<<
>>

Симеон Полоцкий Похвала царю Алексею Михайловичу в день его ангела (1660-1670-е гг.)

В бумагах Кариона Истомина сохранился любопытный текст, содержащий приветствие царю Алексею Михайловичу под заглавием: «Похвала и привіт многих віков высокопарному Орлу превысочайшего парения славою имени его в день святаго праведнаго Алексія человіка Божиа аггела его великаго государя царя и великаго князя Алексія Михайловича всеа Великия и Малыя и Більш России самодержца» [Чуд- 301, л. 185—196].

Текст находится в двух тетрадях (л. 185—199; л. 197—199 пустые), вплетенных в сборник Кариона, и написан так называемым круглящимся полууставом, который отождествляется с одним из вариантов почерка Сильвестра Медведева428.

Заглавие написано на отдельной странице как название «книжицы» (л.

185), далее следует текст «Похвалы...», структурно разделенной на два приветствия. Мерное, состоящее ид шести строф (л. І8Г) об.— 192 об.), предваряется эпиграфом-цитатой из Псалтири «Обновится, яко орля, юность твоя. Псалом 102» (Пс 102:5) и представляет царя Алексея Михайловича в образе Орла. Каждая строфа завершается двустишием «И обновится паки юность твоя, / по сих желает сердце, душа моя», проходящим через текст рефреном, скрепляющим части в единство.

Второе приветствие, включающее четыре строфы (л. 193—196), прославляет царя через имя его небесного патрона Алексея человека Божия и открывается серией библейских эпиграфов, славящих имя Творца. Оба приветствия, судя по общему их заглавию, поэт предлагает воспринимать как смысловое единство — это похвала Алексею Михайловичу как царю-Орлу в день его именин.

Уже первый исследователь Кариона С. Н. Браиловский высказал предположение: «Едва ли это произведение принадлежит Кариону; скорее его надо приписать Симеону Полоцкому» [Браиловский 1902, 182]. Современный исследователь полагает, что «можно с уверенностью приписать этот текст белорусскому стихотворцу», и обращает внимание на возможную связь его с «Орлом Российским» [Котта Рамусино 1998, 46].

Для нас также несомненно, что автор сочинения «Похвала и привет...» — Симеон Полоцкий. Приведем текстологические аргументы в пользу данной точки зрения.

Соотнесенность «Похвалы...» и «Орла Российского» основана преимущественно на вариации общих тематических и образных мотивов, поэтических формул. В первой строфе приветствия, основанного на символике Орла, находим тот же самый, что и в «Орле Российском», пане- ирический мотив невыразимого, поэтического бессилия и немоты риторов, исполненных страха перед величием задачи, которая перед ними тоит, — воспеть царя-Орла, царя-Солнца. «Похвала...»:

ВЪм, не довліет отнюдь Кикерона,

дабы изелавить ниж и Платона, Аристотель с ним ритори прекрасни

вижду пред тобою, як рыбы безгласни (л. 186).

1р. «Орел Российский»:

Метротворити: а зді не довліют, и Риторове о сем не ум-Ьют Рещи доволно. Демосфин німствует,

Кикерон славный ему пособствует (38)429.

И но втором приветствии «Похвалы...», посвященном теме Алексея человека Божия, также сі ті. выражение: «Риторов уста будут німствова- ти» (л. 196).

Достоинства предмета апологии столь же трудно исчислить, как и морской песок. «Похвала...»:

Тя бо, світе, вім е неизреченна,

як песка морска множеств неизочтенна, Обаче лучше песок есть числити,

неже тя, світа, вдоволь изславити (л. 186).

Ср. «Орел Российский»:

Море в дебрь малу мощніе вмістити

и дожда капли, и пісок счислити, Нежели славы величество Его,

изрещи слова языка вашего (75).

Вторая строфа «Похвалы...» открывается так же, как и вторая стихотворная часть «Орла Российского» (следует за «Елогионом»), библейским образом, восходящим к двенадцатой главе Апокалипсиса: видением Жены, облеченной в солнце, явившимся Иоанну Богослову.

«Похвала...»:

Пречюдно знамя иногда явися

от Богословца во Патмі видіся Жену во слонці виді облеченну

звізд дванадесять вінцем украшенну (л. 186 об.).

Ср. «Орел Российский»:

Велие знамя иногда видіно

от Богослова, внегда му явлено будущих знамя в Патмі странствующу,

в восторзі сущу. Невісту в солнце виді облеченну,

вінцем пречестным світло украшенну (25).

