<<
>>

БЕЛЫЙ ТЕРРОР

Окрыленные иностранной интервенцией, подняли голову и вновь начали активно действовать силы внутренней контрреволюции. Российским капиталистам и помещикам казалось, что на этот раз они справятся с революционным народом.
Летом 1918 г. волна кулацких мятежей прокатилась по районам Поволжья, Урала, Сибири и некоторых центральных губерний — Тульской, Рязанской, Смоленской, Орловской. С особенной силой кулацкие мятежи буше- вали в тех местах, где действовали части чехословацкого корпуса. Мятежи сопровождались кровавыми расправами над коммунистами и преданными Советской власти трудящимися. Кулаки люто ненавидели Советскую власть. На них делали ставку империалисты Антанты и не ошиблись в своих расчетах. Кулачество охотно шло на сделку с иноземными капиталистами. Оно представляло главную опору контрреволюции и основной источник для формирования белогвардейских армий. Непосредственными организаторами кулацких мятежей были меньшевики, эсеры, анархисты. Обманом и лживыми посулами им удавалось вовлечь в борьбу против Советов и часть среднего крестьянства. Но крестьяне-середняки, поддавшиеся было на удочку антисоветской пропаганды, впоследствии на собственном горьком опыте убеждались, что за спиной эсеро-меныневистских проповедников «свободы» и «демократии» стоят капиталист и помещик. По мере разгула белогвардейщины крестьяне- середняки распознавали подлинное лицо эсеро-меныпевн- стских идеологов кулачества и повертывали в сторону Советской власти. В самый разгар чехословацкого мятежа в Москве, Ярославле, Рыбинске, Муроме и других местах прокатилась волна контрреволюционных выступлений, организованных партией «левых» эсеров. Мятеж в Москве начался 6 июля провокационным убийством германского посла Мирбаха. Цель этого преступления состояла в том, чтобы сорвать Брестский мир и вновь втянуть Советскую республику в войну с Германией. Страна Советов оказалась на волоске от войны.
Убийство посла послужило сигналом к вооруженному мятежу «левых» эсеров. Его начал эсеровский отряд, располагавшийся недалеко от Покровских ворот. Мятежники попытались обстрелять из орудия Кремль и продвинуться к центру города. Но контрреволюционеры просчитались. На защиту Советской власти поднялся по зову Коммунистической партии столичный пролетариат. Совместными усилиями красноармейских частей, вооруженных отрядов рабочих и крестьян антисоветская вылазка «левых» эсеров была -пресечена. 7 июля Советское правительство объявило о полной ликвидации мятежа «левых» эсеров в Москве. Одновременно с мятежом в Москве силы контрреволюции выстудили в Ярославле. Здесь мятеж был организован лидером партии эсеров Б. Савинковым. Указания о начале выступления и все необходимые средства для его подготовки Савинков получал непосредственно от представителей Антанты. Особенно крупную роль в этом сыграли члены французской дипломатической миссии в России во главе с послом Нулансом. Спустя шесть лет представ перед советским судом, Савинков дал следующие показания: «Сначала от французов были мелкие поступления: по 40—100 тысяч и т. д. Когда же речь зашла о восстании, то на это дело они сразу дали большую сумму, если не ошибаюсь, 2 миллиона. ...С самого начала наша организация была в тесном контакте с французами. Они очень внимательно следили за ее ростом, поддерживали ее» На каких условиях иностранные интервенты давали организаторам мятежа деньги? Что они хотели получить взамен? На этот вопрос Савинков ответил: «Они заявляли, что они хотели бы, чтобы эти деньги были употреблены на террористическую борьбу» 10. В ярославском мятеже вместе с эсерами приняли активнейшее участие и меньшевики. Боевую силу мятежников составляли белогвардейские офицеры, тайно съехавшиеся в город. 6 июля заговорщики захватили арсенал, почту, телеграф, Зверски были убиты многие коммунисты и советские работники. В борьбу с врагами Советской власти вступили части Красной Армии и рабочие отряды, возглавленные местными партийными организациями.
