<<
>>

Факторы, определяющие выбор парадигмы

Толератностъ в отношении проблемной ситуации. Обычно, если в культуре или субкультуре установился высокий уровень толерантности к наличию социально значимых проблем и люди готовы к жертвам, но не к объединению усилий для их совместного решения, то можно ожидать распространения ориентаций на конфликт и консолидацию.
Разумеется, речь не идет о том, что абсолютно все члены общества, организации, группы будут следовать только одной или другой, либо поделятся на две группы. Большинство людей станут как-то в одиночку справляться с неблагоприятными обстоятельствами и методом проб и ошибок могут приспособиться к ним, а кто-то найдет приемлемое для себя индивидуальное решение. Осознанно будет объединяться меньшинство и относительно ненадолго. Люди, склонные к более пассивному типу поведения в этих условиях обычно принимают ориентацию на консолидацию, и при неблагоприятных остоятельствах, насколько можно помогая друг другу, смириться с ними. Более активные из тех, у кого низкая степень толерантности к проблемной ситуации, объединяются в конфликтные группы и направляют агрессию против ее реальной или воображаемой причины. Ни те, ни другие в этих условиях не смогут сделать ничего полезного для решения проблемы. Совсем немногие из тех, кто склонен к конструктивному поведению в проблемной ситуации, будут объединяться и на базе переговорной парадигмы искать способы преодоления затруднений, а не приспособления к ним или победы над врагом. И, по-видимому, они могут найти какие-то рациональные и реалистичные решения проблемы. Но в культурах с высокой степенью толерантности к неблагополучию не следует ожидать, что такие конструктивные результаты найдут широкое распространение. Их создатели будут затрачивать существенные усилия, чтобы следовать избранному пути преодоления ситуации. Меньшинство может относиться к ним как к культурным ценностям или даже идеалам, но отыщет оправдание, почему такое недостижимо в массовых масштабах.
Большинство же будет стараться разрушить эти немногие образцы, чтобы продолжать воспроизводить привычные отношения, сохранять стереотипы собственного образа жизни. В культурах и субкультурах с низким уровнем толерантности к социально значимым проблемам основными реакциями на них становятся конфликтные или конструктивные. При этом члены сообщества по большей части стремятся либо в одиночку преодолеть ситуацию, либо присоединиться к группе именно для совместного решения, а не приспособления к проблеме. Они не склонны искать «окончательных» решений, но довольствуются реалистичными, прагматичными результатами. Сторонники конфликтного реагирования будут стремиться не столько к уничтожению внешнего врага, сколько к тому, чтобы достичь собственного благополучия за счет насилия над другими. Сторонники конструктивного решения проблем будут объединяться в разного рода коалиции, позволяющие внести такие структурные изменения в жизненную среду, которые на какое-то время снимут или смягчат проблему. В таких культурах подобные образцы достаточно быстро осваиваются социальным большинством и со временем приобретают нормативный статус. Обычно люди здесь социализируются с ориентацией на личностную подвижность, поэтому их освоение не представляется неразрешимой задачей. Этим же объясняется их большая склонность к ориентации на переговоры, чем на консолидацию. Их личностная подвижность подразумевает открытость и натренированность на вероятностные отношения с окружением в отличие от фатализма, предполагающего однозначный детерминизм или случайность. Соответственно они принимают прагматические решения об изменениях, базирующиеся на некотором спектре удовлетворительных (ниже «оптимального значения») вероятностей и приносящих результаты, которыми нельзя довольствоваться «навсегда». А внимание к динамике происходящего позволяет вносить поправки в способы и оценки, увеличивать их эффективность при каждом благоприятном случае. Таким образом, решая вопрос о необходимости преодолевать социально значимые проблемы, следует предварительно выявить реальные возможности ее осуществимости.
В этом случае следует определить состояние основных параметров ситуации, т. е. оценить: —области социокультурного пространства или субкультуры, в которых намечаются преобразования, с точки зрения толерантности к неблагополучию; —прояснить численность и социальные позиции тех, кто ориентирован на реалистичное, конструктивное решение проблемы; —оценить уровень их культурной компетентности применительно к типу имеющихся затруднений; —их готовность объединиться для совместных действий. Целенаправленная организация социального взаимодействия для решения проблемы возможна, когда в определенной зоне социокультурного пространства есть достаточное количество конструктивно ориентированых людей; они реально хотят и, что особенно важно, умеют совместно решать проблемы; могут занять ключевые социальные позиции; обладают высоким уровнем культурной (а не просто профессиональной) компетентности. В этом случае характеристический уровень толерантности к проблемное™ не имеет значения. Доминирующие ориентации взаимодействия. При целенаправленном решении социально значимой проблемы важно заране прогнозировать вероятность того, какие последствия может породить избранная форма социального взаимодействия. Из сказанного ранее следует, что каждая из них предполагает не только специфичную динамику распределения сил и хода процесса, но и особый результат. Так, парадигма консолидации приводит к построению системы межличностных отношений, связанной не столько с реальным преодолением ситуации, сколько с попытками людей оградить себя от нее и компенсировать вызывающие ее расхождения благоприятным климатом взаимного согласия. Подобная ориентация обычно свойственна таким организациям, как партии, группы взаимопомощи, любительские объединения и т. п., где доминирующими системообразующими признаками является наличие единомышленников, солидарность, избежание расхождений во мнениях и т. п. Как уже отмечалось, такие отношения недолговечны, не приводят к решению проблемы и кончаются либо конфликтом внутри группы, либо ее распадом.
