<<
>>

Введение

Актуальность исследования

На современном этапе своего развития общество невозможно рассматривать в отрыве от технологического и информационного прогресса, возникновения новейших коммуникационных технологий и внедрения их в различные сферы жизнедеятельности людей по всему миру.

Глобальный характер охвата сети Интернет, высокая скорость перемещения информационных потоков, свободный доступ к виртуальным ресурсам стирает пространственно-временные границы, превращая мир, в терминах М. Маклюэна, в «глобальную деревню». Приходя на смену таким традиционным видам СМИ, как пресса, радио, телевидение, изначально не предполагающим интерактивности, Интернет выступает пространством конструирования и преобразования смыслов посредством активного участия пользователей в информационном процессе на таких виртуальных площадках, как чаты, форумы, социальные сети. В сложившихся условиях важным становится вопрос признания и закрепления за Интернетом статуса инструмента формирования, трансляции и трансформации определенных образцов, моделей, мнений, представлений и стереотипов, оказывающих существенное влияние на переосмысление существующей картины мира людей.

С момента своего возникновения, новейшие информационно­

коммуникационные технологии оказываются под пристальным вниманием ученых, рассматривающих данный этап функционирования реальности в критериях перехода к принципиально новой форме - виртуальной. В рамках постмодернистского понимания сути действительности, занимающего

главенствующую позицию в социальной науке на данном этапе, виртуальная реальность понимается в качестве симуляции, иллюзорной формы бытийности элементов и объектов социального мира. Проникновение виртуальных компонентов во все сферы функционирования социальной реальности позволяет говорить о комплексном процессе виртуализации общества, охватывающем как значимые институциональные сферы, так и коммуникативные практики, приводя к созданию симулятивного мира взаимодействий, обретающих реальность в процессе использования компьютерных технологий.

Существенное значение при этом играет изменение представлений о модели взаимоотношений между мужчинами и женщинами, коррективы, которые новые коммуникативные инструменты вносят в существующие гендерные стандарты, механизмы и схемы, закрепленные и функционирующие в обществе.

Суть проблемной ситуации лежит в двух плоскостях.

Во-первых, гендерная идентичность признается базовой характеристикой индивида, процесс конструирования которой носит комплексный характер, занимая важное место в анализе социальной реальности. Многозначность, многомерность гендерной идентичности, на принципиальной незафиксированности которой в последние годы настаивают исследователи, позволяет говорить о гибкой структуре данной категории, что ведет к ее трансформациям как под воздействием личного опыта самого индивида, так и под влиянием внешних условий и ситуаций, в которых личность обнаруживает себя. Одним из таких условий является коммуникативная деятельность индивидов в пространстве виртуального взаимодействия.

Во-вторых, изучение феномена маскулинности занимает особое место в структуре гендерных исследований, что обусловлено необходимостью расширения знаний о влиянии социально-политических, экономических, культурных условий на изменение представлений о том, какие есть и какими должны быть мужчины в определенный момент развития социума. Создание особого виртуального культурно-символического пространства, вызванного масштабной интервенцией Интернета в жизни людей, оказывает влияние на повседневность посредством трансформации привычных явлений, одним из которых выступает маскулинная идентичность. Слабая изученность проблемы конструирования маскулинной идентичности в виртуальном пространстве на фоне происходящих процессов виртуализации общества ставит перед нами задачу исследования стратегий, технологий, механизмов, участвующих в данном

процессе.

Степень научной разработанности проблемы

Тема диссертационного исследования носит междисциплинарный характер, находясь на пересечении ряда проблемных областей наук, посвященных изучению как гендерных аспектов бытия индивидов, так и более широкого поля виртуального взаимодействия, оказывающего воздействие на изменение гендерной картины мира мужчин и женщин.

Весь массив научной литературы, посвященной исследовательской тематике, можно условно разделить на несколько смысловых блоков.

