<<
>>

ГЛАВА 1 ХРОНИКА: ГОД 2000

Неэффективность управленческих усилий, направленных якобы на оптимизацию «этнических» процессов в мегаполисе, на рубеже веков стала вполне очевидной. С одной стороны, на всевозможных парадных мероприятиях произносились речи о том, что Москва - это город «межнационального мира и согласия», лидеры этнокультурных обществ и активисты московских национально-культурных автономий наперебой хвалили московские власти за «поддержку культурных инициатив».
С другой стороны, ксенофобия и мигрантофобия в городе все нарастали, акции экстремистов становились все более регулярными и дерзкими, клановые и земляческие преступные сообщества (интерпретируемые правоохранительными органами как «этнические») все более заметно влияли на криминальную ситуацию в городе... Сложилось парадоксальное положение: власть как бы имитировала активность на ниве умиротворения «этничности», но делала это таким образом, что заведомо не могла хоть сколько-то благотворно повлиять на «этнически» окрашенные социальные процессы в мегаполисе. Осознание низкой результативности своих усилий побуждала чиновников искать новые рычаги воздействия на столь непривычную для них «бунтующую этничность». Попытки создания правовой базы «этнической политики». Необходимым условием создания правовой базы «национальной политики» в городе Правительство Москвы сочло разработку закона Москвы об основах национальных отношений. 13 сентября 2000 г. Мэрия направила в Московскую городскую думу (МГД) проект закона «О национальных отношениях в г. Москве», разработанный авторским коллективом под руководством Б. Крылова и одобренный Постановлением Правительства Москвы № 633 от 15.08.2000 г. Заместитель начальника отдела межнациональных отношений Комитета общественных и межрегиональных связей (КОМС) Правительства Москвы Э. Коман, курировавший этот законопроект, счел, что, несмотря на требование федерального Центра привести все региональные нормативные акты в строгое соответствие с федеральным зако нодательством, законопроект не потерял своей актуальности, поскольку был «разработан как концептуальный политико-правовой документ, создающий правовую и общественно-политическую основу для реализации государственной национальной политики в Москве с учетом ее специфики как столицы и субъекта РФ»100.
25 декабря 2000 г. МГД провела специальное заседание Комиссии по законности и безопасности, посвященное рассмотрению этого законопроекта. От Правительства Москвы его представлял заместитель председателя КОМС А. Ярлыкапов. Он настаивал на том, что «законопроект является концептуальным документом, во-первых, показывающим приверженность Москвы правовому решению проблем национальных отношений; во-вторых, создающим благоприятный морально-нравственный и психологический фон этим отношениям; в-третьих, формирующим правовую базу для регулирования существующих национальных отношений; в-четвертых, функционирующим в качестве исполнительного документа для всех звеньев и структур городской администрации»101. Однако законопроект не нашел поддержки у депутатов. И. Осокина (именно она делала содоклад от лица МГД), отдавая должное усилиям Правительства Москвы, признала, что «проект закона ориентирует власть и общественность на активное противодействие любым проявлениям дискриминации по национальному признаку», но вместе с тем сочла, «что все-таки имело бы смысл проект закона доработать в другом ключе». Другие депутаты выступили еще более категорично. С. Гончаров заявил, что «дорабатывать в этом законе нечего» и что он «против того, чтобы этот закон в дальнейшем выносить на обсуждение». О. Бочаров (председатель Комиссии по законности и безопасности), председательствовавший на слушаниях, завершая дискуссию, объявил, что «все депутаты написали заявления, в которых говорится о недопустимости принятия за основу данного законопроекта». Его вердикт прозвучал так: «ничего нет хуже закона, который при своем принятии не решает никаких проблем. Это потеря авторитета власти, и это потеря доверия к деятельности этой власти. Я не вижу, каким образом этот проект закона может быть доработан, какую правовую суть он в себе несет»102. Достаточно резко против законопроекта высказались и приглашенные на слушания эксперты (среди них был и автор этой книги), полагавшие, что законопроект не привносит ничего нового по сравнению с действующим федеральным законодательством.