Удержать подобное объединение на какое-то время можно путем либо дистанцирования от внешних событий (ретреатизм), либо стимулирования сплоченности перед лицом угрозы извне. В этом случае для его сохранения во времени необходимой оказывается эскалация напряженности отношений с окружением, что лишь усугубляет проблемную ситуацию и, в конечном итоге, все равно ведет к разрушению группы. Парадигма конфликта ориентирована на победу одной из конфронтирующих сил над другой, но не на решение проблемы. Обычно каждая из сторон представляет дело так, что все уладится, если она одержит верх в борьбе. Однако в реальности это далеко не так. Во- первых, победа в конфликтной ситуации, если только она не достигнута ценой физического уничтожения противника, никогда не бывает окончательной. Сторона, потерпевшая поражение, имеет возможность со временем найти союзников, накопить ресурсы и взять реванш. Во- вторых, выигрыш в конфликте может способствовать разрушению источника проблемы, но никак не формированию структур, обеспечивающих выход из самой ситуации. В-третьих, победившая сторона и носитель решения проблемы — это совершенно различные социальные образования, и может оказаться, что после успешного окончания борьбы в сообществе не окажется социальных сил, способных к организации конструктивного взаимодействия в его рамках. Парадигма переговоров как таковая направлена на решение проблемы. Ее достоинством является 'открытое признание участниками взаимодействия как совпадений, так и различий интересов. В этом случае стороны могут отыскать способы их примирения и достичь взаимоприемлемых договоренностей. Однако от исполь зования такой парадигмы взаимодействия не следует ожидать полноценного решения проблемы. Она ориентирована на достижение только тех целей, которые могут быть согласованы, оставляя нереализованными те, что оказываются несовместимыми или несопоставимыми. Соответственно в меньшей степени решается проблема, вызванная социально значимыми расхождениями, и в большей — достигаются взаимоприемлемые результаты.
Возможностиэффективногоиспользованияпарадигм.Изска- занного следует, что в чистом виде ни одна из фундаментальных парадигм взаимодействия не приводит к окончательному решению социально значимых проблем. Однако это не означает, что люди не обращаются к ним в проблемных ситуациях и, более того, не используют с определенной степенью социальной эффективности. Парадигма консолидации может дать позитивные результаты во всех случаях, когда необходимо организовать социальное участие людей в совместной деятельности, как правило, исполнительного характера, связанное с решением социально значимой проблемы. Это могут быть микролокальные сообщества (по типу соседств), группы взаимопомощи, любительские объединения и т. п. В их рамках люди могут объединяться под патронажем институциональных структур, имеющих конструктивную программу решения проблемы, для следующих основных социально значимых целей. Во-первых, в качестве исполнительных сил, регулируемое действие которых обеспечивает ход решения проблемы. Во-вторых, в качестве временных социокультурных анклавов, объединяющих людей и сдерживающих ускорение деструктивных процессов, порождаемых проблемной ситуацией. В этом случае важно регулировать временные параметры существования таких объединений, как групп солидарности. При изменении условий целесообразно стимулировать их трансформацию в соответствии с их структурнофункциональной спецификой, не допуская возникновения внутреннего или внешнего конфликта. Парадигма конфликта может привести к позитивным результатам, когда культурные стереотипы суждений, поведения, взаимодействия, используемые людьми в проблемной ситуации, либо мешает ее решению, либо приобретают ритуальный характер, т. е. затраты усилий оказываются нерезультативными. В таких случаях определенную эффективность приобретают когнитивные, ценностные, нормативные конфликты. Они, во-первых, демонстрируют, что подобные стереотипы давно превратились в пустые формы, а во-вторых, помогают людям отказываться от следования им. Наименее болезненными для членов сообщества оказываются когнитивные конфликты.
