<<
>>

АПОКРИФЫ

Освоение византийского наследия не было только делом официальной культуры христианской Руси. За несколько десятилетий значительно возросло число людей, сведущих в книжной премудрости.
Распространение повестей и сказаний, имевшихся в доброй половине письменных текстов, оказывало влияние на жизнь все более широких кругов. Конечно, устная передача продолжала иметь преобладающее значение, обогащаясь при этом за СЧЕТ СЛОВ, зафиксированных на пергамене (или на другом материале, зачастую растительного происхождения, менее редком и дорогостоящем) рукой «книжников» (переводчиков и переписчиков). В XI—XII в. книжный рынок расширялся под влиянием спроса, питаемого потребностями, выходящими за пределы культа. Анонимные переводы с греческого и з* списки южнославянских рукописей принесли в разные области Руси значительную часть апокрифической литературы, созданной в восточной и иногда даже западной христианской среде. Это был постоянный поток, обновляющийся от одного поколения к другому. Апокрифические тексты находились в обращении в течение столетий, с киевских времен до начала нашей эпохи. Русское христианство их обогатило, рассеяв по другим сказаниям, создав тем самым некий духовный субстрат. Когда современные специалисты приступили к изучению древних текстов, в которых сохранялись запрещенные сокровища библейских апокрифов, они нашли там лишь некоторые следы отдельных эпох. Правильное решение подсказывает даже язык, который соответствует определенному времени в эволюции своих звуков и форм. Согласно общим схемам, напластования в древних текстах происходят более чем за столетие, и словарный запас соответствующего века таит отгадку предшествующих веков. Даже если удается определить время написания древнейших из известных нам рукописей, лишь изредка можно догадаться, сколько других текстов, рассказывающих ту же историю, предшествовало ей. Киевская эпоха знала различные апокрифические сказания.
До нас дошли в рукописях XII в. «Хождение Богородицы по мукам», «Видение пророка Исаии», «Паралипоменон пророка Иеремии», «Сказание отца нашего Агапия» и некоторые другие. Однако в первые два века христианства из греческой и южнославянской области до Руси дошли и другие апокрифические сочинения, которые находим в более поздних рукописных списках. В частности, к X-XI в. относится появление текстов из Болгарии, в которых угадывается влияние богомильской ереси. Богомильство, основоположником которого был поп Богомил (X в.), быстро распространилось за пределы болгарской территории. На Западе оно соприкасалось с ломбардскими патариями и другими сектами северной Италии, а во Франции богомилы повлияли на движение альбигойцев. Проникнутое дуалистическими идеями, общими уже для многих предшествующих ересей, от павликианской до манихейской и мессалианской, оно характеризовалось крайне трагическим видением мира. Вся жизнь представлялась как результат борьбы между Богом и Сатаной, понимаемых как дух и материя и синтезированных в человеке, их общем творении. В конце концов Бог торжествует над Сатаной. Победа над Злом неизбежна, и богомильство основывает на этом твердом убеждении свою собственную веру. Отрицание материи как сатанинского порождения содержало одновременно социальный протест против установленной власти (понимаемой как сила, оберегающая материю) и являлось причиной как успеха богомилов среди низших сословий, так и преследований со стороны Церкви. Богомильский дуализм придавал особый драматизм повествованиям о сотворении мира и человека. Персонифицированные Добро и Зло вели диалог основательно, но просто, что не исключало, впрочем, интриг и сценических эффектов, имевших успех у простого народа. Распространившаяся на Руси литература широко усвоила эту технику, так что богомильские реминисценции зачастую проявлялись как композиционный прием даже в текстах, происходящих из других источников. Во многих отношениях духовное достояние апокрифов включило Русь в общую культуру всей средневековой Европы.
Однако русской культуре было предназначено сохранить эту анонимную литературу дольше и ревностнее, нежели западной. В то время как для других стран апокрифическая традиция представляла собой лишь компонент (и не самый важный) религиозного сознания и национального художественного чувства, для России она имела решающую роль, которая питала цивилизацию, только что присоединенную к Европе и жаждущую приобщиться к истории. В русской культуре апокрифы передавали, в сущности, свое видение человеческой эволюции. Не только в долгое православное славянское средневековье, но также в более близкие эпохи русская художественная и поэтическая мысль часто снова звучала в стиле апокрифических Видений, Откровений и Пророчеств. Народная Библия, образовавшаяся из древнего апокрифического сборника, называемого «Палея» (от греч. лаХша), долгое время была главным философским руководством христианству, для новообращенного и не защищенного другими историческими традициями. Проникнув в восточнославянскую область через переведенные тексты, эти апокрифы представляют собой литературные заимствования, но их обработка порождает местный стиль, который лежит в основе происхождения особой восприимчивости русской поэтики. Две редакции «Палеи», так называемая «Палея толковая» и «Палея историческая», содержащие наиболее распространенные ветхозаветные легенды, являются источниками многочисленных последующих русских литературных обработок и всех риторических приемов, отражающих необычный мистицизм, церковное и вместе с тем народное понимание таких феноменов, как закон, радость, грех, судьба. Мы не излагаем здесь содержание наиболее известных русских апокрифических текстов, которое в целом общее для всей литературы средневекового христианского Востока. Персонажи те же, что в Ветхом и Новом Завете, — Бог и Сатана, Адам и Ева, Соломон, царица Савская, Авраам, Давид, Иосиф, Пророки, Иисус, Богородица, Архангелы, к которым присоединяются другие исторические фигуры - такие как Дарий, или мифические, как Китоврас, демонически вовлеченный в сложные взаимоотношения с мудрым Соломоном (цикл апокрифов о Соломоне и Китоврасе, происходящий из южнославянских текстов, не сохранился в греческих списках, что увеличивает его ценность). В некоторых восточнославянских текстах находим привнесенные элементы, которые иллюстрируют нам местные обычаи и представления. Так произошло с популярнейшей историей «Хождения Богородицы по мукам» (которой вдохновился в нашем веке даже Алексей Толстой). Богородица, сопровождаемая архангелом Михаилом, посещает ад. Муки грешников описаны с логикой законного возмездия, отражающей мораль и народное право балканских славян (которые создали основной текст), а также славян Руси. Так, мы находим наказанными язычников, поклонявшихся древним восточнославянским богам Трояну, Велесу, Хорсу, Перуну. Воспоминание о древних мифах легло в основу нового религиозного эпоса.
<< | >>
Источник: Пиккио Р.. История древнерусской литературы. М.: Кругъ. — 352 с.. 2002

Еще по теме АПОКРИФЫ:

  1. ЗАВЕЩАНИЯ ДВЕНАДЦАТИ ПАТРИАРХОВ, СЫНОВЕЙ ИАКОВА
  2. АГИОГРАФИЯ
  3. О трапезе духовной
  4. КУДА МАКАР ТЕЛЯТ НЕ ГОНЯЛ Инициатическое путешествие в древнерусской традиции
  5. Обожествление солнца
  6. Кодификация Священного Писания
  7. 1. ДОКТРИНАЛЬНЫЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В СВЯЗИ С БИБЛИЕЙ
  8. «Сунна» пророка Мухаммеда и хадисы
  9. ИГУМЕН ДАНИИЛ В СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ
  10. СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ
  11. Смутное время
  12. Вопрос: Что остается неясным в рассказе Иоанна?
  13. О книгах Священного писания.
  14. КИТОВРАС