В свою очередь, лидеры ряда этнокультурных ассоциаций Москвы, выступившие на этом мероприятии, сетовали на неконкретность положений законопроекта и на то, что их не привлекли к его разработке. Таким образом, здравый смысл восторжествовал и пресловутый законопроект, основанный на порочной доктрине коллективной этнической правосубъектности, так и остался проектом. Не встретив сочувствия со стороны законодателей, исполнительная власть приступила к самостоятельному нормотворчеству. Стремясь упорядочить пеструю палитру этнокультурных и эт- ноконфессиональных организаций, председатель КОМС Б. Андрианов 14 сентября 2000 г. подписал Приказ № 50 «О порядке работы с национально-культурными автономиями и национальными общественными объединениями». В соответствии с этим приказом был учрежден Реестр национально-культурных автономий и национальных общественных объединений. Всем общественным структурам было предложено пройти аккредитацию при КОМС. Лидеры включенных в Реестр ассоциаций автоматически становились членами Московского межнационального совещания (ММС). 20 октября 2000 г. в Мэрии Москвы состоялось очередное заседание Московского межнационального совещания. Первый заместитель премьера Правительства Москвы Л. Швецова сообщила собравшимся о том, что в ближайшее время предполагается реорганизовать работу ММС и повысить статус этого совещательного органа. Принято решение о том, что теперь Совещание будет работать непосредственно под эгидой Правительства Москвы (а не при КОМС, как прежде) и будет структурно включать в себя две «палаты»: в первой будут представлены лидеры аккредитованных в Москве этнокультурных ассоциаций и руководители региональных московских на- ционально-культурных автономий, во второй - ответственные сотрудники ряда комитетов правительства Москвы, имеющих непосредственное отношение к регулированию этносоциальных процессов в столичном мегаполисе (это, прежде всего, КОМС, Комитет образования, Комитет по культуре, Комитет по телекоммуникациям и СМИ, ГУВД и др.). В связи с этим прекратила свою деятельность Постоянная межведомственная комиссия, созданная в 1998 г. «Национальные» лидеры, давно добивавшиеся повышения статуса ММС, в целом одобрительно отнеслись к этой структурной новации, полагая, что теперь диалог с различными ведомствами московской исполнительной власти будет организовать легче, а его результаты будут заметнее. На заседании ММС возникла полемика по поводу работы Московского дома национальностей (МДН). Ряд лидеров этнокультурных обществ (Д. Бериташвили, В. Двинский, Т. Меликов, П. Джамалов) выразили неудовлетворение работой этого московского муниципального органа, упрекая его руководство в излишней, на их взгляд, регламентации деятельности «национальных» обществ, недемократичности, бюрократизме Общественного совета МДН. Руководство КОМС, напротив, отстаивало позицию, суть которой сводится к тому, что МДН - государственное учреждение и работает, прежде всего, в интересах города. Миграционная политика. Распад Советского Союза, возникновение на постсоветском пространстве многочисленных очагов кровавых межэтнических конфликтов, обнищание населения в центральноазиатских и закавказских государствах спровоцировали обвальную миграцию в Россию вообще и в Москву в частности. И именно поэтому миграционная ситуация и в обыденном сознании, и в политической риторике, и в управленческих практиках все чаще стала интерпретироваться как особый аспект ситуации «этнокон- тактной». Столица в 90-е годы стала особенно привлекательной для мигрантов, так как именно здесь были сконцентрированы практически все капиталы постсоветской России и только здесь можно было найти работу в условиях глобального социально-экономического кризиса. По тем же причинам Москва стала особенно привлекательной не только для легальных гастарбайтеров (таких было меньшинство), но и для нелегальных и криминальных мигрантов. Сдерживанию интенсивного миграционного потока подчинена все эти годы миграционная политика Правительства Москвы. При фактически полном отсутствии эффективной