На помощь им спешили рабочие Вологды, Костромы, Рыбинска. 21 июля 1918 г, мятеж был разгромлен. Его главари бежали, захватив деньги и ценности, похищенные в государственном банке. При поддержке Антанты эсеры, меньшевики и белогвардейцы пытались поднять мятеж также в Рыбинске, Муроме и других городах, Но эти попытки были немедленно пресечены Советской властью. Наибольшую опасность представляли контрреволюционные заговоры и мятежи,, возникшие в районе Восточ- ного фронта, где шла борьба с белочехами и войсками белогвардейцев. Одна из попыток поднять здесь мятеж была предпринята в Симбирске «левым» эсером Муравьевым, в прошлом полковником царской армии. Этот авантюрист сумел втереться в доверие к советским военным органам и получил назначение на пост командующего Восточным фронтом. Но в один из самых острых моментов борьбы, когда внутри страны начались вооруженные выступления сил контрреволюции, он открыто выступил против Советской власти. Прибыв 10 июля 1918 г. в Симбирск, Муравьев начал вести усиленную агитацию за расторжение Брестского мира и объявление войны Германии. Ему удалось обманным путем привлечь на свою сторону некоторые части. Важнейшие пункты города и средства связи оказались в руках мятежников. Муравьев сразу же обратился за помощью к иностранным интервентам и белогвардейцам, призывая их к совместному наступлению на Москву. «Муравьевская авантюра» была быстро ликвидирована благодаря энергичной революционной работе коммунистов Симбирска, которые сумели поднять рабочих и солдат на подавление мятежа. Однако симбирские события сильно осложнили положение на Восточном фронте. Управление советскими войсками временно нарушилось, в некоторых частях царила дезорганизация. Измена Муравьева стоила жизни многим и многим рабочим и крестьянам. Враги Советской власти и в дальнейшем не прекращали попыток подорвать Восточный фронт. В период тяжелых боев в августе 1918 г. вспыхнули мятежи на Ижевском и Боткинском заводах. Меньшевикам и эсерам удалось провокациями и клеветой на Советскую власть увлечь за собой часть рабочих.
На этих предприятиях еще оставалось немало кулацких сынков, лавочников и т. п., которые в годы империалистической войны пристраивались на военные заводы, спасаясь от мобилизации на фронт. Этот чуждый пролетариату элемент и шел за меньшевиками и эсерами. Врагам удалось замутить голову и кое-кому из отсталых рабочих. В Ижевске мятеж вспыхнул 8 августа. Вскоре борьба развернулась в Воткинске. Перевес сил оказался на стороне контрреволюции. Подавляющее большинство местных коммунистов сражалось в это время на фронте с чехословаками. Но было необходимых сил для того, чтобы своевременно организовать рабочих на подавление контрреволюционного мятежа. Советская власть в Ижевске и Воткииске пала. Начались кровавые расправы над трудящимися и их семьями. Распинавшиеся на словах о «демократии» и «гуманности», эсеры и меньшевики показали свое истинное лицо предателей и палачей трудового народа. Организуя контрреволюционные мятежи в советском тылу, империалисты Антанты вместе с тем создавали и целые белогвардейские армии, главным образом на окраинах страны.^На Юге летом 1918 г. Антанта располагала крупным белогвардейским формированием — «Добровольческой армией» генерала Деникина, боевым ядром кото- * рой являлись бывшие царские офицеры, сбежавшиеся ] сюда после Октябрьской революции со всех концов Рос- ) сии. К середине августа эта армия, начав наступление из ( южных районов Донской области, захватила станцию Ти- ' хорецкую, Екатеринодар (Краснодар), Новороссийск, j К ней присоединились белогвардейско-кулацкие банды 1 полковника Шкуро и дц/ В оренбургских степях вновь лютовали белоказачьи сотни атамана Дутова. В Фергане появились вооруженные англичанами шайки басмачей. Под крылышком у иностранных интервентов и под защитой штыков чехословацких мятежников, как грибы после дождя, появлялись одно за другим марионеточные правительства, вроде «Северного правительства» Чайковского. В Самаре (Куйбышев) эсеры — бывшие члены Учредительного собрания сколотили свое антинародное правительство. Они придумали ему пышную вывеску — «Комитет членов Учредительного собрания» (Комуч).
