<<
>>

Этнокультурное образование в Москве

Одним из наиболее амбициозных и шумно разрекламированных проектов Правительства Москвы в сфере регулирования «этнических» процессов стала реализация программы этнокультурного образования, предусматривающей создание целого ряда так называемых «национальных школ» или школ с тем или иным «этнокультурным компонентом».
«Этнообразование» получило свое воплощение в разных формах и видах: дошкольные учреждения, учебно- воспитательные комплексы, общеобразовательные школы, учреждения национального профессионального образования, колледжи, культурно-образовательные центры и факультативы83. В соответствии с программой «Столичное образование-1», принятой в 1994 г. Комитетом образования, были разработаны концепции и программы национального образования на 1994-1998 гг. В результате их реализации число школ с этнокультурным компонентом достигло 47. Эти учреждения получили самостоятельный статус. Составной частью программы «Столичное образование-2» стала программа «Развитие этнокультурного образования в Москве (1998-2000 годы)». Она предусматривала создание еще 15 учреждений этнокультурного образования84. К концу столетия эти программы были выполнены, и мэр города Ю. Лужков с удовлетворением констатировал: «За корот- 85 кое время мы открыли в столице 60 национальных школ» . Принятая в ноябре 1999 г. Комплексная городская программа «Москва на пути к культуре мира» предусматривает разработку аналогичной программы на последующий период86. В то же время как Комитет образования Правительства Москвы, так и представители этнокультурных объединений уже тогда отмечали целый ряд недостатков существующей системы образования. Представителей ряда этнокультурных объединений, в частности, не удовлетворяло содержание обучения в так называемых «национальных» школах: они хотели бы вместо изучения «национальных» языков организовать преподавание на этих языках. Слаба была, по их мнению, и материальная база некоторых школ.
(Многие из них расположены в зданиях бывших детских садов.) Проблемы возникали и с обеспечением учебниками по предметам этнокультурного цикла, а также с повышением квалификации преподавателей. Комитет образования, в свою очередь, был недоволен тем, что многие национально-культурные объединения, посольства, постпредства ставили вопрос об открытии этнокультурных учреждений непременно в Центральном округе города, что, естественно, вызывало серьезные трудности87. Между тем главная проблема школ с «этнокультурным компонентом» была и есть - «слабая потребность в их услугах со стороны тех, на кого они якобы ориентированы. Реальная непрестижность языков и культур меньшинств и ограниченность спроса на них не привлекают ресурсы (в том числе государственные) для их развития, что, в свою очередь, еще более их маргинализует»88. На мой взгляд, обучение детей в «национальных» школах не способствует формированию толерантного отношения к представителям иных культур и затрудняет адаптацию подростков к условиям мегаполиса с безусловным культурным доминированием русского большинства. Развитие системы школьного образования по пути «развода» учащихся по национальным учебным заведениям представляется бесперспективным и даже опасным. Еще в 1998 г. я предлагал в качестве альтернативы «этнокультурному» образованию включение этнологии как особой учебной дисциплины в структуру учебных планов общеобразовательных московских школ. Обучение учащихся основам народоведения позволило бы пробудить у детей интерес к культуре иных народов, повысило бы их адаптивность к различным этно культурным средам и способствовало толерантному восприятию культурных («этнических») контрагентов. В составе авторского коллектива мы принимали участие в разработке концепции переподготовки учителей гуманитарного цикла по специальности «этнология»89. К сожалению, этот проект не был реализован в этнополитической практике московского Правительства. Оно предпочло путь наращивания числа «национальных» школ. Дом национальностей Лейтмотивом взаимодействия «национальных лидеров» с представителями власти на протяжении десяти лет был вопрос о предоставлении за счет города специальных помещений для размещения «офисов» разнообразных московских этнокультурных ассоциаций.