законодательной базы на федеральном уровне, городские власти пытались хоть как-то концептуализировать свои подходы к целям и способам оптимизации миграционных потоков, а также объективировать эти подходы в виде правовых и программных документов. Впервые концептуальные основы миграционной политики были представлены в виде «Программы регулирования миграции в Москве на 2000-2001 годы». Программа была разработана «в целях противодействия негативным тенденциям в развитии миграционных процессов в столице, обеспечения законных прав постоянных жителей Москвы и мигрантов». В этом документе московские власти констатировали, что «состояние миграционной обстановки в столице продолжает оставаться сложным» и признали, что «дестабилизирующим фактором является пребывание в городе значительного числа мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья, не имеющих регистрации в органах внутренних дел и разрешений на работу в Москве». Приоритетными задачами регулирования миграции были признаны: «ограничение роста избыточной вынужденной миграции; защита рынка труда Москвы от избыточной трудовой миграции; предупреждение, выявление и пресечение незаконной миграции; содействие активизации миграционных процессов, способствующих социально-экономическому развитию Москвы; завершение переселения беженцев и вынужденных переселенцев из гостиниц и общежитий города; улучшение социально-бытовых условий пребывания вынужденных переселенцев и беженцев, в том числе принятие мер по их расселению в других регионах Российской Федерации»103. Эти программные установки к тому времени фактически уже были реализованы в управленческой практике посредством специальных нормативных актов московской администрации. Напомним: стремлением сократить и упорядочить миграционный поток было обусловлено появление в 1999 г. (после взрывов жилых домов в столице) Постановления Правительства Москвы от 21.09.99 № 875 «Об утверждении Временного порядка перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы г. Москвы к месту их постоянного проживания» и Распоряжения мэра Москвы от 13.09.99 № 1007-РМ «О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве». Эти нормативные акты, с одной стороны, позволили существенно сократить незаконную миграцию в столицу, с другой - спровоцировали серьезные нарушения прав граждан со стороны правоохранительных органов. Этнической дискриминации подверглись, прежде всего, граждане России и сопредельных стран, имеющие характерную кавказскую внешность. Именно поэтому названные подзаконные акты были опротестованы депутатом Государственной думы РФ В. Борщевым в Генеральной прокуратуре РФ. В официальном ответе на депутатский запрос заместитель Генерального прокурора РФ В. Давыдов сообщил, что «отдельные пункты Постановления Правительства Москвы от 21.09.99 № 875 “Об утверждении Временного порядка перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы г. Москвы к месту их постоянного проживания” и Распоряжения мэра Москвы от 13.09.99 № 1007-РМ “О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве” ввиду их несоответствия федеральному законодательству опротестованы». В этом контексте представляет интерес заявление заместителя Генерального прокурора России по Центральному федеральному округу Н. Макарова, который заявил тогда, что «в Генеральной прокураторе России признают незаконным порядок регистрации иногородних в Москве, однако считают, что отменять данную систему пока рано». По его словам, «с учетом сложнейшей криминогенной обстановки в столице, продолжающейся войны в Чечне Генеральная прокуратура пока не вмешивается в данный вопрос». Позже, уже в ноябре 2000 г., Верховный суд РФ признал незаконным и не действующим распоряжение мэра столицы, обязавшее в сентябре 1999 г. всех иногородних граждан в трехдневный срок пройти перерегистрацию. Ю. Лужков обжаловал это решение в кассационной коллегии Верховного суда РФ. Мэр заявил тогда, что он «не понимает, что городские власти должны делать в связи с решением Верховного суда, поскольку перерегистрация уже прошла». По его