Видную роль в делах этого^^_у&щдіічііого_ор?ана играл вице-консул США в Самаре Вильяме. Народ презрительно называл эсеровское правительство «самарской учредилкой». С благословения представителей Антанты и бело- чехов в Екатеринбурге появилось кадетско-меныневист- ско-эсеровское «Областное правительство Урала». По такому же образцу было скроено и еще одно «правительство» — Сибирское, заседавшее в Омске. Главным его требованием было отторжение Сибири от Советской республики и превращение ее в буржуазное государство, опекаемое империалистами США, Англии и Франции. Каждое такое «правительство» рассчитывало стать со временем всероссийским. Правда, не вся внутренняя контрреволюция ориентировалась на Антанту. Часть ее сил делала ставку на Германию. В районах, оккупированных австро-германскими войсками, также создавались антинародные «правительства», угодные эксплуататорским классам. На Украине немецкие захватчики поставили во главе правительства, осуществлявшего буржуазно-помещичью диктатуру, гетмана Скоропадского — крупного украинского землевладельца, бывшего придворного царя Николая II. При поддержке немецких и турецких оккупантов возникли буржуазно-националистические правительства Грузии, Армении, Азербайджана, в которых главенствовали партии меньшевиков, дашнаков, мусаватистов. Буржуазия я ее партии активно сотрудничали с немецкими оккупантами в Белоруссии и Прибалтике. ^С помощью германских империалистов на Дону возникла крупная белогвардейская армия, ядро которой составляла контрреволюционно настроенная казачья верхушка и офицерство. Во главе этой армии стоял царский генерал Краснов уже поднимавший мятеж против Советской власти в первые месяцы ее существования. Видную роль в белоказачьей армии Краснова играл полковник Мамонтов. Летом 1918 г. армия Краснова захватила обширную территорию на Дону и двинулась по указке своих хозяев — германских империалистов — на Царицын (Сталинград), чтобы овладеть этим важным стратегическим пунктом. Краснов надеялся объединить свои силы с белоказачьими отрядами, действовавшими на Украине и Астраханской губернии.
* Опираясь на помощь германского империализма, Краснов не переставал в то же время добиваться сотрудничества с Деникиным, которого поддерживала Антандчу Главарей белогвардейщины не смущало то, что их хозяева-империалисты враждовали между собой. Как господ, так и их слуг объединяло одно — ненависть к социалистической революции, стремление покончить с Советской властью в России любой ценой. Так в первой половине 1918 г. произошло объединение сил внутренних и внешних врагов социализма. Буржуазия и помещики России имели в своем распоряжении военные кадры и людские силы — антисоветски настроенное • 3 Кратная история 49 офицерство старой армии, кулачество, зажиточное казачество и пр. Но эксплуататоры были лишены своих богатств, заводов и фабрик, оружия. Иностранные империалисты имели вдоволь всякого вооружения и большие денежные средства. Но их армии были заняты на фронтах мировой войны. Только сравнительно небольшую часть своих войск международный империализм мог выделить для интервенции. Поодиночке обе эти силы не могли бы долго воевать против Советской власти, опиравшейся на поддержку подавляющего большинства народа. Внутренняя контрреволюция, поддержанная начавшейся иностранной интервенцией, стала собирать свои силы для долгой и упорной борьбы против советского народа. В Самару н Екатеринбург, в Оренбург и Омск, на Дон и Кубань сбегались все, кому ненавистна была власть Советов: помещики, капиталисты, буржуазная интеллигенция, кулачье, бывшие офицеры, генералы, жандармы, полицейские. Свергнутым эксплуататорам казалось, что в разбушевавшемся пожаре гражданской войны сгорят не они, а власть Советов. Бои против интервентов и белогвардейцев