<<
>>

3.4. Аналитический подход к понятию модели

Аналитический подход направлен на выяснение, из чего состо­ит рассматриваемая система. Первую декомпозицию сделаем, отме­тив, что есть два типа материалов, из которых создаются модели: сред­ства мышления и материальные средства — предметы и вещества.

Соответственно этому модели разделяются на абстрактные и реаль­ные (рис. 3.5).

Продолжим анализ и осуществим декомпозицию ветви «абст­рактные» модели. Из чего и как они строятся? Ответ на этот вопрос означал бы, что мы объяснили, как происходят мыслительные про­цессы. Но мышление является столь сложным, столь мало познан­ным явлением, что на очередном шаге декомпозиции у нас в основ­ном оказываются необъяснимые фрагменты (рис. 3.6): большинство проявлений мышления, отмеченных в нашей схеме (и вовсе не ис­черпывающих его проявлений), не поддается объяснениям, отвечаю­щим научным стандартам завершенности.

Более определенно мы можем говорить об абстрактных моделях, которые являются как бы конечным продуктом мышления, приготов-

ленным для передачи другим субъектам. Это модели, воплощенные сред­ствами языка: они поддаются регистрации (тексты, аудиозаписи) и мо­гут изучаться как объекты, отчужденные от непосредственно мышле­ния, но являющиеся его продуктами, содержащими информацию о нем.

Рис. 3.6

Роль языка в жизни общества невозможно переоценить: он не только средство общения, но и носитель культуры, и средство орга­низации, управления, и основной компонент мира моделей субъекта. Языкознание является одной из самых сложных естественных наук (которую почему-то относят к гуманитарным).

Мы обратим внимание на те особенности языка, которые потре­буются для обоснования и использования технологии прикладного системного анализа.

Главная для нас особенность — то, что язык является универ­сальным средством моделирования: говорить можно о чем угодно. Из многих свойств языка, обеспечивающих ему это свойство, обратим внимание на расплывчатость смысла слов.

Приведем пример словесной модели некоторой ситуации. «В комнату вошел высокий красивый молодой человек, неся тяже­лый сверток». Так и видится реальная картина. Но «высокий» — ка­кого именно роста? «Молодой» — а сколько ему лет? Не говоря уж о том, что такое «красивый». «Тяжелый» — какого веса? Практичес­ки ни одно слово естественного языка не имеет точного смысла. Мож­но привести аналогию: «смысл» конкретной ситуации — точка, «смысл» слова — облако. Описывая конкретную ситуацию, мы как бы обволакиваем точку облаками, понимая, что истина где-то в сере­дине этого скопления. В большинстве случаев, особенно в быту, та­кого приблизительного, расплывчатого описания бывает достаточно для действий, часто успешных. В некоторых видах деятельности та­кая расплывчатость сознательно используется как важный позитив­ный фактор: поэзия, юмор, политика, дипломатия, мошенничество...

Однако в случаях, когда необходимо произвести конкретный про­дукт, достичь конкретного результата, этой конкретности начинает мешать расплывчатость бытового языка. И тогда те, кто занимается конкретной деятельностью, изживают мешающую неопределенность, вводя в язык более точные термины. У всякой группы с ее общими целями вырабатывается свой, специфический язык, обеспечивающий нужной точностью эту деятельность. У скотоводческого африканско­го племени масаев есть сотни терминов для характеристики коров; у северных народов — множество терминов, определяющих состояние снега; на своих языках разговаривают физики, медики, юристы; уго­ловники «ботают по фене»; молодежь говорит на слэнге, не понятном для взрослых; лондонские «низы» разговаривают на «кокни».

Общий вывод: всякая групповая деятельность требует выработ­ки специального, более точного, чем разговорный, языка; условно назовем его профессиональным.

Профессиональные языки более точны, чем разговорный, за счет большей определенности их терминов.

Важно осознать, что снятие неопределенности может быть осуществлено только за счет новой, дополнительной информации.

Таким образом, увеличение точности смысла языковых моделей идет за счет добывания и включения в язык все новой и новой ин­формации о предмете интереса.

