<<
>>

Основные направления реформирования профессионального образования

Формирование системы непрерывного профессионального образования

Система непрерывного профессионального образования направлена на то, чтобы предоставить каждому человеку возможность формировать индивидуальную образовательную траекторию и получать ту профессиональную подготовку, которая необходима ему для дальнейшего профессионального, карьерного и личностного роста. Развитие данной системы позволит обеспечить большую восприимчивость образования к внешним запросам, в том числе со стороны рынка труда.

В последние годы наблюдается быстрый рост потребности в повышении квалификации и переподготовке кадров. За последние 5 лет контингент обучаемых по соответствующим программам вырос на 59,5% (и это без учета повышения квалификации и переподготовки рабочих кадров). Основную долю в росте спроса на последипломное образование (92,1%) составляет рост спроса на повышение квалификации (на профессиональную переподготовку - 7,9%). К 2008 г. программами непрерывного последипломного образования будет охвачено не менее 10-12% занятого населения России ежегодно с последующим повышением этой доли до 2025%.

Чтобы обеспечить растущие потребности в постоянном повышении квалификации или переподготовке, необходимо создать инфраструктуру доступа к непрерывному профессиональному образованию в течение всего периода профессиональной деятельности.

Основными элементами этой инфраструктуры являются: программы профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации, построенные на принципах модульной организации, а также реализующие их организации и учреждения различных форм собственности; общественно-профессиональные организации, деятельность которых направлена на формирование адекватных запросам рынка труда квалификационных требований к уровню подготовки специалистов, поиск и отбор современных образова

тельных технологий, а также оценку (аттестация и аккредитация) качества образовательных программ; единая система зачетных единиц, построенная на основе современной информационной инфраструктуры учета, хранения и накопления данных о результатах образования и подготовки, полученных человеком в различных образовательных организациях; общенациональная система оценки качества образования, призванная обеспечить единство образовательного пространства за счет контроля уровня знаний и квалификации.

Для обеспечения конкурентоспособности данного сектора российского образования и повышения его качества необходимо расширить перечень организаций, имеющих право на предоставление услуг непрерывного профессионального образования. При этом включить в него крупные коммерческие и иные необразовательные организации, имеющие ресурсы для реализации различных образовательных программ в рамках внутрифирменного обучения.

Кроме того, для развития указанного сектора профессионального образования необходим переход от управления образовательными учреждениями к управлению образовательными программами, вследствие чего такие управленческие функции, как контроль, финансирование и оценка качества деятельности, будут осуществляться по отношению именно к образовательным программам.

Создание принципиально новых механизмов аттестации и аккредитации образовательных программ потребует формирования организационных и правовых условий для развития общественнопрофессиональных организаций, в состав которых войдут представители профессиональных ассоциаций, образовательного сообщества и объединений работодателей.

Одной из основных задач таких организаций должно стать формирование требований к уровню необходимой профессиональной квалификации, содержанию и технологиям обучения, а также к сфере компетенции работников, занятых в различных секторах общественного производства. Указанные общественно-профессиональные организации должны также обеспечить эффективный контроль качества обра

зовательного процесса и соответствие подготовленных кадров динамичным запросам рынка труда.

Создание единой системы зачетных единиц (кредитов), обеспечивающей повсеместное признание образовательных результатов, переход к управлению образовательными программами, а также распространение модульного принципа построения программ позволят обеспечить возможность для каждого человека обучаться в разных образовательных учреждениях в рамках индивидуальной образовательной стратегии. Расширятся возможности выбора образовательных программ, образование и подготовка кадров приобретут целевой характер и станут более эффективными.

Общенациональная независимая система оценки качества образования должна стать неотъемлемой частью инфраструктуры непрерывного образования, позволяющей обеспечить единство образовательного пространства и повышение объективности процедур оценки достигнутого образовательного уровня за счет их отделения от процессов образования и подготовки. В эту систему должны войти некоммерческие организации, осуществляющие проведение экзаменов и сертификацию образовательного потенциала граждан. В перспективе такие структуры должны обеспечивать проведение экзаменов после основной и старшей школы, при поступлении на второй уровень высшего образования и других квалификационных испытаний.

В настоящее время для обеспечения развития системы непрерывного образования подготовлен законопроект о внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об образовании» в части, касающейся регламентации дополнительного профессионального образования.

