<<
>>

Московское межнациональное совещание и национально-культурные автономии

В конце 1994 г. механизм взаимодействия органов государственной власти с «этническими» общественными объединениями был создан в форме Московского межнационального совещания (ММС). Положение о ММС было утверждено Приказом председателя КОМС № 9 от 4.11.94.
По своему статусу ММС создавалось как консультативно- 59 совещательный орган при КОМС Правительства Москвы . Членами Совещания стали все этнокультурные объединения, зарегистрированные в Москве. В персональном составе Совещания руководители (или их заместители) названных общественных объединений представляли свои организации по должности. Основные цели ММС были определены как «обеспечение взаимодействия органов государственной власти с национальными общественными объединениями, координация деятельности национальных объединений в области культуры, науки, образования и просвещения, представление их законных интересов»60. Заседания ММС, согласно Положению, должны были созываться не реже трех раз в год, а в периоды между заседаниями организовывались встречи и совещания по конкретным вопросам с участием представителей различных подразделений Правительства Москвы. При необходимости создаются рабочие группы. Принятый в июне 1996 г. Федеральный закон «О национальнокультурной автономии» был воспринят в Правительстве Москвы как новая возможность упорядочить отношения с национальными объединениями. Э. Бакиров, вице-премьер, высказался по этому поводу откровенно: «Когда читаешь текст этого закона, искренне радуешься: ну наконец-то мы похороним все эти внутринациональные противоречия, которые тревожат москвичей. Это же не секрет, что у многих диаспор имеется несколько общественно-культурных цен тров или культурно-религиозных организаций, которые друг с другом никак не контактируют. Более того, зачастую враждуют. Мы по этой причине тратим впустую колоссальное количество времени и 61 _ „ материальных ресурсов» . В соответствии с такой установкой «создание НКА, наличие которых дает возможность решать многие вопросы, в том числе финансовые, на законных основаниях»62, было провозглашено первоочередной задачей.
Надо сказать, что сформулированная чиновниками идея «централизации» национального движения нашла сторонников и среди самих его лидеров, охотно признавших, что некоторые организации могут быть, по классической формуле, «более равны, чем другие». Характерно в этом смысле рассуждение руководителя Московской немецкой национально-культурной автономии Р. Мюллера: «Нельзя считать, что национально-культурная автономия, которая объединила, допустим, шесть организаций, и национальная организация, которая не вошла в состав автономии из-за амбиций своего руководства или по каким-либо другим причинам, находятся в равном положении... Демократия обеспечивает добровольность ...при объединении... Но в то же самое время надо использовать определенные рычаги для того, чтобы направлять процесс объединения в русло государственной политики ... по закону предусмотрено финансирование проектов и программ только национально-культурных автономий»63. Поскольку на первом этапе создание НКА в столице шло медленно (за девять месяцев после принятия закона были зарегистрированы всего шесть местных и одна региональная НКА), под эгидой КОМС по поручению Э. Бакирова была создана рабочая группа для содействия этому процессу. Важно отметить, что в протоколе заседания этой рабочей группы зафиксирована в качестве «единого мнения» ее участников мысль о том, что «в силу специфики Москвы как многонационального столичного мегаполиса с большим количеством национальных объединений, в том числе в ряде случаев в рамках одной общины, а также с учетом статуса Москвы как субъекта Федерации, целесообразно, чтобы на общемосковском уровне интересы каждой этнической общности представляла одна региональная 64 национально-культурная автономия» . Работа по созданию в столице национально-культурных автономий на протяжении 1997-1998 гг. была одним из приоритетных направлений деятельности ММС. И. Фуки (руководитель Национальной лиги караимов) заявил, в частности: «Мы только что утвердили результаты деятельности Рабочей группы...
Одобрены подго товленные организационно-методические рекомендации ... дано согласие на проведение постоянно действующего круглого стола на тему «Национально-культурные автономии: опыт, решения, перспективы»... Круглый стол и семинар будут очень важны в плане повышения уровня знаний, обмена опытом работы и т.д. Но чтобы эта работа была эффективной, надо наладить выпуск публикаций. Публикации дадут возможность донести необходимую информацию до значительно большего круга людей»65. Такой «круглый стол» действительно был организован под эгидой Общественного центра «Этносфера», и в течение двух лет (1997-1998 гг.) я был его ведущим. Все это время я тщетно пытался призвать лидеров «национально-культурных обществ» к самостоятельным действиям, направленным на реализацию разнообразных индивидуальных культурных потребностей тех москвичей, которые заявили ту или иную «этническую идентичность» и от имени которых они выступали. Однако единственным вопросом, который участники «круглого стола» были готовы обсуждать, был вопрос о форме и размерах государственной поддержки деятельности НКА, обещанной законом. Это можно проследить по стенограммам заседаний в Центре «Этносфера», которые, в соответствии с решением ММС, были опубликованы66. Результатом вышеописанной активности стал быстрый рост числа НКА разного уровня, зарегистрированных в Москве: к марту 1998 г. - 24 местных и 7 региональных, к декабрю того же года - 37 местных и 11 региональных (по данным на октябрь 2000 г., их было соответственно 41 и 14). Однако сформированные новые структуры не заменили собой ранее существовавшие: юридические лица - «на- ционально-культурные общества», выступившие, в соответствии с законом, учредителями НКА, сохранили свою самостоятельность. По признанию представителя Ассоциации ассирийцев Москвы Р. Биджамова, «по своей сути национально-культурные автономии представляют собой не более как те же самые прежние национальнокультурные общественные организации. Иначе говоря, дополнительно созданные «зонтичные» структуры не оправдали возлагав- 67 шихся на них надежд» . В декабре 1997 г. было принято новое Положение о ММС, согласно которому к числу членов этой организации были добавлены московские региональные НКА в лице их лидеров68. Еще одной новацией Положения было образование в структуре ММС Секретариата, призванного осуществлять на общественных началах информационное, координирующее и организационное обеспечение работы Совещания. Ответственный секретарь ММС назначается председателем КОМС. С июня 1997 г. эту должность занимал руководитель фонда «Казахская диаспора» П. Джамалов. Активисты ММС периодически поднимали вопрос о повышении статуса Совещания. Предлагались различные варианты: сделать ММС Консультативным советом по национальной политике Правительства Москвы при сохранении главенствующей роли КОМС69, может быть, 70 даже своего рода «ассамблеей народов» ; поднять ранг ММС до уровня совещательного органа при мэре столицы71. Высказывалось суждение, что «это не должен быть только совещательный орган; его решениям необходимо придать значение рекомендаций, а если понадобится - то и право выходить со своим мнением на правительственный уровень» 2. Было также предложено создать под эгидой КОМС на базе ММС общественный институт по изучению межнациональных отношений в Москве73. Острая дискуссия по поводу статуса ММС имела место на его заседании 21 июня 1999 г. Началась она репликой с места: «...желательно, чтобы ММС имело статус Национальной палаты при КОМС»74. Затем вопрос о статусе ММС поднимался многими выступающими. «Что такое ММС сегодня? Это ... организация, не имеющая юридического лица, а только моральный авторитет... Непонятно, почему сумма легитимных, прошедших регистрацию организаций не могла бы тоже стать юридическим лицом? Именно из-за отсутствия юридического лица мы не участвуем в управлении Домом национальностей, не можем контролировать его бюджетные средства...»75. Однако председатель КОМС JI. Швецова предостерегла сторонников пересмотра статуса ММС, заявив: «Если мы преобразуем ММС в общественную организацию, то никакое правительственное подразделение обслуживать деятельность общественной организации не возьмется. Более того, оно не будет иметь права финансировать деятельность этой организации, а только отдельные особо важные конкретные проекты»76. Ведущий специалист КОМС Н. Львова связывает желание поднять статус ММС со стремлением лидеров этой организации «войти во власть в качестве структурной единицы». На это же были направлены и попытки конституировать ММС как юридическое лицо. Между тем, по ее же признанию, Совещание не имеет юридического лица не случайно - это была принципиальная позиция Правительства Москвы77. На фоне требований о повышении статуса ММС показательно было признание президента Общества азербайджанской культуры «Оджаг» Т. Меликова: «ММС не в полной мере выполняет свои функции. Оно не смогло наладить тесные контакты с другими комитетами московского правительства. В последние годы редкими стали и заседания Межнационального совещания»78. Вопрос о статусе ММС решился самым неожиданным образом: в результате повышения статуса JI. Швецовой, в прошлом - председателя КОМС, а ныне - вице-премьера Правительства Москвы. Для сохранения преемственности взаимодействия ММС с городскими властями удобно оказалось «замкнуть» его напрямую на вице- премьера. В структуре ММС был создан Совет по делам националь- „79 но-культурных автономии .
<< | >>
Источник: Филиппов В.Р.. Этничность и власть в столичном мегаполисе. - М.: Институт Африки РАН - 240 с.. 2009