Библейский сюжет преследования Жены (толкуемой как Церковь) драконом, отождествляемым с Сатаной (Апок 12:1—13), преобразован и в «Похвале...», и в «Орле Российском» в одном и том же направлении: в обоих текстах апокалиптическая Дева, облеченная в солнце и в венце двенадцатизвездном, соотнесена с образом солнечного Орла, сияющего «звездами доброт».

Оба рассматриваемых текста включают геральдический мотив. В списке «Похвалы...» иа него укапывает специальная помета на боковом поле рукописи «На іздец во Орлі»:

...о, силну, Орле, иміеш державу,

Ей, тако вижду, како разтерзаеш,

ecrfd на конь страшен змиа прободает (...)

Ты еси, Орел, силно мужественный,

ты на коні муж страшно узброенный (187 об.).

«Орел Российский»:

Всадниче мечодержный с копийным случися, Орлу светозарному служити потщися (29).

Для изображения бесстрашия Российского Орла использован один и гот же образ льва, страшащегося «кура». «Похвала...»:

Кто паки от звірь Орла одоліет

Российску Орлу и лва не довліет,

Лву се природа кура боятися,

како ж пред Орлом нашим состоится? (л. 187 об.).

«Орел Российский»:

Аще Лев кура природні боишься,

кольми Орла ти паче устрашится? (50).

В рассматриваемых текстах наблюдаются общие элементы античной мифологии. В «Похвале...» действует «Дий в небі планита» и в «Орле 'оссийском» тот же «Дий небовладный». В обоих панегириках звучат іризьівьі, обращенные к Амфиону и Орфею, петь и играть, перебирая ладкогласные струны, воззвание ко всему «Российскому народу»: «Світ- ю ж ликуйте, руками плещите, / радость поюще, как Давид скачите» «Похвала...», л. 195); «Пойте вси роди, рукама плещите, / лики составте, >адостно скачите» («Орел Российский», 40). Впрочем, мотив радостного икования принадлежит к широко распространенной панегирической опике и в данном случае не является показательным при решении рас- матриваемого здесь вопроса.

Наблюдается сходство отдельных строк. «Похвала...» начинается ловами: «Орле пресвітльїй восточныя страны» (л. 186); ср. зачин в «Ор- е Российском»: «Пресвітльїй Орле Российския страны» (14); см. также ачало третьей части первого приветствия «Похвалы»: «Орле пресвіт- лмй, орле пречестп І.йший- (л. 188) и ср. в «Орле: Российском»: «Орле пресланпый, орле пречестпійший» (36). Имеется в «Похвале...» и образное выражение «Российский Орел» (л. 187 об.).

С другими текстами Симеона «Похвалу...» соединяет идея, античная по своему происхождению и обработанная в христианском духе, о благочестивом царе-философе на троне:

Ей, блажен Орле, блаженное царство,

блаженно всюду твое государство, Наипаче град сей, в нем же царствуєш,

царь благочестив, и философствует.

Ср.: «Блаженно есть царство, в нем же царие философствуют или философе царствуют. Того блаженшее — в нем же царие богословствуют или богословие царствуют» [Син-229, л. 464].

Поэтический образ вечности и рая как страны «невечерня света», которым завершается текст «Похвалы...», встречается также в стихах «Вертограда многоцветного» и «Рифмологиона» Симеона [Син-287, л.

65, 73].

В «Похвале..» отмечается характерная для Симеона (как и для других авторов, выходцев из белорусских и украинских земель) рифмовка іи и: отворити / восп#ги; явися / вид^ся; планмта / св#га; превелика / человека. Встретился и такой белорусизм, как твердое р (после которого вместо и пишется и произносится ы): «Пары днесь в світ...», «Пары, гді лучи солнечны сияют» (л. 189—189 об.).

Приведенные наблюдения позволяют полагать, что автором приветствия «Похвала и привет...» является именно Симеон. Ограниченное число текстуальных совпадений при явном наличии общих сходных мотивов в «Похвале...» и «Орле Российском» свидетельствует о том, что автор работал в поэтике вариации и не стремился к автоцитации. «Похвала...» была написана, судя по развернутому заглавию, по случаю именин царя Алексея Михайловича (ум. 1676 г.)430, текст ее был переписан Сильвестром Медведевым и пока известен только в его автографе.

Отдельные фрагменты произведения пересекаются не только с «Орлом Российским», но и с: поэмами Кариона Истомина «Вразумление ум- наго зрения» (1683) и «Книга Любви знак в честен брак» (1689). Однако связь «Похвалы...» с сочинениями Кариона иного рода: эти тексты соединяет значительное число довольно пространных стихотворных пассажей, совпадающих дословно или имеющих минимальные разночтения. Карион Истомин воспользовался произведением Симеона как готовым материалом при создании своих поэм, чем и объясняется присутствие списка «Похвалы...» среди материалов его рукописного сборника.