мнению, решение ВС РФ «выглядело больше как политическая акция, нежели как акция, требующая каких-то деловых решений»104. Факты дискриминации представителей этнодисперсных групп в связи с особым режимом регистрации по месту жительства в Москве побудили Комитет помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие» обратиться в суд по поводу признания недействительными некоторых пунктов Правил регистрации, утвержденных Постановлением Правительства Москвы №241-28 от 30.03.99. Московский городской суд 5 декабря 2000 г. приступил к рассмотрению искового заявления этой правозащитной организации. По мнению правозащитников, московские власти заменили федеральный уведомительный порядок регистрации разрешительным, фактически восстановив отмененный федеральным законодательством институт прописки. Правозащитники сочли, что подобные действия нарушают конституционную свободу передвижения и принцип равенства граждан перед законом, поскольку в связи с регистрацией возникают ограничения гражданских и социальных прав. По свидетельству лидера ПО «Гражданское содействие» С. Ганнушкиной, в общественную приемную этой правозащитной организации в 2000 г. ежемесячно обращались пятьдесят-шестьдесят человек с жалобами на отказ в регистрации в Москве. Позиция Мэрии в этом вопросе была такова: ограничения в регистрации для лиц, прибывающих в столичный мегаполис, носят временный характер и обусловлены необходимостью защиты интересов москвичей в условиях интенсивного притока в Москву криминальных элементов. В этом контексте начальник паспортного управления ГУВД Москвы объявил, что «31 декабря 2000 года прекращает действие упрощенный порядок получения гражданства Российской Федерации ...». С 2001 г. гражданам бывшего СССР, постоянно проживающим в России и не подтвердившим своего гражданства в одной из стран СНГ, выдается лишь вид на жительство для лиц без гражданства. В этом же контексте следует рассматривать и ужесточение контроля над наймом на работу в Москве нелегальных мигрантов. В 2000 г. 79 московских предприятий и организаций оштрафованы на крупные суммы за нарушение правил приема на работу иностранных и иногородних граждан. Распоряжение о наложении штрафов подписал вице-мэр столицы В. Шанцев. Суммы штрафов варьировались от 10 до 900 минимальных размеров оплаты труда. Для приема на работу иностранной и иногородней рабочей силы руководители московских предприятий отныне должны были получать специальные разрешения у городских властей и миграционной службы столицы. Кроме того, начиная с сентября 2000 г. московские власти обязали самих иностранных и иногородних граждан, желающих работать в столице, оформлять разрешительные свидетельства. Их выдачей было предписано заниматься уполномоченному московским правительством государственному предприятию «Миграционное агентство». Одним из наиболее конфликтогенных факторов во взаимодействии власти и «этничности» в Москве в конце XX - начале XXI в. стала проблема дискриминации мигрантов со стороны правоохранительных органов. Правозащитный центр «Мемориал» на своем сайте разместил в конце 2000 г. информацию о фактах «этнической дискриминации», получивших широкую огласку. По данным этой правозащитной организации, в 2000 г. «сотни выходцев из Чечни, а также из Ингушетии и Дагестана были арестованы и помещены в московские следственные изоляторы. При задержании многим из них были подброшены, а затем при личном досмотре «найдены» наркотики (как правило, несколько сотых грамма героина, упакованные в пакетик из фольги или полиэтилена) или оружие (пистолет, ручная граната, небольшое количество взрывчатого вещества, несколько патронов), что служило основанием для предъявления обвинения по ст. 222 (Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) и 228 (Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ) Уголовного кодекса РФ. Несмотря на то что жертвами античеченской кампании в Москве, как правило, оказывались законопослушные граждане со стабильным социальным положением, ранее не судимые, не имеющие криминальных связей, не представляющие