Еще по теме Московское межнациональное совещание и национально-культурные автономии:

  1. РЯДОМ С НАЦИОНАЛЬНОЙ АВТОНОМИЕЙ
  2. № 188 Докладная записка Г.Г. Карпова в Совет министров СССР и ЦК ВКП(б) о совещании в Москве руководителей и представителей православных церквей, его итогах и перспективах зарубежной работы Московской патриархии1
  3. № 159 Письмо С.К. Белышева А.Я. Вышинскому по вопросу о подготовке совещания глав автокефальных православных церквей в Москве и необходимости установления связи православной церкви Польши с Московской патриархией
  4. № 175 Справка B.C. Карповича о беседе экзарха Болгарского Стефана с К.Д. Левычкиным по вопросу об участии делегации БПЦ в московском совещании, составе участников, отношении к экуменизму и о перспективах возведения Стефана в сан патриарха
  5. Культурное пространство в национальном самосознании
  6. Глава 2 КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО КАК ЦЕННОСТЬ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ
  7. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ БЕЛОРУСОВ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕГОСЯ МИРА Сокольник В.Н.
  8. НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ОТКРЫТЫЙ ПРОЕКТ: СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПРИУМНОЖЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ КУЛЬТУРНАЯ И ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ
  9. МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ ГЛАЗАМИ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ И. А. Милюкова
  10. §15. Национальные движения и национальная политика правительства в годы революции 1905—1907 гг. в России
  11. АВТОНОМОВ
  12. Глава первая В БОРЬБЕ ЗА АВТОНОМИЮ
  13. Автономия в буржуазных государствах.
  14. НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО—ДА! НО НАЦИОНАЛЬНЫЙ РЫНОК?