Во-первых, это работы западных ученых, заложивших теоретико­методологический фундамент сферы гендерных исследований (Г. Рубин, А. Дворкин, М. Мид, И. Гофман, Г. Гарфинкель, К. Уэст, Д. Зиммерман). Множественность подходов к определению понятия гендер приводят к пониманию его в качестве: социального конструкта (М. Мид , Г. Рубин); идентичности (З. Фрейд[1] [2] [3], Н. Чодороу[4], С. Бем[5]); результата социализации (Ш. Берн, Л. Колберг[6], А. Бандура[7]); ситуативного, контекстуального исполнения социально приемлемых форм и моделей поведения, обретающих смысл в процессе межличностного взаимодействия (Г. Гарфинкель[8], И. Гофман[9], К. Уэст, Д. Зиммерман[10]); института (Р. Коннелл[11], Д. Лорбер[12]); дискурса (Д. Батлер[13], Т

де Лауретис12 13 [14]).

В отечественной социологии изучение гендера и применение гендерного подхода с учетом российской специфики находят отражение в работах Е.А. Здравомысловой и А.А. Темкиной[15], О.В. Ворониной[16], И.С. Клециной[17], О.И. Ключко[18], И.Н. Тартаковской[19], Е.Р. Ярской-Смирновой, Т.Б. Рябовой[20]. Практическая значимость их трудов заключается в разностороннем рассмотрении влияния гендера на основные сферы жизнедеятельности (приватную, общественную, экономическую) мужчин и женщин как социально­демографических общностей.

Второй смыслообразующий блок составляют работы, посвященные проблемам изучения маскулинности. Женский вопрос, проблематизированный феминистками в рамках академического и политического дискурсов, движения в защиту прав различного рода меньшинств, маркированных не только гендером, но так же расой и сексуальностью, явились «спусковым механизмом», дестабилизировавшим основы гендерного порядка, что позволило усомниться в мужчинах как носителях нормы.

Что есть маскулинность? Что значит быть «настоящим мужчиной» в современном мире? Как разрешить противоречия между стандартами, предъявляемыми обществом к мужчинам и индивидуальным несоответствием этим стандартам? Эти вопросы и попытки объяснить их становятся ключевыми в работах таких зарубежных исследователей, как М. Киммел[21], Р. Коннелл[22], Д. Гилмор[23], Д. Херн[24], М. Флад[25], М. Месснер[26] [27] [28] [29] [30], Ш. Берд, Д. Деметриу , Э. Бадентер , М. Дональдсон , Л. Сигал , стоявших у истоков вновь созданной сферы мужских исследований (Men's Studies). Согласно им, маскулинность является гендерной категорией, искусственно созданным продуктом культуры, обладающим подвижной и принципиально незафиксированной природой. Одна из ведущих фигур в изучении мужчин и маскулинности, австралийский социолог Р. Коннелл, вводит в научный дискурс понятия «гегемонная маскулинность», «патриархатный дивиденд». Она была первой, кто указал на множественность и многообразие категории «маскулинность». Поскольку не все мужчины соответствуют культурно заданному образцу нормативной, «гегемонной» маскулинности, обладая разными статусами, привилегиями и полномочиями в обществе, то корректнее будет говорить не о маскулинности, но о маскулинностях как многоаспектной системе отношений, детерминирующей иерархические отношения между различными группами мужчин. Коннелл предлагает различать 4 типа маскулинностей: «гегемонную», «подчиненную», «сообщническую» и «маргинализованную», конструирование и существование которых возможно в рамках более широкого институционального гендерного порядка.

В отечественном дискурсе область изучения мужчин и маскулинности еще находится в процессе становления, однако особо стоит отметить вклад в расширение знаний о данной сфере такими учеными, как И.С. Кон , Е.А. Здравомыслова и А.А. Темкина , Ж.В. Чернова , С.В. Ушакин , И.В. Костерина[31] [32] [33] [34] [35], Е.Ю.

Мещеркина[36], А. Юрчак[37], Т.Б. Рябова[38], А.В. Ваньке[39], С.А. Ильиных[40]. Рассмотрение широкого круга вопросов, связанных с повседневными практиками, новыми тенденциями и трендами в российской маскулинности, особенностями национальной маскулинности, маскулинной идентичности мужчин различных социальных классов, спецификой конструирования маскулинности в гомосоциальных сообществах, находят отражение в статьях, объединенных в сборники «О Муже^)ственности» (под ред. С. Ушакина, 2002)[41], «Наслаждение быть мужчиной: западные теории маскулинности и постсоветские практики» (под ред. Ш. Бёрд и С. Жеребкина, 2008) , «Способы быть мужчиной. Трансформации маскулинности в XXI веке» (под ред. И. Тартаковской, 2013)[42] [43].