Практически все они или искренне уверены, или имитируют уверенность в том, что муниципальные власти обязаны размещать и оснащать оргтехникой всякого, кто захочет объявить себя выразителем интересов той или иной этнодисперсной группы и сочтет за благо зарегистрироваться в качестве юридического лица. К. Мусаев (член Правления Общества казахской культуры «Казак тили») заявил, например: «В нашей деятельности мы все время упираемся в одну вечную проблему - проблему помещений... Но когда государство обязуется субсидировать деятельность НКА, то оно в первую очередь должно обеспечить их помещением для работы»90. По понятным причинам Правительство Москвы не могло и не хотело удовлетворять подобного рода требования, также как не хотело и вызывать ненужную конфронтацию с лидерами московских общественных организаций, ассоциированных по «этническому» принципу. В качестве одного из вариантов решения проблемы еще вначале 1990-х годов было предложено создать в Москве Дом национальностей. В 1991 г. прежнее городское руководство обсуждало возможность передать для этой цели здание Дома политпросвещения на Цветном бульваре, однако этот проект реализован не был. Тем не менее идея Дома не утратила своей привлекательности для активистов национально-культурных обществ, которые рассчитывали получить таким образом столь желаемые площади. В 1997 г. в рамках ММС была создана рабочая группа, которой было поручено разработать Концепцию Московского дома национальностей (далее - МДН), и эта работа была проделана. В здании МДН авторы Концеп ции планировали разместить киноконцертный зал на 400 мест, кон- ференц-зал на 150 мест, выставочный зал и библиотеку, издательский центр и редакции национальных СМИ, технический центр с радио-, теле- и фотостудиями, торговый центр с рестораном национальной кухни на 120 мест, гостиницу на 100 мест, а главное - 250 офисов и соответствующую инфраструктуру для обеспечения работы всего вышеперечисленного. Руководство МДН должен был осуществлять Общественно-попечительский Совет из числа руководителей национальных организаций во главе с мэром Москвы, а его финансирование - производиться из средств бюджета «на основании постановления Правительства Москвы с учетом закона “О нацио- нально-культурной автономии”». Предполагалось также привлечение спонсоров и благотворительных фондов91. 1 октября 1998 г. мэр Москвы подписал распоряжение № 994- РМ «О создании государственного учреждения “Московский дом национальностей”», учредителем которого выступило Правительство Москвы. 31 января 2000 г. было подписано распоряжение премьера Правительства Москвы № 66-РП о проведении проектных и ремонтно-реставрационных работ здания Московского дома национальностей. Предписано предусмотреть в бюджете Москвы на 2000 и 2001 гг. затраты на финансирование этих работ. Казалось бы, проблема благополучно разрешилась. Однако, вопреки ожиданиям, предложенный правительством проект не удовлетворил многих членов ММС. Во-первых, было решено выделить помещение площадью 500 кв. м., чего явно недостаточно для размещения всех этнокультурных ассоциаций в «отдельных квартирах», не говоря уже о конференц-залах, ресторанах и прочих местах «общего пользования». Во-вторых, адрес предполагаемого Дома несколько раз менялся, в результате начало реальных проектных и реставрационных работ на объекте сильно задержалось. Обсудив сложившуюся ситуацию, ММС на своем заседании 16 декабря 1998 г. вновь подняло вопрос о «проработке проекта основного комплекса МДН общей площадью 20 тысяч кв. м в центре Москвы»92. Г од спустя о ситуации вокруг МДН говорилось на конференции, посвященной 10-летию национально-культурного движения в Москве. А. Григорович (Председатель Московского РО Объединения украинцев России): «В процессе работы оказалось, что при подготовке Устава МДН вовсе не обязательно руководствоваться ни таким основополагающим документом, как Концепция МДН, ни мнением общественных организаций. Устав и ряд других документов готовились кулуарно, без общественного обсуждения, что, к сожалению, отразилось на их качестве» . Т. Меликов, президент Общества азербайджанской культуры «Оджаг»: «Ситуация вокруг Дома национальностей омрачена тем, что мы были практически отстранены от