на Волге, Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, Севере и Кавказе вели местные отряды Красной гвардии и Красной Армии, сформированные в городах и уездах из рабочих и крестьян. Они приняли на себя всю тяжесть первых ударов врага. Непосредственными организаторами отпора интервентам и белогвардейцам, руководителями вооруженной борьбы трудящихся масс были местные организации Коммунистической партии, Советы и профессиональные союзы. Большую работу развернули большевики Урала. Уральский областной комитет партии призвал все партийные организации Урала возглавить борьбу с интервентами. «Революция в опасности!.. Поднимайтесь на борьбу, свободолюбивые сыны Урала! Становитесь все в ряды Красной Армии! Ваши долины и ущелья пусть станут могилой для изменников и контрреволюционеров! Красный Урал в опасности! Все к оружию!»—с таким призывом к рабочим и крестьянам обратился летом 1918 г. Пермский комитет РКП (б). По призыву партии ряды Краспой Армии пополнили почти две трети коммунистов Урала. На фронт ушли почти все рабочие Миньярского, Сысертского, Нижне-Та- гильского, Алапаевского, Ирбитского и других заводов. В Красную Армию влились также многочисленные вооруженные отряды деревенской бедноты. • Как только создалось угрожающее положение в Самаре, ревком, председателем которого был В. В. Куйбышев, объявил город на осадном положении. Все коммунисты, способные носить оружие, были объявлены мобилизованными. В течение трех-четырех дней профсоюзы металлистов и кожевников сформировали вооруженные отряды рабочих численностью свыше двух тысяч человек. Рабочие отряды формировались в Омске, Новоникола- евске и других промышленных центрах Сибири. В Забайкалье и на Дальнем Востоке создавались партизанские отряды и части Красной Армии, которые оказывали упорное сопротивление интервентам и белогвардейским бандам Семенова. В тылу интервентов все шире развертывалось партизанское движение, возглавляемое подпольными организациями Коммунистической партии. Как иностранные интервенты, так и их подопечные —• внутренняя контрреволюция —? осуществляли в отношении советского народа политику кровавого террора. Везде, где силы контрреволюции временно побеждали, восстанавливалась буржуазно-помещичья диктатура в самой свирепой форме. На заводы, фабрики, рудники возвращались прежние владельцы. С помощью иностранных и белогвардейских штыков они наверстывали упущенное. Рабочие подвергались самой неприкрытой и жестокой эксплуатации. В деревне вновь воцарились кулак и помещик. Земля и снятый с нее урожай отбирались у крестьян и передавались тем, кто владел этой землей до октября 1917 г. Карательные отряды истязали и грабили народ. Виселицы, расстрелы, порка — вот та «свобода», которую принесли с собой эсеро-меньшевистские «правительства» и англо-франко-американские интервенты. В захваченных врагами районах Советской страны были посажены в тюрьмы десятки тысяч людей. По Волге и Каме плавали «баржи смерти». В их вонючих трюмах находились сотни людей, раздетых догола, мучимых жаждой и голодом, обреченных на страшную смерть. Из Самары на восток в «поезде смерти» было отправлено 2700 рабочих и крестьян. Из них около двух тысяч расстреляны. Мрачную память оставили по себе интервенты на Севере. В тюрьмах Мурманска и Архангельска и концентрационных лагерях за время иностранной оккупации побывал каждый шестой житель северных районов. В одной только Архангельской тюрьме в течение года перебывало 38 тысяч человек. Из *них более девяти тысяч зверски убито. На острове Мудьюг и в Иоканьге — безлюдном диком месте на Кольском полуострове — интервенты устроили концентрационные лагеря. В этих местах заключения мучительная смерть была почти неизбежна. Люди гибли от непосильного труда, голодного истощения, холода, болезней