Они представляют собой столкновение мировоззрений, оснований познавания и реализуются на уровне их профессиональных носителей. Большинство же членов сооб щества остаются в положении наблюдателей или современников подобных баталий, и затем присоединяются к концептуальным моделям победителей. Более серьезные последствия имеют ценностные конфликты, поскольку они относятся к возможностям людей действовать в соответствии с предпочтениями. Они связаны с тем, что одни группы людей отказываются разделять привязанности других и пытаются вытеснить из социокультурного пространства те реальные и символические объекты пристрастий, которые представляются им ненужными, или же лишить их статуса культурной ценности. Такая своеобразная десакрализация культурных «идеалов» вызывает сильные негативные эмоциональные переживания у тех, против кого она направлена. Чаще всего попытки активно защищать их на какое-то время оказываются успешными. Особенно когда у низвергателей либо нет никакой замещающей программы, либо утверждаемые ими ценности диффузны, слабо выражены и не имеют широкого социального признания. Однако сама ситуация конфликта заставляет борцов с традиционными «идеалами» артикулировать свои позиции и позволяет им если не окончательно победить, то по крайней мере оттеснить на периферию культурного пространства ранее популярные массовые предпочтения. Самые серьезные последствия из этой триады имеют нормативные конфликты. Нормы требуют соблюдения взаимоприемлемых границ, правил и получения полезных результатов социального взаимодействия. Когда такой консенсус нарушается из-за изменения структуры групп интересов или распределения социальных сил, начинается лавинообразное нарастание отклонений от нормативно установленных форм активности (аномия). Соответственно люди теряют основания для организации совместных действий, для разграничения полномочий, для социокультурной идентификации и т. п. В такой ситуации формирование новых нормативных систем — это достаточно длительный процесс, поскольку предполагает построение иных оснований социокультурных порядков, а для него не хватает конструктивного начала. Все эти типы конфликтного взаимодействия могут быть подвергнуты целенаправленной регуляции и переориентированы в сторону решения социально значимой проблемы. Однако в подобных случаях следует особенно внимательно следить за тем, чтобы, во- первых, они не переросли в открытые проявления агрессии и насилия; во-вторых, взамен разрушаемых концептов, ценностных суждений, нормативных моделей были бы предложены хорошо проработанные, обоснованные и технологически обеспеченные альтернативы, связанные с решением социально значимой проблемы. Парадигма переговоров оказывается наиболее эффективной для тех форм социального взаимодействия в проблемной ситуации, которые связаны с разработкой системообразующих измерений ее решения или программ развития потенциальных «точек роста», способствующих выходу из нее. Ее применение может быть в этом случае полезным в нескольких отношениях. Во-первых, при выявлении изменившегося распределения интересов и социальных сил в сообществе и определении зон как их возможного примирения, так и радикальных расхождений в отношении решения проблемы. Во-вторых, при дифференциальном выделении ценностных и нормативных ориентаций в сообществе и их разграничении в социокультурном пространстве проблемной ситуации. В-третьих, при рассмотрении потенциала «точек роста» с позиции их вклада в решение проблемы и при формировании критериев для оценки приоритетов в выборе тех, которые могут стать стимулами конструктивной активности.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Факторы, определяющие выбор парадигмы:

  1. 21.5. ИНВЕСТИЦИИ И ФАКТОРЫ, ИХ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ
  2. 1.3. Факторы, определяющие формирование родительства
  3. ГЛАВА 20 Личностные факторы, определяющие безопасность жизнедеятельности
  4. 21.1. СОВОКУПНЫЙ СПРОС И ФАКТОРЫ, ЕГО ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ
  5. Психологические факторы, определяющие эффективность лечения (Ташлыков В.А.)
  6. ВЫБОР СУПРУГА И ФАКТОРЫ РИСКА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В БРАК
  7. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ. ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА
  8. Глава первая Факторы риска и факторы выживания
  9. МАТЕРИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ В ПРИРОДЕ ЦЕННОСТИ а) фактор природной среды
  10. Лимитирующие факторы и физические факторы среды
  11. Параметры, определяющие эффективность плазменной обработки
  12. ПРЕДПОСЫЛКИ ВОСПРИЯТИЯ, ОПРЕДЕЛЯЕМЫЕ ВЛИЯНИЕМ СОЦИАЛЬНЫХ СТРУКТУР
  13. 140 Каким образом в философии определяется эстетическое?
  14. Основные теоретические положения, определяющие содержание категории «образ жизни»
  15. Э.В. Беляев: «ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ - ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ чЕрТА МОЕЙ ЛИЧНОСТИ»*
  16. Пример 13.3 НЕКОТОРЫЕ НОРМЫ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ПОВЕДЕНИЕ РАБОТНИКОВ
  17. § 2. Удовольствие (Wohlgefallen), которое определяет суждение вкуса, свободно от всякого интереса