Для того, чтобы оценить масштабы заимствований, свидетельствующих, с одной стороны, о центонной практике Кариона, с другой — о значении творчества Симеона для его современников, укажем тексты «Похвалы...», введенные Карионом в свои сочинения.

От «Похвалы...» зависит заключительная часть поэмы «Вразумление...», носящая заглавие «Обновится, яко орля, юность твоя». В «Похвале...» эта цитата из Псалтири (Пс 102:5) служит эпиграфом. Прямыми цитатами из текста Симеона являются в поэме Кариона следующие пассажи:

Орле пресвітлий, орле пречестнійший над орлы Орле славою первійший.

Твоя пресвітльї крыл і распростерты, аки от солнца лучи испущенны («Похвала...», л. 188; «Вразумление...»431, л. 16 об. —17).

Всюду пресвітльїй Орле прелітаешь,

всюду своими крылы покрываешь («Похвала...», л. 188 об.; «Вразумление...», л. 16 об.).

И обновится, паки юность твоя,

по сих желает сердце, душа моя

(«Похвала...», л. 188; «Вразумление...», л. 17).

Пары днесь в світ в весь именем счасливі и ділом помощь есть ти в Бозі живі.

Пары, гді лучи солнечны сияют,

да тамо твоя крьілі покрывают

Вся, яко вірну, Господь может дати, внегда в нем еси обык уповати.

Господь с тобою, Орле преблажайший,

царствуй, світ, здраво во вік премножайший. И обновится паки юность гноя,

посем желает сердце, душа моя

(«Похвала...», л. 189—189 об.).

В приведенном выше фрагменте Карион лишь заменил дважды встречающийся фонетический белорусизм «Пары» (глагол в повелительном наклонении) на форму «Пари».

Далее:

УснЬвай, царствуй истинны ради, кротости d~h.ee и святыя правды.

У співай, царствуй премногия літа...

(«Похвала...», л. 192).

В пределах данных трех строк во «Вразумлении...» (л. 18 об.) изменено только одно слово: вместо существительного «ділес» (кротости дел) употреблен предлог «д$ля» (кротости ради). Смысловую правку легко объяснить тем, что Петр I еще не успел совершить какие-либо особые «дела», поскольку к моменту написания поэмы находился на троне совсем недолго, и Карион преобразовал комплимент в напутствие на будущее.

Далее:

Кто паки от звірь орла одоліет

Российску Орлу и лва не довліет.

Лву се природа кура боятися,

како ж пред Орлом нашим состоится?

Небесным Орлом есть бо покровенный

и от Йна конь страшно посажденный.

На херувиміх іздяй пособитель,

тойжде ти да есть истинный хранитель

(«Похвала...», л. 187 об. —188).

В данном фрагменте во «Вразумлении...» изменена лишь одна строка Симеона: «и от Й на конь страшно посажденный». Геральдический образ «Ездца» (герб Москвы) заменен в поэме, написанной год спустя после венчания Петра I на царство, другой реалией — «царский престол»: «от него на царек престол посажденный» («Вразумление...», л. 17).

Следующий фрагмент предоставляет пример смысловой и стилистической правки, которой подвергся заимствованный Карионом текст при его адаптации к новой ситуации.

Радуйся, царю, миру прежеланный,

свыше Российску царству дарованный.

Радуйся, івАте, світло веселися,

свіЬпло бо солнце ты днесь а світ явися

(«Похвала...», л. 194 об.).

Радуйся, царю, миру прежеланный,

свыше Российску царству дарованный, Радуйся, царю, світло веселися,

ты бо в чистоті зоря нам явися

(«Вразумление...», л. 18 об.).

Заменив строку Симеона «світло бо солнце ты днесь в світ явися», Карион устранил тем самым момент ситуативности, подчеркивавший приуроченность «Похвалы...» к именинам царя Алексея Михайловича: «ты Ьіесь в світ явися». Обращаясь к молодому Петру I, только что вступив- пему на престол, он предпочел назвать его не «солнцем», как в своем )бразце, а «зорей» и вместо метафорического обращения к высокому адресату «світе» употребил прямое — «царю». В результате две строки, юдвергшиеся правке, утратили прежний стилистический облик с харак- срной для него игрой слов, основанной на повторении однокоренных лов разных грамматических классов: «світе, світло веселися, / світло бо (>лице ты днесь в світ явися».