Предметом законопроекта, который позволит заложить основу для дальнейшего развития системы непрерывного профессионального образования, является установление нового порядка регламентации деятельности организаций, реализующих дополнительные профессиональные программы. К ним относятся: расширение перечня организаций, реализующих дополнительные профессиональные программы; изменение порядка аттестации дополнительных профессиональных программ, создание предпосылок для общественно

профессиональной аттестации основных профессиональных программ; соответствующее изменение порядка государственной аккредитации организаций, реализующих дополнительные профессиональные программы. Переход к двухуровневому высшему образованию

Важнейшим элементом комплексного преобразования сферы высшего образования является переход на двухуровневую систему (бакалавр-магистр), которая станет основой для формирования адекватной структуры квалификаций и специальностей в обществе.

Действующая в настоящее время в России система высшего профессионального образования состоит из одноуровневой подготовки дипломированных специалистов по специальностям или группам родственных специальностей ВПО (срок обучения - 5 и 5,5 года) и двухуровневой: с присвоением выпускнику степени «бакалавр» (срок обучения 4 года) и степени «магистр» после получения степени бакалавра или квалификации специалиста (срок обучения - 1-2 года). Если в 2000 г. выпуск бакалавров и магистров составил около 52,5 тыс. человек по всем формам обучения (47,5 тыс. - по дневной форме обучения), то в 2002 г.

выпуск составил 59 тыс. человек (53 тыс. - по дневной форме обучения), причем за последние 6 лет выпуск обладателей этих степеней удвоился.

Вместе с тем в настоящее время обучение в магистратуре рассматривается преимущественно как искусственное увеличение сроков обучения по программам подготовки по специальности. В современных же условиях для повышения качества высшего образования бакалавриат и магистратура должны стать самостоятельными уровнями образования, выделение которых имеет определенные цели и задачи.

Образовательная задача первого уровня состоит в формировании базовых основ профессиональной культуры (коммуникативных навыков, навыков поиска и анализа информации, самообразования, навыков коллективной работы и т.п.). Степень бакалавра дает право на осуществление определенного уровня профессиональной деятельности, что одновременно отвечает задаче повышения социального капитала страны.

Обучение в магистратуре направлено на подготовку специалистов, способных к организации новых областей деятельности, к инженерии, исследованиям и управлению. Использование в образовательном процессе активных форм и современных технологий обучения (решение реальных научно-исследовательских и проектных задач, анализ конкретных ситуаций, моделирование реальных технологических или управленческих процессов на базе информационных систем) позволяет реализовать в магистратуре концепцию практически ориентированного образования, включая подготовку современного корпуса исследователей.

Нормативное закрепление двух уровней образования предоставляет возможность субъекту образовательного процесса осуществить осмысленный выбор своей образовательной и профессиональной стратегии.

Переход к двухуровневой системе высшего образования требует разработки принципиально новых стандартов образования.

В последние годы основной водораздел в анализе доступности высшего образования проходил по линии «бесплатное - платное». Между тем это разграничение скрывало до определенного момента более серьезный процесс, а именно формирование в России фактически трех систем высшего образования с разными функциями: массового (общего), профессионального, элитного. При этом данные системы пересекаются и взаимодействуют, и проводимая государством образовательная политика во многих случаях оказывается либо неэффективной, либо встречает серьезное общественное сопротивление. Готовящаяся в настоящее время очередная реформа среднего и высшего профессионального образования может перечеркнуть разработки предыдущего этапа модернизации образования из-за нежелания различать эти три подсистемы. Вместе с тем и идеология ГИФО формируется в рамках дихотомии «бесплатное - платное» или «бесплатное - с доплатой», что также мешает четкому пониманию существующих процессов.

То, что высшее образование становится массовым (общим), негативно воспринимается некоторыми экспертами, поскольку они считают, что Россия не готова к данному переходу, будучи бедной страной. В то же время уже практически не вызывает отторжения идея 12-летней школы (основной нерешенной проблемой в данном

случае остается призыв в армию юношей). Однако массовая высшая школа в настоящее время решает практически тот же круг образовательных и социальных задач, которыми обосновывают необходимость введение 12-летки. Между тем российская школа еще фактически не перешла к 11-летке, поэтому придется увеличивать срок обучения в школе не на один, а на два года. Естественно, что высшее образование более длительно. Если говорить о переходе к системе 4+2, т.е. к повсеместному введению бакалавриата и магистратуры, то в качестве массового высшего образования надо рассматривать бакалавриат.

