный фронт. Армия генерал-адъютанта Безобразова. Бои на Ковельском направлении. Окопы на реке Стохоце.
  4. БОИ НА ВОЛГЕ
  5. Бои 10—13 июля
  6. Бои 8 июля
  7. Бои 7 июля
  8. Бои 9 июля
  9. БОИ ЗА СЫЗРАНЬ И САМАРУ
  10. Бои в Виргинии
  11. Бои на Финском фронте
  12. Бои на Волге