Наиболее пространный текст заимствован Карионом из четвертой глети первого приветствия «Похвалы...» Симеона:

Егда восхоті Дий в небі планита

явити мудрость впосред земли світа, Пустил с востоку Орла единаго,

с западу паки такожде втораго. И тако един к єдину парили,

даж во Делфах оба свокупили. Тамо же вскорі Дий утвердил бяше

престол мудрости тако ж нарицаше. О Орле россом, о Орле двоглавый,

над вся во світі сугубо державы, Тя от востока Господь посылает, два едина главой всугубляет. Камо же ти, світу, изволь парити

и посреди земли мудрость изьявити, Здіпосред земли зді прилітаєш,

престол Соломон с Богом умудряєш. На нем же Господь сам тя посаждает,

из него во весь мир препрославляет. ЗдіДелфы град сей мудрости столица

вірой слангтся во вся земли лица. Kit, блажен ()|>лс\ блаженное царство, {ііш.шґнно всюду твое государство,

Наипаче град сей, в нем же царствуєш,

царь благочестив, и философствует.

О, Орле, emfme мшосерднійший,

ты над всі орлы Орле премудрШший,

Ты седми даров Духа Свята исполнен,

ты Соломони мудрости наполнен.

О ей, премудрі царство управляєш,

як премудр Орел, крьіліпростираєш.

Простирай, світе, будеш простирати,

Господь тя хранит в своей благодати.

Простирай здравы, царствуй многа літа, да ж не оставит солнце сего світа.

И обновится паки юность твоя,

по сих желает сердце, душа моя

(«Похвала...», л. 189—190 об.).

Из 36 строк Карион оставил без каких-либо изменений девятнадцать, в остальной текст, выделенный нами курсивом, внесена небольшая, но показательная правка («Вразумление...», л. 17 об. —18).

Из строки «да ж во Делфах оба свокупили» Карион устранил упоминание о Дельфах, известных святилищем Аполлона, стало: «даж в един два оба ся скупнили». Он целиком заменил виршу Симеона, содержащую метафорический образ русской столицы как града Дельфы («Зді Делфы град сей мудрости столица / вірой славится во вся земли лица»), освобождаясь от мифологического покрова, стало: «О, будь царствен, град, мудрости лияло, / чтоб всяко діло во правді сияло».

В вирше «О Орле россом, о Орле двоглавый, / над вся во світі сугубо державы», второе обращение «о Орле двоглавый», показавшееся поэту, возможно, избыточным, поскольку образ двуглавого Орла уже выражен в предыдущих стихах, заменено определением «от Господа данный», из чего становится ясно, что речь идет уже не о гербе России, но о царе Петре I; произведенная правка повлекла изменение в следующей строке, стало: «О Орле россом, от Господа данный, / над вся во світі в царство произбранный».

Вторую строку вирши «Тя от востока Господь посылает, / два едина главой всугубляет» Карион преобразовал, придав ей характер напутствия адресату: «Тя от востока Господь посылает, / да правда и суд всюду пребывает».

Он явно предпочитает избегать обращения к Петру «світе», поэтому строки Симеона «Камо же ти, світу, изволь парити», «Простирай, світе, будеш простирати» выглядят у Кариона так: «Камо ти годно, изволи парити», «Простирай всюду, будеш простирати».

Строка «Зді посред лемпи м)і прилатаєш» (возможно, испорченная при переписке) отредактирована: «Подростно всюду ты да прелетиши».

Упоминающийся далее в тексте-образце «престол Соломона» заменен конкретной реалией — «престол Росск», стало: «престол Росск с Богом добрії умудрити». Если у Симеона сказано, что с «престола Соломона», как с престола мудрости, Господь «во весь мир препрославляет» царя, то у Кариона мотив славы преобразован в духе комплиментарной дидактики: «На нем же Господь сам тя посадил есть, / остроты смыслом убо одарил есть».

Шесть строк от слов «О, Орле, світе» до «крьглі простираєш», изображающих царя, исполненным «седми даров Духа Свята» и «Соломоновой мудрости», Карион заместил одной виршей, редуцируя литературность определений, текст стал короче и строже: «Тя, Орла, держит Вышняго десница, / простирай крилі, зри Троична лица».

Еще раз подтверждается, что Карион сокращал количество намеренных стилистических повторов Симеона. В вирше «Ей, блажен Орле, блаженное царство, / блаженно всюду твое государство» третье определение «блаженно» заменено на «велико»: «велико твое всюду государство».

Наконец, следующие строки «Похвалы...» Симеона были использованы Карионом в «Книге Любви знак в честен брак»:

Не камень скачет, ни высоки горы,

но да Российский народ соборы,

В день сей пресв&плый да возыграются, от. солнца своего да просвещаются.

Світло ж ликуйте, руками плещите,

радость поюще, як Давид, скачите.