Введение 12-летки решает проблему занятости учителей, которые были бы высвобождены из школ в силу демографического спада. В то же время отказ от массового высшего образования может привести к серьезным проблемам для преподавателей вузов. Кроме того, при сокращении приема в вузы может резко возрасти коррупция, которая и сейчас превышает все мыслимые пределы и которую, как считается, переход на систему ЕГЭ-ГИФО позволит несколько сократить.

Следует также отметить, что выдвигаемый в настоящее время принцип, согласно которому «бесплатное образование должно предоставляться самым талантливым и самым нуждающимся», плохо реализуем технически. В результате доступность даже не качественного, но социально значимого для населения высшего образования может резко сократиться. При этом такое решение прежде всего ударит по «низшему» среднему классу и, скорее всего, еще более сократит доступ к высшему образованию детей из села. Это приведет к усилению социальной напряженности, поскольку доступность образования до сих пор была амортизатором многих негативных процессов.

Массовое высшее образование компенсирует многие недостатки современной школы. Его наличие фактически делает излишней намечаемую профилизацию старшей школы. Именно профилиза- ция, хотя и в несколько искаженных формах, осуществляется сейчас в рамках «общего» высшего образования. При этом примерно 20-25% студентов дается и профессиональное образование достаточно высокого качества, а еще 5-10% получают престижное образование. Оно в значительной мере является таковым, поскольку

его получение даже при не очень высоком качестве позволяет занять высокооплачиваемые по российским меркам рабочие места, а затем претендовать на дорогое профессиональное образование (МВА, Ph.D.). Более эффективным было бы не профилировать старшую школу, а давать профессиональные навыки (образование) после получения общего высшего образования. Это могло бы решить достаточно острые для современной России проблемы культуры и дисциплины труда, которые в настоящее время не обеспечивает подготовка подростка в учебных заведениях начального, среднего и даже высшего профессионального образования.

Основными элементами складывающейся новой системы профессионального образования все больше становятся программы профессиональной переподготовки, второго высшего образования (высшего образования по ускоренной программе), магистратуры, МВА, различных курсов. Все эти программы опираются на общее высшее образование, на те знания и навыки (прежде всего умение самостоятельно учиться и находить информацию), которые оно дает.

В высшем образовании до сих пор сохраняются рудименты прежней системы подготовки специалистов - это 20-25% высококачественного востребованного профессионального образования, что поддерживает в обществе в принципе устаревшие представления об эффективности ранее действовавшей модели высшего образования и одновременно о непродуктивности почти 60% нынешней системы. Следует отметить, что в России то образование, которое мы назвали «профессиональным», все больше обрастает программами дополнительного платного образования, что делает его востребованным и конкурентоспособным. Важным моментом здесь является то, что востребованность рынком труда лиц, получивших данное образование, осуществляется по полученной в вузе специальности и позволяет достаточно быстро занимать хорошие позиции в отечественных фирмах или получать работу за рубе- жом[162].

Рассмотрим теперь, насколько в настоящее время посильно для бюджета массовое (общее) высшее образование.

Бюджетные расходы на 1 учащегося школы в 2002/2003 учебном году в среднем по стране достигли 10,5 тыс. руб. Следовательно, при переходе к 12-летке расходы на дополнительные 2 года обучения при численности обучаемых 1,3 млн человек составили бы 27,3 млрд руб.

Средние бюджетные расходы в расчете на 1 студента вуза составили в 2002/2003 учебном году 16,5 тыс. руб. При 4-летнем обучении на бюджетных местах 650 тыс. студентов (50% всего приема) совокупные затраты бюджета составили бы 42,9 млрд руб. С учетом того, что 30-35% студентов-бюджетников получают востребованное рынком труда профессиональное и/или престижное образование, получаем, что бюджетные расходы на массовое (общее) образование составляют 27,9-30,0 млрд руб.[163] Таким образом, дополнительные расходы бюджета на общее высшее образование по сравнению с переходом на 12-летку не должны были превысить в рассматриваемом примере 2,7 млрд руб. Из этого можно сделать вывод: в сложившейся ситуации массовое (общее) высшее образование экономически и социально более выгодно обществу, чем переход на 12-летку.

Если учесть коррективы, которые уже в ближайшее время может внести в образовательную политику и в экономические расчеты демографический спад, то общее высшее образование также экономически выгоднее 12-летки. Так, в 2009 г. выпуски из старшей школы сократятся на 1/3, т.е. с 1,3 млн до 870 тыс. человек. Если предположить, что бюджетное финансирование школьного образования будет расти темпами не ниже темпа роста ВВП, вся выгода от сокращения этих контингентов останется в данной сфере. Аналогичное предположение можно сделать и относительно бюджетных расходов на высшее образование, хотя в последние годы они росли более высокими темпами.