Есть ли предел этому процессу уточнения? Есть, и это язык математики, в котором термины максимально точны, однозначны. Правда, полностью изжить неопределенность невозможно, иначе было бы невозможно о бесконечности мира говорить конечными фразами. Есть несколько (и не только вспомогательных, но и базо­вых) понятий в математике, имеющих расплывчатый смысл: «при­близительно равно», «значительно больше (меньше)», «бесконечно мало (велико)», «неопределенно» и т.д. И все же математический язык является крайним, самым точным справа в спектре языков описания реальности (рис. 3.7).

Теперь мы можем оценить слова Канта, которые повторяли и ин­терпретировали многие философы, о том, что всякая область знаний тем больше может претендовать на звание науки, чем больше она пользуется математическими моделями.

То, что какая-то наука недостаточно математизирована (исто­рия, биология, медицина, психология, политология и т.п.), означает лишь то, что ее объект столь сложен, столь мало изучен, что до мате­матической точности ей еще далеко. Но есть перспектива.

Для полноты картины отметим еще одну особенность языков. Культура индивида (мир его моделей) образуется из взаимодействия его врожденных моделей и культуры его социальной среды, в том числе (а возможно, и в первую очередь) языков, входящих в эту куль­туру. Здесь проявляется свойство ингерентности, совместимости внутренней и внешней культур. Случается, что их полного согласо­вания достичь не удается: генетики доказали, что иногда неспособ­ность научиться грамотно говорить и писать заложена в генах субъек-

та; человек, не имеющий абсолютного слуха, при всем старании не может полностью познать язык музыки; люди с преобладающим «пра­вополушарным» мышлением испытывают своего рода аллергию к ма­тематике; люди, в зрелом возрасте попавшие в эмиграцию, испыты­вают чувство ностальгии и т.п.

Однако языков так много, что каждый находит возможность сформировать свою культуру так, чтобы в ка­ком-то отношении обеспечить свое посильно успешное взаимодей­ствие с окружающей средой.

Для дальнейшего важны два момента:

1) имеется спектр языков разной степени определенности и, следо­вательно, ему соответствует спектр моделей разной степени точности;

2) одной из главных особенностей прикладного системного ана­лиза является попытка, старание развить описание проблемной си­туации, представленное клиентом, в сторону все более и более точ­ного описания проблемной ситуации, от ее первоначального «рыхлого» описания в сторону «жесткого». Часто до математическо­го описания дело не доходит за ненадобностью: проблема может быть решена и при не очень точном определении условий. Но важна тен­денция включения в модель все новой и новой информации, пока ее не окажется достаточно для решения проблемы; важен сам факт дви­жения в сторону уточнения.

Сделаем теперь еще один акт декомпозиции, пытаясь добраться до элементарных абстрактных моделей. Очевидно, что к числу эле­ментарных языковых моделей относятся слова. Что же является ори­гиналом для слова-модели?

<< | >>
Источник: Ф.П. Тарасенко. ПРИКЛАДНОЙ СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ. 2010

Еще по теме 3.4. Аналитический подход к понятию модели:

  1. АНАЛИТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ В ЭПИСТЕМОЛОГИИ
  2. В. Вторая аналогия Основоположение о временной последовательности по закону причинности
  3. Основоположение о временной последовательности по закону причинности
  4. Сущность, модели и технологии социальной работы25
  5. 14.3. Понятие «МОДЕЛЬ» 14.3.1. Общее представление о модели
  6. 1.2. Специфика западной и отечественной моделей социальной работы
  7. Аналитическая теория мистики и мистицизма
  8. 2. Общие подходы к реформированию модели предоставления социальных услуг на примере Канады и некоторых других стран
  9. Основные понятия моделирования
  10. Имитаиионная модель и ее особенности
  11. Подходы к общему определению понятия рациональности
  12. § 7. Системный подход и моделирование в экологии
  13. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ РИСКАМИ В НОВОМ КОНТЕКСТЕ
  14. § 1Г. ЛОГИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ И МОДЕЛИ. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СВЯЗЬ СЕМАНТИЧЕСКИХ И ПРАГМАТИЧЕСКИХ СВОЙСТВ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ИДЕАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ
  15. 3.3. Постнеклассическая синергетико-коммукативно-диалоговая модель естественнонаучного образования: основные аспекты