разработки его учредительных документов и Устава, от принятия 94 кадровых решений» . Р. Ныммик (руководитель общества эстонской культуры): «Нам надо только одно - помещение, где мы могли бы организовать детские кружки, языковые курсы, вечерами собираться за чашечкой кофе, где можно было бы разместить библиотеку... МДН в этом плане абсолютно бесполезен. Нам рекомендуют арендовать помещение. Денег у нас на это нет, потому что эстонское 95 землячество - это интеллигенция и пенсионеры» . В ответ на эту критику директор МДН В. Полунин сказал: «Любая функциональная схема работы не удовлетворит тех, кто с самого первого дня обсуждения предназначения Дома национальностей рассчитывал получить в нем офис с табличкой. Для этого нужен дом размером 22 тыс. кв. метров. Правительство Москвы в принципе одобрительно отнеслось и к такому варианту, было готово выделить землю и строить новое большое здание, но уже не за счет средств Правительства Москвы, а за счет диаспор»96. Таким образом, с уверенностью можно было говорить о том, что реализация проекта МДН в том виде, в каком она была предложена Правительством Москвы, не устроит наиболее амбициозных «национальных лидеров». Напротив, учреждение МДН скорее всего станет очередным поводом для критики московских властей со стороны большинства членов ММС и не снимет с повестки дня едва ли не самый больной вопрос о «расквартировании» этнокультурных общественных организаций за счет бюджета города. О том, как развивались события, будет сказано во второй части книги. «Г орячая линия» После имевших место в сентябре 1999 г. в Москве террористических актов с большим количеством человеческих жертв в городе была объявлена перерегистрация приезжих. При ее проведении сотрудники правоохранительных органов обращали особое внимание на выходцев с Кавказа, многие из которых были безосновательно оштрафованы или задержаны. Это вызвало возмущение у представителей национально-культурных автономий и объединений. 6 октября 1999 г. мэр Москвы встретился с представителями кавказских общественных ассоциаций. Результатом этого мероприятия стало распоряжение мэра Москвы №1170-РМ от 19 октября 1999 г. «О создании справочно-информационной службы Мэрии Москвы (СИСМ) и телефонного канала “Горячая линия”». Службе вменялось в обязанность «установление постоянных контактов с общественными национальными организациями для решения вопросов, связанных с возможными противоправными действиями сотрудников правоохранительных органов при исполнении ими служебных обязанностей». На материально-техническое обеспечение СИСМ в 4 квартале 1999 г. было предписано выделить 5,4 млн руб., в целом же финансирование распоряжения осуществить за счет резервного фонда городского бюджета97. 22 октября 1999 г. было издано распоряжение мэра Москвы №1189-РМ «О некоторых вопросах работы в сфере межнациональных отношений», трактующее как противоправное и недопустимое использование «этнического признака» при осуществлении мер по сохранению порядка в городе. КОМС предписано организовать регулярные встречи руководства Правительства Москвы с представителями «национальных общин». Эти действия главы московского Правительства отчасти разрядили напряжение. Президент общества азербайджанской культуры «Оджаг» Т. Меликов, в частности, выразил надежду, что «решения, принятые после встречи мэра с представителями национальной общественности города, позволят исключить нарушения прав человека, случаи произвола и немотивированных отказов в регистрации по на- 98 циональному признаку» . Между тем, согласно информации, поступавшей по телефонному каналу «Горячая линия», по-прежнему были широко распространены незаконные задержания и досмотры, изъятие ценностей и документов, отказы в регистрации по месту жительства и иные нарушения прав человека сотрудниками правоохранительных органов. В сентябре 2000 г. деятельность «Горячей линии» обсуждалась на заседании ММС, причем было отмечено, что лидеры НКА очень редко обращаются в эту службу. Между тем московские власти предполагали работать, прежде всего, с обращениями землячеств и национальных общественных объединений (это было зафиксировано в пп. 3 и 4 распоряжения о создании справочно-информационной службы и телефонного канала «Горячая линия»). Причина такой пассивности «национальных» лидеров и организаций состояла, на мой взгляд, в том, что они, будучи ориентированы в первую очередь на этнокультурную деятельность, нередко далеки от повседневных проблем представителей соответствующих культурно отличительных групп и не готовы представлять их интересы. Попытка возложить на землячества и «национальные общества» не свойственные им правозащитные функции уже тогда не выглядела разумной. Руководствуясь, по-видимому, привычным принципом чиновника - иметь дело с «представителем», вместо того чтобы общаться с сотнями и тысячами недовольных граждан, - городские власти невольно политизировали этнокультурные общественные объединения. Правильнее, наверное, было бы сделать информацию о «Горячей линии» максимально доступной, разместив соответствующие объявления на вокзалах, станциях метро, в самих отделениях милиции и т.п. Информационно-аналитическая служба мэрии подвела итоги работы телефонного канала «Горячая линия». Как сказано в информационной справке, любезно предоставленной руководителем этой службы Н.Н. Тулиным, руководство канала провело «рабочие встречи и совещания практически со всеми руководителями землячеств и общественных национальных объединений, представительств республик Северного Кавказа России при Президенте Российской Федерации и посольств стран Закавказья... В целях повышения эффективности работы “Горячей линии” осуществлены рабочие совеща- 99 ния с руководителями правоохранительных органов города» . В 2000 г. по телефону «Горячей линии» позвонили 3342 человека - москвичи и гости столицы - с жалобами на работу правоохранительных органов Москвы. По 2851 жалобе сотрудниками «Горячей линии» помощь была оказана незамедлительно, в 491 случае было организовано проведение дополнительных проверок с участием прокуратуры. ГУВД и иных правоохранительных органов. В результате проверок 303 жалобы были признаны обоснованными и по ним были приняты соответствующие меры, 126 обращений были признаны неподтвердившимися, по 38 жалобам был дан обоснованный отказ, 24 обращения находятся на контроле «Горячей линии». Как сказано в названной информационной справке, «жалобы поступали по вопросам регистрации граждан, соблюдения паспортного режима; на нарушения, допущенные участковыми инспекторами милиции, оперативными уполномоченными уголовного розыска, сотрудниками дежурных частей и медицинских вытрезвителей, инспекторами ГИБДД и др.» По итогам проверок 88 сотрудников милиции были привлечены к дисциплинарной ответственности, было возбуждено 30 уголовных дел, по 13 материалам были отменены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, составлены 48 протоколов об административных правонарушениях. Были прекращены 5 уголовных дел, возбужденных с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.
<< | >>
Источник: Филиппов В.Р.. Этничность и власть в столичном мегаполисе. - М.: Институт Африки РАН - 240 с.. 2009

Еще по теме Этнокультурное образование в Москве:

  1. Этнокультурные основы и исторические этапы развития древнеримской религии
  2. Марийское язычество: пережиток или основа этнокультурного самосохранения» Иванова З. И.
  3. ПОРЯДОК действий государственного учреждения города Москвы "Городская служба перемещения транспортных средств" (государственное учреждение ТСПТС") и ГУВД г. Москвы при помещении задержанного транспортного средства на специализированную стоянку, его хранении и выдаче (в ред. постановления Правительства Москвы от30.05.2006 № 347-ПП)
  4. Вы, действительно, хорошо известны в Ленинграде. Почему Ленинград, а не Москва? Или и Москва тоже?
  5. Образование Основные цели и приоритетные направления реформирования системы образования
  6. Образование Общее состояние системы образования
  7. Глава 5 ПОХОД НА МОСКВУ
  8. Сказания о начале Москвы
  9. Легенды об основании Москвы
  10. Горский А.А. Москва и орда, 2000
  11. Легенда об основании Москвы князем Олегом
  12. Первое летописное упоминание о Москве
  13. ПРИМАНКА МОСКВЫ
  14. «Черная смерть» в Москве
  15. Освобождение Москвы
  16. Тоннель от Москвы до Аляски
  17. Расследование в Москве
  18. МОСКВА КОНТРОЛИРУЕТ ПОЧТУ ЕВРОПЫ
  19. Брянск, Вязьма, Москва
  20. Москва и Петербург