и пыток. Особенно зверски обращались интервенты с пленными красноармейцами. Один из участников интервенции на Севере, американец Ральф Альбертсон, писал впоследствии: «Я неоднократно слышал, как офицеры приказывали своим солдатам не брать пленных, а убивать солдат противника даже в том случае, когда они являлись безоружными... Мы применяли против большевиков газовые снаряды, по это, по моему мнению, не являлось еще самой большой жестокостью... Однажды мы расстреляли более 30 пленных в качестве меры наказания против трех убийц. Сержант рассказывал мне, что, захватив комиссара местечка Борок, мы бросили его раздетым на улице с шестнадцатью штыковыми ранами» Таков был режим, установленный интервентами и белогвардейцами на захваченной ими территории. Здесь белый террор господствовал в самой откровенной и разнузданной форме. Но политика терроризма, осуществляемая международным империализмом, простиралась значительно дальше оккупированных земель. В крупнейших политических К экономических центрах Советской страны — в Москве и Петрограде орудовало контрреволюционное подполье. В нем под руководством американских, французских и английских дипломатических представителей зрел опаснейший антисоветский заговор. Душой заговора в Москве были английский «дипломат» Локкарт и консул США Д. Пуль. В Петрограде заговорщиков возглавлял английский военно-морской атташе Кроми. Органы ВЧК сорвали коварные замыслы врага. Заговорщики предстали перед советским судом. Выяснилось, что их главной целью был контрреволюционный переворот в Москве и Петрограде и физическое уничтожение руководителей Коммунистической партии и Советского правительства. Прежде всего заговорщики намеревались поднять руку на В. И. Ленина. Летом 1918 г. агентура Антанты осуществила ряд подлейших террористических акт*ов. В июне был убит из-за угла видный руководитель петроградской партийной организации В. Володарский. 30 августа пал, сраженный предательской пулей, верный сын Коммунистической партии М. Урицкий — председатель Петроградской ЧК. В тот же день был тяжело ранен В. И. Ленин. ...Вечером 30 августа великий вождь пролетариата приехал в Замоскворецкий район Москвы, чтобы выступить на митинге рабочих завода Михельсона (ныне завод имени Владимира Ильича). Бурной овацией встретили трудящиеся любимого вождя и учителя. Затаив дыхание, они слушали горячую, стремительную речь В. И. Ленина. Он говорил о том, что представляют собой диктатура пролетариата и диктатура буржуазии. Ленин в простых и ясных каждому рабочему словах разъяснил всю лживость демократических лозунгов, которыми жонглируют буржуазные и мелкобуржуазные партии. Они крпчат о свободе и равенстве, но они вместе с тем стоят за сохранение богатств у помещиков и капиталистов. А разве может быть свобода и равенство там, где дворцы, заводы, фабрики, банки остаются в руках эксплуататоров? «У нас же один только лозунг, один девиз: всякий, кто трудится, тот имеет право пользоваться благами жизни. Тунеядцы, паразиты, высасывающие кровь из трудящегося народа, должны быть лишены этих благ. И мы провозглашаем: все — рабочим, все — трудящимся!» 11 Все это будет трудно провести в жизнь, ибо буржуазия оказывает бешеное сопротивление. Но пролетариат не может не победить в этой борьбе: всюду вокруг него сплачиваются народные силы, растет классовое сознание рабочих зарубежных стран. Задача дня состоит в том, указывал вождь, чтобы отстоять дело социалистической революции, отбить натиск интервентов и белогвардейцев, «чтобы раздавить всю эту банду, прикрывающуюся лозунгами свободы и равенства и расстреливающую сотнями и тысячами рабочих и крестьян. У нас один выход: победа или смерть!»12 Когда В. И. Ленин кончил речь, провожать его пошла взволнованная толпа рабочих. И вдруг на заводском дворе раздались один за другим несколько револьверных выстрелов. Стреляла Каплан, член террористической организации эсеров. Ее послал на это черное дело руководящий орган правых эсеров. В. И. Ленин был тяжело ранен. Эта страшная весть молниеносно облетела страну. Рабочие, крестьяне, красноармейцы, матросы — миллионы простых людей, которым бесконечно дорог был Ленин, требовали справедливого и сурового возмездия врагам революции. Народ требовал объявить в республике красный террор. 