Встраивая именинное поздравление Симеона Алексею Михайловичу в контекст свадебного приветствия царю Петру Алексеевичу, Карион вынужден был опустить центральную виршу с упоминанием царя- голнца и указанием на временную приуроченность текста — «день сей пресвітльїй», а также заменить сообразно новой ситуации призыв «як Давид, скачите» более определенным «в царек брак потецыте». В ре- іультате вместо шести стихотворных строк у Кариона стало четыре:

Не камень скачет, ни высоки горы,

но Российский род дів и жен соборы.

Світло ликуйте, руками плещите,

радость поюще, в царек брак потецыте

[Карион 1989, л. 4 об.]. Таким образом, в правке Кариона отчетливо прослеживается тен- іеіщия к демифологизации и конкретизации литературных образов, не- которое упрощение текста-образца. Сообразуясь со своими эстетическими представлениями и адресуя поэмы юному Петру I, Карион стремился приспособить «Похвалу...» Симеона к новой ситуации.

Приводим далее текст «Похвалы...» Симеона по рукописи [Чуд-301, л. 185—196].

л. 185 Похвала и прив-Ьт многих віков

высопарному Орлу превысочайшего парения славою имени его в день святаго праведнаго АлексЬя

человека Божиа аггела его великаго государя царя и великаго князя Алексія Михайловича всеа Великия и Малыя и Більїя России самодержца

л. 185 об. Обновится, яко орля, юность твоя. Псалом 102.

л. 186 1

Орле пресвітлий ВОСТОЧНЫЙ страны,

от орлов Орле Богом произбранный, Орле истинна Бога си любимый,

Орле славою высокопаримый, Даждь рабу в малі уста отворити,

хощу бо, світе, тебі воспіти. О како же начну, недоуміваю,

внегда ся слуху токмо ужасаю. Тя бо, світе, вім е неизреченна,

як песка морска множеств неизочтенна, Обаче лучше песок есть числити,

неже тя, світа, вдоволь изславити. Вім, не довліет отнюдь Кикерона,

дабы изславить ниж и Платона, Аристотель с ним ритори прекрасни

вижду пред тобою, як рыбы безгласни. О Орле-світе, паки раб желаю

милосерда бо тя по Бозі знаю, Як німа, Иисус світ мя просвітивши,

дерзнуть ми слово да благоволити. // л. 186 об. О сердцем смирным смиренно дерзаю,

тя, світа, пою, хвалю, величаю. Псалом 50 Бог смирьна сердца не уничижает432,

раб смиренный пред сінь крил твоих падает.

2

Лпоколипсис Пречюдно знамя иногда явися, глава от Богословца во Патмі видіся,

Жену во слонці виді облеченну.

звізд дванадесять вінцем украшенну433.

И луна, склонша оба свои роги,

послана быша под невістьі ноги.

Посем же даны ей быша два крылы Орла велика от Вышняго силы.

Да парит ими в глубоку пустыню,

донде же скратит Бог ярость змиину.

И паки инно се знамя бывает:

Михаил в небі змиа поборает,

Посем прекріпко сего низлагаше

свои побідньш сам піснь воспіваше.

Ньіні бысть сила, бысть Бога нашего,

спасе царство область Христа его. // л. 187 Яко змий чермен бысть низложенный

в гортань копием есть прободенный.

О знамя чюдно, что тамо гадает,

подобні тако ж наш Орел являет.

О Орле, в солнці Христа облеченный,

о селение в человіці положенный.

Не токмо в солнцы, но тя солнцем знаю,

о солнце россом, внегда всмотриваю,

Како сияешь на небі Российском,

негли як солнце в небі емпирийском.

Тако невіста видінна луною,

тя луно церкви наричу оною.

Луна спосреди неба світит всюду,

ты — луно средь земли, ин же ність отнюду.

Луна бо в нощи пресвітло сияет,

твоя же віра нощь злых разгоняет.

Тамо невіста вінчанна з звіздами,

ты же, о Орле, всіми добротами,

Ими же, як звіздьі, на небі сияеш,

звіздами доброт весь мир исполняеш.

Оной дві крьілі тамо быша даны,

и зді в тя світа вижду зготованны. // л. 187 об. Камо ж ти, світу, воля єсть парити,

ли во пустыню змии низложити.

Змий же природні орла ся страхает,

слышаше шум крыл в землю си скрышает. Дії никогда му ра.моргнет главу,

о і нлну, Орле, иміешь державу. На ездец Кй, тако вижду, како разтерзаеш, во Орле всЬд на конь страшен змиа прободаеш.

О страшен Орле, страшен всім видишея, колми паче внегда узброишея.

Ты еси, Орел, силно мужественный,

ты на коні муж страшно узброенный.

Кто ж ти от птенцов врагом может стати,

и с тобою, Орлом, дерзнет ратовати?

Всі пред шумом крыл твоих упадают, яко дым, вскорі от тя исчезают.