При сделанных предположениях легко показать, что если доля студентов, получающих профессиональное и престижное образование, остается на уровне 30-35% и численность бюджетных студентов в бакалавриате составляет 50-60%[164], то общее высшее образование снова оказывается экономически выгоднее перехода на 12-летку.

При переходе на систему ЕГЭ-ГИФО общий объем бюджетного финансирования остается таким же, как и в случае, когда 50-60% студентов учатся на бюджетной основе, а остальные платят за свое обучение.

Возможен и вариант, когда высшее образование остается бесплатным только для самых талантливых и самых нуждающихся студентов (эта стратегия сейчас активно обсуждается). В этом варианте также предполагается, что государство за бюджетные средства обучает военных-контрактников, у которых закончился срок контракта.

При сохранении массового высшего образования с приданием ему характера общего высшего образования общество получит ощутимый социальный выигрыш, не увеличивая экономических затрат сверх того, что требует введение 12-летки и профилированного обучения в старшей школе. Вместе с тем в этом случае речь будет идти о 4, а не о 2 годах профилированного образования, что немаловажно. Соответственно, при выборе этой стратегии вопрос надо ставить в следующей плоскости: как повысить эффективность общего высшего образования и что понимать под его эффективностью? Очевидно, необходимы изменение требований, предъявляемых в настоящее время к выпускникам вузов, иной подход к вопросу о социальных ожиданиях от высшей школы, изменение политики в отношении НПО и СПО.

При переходе на ГИФО общий объем бюджетных расходов на высшее образование сохранится прежним, отличие будет состоять в том, что эти средства будут дифференцированно распределены между выпускниками школ (студентами). Соответственно, бюд

жетные средства распределятся между вузами несколько иначе, чем это происходит в действующей модели: возрастет приток бюджетных средств в профессиональную и престижную часть системы образования и сократится их поступление в слабые вузы. Это означает, что сократятся и расходы государства на общее высшее образование, т.е. стратегия перехода к массовому высшему образованию окажется еще более выгодной по сравнению с переходом к 12-летке и профильному обучению в старшей школе.

Но совершенно недопустимо одновременно переходить к 12-летке с профильным обучением и сохранять массовое высшее образование. Такая политика повлекла бы удвоение расходов на решение по сути одной и той же задачи без получения дополнительного эффекта.

Если признать, что происходит переход к общему высшему образованию, то совершенно иначе встает проблема его платности и бесплатности и вслед за этим проблема платности и бесплатности профессионального высшего образования. В принципе, уже в настоящее время состоялся частичный переход к платному профессиональному высшему образованию за счет формирования сектора платного второго (ускоренного) образования и программ МВА, а во многих случаях - и полностью платной магистратуры.

В то же время возникает вопрос: почему общее высшее образование для одних платно, а для других бесплатно? В этом контексте совершенно по-иному видится переход на ГИФО. По результатам ЕГЭ (результатам обучения в школе) определяется, для кого это общее высшее образование будет полностью бесплатным, а кому в силу недостаточности полученных в школе знаний за него придется доплатить. Если подходить к проблеме ГИФО с этих позиций, то совершенно иначе надо подходить и к вопросу о получении профессионального и престижного образования. Именно эти виды образования должны стать полностью платными, поскольку такое образование обеспечивает быстрый доступ к профессиональной карьере. На этом сегменте образовательного рынка можно говорить об обучении за государственный счет только самых талантливых студентов - победителей крупных (международных или всероссийских) олимпиад, но никак не региональных, как это сейчас предлагается. Кроме того, в их число могут войти выпускники

школ, сдавшие ЕГЭ на 100 баллов по определенному предмету (по расчетам, таких будет примерно 1-4 человека на 1000 сдающих ЕГЭ). Общую численность самых талантливых студентов можно оценить в 8-10 тыс. человек (примерно 1-0,8% выпуска из школ). Они смогут поступить в самые престижные или профессионально востребованные вузы. Остальные же граждане в эти же вузы или на те же факультеты смогут поступить с доплатой, причем значительной, даже при самой высокой категории ГИФО.

Также представляется целесообразным, чтобы ГИФО выдавалось сроком не более чем на 4 года, т.е. на бакалаврскую подготовку. После этого выпускник бакалаврской программы может какое-то время работать, а затем вернуться в вуз и на платной основе получить за 1 или 2 года конкретную профессиональную квалификацию.