2 сентября ВЦИК постановил: «На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов» В ответ на злодейское покушение на жизнь В. И. Ленина рабочие и крестьяне еще теснее сплотились вокруг Коммунистической партии и Советской власти. ? ? ? Суровое это было время! В огне пожарищ контрреволюционных мятежей, в тяжелых боях с интервентами проходил для первой в мире Республики Советов грозовой 1918 год. Военное нападение империалистов Антанты и оживление внутренней контрреволюции поставили под угрозу само существование Советской власти. На Украине, в Белоруссии и Прибалтике — немецкие оккупанты. В Мурманске и Архангельске — англо-американо-французские интервенты. Во Владивостоке и Приморье — японские, американские, английские войска. jB Сибири, на Урале, в Среднем Поволжье — чехословацкий мятежный корпус и эсеро-меныневистская белогвардейщина^ іНа Северном Кавказе — белогвардейская «Добровольческая армия» Деникина, j іНа Дону — белоказачья армия Краснова^ В Средней Азии — английские интервенты. В Закавказье — немецко-турецкие и английские захватчики, банды буржуазных националистов. В тылу — заговоры и кулацкие мятежи. Республика Советов оказалась в огненном кольце фронтов, отрезавших от нее основные сырьевые, топливные и хлебные районы. Смертельная опасность нависла над Советской страной. Пришел конец кратковременной мирной передышке, мирному труду рабочих и крестьян, приступивших к социалистическому строительству по. плану, начертанному В. И. Лениным в его знаменитой работе «Очередные задачи Советской власти». Летом 1918 г. наша Родина вступила в новый период своего существования — период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Однако уже летом 1918 г. было ясно, что интервенты и белогвардейцы жестоко ошиблись, рассчитывая на быструю победу и захват Москвы. Весь трудовой народ, возглавленный Коммунистической партией, поднялся на решительный бой в защиту Республики Советов. Самоотверженная, героическая борьба советских отрядов на Урале, в Сибири, Поволжье и Дальнем Востоке сорвала замыслы врага. Не оправдались и попытки подорвать тыл Советского государства. Первые бои с интервентами и внутренней контрреволюцией показали всему миру великую силу молодого социалистического государства. Но требовалось огромное напряжение сил, чтобы разорвать кольцо фронтов, разгромить контрреволюцию, отстоять Советскую власть. Миллионы людей прониклись сознанием суровой правды пламенных ленинских слов: «У нас один выход: победа или смерть!»
<< | >>
Источник: Алахвердов Г., Кузьмин Н., Рыбаков М.. Краткая история гражданской войны в СССР. М.: Госполитиздат, - 434 с.. 1960

Еще по теме БЕЛЫЙ ТЕРРОР:

  1. 4. Белый террор
  2. Глава VI Белый убор монастырей
  3. Белый рыцарь
  4. Белый раджа, «победитель пиратов»
  5. В раскаленном поле борьбы за Белый дом
  6. Участие корненожек в образовании известняков. Белый глубоководный ил
  7. Глава 13. Красный террор
  8. Белый флот на Черном море П. А. Варнек. Образование флота Добровольческой армии
  9. Глава 12 КРАСНЫЙ ТЕРРОР
  10. 5. Красный террор*
  11. ТЕРРОР И РЕВОЛЮЦИЯ
  12. Глава 3 О ЖЕСТОКОСТИ И ТЕРРОРЕ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ
  13. Масштаб террора
  14. Лицо террора
  15. Глава 2 МИФ О «БОЛЬШОМ ТЕРРОРЕ» 1937—1938 ГОДОВ