Кто паки от звірь орла одоліет,

Российску Орлу и лва не довліет.

Аву се природа кура боятися,

како ж пред Орлом нашим состоится?

Небесным Орлом есть бо покровенный,

и от Й на конь страшно посажденный. // л. 188 На херувиміх іздяй пособитель,

тойжде ти да есть истинный хранитель.

В нем же ты свыше присно уповаєш

и сего ради всіх злых побіждаеш.

Буди ж ти, світу, слава и премудрость,

хвала же и честь, и сила и кріпость.

Ньіні и присно, о Орле великий,

буди здрав, світе, счасливые віки.

И обновится паки юность твоя,

по сих желает сердце, душа моя.

3

Орле пресвітльїй, Орле пречестнійший, над орлы Орле славою первійший,

Твоя пресвітльї крьілі распростерты, аки от солнца лучи испущенны.

Что ж сий світ, воля ими знаменити

ли с Богом присно бодро бодрствовати.

Псалмопівіц бо прекрасно співает, Псалом сей не воздремлет, ниже усыпает27

Храняй Израиля: Моисий притачает,

ко Орлу бодру Бога вподобляет. // л. 188 об. Як Орел, покрый гніздо под крьілі и на птенцы же своя возжелі, Мики простерте крмлі, приять Й

и на рамена своя под&ят Й. То, чаю, раб твой твои знаменают,

да гніздо царства твоего покрывают. Ей, покрывают благонадежно

вірну державу от враг безмятежно, Велие царство премногия годы,

многия земли твоея ограды. Всюду, пресвітльїй Орле, прелітаеш,

всюду своими крылы покрывает. Вірньїя же страны с Давидом поют вся

во крові крыл твоих радуемся. О, Орле, світе милосерднійший,

о, Орле бодрый, чадолюбезнійший, Что же прелюбезно знаменаеш

ли их же стяжал, в небо вознесть чаеш? Чаяние бо твое все во Бозі,

в трудіх, бдінии и молитві мнозі, Не токмо Богу о себі слезиши,

но да и вірньїх в небо возвысиши. // л. 189 Ей, бодрый Орле, бодрствует без мірьі,

вся содіваеш для истинной вірьі, Тім же и Господь тя послушает,

своих крыл в небо вірньїх воспримает. Елма же раб твой имам глаголати,

что наміренье твое знаменати, Вім, ко Иову Бог глаголаше,

егда словесы его увіщаше, Твоим ли словом Орел возносится

и вскрай камыка сокрыта гніздится, Тамо ж сый брашна себі воспрошает,

до

откуду виждма вся усмотривает . Ты — наше солнце, о присно світило,

простерте крьілі держиш нерушимо, ЧТО чтырма вижды превыспрь всмотриваеш,

ли в небо парить ко Христу желает И тамо хощеш чада вогніздити,

но зді ти нужда впред многа літ жити, Да ж и невірньїх страны пролітиши

и волк безбожных в агнцы претвориши. Пары днесь в світ в весь именем счасливі

и ділом помощь есть ти в Бозі живі. // л. 189 об. Пары, гді лучи солнечны сияют,

да тамо твоя крьілі покрывают

ЇН В ркп. усмотриваеш.

Н(Я, мко вірну, Господь может дати, пиггда п нем еси обык уповати. Господь с тобою, Орле преблажайший,

царствуй, світ, здраво во вік премножайший. И обновится паки юность твоя,

посем желает сердце, душа моя.

4

Егда восхоті Дий в небі планита

явити мудрость впосред земли світа, Пустил с востоку Орла единаго,

с западу паки такожде втораго. И тако един к єдину парили,

даж во Делфах оба свокупили. Тамо же вскорі Дий утвердил бяше

престол мудрости тако ж нарицаше. О Орле россом, о Орле двоглавый,

над вся во світі сугубо державы, Тя от востока Господь посылает,

два едина главой всугубляет. // л. 190 Камо же ти, світу, изволь парити

и посреди земли мудрость из&явити, Зді посред земли зді прилітаєш,

престол Соломон с Богом умудряєш. На нем же Господь сам тя посаждает,

из него во весь мир препрославляет. Зді Делфы град сей мудрости столица

вірой славится во вся земли лица. Ей, блажен Орле, блаженное царство,

блаженно всюду твое государство, Наипаче град сей, в нем же царствуєш,

царь благочестив, и философствует. О, Орле, світе милосерднійший,

ты над всі орлы Орле премудрійший, Ты седми434 даров Духа Свята исполнен,

ты Соломони мудрости наполнен. О ей, премудрі царство управляєш,

як премудр Орел, крьілі простираєш. Простирай, світе, будеш простирати,

Господь тя хранит в своей благодати. Простирай здравы, царствуй многа літа, да ж не оставит солнце сего світа. // л. 190 об. И обновится паки юность твоя,