Что касается самых нуждающихся или детей из отдаленных регионов, то для них должен быть обеспечен облегченный доступ к массовому (общему) высшему образованию. После окончания бакалавриата они могут идти работать, а затем получать образовательный кредит на завершение учебы в вузе (условия получения этого кредита будут зависеть в том числе от их заработной платы) или грант, если они проявили хорошие способности в процессе учебы в бакалавриате или работы. Оплатить 1-2 года профессиональной учебы, будучи уже достаточно взрослым и имея опыт практической работы, значительно легче, чем сразу после школы, а важный жизненный выбор будет осуществляться более осмысленно: на основе опыта как учебы, так и работы.

Именно на профессиональный уровень высшего образования должен распространяться госзаказ, должны заключаться контракты на профессиональную подготовку и ее оплату государством или работодателем, поскольку именно на данном уровне и государство, и лицо, желающее получить конкретную специальность, уже могут оценивать как взаимные возможности, так и способность выполнить взятые на себя обязательства. Пока же разработанные предложения по модернизации образования - как общего (ЕГЭ, 12-летка, профильное обучение в старшей школе), так и профессионального - направлены на улучшение сложившейся, принципиально устаревшей модели, не отвечающей ни потребностям рынка

труда, ни представлениям работодателей о необходимом уровне профессионального образования.

Уже сложившееся общее высшее образование ценится работодателем, поскольку позволяет быстрее и эффективнее вырабатывать профессиональные навыки (коммуникативные навыки, исполнительская культура, дисциплина труда, умение ориентироваться в реальной профессиональной ситуации). Население также вполне адекватно реагирует на изменение статуса высшего образования - родители все больше ориентируются на то, что ребенок должен получить два высших образования, чтобы быть успешным (устойчивым) в новой жизненной ситуации. Соответственно, в зависимости от дохода семьи и ее социального положения выстраиваются достаточно длинные образовательные стратегии, в которые входят и начальное, и среднее профессиональное образование (для определенных типов семей), и несколько типов высшего и послевузовского образования.

В целом формальная система профессионального образования все больше приобретает модульную структуру (временная длительность обучающего модуля, как правило, составляет 2 года). С утверждением в общественном сознании новой модели высшего образования (общее высшее и профессиональное образование (не обязательно высшее)) можно ставить вопрос об эффективности различных стратегий «добирания модулей» во времени. В принципе, возможна модель: 4 года - общее высшее образование, 1-2 года - работа, 1-2 года - первая ступень профессионального образования, 2-3 года - работа, 1-2 года - вторая ступень профессионального образования, 2-3 года - работа, 2-3 года - профессиональное образование повышенного типа, а затем работа и повышение квалификации или профессиональная переподготовка. Эта цепочка может быть прервана в любом звене или несколько переформатирована в зависимости от конкретных условий жизни и профессиональной деятельности. Предложенная модель достаточно хорошо отвечает логике непрерывного образования.

Следует отметить, что переход к массовому образованию на первых порах приводит к снижению качества по сравнению со временем расцвета предшествующей (не массовой) модели. Это явление отмечалось и когда начальное общее образование стало

всеобщим, и когда практически всеобщей стала средняя школа. Теперь аналогичная картина наблюдается в сфере высшего образования, при этом данное явление характерно не только для России, но и для всех стран, переживающих переход к массовому высшему образованию. Американцы сформулировали это как принцип развития системы образования: «качественное образование для немногих - образование более низкого качества для всех - качественное образование для многих - качественное образование для всех». В России переход к массовому высшему образованию совпал с резким снижением бюджетного финансирования, поэтому снижение качества связывается прежде всего с нехваткой средств, а не со сменой модели высшего образования, что сильно затрудняет обсуждение в обществе стратегии развития высшей школы в ближайшей перспективе.

При смене модели не только высшего, но и всего профессионального образования особый вопрос возникает для подростков, которые не могут в силу различных причин освоить курс полной средней школы и в настоящее время идут в ПТУ. Представляется, что в ПТУ должна даваться рабочая профессия или профессия, востребованная сферой услуг, но упор должен делаться на технологическую культуру, четкое следование инструкциям, исполнительскую дисциплину, технику безопасности и т.п. В настоящее время этим элементам образования уделяется мало внимания, поэтому в России крайне тяжело прививаются новейшие технологии производства. Технологическая и управленческая культуры - крайне важные элементы инвестиционного климата, и они формально или неформально учитываются при принятии решений о вложении средств наряду с политической стабильностью или темпами экономического роста страны.

Несмотря на социальную и экономическую невыгодность, в настоящее время будет очень трудно остановить переход на 12-летку и профильное образование в старшей школе. Между тем этот переход может затянуть отказ от старой модели профессионального образования и его смену на более современную, социально и экономически востребованную модель профессионального, в том числе высшего, образования.

Рассмотрим теперь вариант, когда высшее образование бесплатно будут получать только самые талантливые и самые нуждающиеся. Для этой категории студентов (численность которых, как уже отмечалось, можно оценить в 8-10 тыс. человек) государство полностью покрывает затраты на обучение в вузе. Эта мера рассматривается как борьба за качественное высшее образование и как средство повышения эффективности всей образовательной сферы. Одновременно допускается введение ГИФО, понимаемого только как нормативно-подушевое финансирование высшего образования, которое используется исключительно в качестве способа распределения средств между вузами, а не средства дифференциации бюджетных расходов и затрат населения на высшее образование в зависимости от результатов ЕГЭ. При такой постановке вопроса на первый план выходит проблема, сколько государство должно платить вузу за обучение студента. В настоящее время ректоры сильных (престижных, профессиональных) вузов сходятся во мнении, что минимальные затраты на подготовку у них студента составляют примерно 90-100 тыс. руб. в год, причем эта оценка дается для гуманитарных и экономических специальностей подготовки. Для технических специальностей эти затраты должны быть выше - 120-150 тыс. руб. в год. Для удобства расчетов, которые носят исключительно иллюстративный характер, остановимся на средних значениях: 105-125 тыс. руб. в год.

В условиях 2003 г. при переходе на такой принцип финансирования высшего образования на бюджетной основе могло бы учиться 85-100 тыс. человек (из 1,3 млн человек), т.е. 6,5-8% общей численности приема, или 13-16% нынешнего бюджетного приема.

По данным мониторинга экономики образования, проведенного ГУ-ВШЭ, на преодоление барьера «школа-вуз» в настоящее время семьи тратят примерно 27 млрд руб. На обучение платных студентов на 1-м курсе вуза семьи расходуют около 12,7 млрд руб. в год. Предположим, что при переходе на систему ЕГЭ в полном объеме 40% той суммы, которая в настоящее время тратится на репетиторов и взятки, будет тратиться на те же цели, но уже на уровне сдачи ЕГЭ, а 60% от нее пойдет на оплату обучения. Тогда суммарный платежеспособный спрос на услуги высшего образования составит 28,9 млрд руб. в год.

Как уже говорилось, численность самых талантливых при поступлении в вузы составляет 8-10 тыс. человек. К ней можно добавить тех, кто сдаст ЕГЭ на «отлично», т.е. получит приведенную сумму баллов от 80 до 100 баллов. По данным сдачи ЕГЭ в 2002-2003 гг., таких должно быть около 2-2,5%. Часть из них мы уже включили в число самых талантливых, т.е. фактически численность этой группы может максимально составить примерно 35 тыс. человек. Остальные 50-65 тыс. человек - это особо нуждающиеся (как их отбирать - самостоятельная и достаточно сложная проблема) и военные, отслужившие по контракту и уволенные в запас. Предположим, что 20-25 тыс. человек поедут учиться в Москву и Санкт- Петербург, а остальные будут поступать в провинциальные вузы.

Тогда в провинции будут учиться 10-15 тыс. человек самых талантливых и 50-65 тыс. человек особо нуждающихся. За них бюджет предполагает платить 105-125 тыс. руб. В настоящее время провинциальные вузы в среднем учат за 15 тыс. руб. Это означает, что при обучении 80 тыс. человек вузы получат эквивалент той суммы, которую они получают сейчас за 560-833 тыс. человек.

Имеющегося платежеспособного спроса при цене обучения в 105-125 тыс. руб. хватит еще на 230-275 тыс. человек.

На Москву и Санкт-Петербург сегодня приходится 1/4 контингента, по крайней мере, дневной формы обучения, а следовательно, и 25% всего приема «дневников», т.е. 175 тыс. человек. Это означает, что на обучение на платной основе в Москве и Санкт- Петербурге смогут поступать еще около 150 тыс. человек. Соответственно на провинцию останется еще 80-125 тыс. человек, которые эквивалентны нынешним 600-875 тыс. человек. Таким образом, совокупный объем средств, которые получат провинциальные вузы, превысит тот, который они сейчас получают. Другое дело, как распределится этот спрос по регионам, поскольку физически прием максимум в 205 тыс. человек должен будет заместить нынешние 975 тыс. человек.

Следует отметить также, что при данной политике в тяжелом положении окажутся столичные вузы. Ведущие вузы будут находиться на границе окупаемости обучения, а более слабые, если не смогут снизить цены (сейчас коммерческие студенты не могут пла

тить меньше, чем платит бюджет), вынуждены будут резко сократить прием.

Весьма вероятным оказывается сценарий, по которому бюджетный прием сконцентрируется в небольшом числе ведущих вузов, а платежеспособный спрос в 28,9 млрд руб. будет распределен по остальным вузам, которые установят совершенно другие цены обучения. При средней цене обучения 24 тыс. руб. мы получим численность приема в вузы на платной основе в 1,2 млн человек. Соответственно, общий прием опять (с учетом бюджетников) составит 1,3 млн человек. Таким образом, система, скорее всего, подстроится под предлагаемые изменения и сохранит массовое высшее образование, но с большими социальными напряжениями. При этом бюджет будет еще платить за 12-летку и профильное образование. Представляется, что рассмотренный выше вариант перехода на систему ЕГЭ-ГИФО при одновременном отказе от 12-летки и профильного обучения более эффективен.

Для ситуации 2009 г. можно провести аналогичный расчет, который показывает, что при переходе к обучению за бюджетные средства только самых талантливых и самых нуждающихся студентов высшая школа либо резко сжимается с трудно прогнозируемыми последствиями для многих регионов и системы образования в целом, либо сохраняет массовое (общее) высшее образование, выделяя из него небольшую бюджетную часть профессионального и престижного образования (7-9%). Однако в этом варианте существенно меняется принцип: бюджет теперь платит за профессиональное и престижное образование[165], а значительная часть населения - за общее высшее образование. При этом неясно, кто - население или государство - будет платить за дальнейшую профессионализацию 90% молодежи. Данный путь представляется логичным, но неэффективным.

Средства на 12-летку - это средства региональных и местных бюджетов. Поэтому может создаться впечатление, что их не надо

так уж особо экономить и сопоставлять с расходами на высшее образование федерального бюджета, ведь это разные карманы. Но, на наш взгляд, для этих денег есть более эффективное применение. Во-первых, они могут быть использованы на повышение расходов на образование в других классах школы (на повышение подушевого норматива в 1-10-х классах). Во-вторых, именно эти средства регионы могли бы использовать как для поддержки детей из малообеспеченных семей, попавших в число самых талантливых (оплата общежитий, выплата дополнительных стипендий), так и для обеспечения особо нуждающимся детям доступа к общему высшему образованию внутри региона (доплаты к федеральному ГИФО и т.п.). Кроме того, эти средства могут быть использованы для модернизации учебных заведений системы НПО, которые предполагается передать на региональный уровень. Задачи реформирования системы начального и среднего профессионального образования

В настоящее время формально различные типы учреждений НПО и СПО зачастую реализуют одинаковый набор образовательных программ, в результате чего размывается структура профессионального образования. Вследствие утраты связи с работодателями и старения материально-технической базы учреждений они не способны обеспечить подготовку кадров необходимой квалификации для современной экономики и социальной сферы. Кроме того, система НПО обременена социальными обязательствами. В учреждениях этого уровня концентрируется значительная часть проблемной молодежи, в силу чего решение социальных задач нередко доминирует над задачей подготовки кадров высокой квалификации. Большинство работодателей отмечает резкий дефицит кадров по рабочим профессиям, при этом от 15 до 30% выпускников профессиональных училищ не находят работы по профилю подготовки.

Для обеспечения современного качества подготовки кадров в системе профессионального образования необходимо: обеспечить условия для взаимодействия предприятий и образовательных учреждений в области организации и управления учебным процессом, построенным на современной технологической базе. Необходимо сформировать механизмы финансо

во-экономического стимулирования процессов осуществления работодателями инвестиций, направленных на обеспечение подобной интеграции; нормативно разграничить задачи социальной поддержки обучающихся, предоставления общего образования и организации профессиональной подготовки; создать организационные и правовые условия для включения образовательных программ данного уровня в систему непрерывного профессионального образования. Обеспечение инновационного характера сферы образования

В соответствии с требованиями «экономики знаний» необходимо создать условия для формирования национальной инновационной системы, способной обеспечить интеграцию сферы образования, науки и экономики. Необходимо преодолеть постоянное отставание системы образования от тех знаний и технологий, на которых строится современное общество.

В настоящее время наиболее успешными в плане обеспечения инновационного характера развития образовательной деятельности становятся такие высшие учебные заведения, в которых одновременно реализуются следующие три типа процессов: разработка проектов, связанных с развитием различных технологий, предприятий, секторов и отраслей экономики; проведение исследований как фундаментального, так и прикладного характера; разработка образовательных технологий, обеспечивающих интеграцию проектных и исследовательских задач в учебный процесс.

Приоритетными задачами обеспечения инновационного характера развития образования становятся создание и поддержка образовательных программ, включающих все указанные выше характеристики.

На всех уровнях образования инновационный характер образования должен обеспечиваться внедрением новых образовательных технологий, развитием интерактивных форм обучения, широким использованием проектных методов, тренажеров, позволяющих

имитировать реальные ситуации, современных обучающих программ.

Общей для всей системы профессионального образования задачей в рамках комплекса мероприятий по повышению качества должны стать разработка с участием работодателей и общественности и внедрение современных методов рейтингования образовательных учреждений профессионального образования.

Необходимость обеспечения, в том числе и за счет финансовых механизмов, интеграции науки и образования, задача повышения эффективности использования ресурсов в интегрированной научно-образовательной сфере требуют корректировки принципов финансирования научных исследований в высшей школе. В частности, следует обеспечить перераспределение средств в пользу финансирования научных исследований на грантовой основе, развивать контрактные методы финансирования НИР с предоставлением права участия в конкурсах научным и образовательным организациям независимо от их ведомственной принадлежности. Создание равных стартовых возможностей получения общего образования

Необходимость выравнивания стартовых возможностей детей из разных социальных слоев населения требует введения обязательного предшкольного образования, создания условий для обеспечения доступности дополнительного образования детей, ориентированного на формирование успешности ребенка, развитие его возможностей и способностей. Интеграция в систему дополнительного образования детей и обязательного предшкольного образования позволит значительно повысить социальный и культурный потенциал детей, у которых по разным причинам нет условий для нормального развития в семье.

В результате осуществления указанных мероприятий структура общего образования должна принять следующий вид: предшкольное образование (1-2 года), в основе которого лежат игровые формы и методы обучения; начальная школа (4 года); основная школа (4-5 лет);

дополнительное образование детей (весь период обучения в общеобразовательной школе).

Чтобы расширить возможности выбора учащимися индивидуальных образовательных стратегий, необходимо снизить учебную нагрузку, увеличив при этом уровень оплаты педагогического часа учителя (за счет уменьшения нормы часов на ставку заработной платы). Индивидуализация занятий учащихся и расширение для них возможностей выбора изучаемых предметов должна финансироваться из дополнительных источников - как бюджетных, так и внебюджетных. Отдельным направлением в структуре преобразований должен стать комплекс мер, обеспечивающих заполнение высвобожденного времени при сокращении учебной нагрузки для учащихся малокомплектных сельских школ, специализированных образовательных учреждений и др.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Отраслевые, секторальные и региональные особенности реформы бюджетных учреждений в России. 2005

Еще по теме Основные направления реформирования профессионального образования:

  1. Образование Основные цели и приоритетные направления реформирования системы образования
  2. 2.2. Этапы и направления психолого-педагогического сопровождения профессиональной адаптации учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  3. Профессиональная адаптация как этап и составная часть профессионального самоопределения учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  4. Глава 2 Модель психолого-педагогического сопровождения профессиональной адаптации обучающихся в учреждениях профессионального образования
  5. Глава 1 Теоретические основы профессиональной адаптации обучающихся подросткового и юношеского возрастов в системе профессионального образования
  6. 2.1. Проектирование психолого-педагогического сопровождения процесса профессиональной адаптации учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  7. 1.3. Формирование готовности выпускников учреждений профессионального образования к профессионально компетентной деятельности
  8. 3.1. Результаты исследования профессиональной адаптации учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  9. Тема 10. Система народного образования : историческая эволюция, проблемы реформирования.
  10. Реформирование системы финансирования высшего образования
  11. СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ И ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ДОРОЖНОГО ХОЗЯЙСТВА РК* И. Е. Минин
  12. I. Направление и фазы профессиональной эволюции