социальной опасности и никак не соприкасающиеся с наркотиками, к ним чаще всего применялась явно неадекватная мера пресечения - взятие под стражу». Правозащитниками задокументированы десятки фактов злоупотребления властью со стороны работников правоохранительных органов: в одном случае милиционеры занимались вымогательством по сфабрикованному делу в отношении строительной фирмы, учрежденной в Москве выходцами из северокавказских республик; в другом - избили двадцать таджиков, работающих на Черкизовском рынке (избиение также закончилось изъятием денег у пострадавших, разумеется, без всякой документальной фиксации); в третьем случае сотрудники милиции отказались пресечь издевательства подростков над чеченской беженкой из Грозного и ее детьми и проч.105 Неправомерные действия московской милиции вызвали возмущение у представителей национально-культурных автономий и этнокультурных общественных объединений. Напомним, что 6 октября 1999 г. мэр Москвы встретился с представителями кавказских землячеств Москвы. Результатом этого мероприятия стало Распоряжение мэра Москвы № 1170-РМ от 19 октября 1999 г. «О создании справочно-информа-ционной службы Мэрии Москвы (СИСМ) и телефонного канала “Горячая линия”», который был призван установить постоянные контакты с лидерами этнокультурных ассоциаций и воспрепятствовать противоправным действиям сотрудников правоохранительных органов. Терроризм и «этнические» фобии. 2000 год принес еще одну страшную дату в календарь московских террористических актов. 8 августа неизвестными преступниками было взорвано взрывное устройство в подземном переходе на Пушкинской площади. В результате этого террористического акта в огне погибли 8 человек и 92 человека тяжело ранены. Руководители правоохранительных органов и высокопоставленные чиновники были, на сей раз, очень осторожны в оценках причин террористического акта. «Этнополитиче- ские» мотивы преступления, а именно “чеченская версия”, рассматривались ими лишь в ряду прочих. Исключение составил только мэр столицы Ю. Лужков, который сразу после взрыва безапелляционно заявил, что “за взрывом стоят чеченские террористы”». Примечателен тот факт, что того же мнения придерживалось и большинство москвичей. Опрос, проведенный радиостанцией «Эхо Москвы», показал, что почти 60% слушателей этой радиостанции были уверены: взрыв на Пушкинской площади - дело рук чеченских боевиков. Печальный опыт 90-х годов, продолжение военных действий в Чечне побуждали москвичей к известной бдительности. В 2000 г. на пульт дежурного по городу «02» поступило более 1 200 анонимных звонков о заложенных взрывных устройствах, а также более 10 000 сообщений о подозрительных предметах. Первый заместитель начальника ГУВД Москвы В. Купцов заявил, что сотрудники столичной милиции по всем этим случаям проводили тщательную провер ку; 430 раз проводились эвакуации людей из жилых и служебных помещений. В результате проведенных спецопераций с начала этого года сотрудники правоохранительных органов изъяли из незаконного оборота более 2 ООО единиц огнестрельного оружия, 40 ООО штук боеприпасов различного калибра, 1 400 взрывных устройств, более 200 кг взрывчатых веществ, а также свыше 80 кг наркотиков. Школьное образование в этническом контексте. В 2000 г. продолжал по инерции работать маховик «этнизации» общего образования, получивший мощный импульс в 90-е годы XX столетия: так называемое «этнокультурное образование» культивировалось в московском мегаполисе в самых различных формах: «этнокультурный компонент» внедрялся в дошкольные учреждения, учебно- воспитательные комплексы, общеобразовательные школы, учреждения национального профессионального образования, колледжи, культурно-образователь-ные центры. Появлялись все новые и новые школы «с этнокультурным уклоном». Если в 1990 г. таких учреждений было всего 4, то в 2000 г. их было уже более 60. В то же время Комитет образования Правительства Москвы все более и более очевидно демонстрировал свою неспособность противостоять натиску «этнических антрепренеров». Представители