по сих желает сердце, душа моя. Егда тя Господь Орла вінчавает,

абие жезл плат в десну ти вручает. І Ісалом Жезл крепости, жезл твоего царства10,

жезл приснобдящий вірна государства. Еремиа Сей есть жезл бодрый, пророком видінньїй435,

яко Орлу бодру Богом ти врученный, Да сим бодрственно царство управляєш,

а врагов, як молнь, сим да опаляеш, Се огнь на враги, вірньїм же милость,

кто к тебі, світу, имать вірьі цілость. Есфир Артаксеркскому милость си являше,

жезл злат на выи ову полагаше , Яко ж Есфири даде ціловати

любезно в знаме царской благодати436. О что же оно жезл злат содівает,

славу богатством ону исполняет, И прошения вся полезна быша,

о чесом Есфирь царя си молиша. // л. 191 Ты, наше Солнце, жезл злат наклоняет,

да тожде, что милость обіщаеш Вірньїм ти слугам, да даси лобзати,

от них же гибнут твои супостаты. О кто ж лобзати его сподобится,

честью, богатством вбогащен славится. Что ж, скипетродержавче, злато ти співати,

токмо к Богу о сем молебствовати, Дабы от всіх стран скипетры в десну

вручил ти, світу, и всю поднебесну, Еже усердно, світе, ти співаю

и літ премножество царствовать желаю. И обновится паки юность твоя

желает и се сердце, душа моя.

6

Давиду силну внегда странствующу,

в Иерусалимі ж во храмі сущу, В нем же и хлібьі сніде предложенны

Авимелехом, взя мечь обнаженный, 11же многих стран врагон нзбивше, ілі Лммалику отмщевываше. // л. I'M of). Сему в стрітении жены ликоваху,

в тимпаны бьюще, сице глаголаху: Побіди Саул токмо тысящами,

а Давид множество тысящей тмами. Россом Давиде Орле предражайший,

скипетровладый мечем прекріпчайший. Вість Господь, что ти, світу, содівает,

скипетр вручивше, и меч посылает. Его же виді Богословец странный

исходящь из уст остр во обі страны, Иже на злых месть оный знаменаше,

яко Авимелех, Бог ти вручил бяше. Да им державы скипетр утверждает,

а врагом воскорі месть да сотворяеш, На се бо вижду мечь твой обнаженный

потраснеш, світе, будут осліплени. Сим всіх сокрушиш ложных выя роги,

сим гордых главы смириши под ноги. Тако ж, скріпивше вірну ти державу,

от всіх стран вінцьі приимеш на главу. Что ж, як Давиду, світу ти співати,

Россия имать токмо глаголати. // л. 192 Успівай, царствуй истинны ради,

кротости ділес и святыя правды. Успівай, царствуй премногия літа,

Орле пресвітльїй, світе от світа. И обновится паки юность твоя,

по сих желает сердце, душа моя. * * *

л. 193 Вся земля да поклонит Ти ся и поет Тебі

да поет же имени Твоему, Вышний. Псалом437. Во світі лица Твоего пойдем и о имени Твоему возрадуемся. Псалом438.

И возвеселюся, и возрадуюся, поя имени Твоему. Псалом439. Пойте Богу, пойте цареви нашему, пойте. Псалом440, л. 193 об. Дщери Сиони, изыдите и видите царя Соломона

во вінцьі, в нем же вінча мати его в день женитвы и и л с ні. неселиа его. ІІіснь пісней, глава 5™. Аз во.ктапих царя с правдою. Исайя, глава. Се царь правдивый царствует. Исайя, глава441. И вси путие его правы. Исайя. //

л. 194

1

Грядите, россы, в радости грядите,

се Соломона во вінцьі видите, Им же вінча Бог и Пречиста Мати,

во нь день изволил с царством сопрягати И в день радости сердца его царска,

ньіні же радость сердца государска. О радость світла, радость превелика

в день Алексиа Божия человека, Во нь же сей світ наш есть проявленный,

світ пресвітлійший Алексий реченный. Ей, радость красна, паки восклицаю

Псалом

с псалмопівцем се, в радость воспіваю. Сей день, его же сотвори Бог Сионь,

возрадуемся, возвеселимся во нь442. Радуйся же, россо, світло веселися,

Велия с Малой, Біла просвітися, И вся премноги страны свокупите,

лики, тимпаны в пісніх составите. Світу своему оной приветствуйте

л IQ4 nfi

и о ней к Богу усердно молебствуйте, // Да ему, світу, даст торжествовати

в день Алексия лики составляти. О царю, світе благочестивійший,

о солнце в мирі, світе пресвітлійший, Торжествуй, здравствуй на премнога літа, буди світ славен во вся концы світа.