Третья группа релевантной научной литературы представлена работами ученых, посвященных исследованию процесса виртуализации, одним из последствий которого стало возникновение особой формы функционирования реальности - виртуальной. Особый интерес для нас представляют работы, в которых делается акцент на рассмотрении виртуальной реальности как: продукта интеллектуальной деятельности индивидов (П. Тиллих, И.Г.Корсунцев[44]); результата развития компьютерных технологий (А. Бюль, Ж. Ланье[45], А. Крокер и М. Вэйнстейн[46] [47] [48]); синтеза индивидуально-психической природы индивида и информационно-технических средств (Н.А. Носов , С.И. Орехов ); замены реально существующих объектов их виртуальными копиями - симулякрами (Ж. Бодрийяр[49], Ж. Делез, Д.В. Иванов[50], В.А. Емелин[51]).

Исследователи отмечают двойственную природу Интернета, который, с одной стороны, является отражением социальной реальности, а, с другой, инструментом, стимулирующим социальные изменения, что, в свою очередь, влияет на поведения людей его использующих[52] [53]. В контексте происходящих изменений, вызванных комплексным процессом виртуализации, особый акцент делается на изучении Интернета не только как многофункциональной системы, позволяющей пользователям удовлетворять различного рода потребности (коммуникативную, познавательную, развлекательную) , но и как платформы самопрезентации, веб-сервисы которой дают возможность сконструировать идентичность в условиях виртуального взаимодействия и коммуникации.

Информационно-коммуникационные процессы, сопутствующие происходящим общественным трансформациям, ведут не только к изменению характера деятельности человека, вызванного использованием Интернета, но и сам человек, его личность поддаются воздействию со стороны новых технологий.

Изучение влияния Интернета на идентичность пользователей и процессы конструирования «виртуальной» личности в процессе использования тех или иных онлайн-сервисов рассмотрено в работах Ш. Тёркл[54], Д. Сулер[55], А. Таламо и Б. Лигорио[56], Н. Паломареса и Э. Ли,[57] М. Харди[58], Ж. ван Дайка[59], РКовэра[60], Х. Кэннеди[61]. Особого внимания заслуживает проблематика конструирования гендерной идентичности в виртуальном пространстве, отраженная в

исследованиях Н. ван Доорна[62], Л. ван Зуунен[63], М. Крэвиотто[64].

В России изучение идентичности в Интернете проводится такими учеными, как А. Е. Жичкина[65], Е. П. Белинская[66], А. Е. Войскунский[67], Е.И. Горошко[68], А.В, Щекотуров[69], Ю.В. Епанова[70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]. Приходя на смену традиционным видам СМИ, Интернет выступает в форме пространства конструирования и трансляции гендерных стереотипов. Осмысление лингвистического использования категорий «мужчина» и «женщина» становится ключевым в работах А.Н. Гайфуллиной , Е.И. Горошко , А.В. Кириллиной , Д.В. Белинской . Изучение процесса конструирования гендерной идентичности в Интернете находит отражение в диссертациях Л.Р. Диасамидзе , И.А. Остапенко , А.В. Щекотурова . Вопросам конструирования маскулинности в веб-сервисах Интернета посвящены работы

78 79

зарубежных исследователей: в социальных сетях (А. Сиибак , А. Манагоу ), на

ЯП Я1

форумах (Л. Кэндалл ), в онлайн-играх (Б. Соренсэн ), чатах (С. Кох, Б. Мюллер, Л. Крузэ и Д. Зумбах ). Как становится очевидным, в отечественной науке процессам, механизмам, тенденциям конструирования маскулинности в Интернет­дискурсе не уделялось достаточного и всестороннего внимания, что повышает актуальность исследуемой темы.