всевозможных этнокультурных объединений, институализированных московскими властями в виде национально-культурных автономий различных уровней и Московского межнационального совещания, заявили, что они не удовлетворены содержанием обучения в «национальных» школах и потребовали вместо изучения «родных» языков организовать преподавание ряда учебных дисциплин на этих языках. Лидеры этнокультурных ассоциаций были недовольны слабой материальной базой таких школ и добивались их особого финансирования, издания специальных учебников «по предметам этнокультурного цикла», а также повышения оплаты труда преподавателей, работающих в этих специфических учебных заведениях. Вместо того чтобы отстаивать целостность системы общего образования в городе и настаивать на преподавании на государственном языке страны, Комитет образования лишь сетовал на то, что многие этнокультурные общественные организации требуют открытия «школ с этнокультурным компонентом» обязательно в Центральном округе Москвы. Основной же проблемой учебных заведений такого рода оставалась крайне низкая потребность в их услугах со стороны тех, от имени кого выступали «этнические лидеры». Развитие городской системы среднего образования по пути концентрации детей, представляющих культурно отличительные меньшинства, в специальных учебных заведениях становилось нежелательным и небезопасным. Мероприятия «этнокультурных объединений» и НКА. К концу 2000 г. в Москве было зарегистрировано 11 региональных НКА: армянская, ассирийская, еврейская, казахская, корейская, курдская, латышская, немецкая, татарская, сербская, польская. Кроме того, функционировали 37 местных НКА и более 150 этнокультурных общественных организаций. К наиболее значительным акциям (из всех, организованных в 2000 г. «этнокультурными» ассоциациями Москвы) следует отнести День славянской письменности и культуры, приуроченный ко Дню памяти святых Кирилла и Мефодия, а также татарско-башкирский праздник урожая «Сабантуй». В 2000 г. при финансовой и административной поддержке Правительства Москвы национально-культурными автономиями Москвы были организованы: вечер « Курды под небом России», корейский народный праздник урожая «Чусок», вечер «Украинский музыкальный салон», литературно-музыкальный вечер «Татары Москвы - России с любовью», фестиваль искусств российских немцев «Окто- берфест», межнациональный хоровой праздник «Венок дружбы», торжественное собрание и концерт, посвященные 10-летнему юбилею центра культуры «Дагестан», казахско-азербайджанский литературный вечер, вечер «Молодые таланты Москвы». Этнокультурные ассоциации провели ряд мероприятий, среди которых наиболее массовыми были: вечер «Молодые таланты - Москве», организованный обществом «Столичный круг» и несколькими региональными НКА, конкурс «Чувашская красавица» (Чувашская НКА), Вечер памяти Марии Каллас (Московское общество греков), литературно- музыкальный вечер армянской культуры (Общество «Арарат»), Украинский музыкальный салон (Объединение украинцев Москвы). Чувашский хор Москвы отметил свое десятилетие концертом чувашской музыки. Внешний имидж Москвы в 2000 г. Большинство граждан самых разных стран считали Москву быстро развивающейся столицей бывшего социалистического государства. К такому выводу пришли сотрудники независимого исследовательского центра РОМИР, которые совместно с правительством российской столицы осуществили масштабный проект «Имидж Москвы - XXI век». Именно такое мнение превалировало в ходе опроса, проведенного в августе 2000 г. в 18 странах. Этот показатель особенно высок в таких странах Европы, как Швейцария - 56%, Франция - 44%, Латвия - 43%, Украина - 38%. В то же время 12% участников опроса сочли Москву столицей очень непохожего на другие, ориентированного на Восток государ ства. Примерно один из десяти респондентов (9%) считал тогда Москву столицей одной из стран «третьего мира», чуть меньше (8%) согласились с мнением, что Москва - высокоразвитая европейская столица. По сведениям социологов, 48% опрошенных затруднились ответить на вопрос об общем имидже