2

Радуйся, царю, миру прежеланный,

свыше Российску царству дарованный, Радуйся, світе, світло веселися,

світло бо солнце ты днесь в світ явися. Радуйся, радость в день бо сей велика, радования кто ж славит толика, Яжг її.і, світе, иьіні совершает

и п весь род вірсн на не подвизаешь.

Гді ж есть Лмфисон сый игрец прекрасный, иміяй струны пресладкия гласны.

Да бряцает в ня днесь своей рукою, совокупивше и иных с собою,

Вім бо вся горы камени скакаша,

егда изрядні вся струны играша, // л. 195 Играй, не медли в день сей Алексиа

царя пресилна Руской земли всеа.

Не камень скачет, ни высоки горы,

но да Российский народ соборы,

В день сей пресвітльїй да возыграются, от солнца своего да просвещаются.

Світло ж ликуйте, руками плещите,

радость поюще, як Давид, скачите.

Світу своему оной привітствуйте,

всіх с неба вещей вірно усердствуйте.

И да ему даст Господь праздновати,

сей праздник посем тысящми питати.

3

Днесь весна красна в Росии сияет,

она же світлу память совершает

Богу человіка свята Алексия.

Наша весна есть царь Россы443 всея.

Та весна красна в сий день проявися,

востани, прииди всяк, возвеселися.

Зима отьиде, земля дает травы,

одіваютея радостно дубравы. // л. 195 об. Глас пресладчайший горлицы слышится,

в земли ж Росийской кто не взвеселится.

Орфею нужда при сей ньіні быти

и в струны сладки немедленно бити.

Звіри да скачют, дубравы зелены,

красна бо весна нам царь проявленный.

О солнце-царю, світе пресвітлейший,

о весно красно, світе прекраснійший,

Ты днесь и присно нам солнцем сияеш,

днесь, як весна, всім скудость исполняет.

Як с весны красны, сердцы ся радуем, сице о тебі, світе, веселуем.

Слыш горлицу, како тя украшает, та есть иже ти имя свое дает, Еже приемши, і nl.rr сладкий, Алексию, аггел ги пел а пит над всею землею, Вмоливше літ множетво с Богом, и дни благи по сих сподобит на небесны праги. // 4

л. 196 Риторов уста будут німствовати,

егда восхощут радость описати Яже в России днесь світло сияет,

до конец земли лучи испущает. О царю, днесь обрадованный,

странам восточным Богом дарованный, Кто ж днесь о тебі не возвелится,

аще кто во світ токмо не родится. Радуйся, яко и тіх просвітити,

світе имаши, дабы им славити. Еретицы злы дерзнут німствовати,

но камение будут вопияти С нами пречестно великоліпое

о, Алексие, сладко имя твое, Его же ради духом днесь играет,

сим землю, море, аер исполняешь. Играй, радуйся, яко взаем тебі

тщится твой Аггел с тобою играть в небі, Но впред, Аггеле, молебствуй многа літа да же причастится невечерня світа.

<< | >>
Источник: Сазонова Л. И.. Литературная культура России. Раннее Новое время / Рос. Акад. наук; Ин-т мировой литературы им. А. М. Горького. — М.: Языки славянских культур,. — 896 с. 2006

Еще по теме Симеон Полоцкий Похвала царю Алексею Михайловичу в день его ангела (1660-1670-е гг.):

  1. Иверские декламации Симеона Полоцкого (1660)
  2. Симеон Полоцкий Иверские декламации (1660)
  3. Симеон Полоцкий Эпиграмматический цикл «Еленхос...»
  4. «Емлимата и их толкования стихами краесогласными» Симеона Полоцкого
  5. «Вертоград многоцветный» Симеона Полоцкого как христианский универсум: история создания, поэтика, жанр
  6. СИМЕОН (Симеон Великий) (864? — 27 мая 927)
  7. Глава V Внутренняя деятельность Юстиниана. Бунт «Ника». Религиозная политика в Сирии, Симеон Столпник и его монастырь
  8. ЕГО СВЯТОСТИ МОСКОВСКОМУ И ВСЕРОССИЙСКОМУ ПАТРИАРХУ - ГОСПОДИНУ АЛЕКСИЮ
  9. Воскресенье, пятидесятый день после Пасхи Пятидесятница. День Святой Троицы
  10. Глава VI День Петра I. — Его двор. — Судьба князя Меншикова. — Роскошь вельмож. — Общественные развлечения: ассамблеи, праздники в Летнем саду, катанья по Неве. — Царская резиденция в Петергофе.