Цель исследования заключается в выявлении специфических стратегий социального конструирования маскулинной идентичности в условиях виртуализации общества.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1. Формирование теоретико-методологического каркаса исследования, освещающего понятийный аппарат гендерной теории;

2. Раскрытие концепта «маскулинность» с позиции конструктивистского подхода;

3. Уточнение понятий «виртуальная реальность» и «виртуализация» применительно к исследованию маскулинности;

4. Выбор и обоснование методов исследования процесса конструирования маскулинности в Интернет-дискурсе;

5. Выявление способов конструирования виртуальной маскулинной идентичности в социальной сети;

6. Определение агентов конструирования маскулинности в виртуальном пространстве.

Объектом исследования являются практики конструирования [78] [79] [80] [81] [82] пользователями маскулинной идентичности в виртуальном пространстве. Предметом исследования выступают стратегии конструирования маскулинности в Интернете. Под стратегией мы пониманием целенаправленное создание определенного мужского образа агентами виртуального взаимодействия.

Гипотеза исследования

Пространство социальной сети может формировать стратегии создания виртуальной маскулинной идентичности. Данный тип маскулинности представляет собой собирательный концепт, конструирующийся на пересечении использования различных способов, механизмов, образов, характеристик. Конструируемые дискурсивно, виртуальные представления о маскулинности, вероятно, будут отличаться от транслируемого средствами массовой информации норматива гегемонной маскулинности. Природа виртуальной маскулинной идентичности может включать в себя как отдельные характеристики транслируемого медиа образа, так и собственные отличительные особенности, обусловленные дискурсивной природой Интернета в целом и изучаемой социальной сети в частности.

Теоретическая и методологическая база исследования

Теоретический каркас исследования составляют положения гендерной социологии, освещающие феномены идентичности, маскулинности, выступающие в форме социально-подвижных категорий гендерного анализа. Методологической базой исследования выступают положения социального конструктивизма, отраженные в работах П.Бергера и Т.Лукмана и нашедшие дальнейшее продолжение и развитие в работах И. Гофмана, Г. Гарфинкеля, Д. Зиммермана, К. Уэста, Д. Лорбер; перформативный подход Д. Батлер; концептуальные подходы, сформулированные в русле мужских исследований и исследований маскулинности (Ш. Берд, М.Киммел, Р. Коннелл); представление об иерархической структуре маскулинности, основанной на отношениях власти/подчинения с преобладанием господствующего норматива «гегемонной» маскулинности (Р. Коннелл). Рассматривая Интернет как особое культурно-символическое пространство, мы используем постмодернистский подход к восприятию виртуальной реальности как симуляции, копии реальности социальной (Ж. Бодрийяр, Д.В.Иванов). Изучая практики конструирования идентичности в пространстве виртуального взаимодействия, мы опираемся на представления о виртуальной идентичности как альтернативной формы идентичности реальной, виртуального продолжения реальной идентичности, а, также множественной, текучей мозаичной структуры в ключе постмодернистской трактовки идентичности как таковой. (Ш.Тёркл, Д. Сулер, Е.И. Горошко, А.Е. Жичкина).

Эмпирическую базу исследования составляют результаты исследования, в работе над которым применялись следующие методы: контент-анализ

публикуемого материала в тематических мужских сообществах социальной сети «ВКонтакте»; дискурс-анализ обсуждений пользователей, участников выбранных мужских сообществ; экспертное интервью с представителями трех сфер: виртуальной, научной и медийной на основании разработанных гайдов (Гайд экспертного интервью содержится в Приложениях 4,5, 6).

Научная новизна исследования заключается в исследовательских результатах, полученных автором:

• На основе анализа классических и современных гендерных теорий предложен подход к рассмотрению гендера как комплексного конструкта, формирование которого осуществляется на всех уровнях функционирования социальной реальности;

• Систематизированы подходы к исследованию маскулинности в рамках социологического научного дискурса;

• Выявлены и раскрыты механизмы и стратегии конструирования маскулинной идентичности в виртуальном пространстве на примере изучения мужских сообществ социальной сети «ВКонтакте»;

• Введено понятие виртуальной маскулинной идентичности и определены характеристики этой формы маскулинности;

• Сформулировано авторское видение процесса конструирования виртуальной маскулинной идентичности, осуществляемого на стыке нескольких областей сетевой активности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Внедрение информационно-коммуникационных технологий в сферу повседневного человеческого опыта создает особое виртуальное культурно - символическое пространство, в котором трансформируются представления о маскулинной идентичности. Интернет стирает социально-психологические границы и барьеры, позволяя пользователям использовать его с учетом своих интересов и потребностей, скрывая или, наоборот, проявляя те или иные особенности своей личности, к числу которых относится и гендерная идентичность.