Москвы. Больше всего таких людей приходится на страны Африки (Нигерия - 78%, ЮАР - 68%). Опросом было охвачено 27411 человек в странах Балканского полуострова, Восточной Европы и Балтии, Западной Европы, Африки и Востока. Исследование было осуществлено в рамках Международной ассоциации «Гэллап Интернэшнл», представителем которой в России является РОМИР. Авторитет властей и лидеров. В условиях острых социальных конфликтов, интерпретируемых массовым сознанием в качестве «межэтнических», те или иные управленческие решения и политическая риторика властей оцениваются во многом с позиции защиты обывателя от угрозы террора и насилия. И рейтинг тех или иных политиков и управленцев во многом зависит от того, в какой степени обыватели ощущают себя в безопасности. В этом контексте представляют интерес данные социологического исследования, проведенного Агентством региональных политических исследований в конце октября 2000 г. (Данные были получены в ходе телефонного опроса 600 совершеннолетних москвичей на основе квотной выборки респондентов по полу и возрасту.) Чуть более половины москвичей (51%) оценили тогда деятельность В. Путина на посту Президента РФ положительно. Почти пятая часть жителей российской столицы (22%) дали ей отрицательную оценку, а 27% затруднились высказать свое мнение по этому поводу. Число респондентов, отрицательно оценивающих деятельность В. Путина (22%), по сравнению с опросом, проведенным 21 сентября, почти не изменилось (20%). Работу главы российского государства положительно оценивали: женщины - чаще, чем мужчины, респонденты старше 60 лет - чаще, чем опрошенные в возрасте от 25 до 34 лет; имеющие среднее или среднее специальное образование - чаще, чем опрошенные с неполным высшим или высшим образованием. По данным еженедельных общероссийских социологических опросов, проводимых Фондом «Общественное мнение», рейтинг доверия к Правительству Москвы был тогда достаточно высок. В Москве 38% опрошенных выразили доверие мэрии, в то время как в целом по России доверяют местным администрациям лишь 16%. Называя российских деятелей, сыгравших за последнее десятилетие заметную положительную роль в судьбе страны, москвичи называли в первую очередь Е. Примакова (18%) и Ю. Лужкова (16%), В. Путин и Б. Ель цин получили по 10%, М. Горбачев 9%, все же прочие не набрали и по 2% голосов. На вопрос: «к кому из лидеров вы испытываете личное доверие?» 23% москвичей назвали своего мэра, 31% - президента России. (Для сравнения: в целом по России уровень доверия к главам местной исполнительной власти составил 2%, к В. Путину - 40%.)106
<< | >>
Источник: Филиппов В.Р.. Этничность и власть в столичном мегаполисе. - М.: Институт Африки РАН - 240 с.. 2009

Еще по теме ГЛАВА 1 ХРОНИКА: ГОД 2000:

  1. ГЛАВА 4 ХРОНИКА: ГОД 2003
  2. ГЛАВА 4 ХРОНИКА: ГОД 2003
  3. ГЛАВА 2 ХРОНИКА: ГОД 2001
  4. ГЛАВА 6 ХРОНИКА: ГОД 2005
  5. ГЛАВА 3 ХРОНИКА: ГОД 2002
  6. ГЛАВА 7 ХРОНИКА: ГОД 2006
  7. ГЛАВА 8 ХРОНИКА: ГОД 2007
  8. Ларичев О. И.. Теория и методы принятия решений, а также Хроника событий в Волшебных Странах: Учебник, 2000
  9. ХРОНИКА ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (март 1919 г.—октябрь 1922 г.) 1919 год
  10. Вольдемар Николаевич Балязин. Восточные славяне и нашествие Батыя 2000, 2000
  11. Калыгин В.Г.. Промышленная экология. Курс лекций. - М.: Изд-во МНЭПУ,2000. - 240 с., 2000
  12. АНДРУЩЕНКО В. П., ВОЛОВИЧ В. І. та ін.. ФІЛОСОФІЯ 2000, 2000
  13. Ситаров В. А., Пустовойтов В. В.. Социальная экология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. - М.: Издательский центр «Академия»,2000. - 280 с., 2000
  14. Антропов Ю. Ф., Шевченко Ю. С.. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков. – М.: Издательство Института Психотерапии, Издательство НГМА,2000. – 320 с., Издание второе, исправленное, 2000
  15. Глава 4 ГОД ПЕРВЫЙ
  16. ГЛАВА 2 1917-й ГОД В СУДЬБЕ РОССИИ ВЫБОР ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ
  17. Глава I14 ГОД 1934-й
  18. Глава третья САМЫЙ ТРУДНЫЙ ГОД
  19. Глава 10. ГОД 1969, ПЕРВЫЙ ПУСК Н1