2. Маскулинность определяется как изменчивый, поддающийся

трансформациям концепт, конструирование которого осуществляется на пересечении столкновения внутренних и внешних факторов. С одной стороны, можно говорить о формировании гендерной идентичности как перформанса, который обретает смысл в процессе дискурсивного осмысления и означивания самими индивидами. С другой стороны, внешние институты (СМИ, Интернет), влиянием которых пронизаны все сферы жизнедеятельности людей,

конструируют, транслируют и трансформируют представления о гендерных моделях, характеристиках, образах, специфичных для определенного

исторического момента развития социума, которые влияют на самоощущения и процесс самоидентификации индивидов, задавая норматив следования и соответствия.

3. В пространстве виртуального взаимодействия конструируется и приобретает влияние виртуальная маскулинная идентичность, возникающая на стыке нескольких областей сетевой активности. Во-первых, это деятельность сетевых агентов, задающих рамки и границы символического и содержательного наполнения тематических виртуальных сообществ, конструируя виртуальный мужской образ. Во-вторых, это поведение пользователей, которые конструируют маскулинную идентичность посредством использования ряда дискурсивных стратегий в ходе виртуального взаимодействия. В-третьих, это медиапространство, где дискурсивно формируются ориентиры, критерии и границы маскулинности.

4. Конструирование маскулинной идентичности в виртуальных сообществах социальной сети осуществляется через определенный набор стратегий, применяемых мужчинами в процессе коммуникации. Такими дискурсивными стратегиями стали проекция, интеллектуализация, рационализация, регрессия, конформизм и смешанный механизм, каждой из которых соответствует особый набор структурных компонентов. Виртуальный характер коммуникации позволяет мужчинам по-разному выражать, проявлять и утверждать свою идентичность, используя те или иные стратегии, определенные компоненты которых являются недоступными для них на уровне повседневности. В отличие от пространства социальной реальности, где люди придерживаются определенной модели коммуникативного поведения, посредством которой они однозначно проявляют свою гендерную идентичность, в Интернет-пространстве происходит конструирование собирательной модели идентичности, основанной на использовании и смешении компонентов из разных стратегий.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в том, что она дает представление о механизмах социального конструирования гендерной идентичности в виртуальном пространстве, образуемом сетевыми коммуникациями пользователей Интернета. Предложенные в диссертационной работе методологическая модель анализа стратегий конструирования виртуальной маскулинной идентичности и методика эмпирического исследования могут послужить основой для дальнейшего изучения процессов формирования гендерных идентичностей в условиях виртуализации общества.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования его материалов при разработке рекомендаций специалистам по управлению контентом в тематических виртуальных сообществах в социальных сетях. Полученные результаты могут быть использованы для подготовки учебных курсов по социологии коммуникации и гендерной социологии.

Апробация результатов диссертационного исследования

Основные положения диссертационной работы были представлены автором в рамках проведения: Всероссийской научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения (Санкт-Петербург, 2013), V (Прага, 2014) и VI (Прага, 2015) международной научно-практической конференции «Теория и практика гендерных исследований в мировой науке», VIII международной научно­практической конференции «Современная наука: тенденции развития»

(Краснодар, 2014), VI (Липецк, 2014) и VII (Липецк, 2015) Всероссийской научной конференции с международным участием «Общество. Гендер. История», III международной научно-практической конференции «Социально-культурные институты в современном мире» (Прага, 2015). По теме диссертации опубликованы 13 научных работ, из них 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 151 источник, 6 приложений. Общий объем работы составляет 225 страниц.

<< | >>
Источник: АСАТУРОВА ЛАРИСА ЛЕОНИДОВНА. СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНСТРУИРОВАНИЯ МАСКУЛИННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ВИРТУАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА. 2016

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. .ВВЕДЕНИЕ
  3. I. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение