<<
>>

4. Инфантильное и интеллектуализированное поведение

Фрейд исходит из того, что как человечеству в целом, так и отдельному

человеку трудно сносить жизнь в двояком смысле. Во-первых, на индивидов

оказывают давление культурные предписания, а также неблагоприятные

действия других индивидов, спровоцированные несовершенством культуры.

Во-вторых, люди сталкиваются с ущербами, причиняемые им необузданной

природой, которые принято называть судьбой.

Человечество всегда искало

пути, как облегчить себе жизнь, как защитить себя от превратностей судьбы.

Влияние религии на характер поведения

Неблагодарно и вообще близоруко стремиться к упразднению культуры.

Тогда останется только природное состояние и выносить его гораздо труднее.

Безличные силы природы и судьбы всегда остаются чуждыми. В этих условиях,

как считает Фрейд, у человека возникает предрасположенность к

инфантильному мышлению и поведению по аналогии с реакцией ребенка на

жизненную ситуацию: у него есть авторитетный отец, внушающий не только

страх, но и являющийся его защитником против опасностей. Сходным образом,

полагает ученый, наши предки не только наделили силы природы

человекообразными существами, с которыми можно было обращаться как с

равными, но и придавали им характер отца, превращали их в богов. Так

возникает религия, которая, как считает Фрейд, содержит отцовское ядро за

каждым божественным образом и тем самым создает основу для

инфантильного мышления и поведения. Отношения к богу приобретают

искренность и интенсивность отношения ребенка к отцу: “если ты уже столько

сделал для отца, то, конечно, хочешь и награды, хочешь, по крайней мере, быть

единственно любимым ребенком”, “бог есть возвышенный отец, тоска по отцу –

корень религиозной потребности”23.

Бог заменяет функции отношений ребенка к отцу, для которых

характерна своеобразная амбивалетность – его боятся, но о нем тоскуют и им

восхищаются.

Сохранение этих функций в более зрелом возрасте, по мнению

Фрейда, способствует воспроизводству инфантильного мышления и

соответствующих социальных действий: “Когда подрастающий человек

замечает, что ему навсегда суждено остаться ребенком, что он всегда будет

нуждаться в защите от чуждых сверхсил, он придает этим силам образ отца, он

создает себе богов, которых он боится, которых он старается расположить к

себе и которым он все же поручает защиту самого себя. Таким образом, мотив

тоски об отце идентичен с потребностью в защите от следствий человеческого

бессилия; оборона против детской беспомощности придает реакции на

беспомощность, которую человек должен признать, а именно – созданию

религии – свои характерные черты”24 .

Фрейд рассматривает и роль религии в становлении культуры, в

сдерживании асоциальных эгоистических первичных позывов. По его мнению,

23 Там же. – С. 494

24 Там же. – С. 498

172

религия, несомненно, оказала человеческой культуре немалую пользу, но её

значимость переоценивается. “Религия, – пишет он, – совершенно очевидно

оказала культуре большие услуги: она очень содействовала укрощению

асоциальных первичных позывов, но все же недостаточно. Она в течение

многих тысячелетий господствовала над человеческим обществом; достаточно

было времени, чтобы показать, чего она может достигнуть. Если бы ей удалось

осчастливить большинство людей, утешить их, примирить их с жизнью, сделать

их носителями культуры, то никому не пришло бы в голову стремиться к

изменению существующего положения вещей”25.

Что же касается влияния религии на нравственность, то, как полагает

Фрейд, нет очевидных свидетельств, что люди верующие были нравственнее.

“Они всегда умели делать религиозные предписания чисто внешними и тем

самым срывать их цель. Священники, в обязанности которых было следить за

послушанием религии, шли им в этом навстречу. Милость бога должна была

идти рука об руку с его справедливостью: человек грешил и затем приносил

жертву или покаяние и тогда освобождался, чтобы грешить заново.

Русская

психика вознеслась до заключения, что грех явно необходим, чтобы испытать

все блаженство милосердия божьего, и потому в основе своей грех – дело

богоугодное. Совершенно ясно, что священники могли сохранить покорность

масс религии только тем, что разрешали большие уступки человеческой

природе первичных позывов. Было установлено: бог один силен и благ, человек

же слаб и грешен. Во все времена безнравственность находила в религии не

меньшую поддержку, чем нравственность”26.

Дух науки и интеллектуализированное поведение

Становление интеллектуализированного поведения Фрейд связывает с

утверждением духа науки в обществе. По его мнению, замена религиозных

мотивов на мотивы светские не приведет к умалению культурного поведения,

ибо люди науки, работники умственного труда сами большей частью являются

носителями культуры. Не восторжествует ли в таком случае поведение,

основанное на эмоциональных мотивах? Действительно, даже у современного

взрослого человека мотивы чисто рассудочные трудно справляются с

побуждениями страстей. Ребенок же вообще не может рациональной

умственной работой подавить первичные позывы: он должен обуздать их

актами вытеснения, за которыми, как правило, стоит мотив страха.

Большинство этих детских неврозов стихийно преодолевается по мере развития

ребенка. Считая религию “общечеловеческим неврозом”, который отпадет в

процессе роста человеческой цивилизации, ученый полагает, что рациональное

обоснование запретов, заповедей и законов лучше религиозного в плане и

укрепления культурного фактора в человеческих отношениях, и в

совершенствовании окостенелых законов. “Люди поняли бы, – замечает Фрейд,

– что эти законы не столько для того, чтобы господствовать над ними, сколько

для того, чтобы служить их интересам; у них создалось бы к ним более

дружественное отношение, и они ставили бы себе целью не уничтожение их, а

только улучшение. На пути, ведущем к примирению с давлением культуры, это

было бы важным шагом вперед”27.

Без религиозного влияния, конечно, человек

25 Там же. – С. 509

26 Там же. – С. 510

27 Там же. – С. 513

173

окажется в затруднительном положении. Он перестает быть объектом нежного

попечительства, благого предвидения и должен рассчитывать лишь на

собственные силы. “Он попадает в положение ребенка, покинувшего отчий дом,

где ему было так тепло и уютно. Но инфантилизм обречен на преодоление, не

так ли? Не может человек вечно оставаться ребенком, он должен, наконец,

выйти наружу, во “враждебную жизнь”. Это можно назвать «воспитанием к

реальности»”28.

Фрейд верит в интеллектуализацию мышления и поведения людей, хотя

при этом отмечает объективные трудности данного процесса: “Мы можем

сколько угодно подчеркивать бессилие интеллекта по сравнению с властью

человеческих первичных позывов и быть при этом правыми. Однако слабости

этой присуща некая особенность: голос интеллекта тих, но он не успокаивается

до тех пор, пока его не услышат”29. Фрейд подчеркивает, что наука весьма

молода, но человеческий интеллект уже достаточно окреп, чтобы пользоваться

научным инструментарием для адекватного восприятия проблем мироздания.

<< | >>
Источник: С.А. КРАВЧЕНКО. СОЦИОЛОГИЯ: ПАРАДИГМЫ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ. 2Издательство: Экзамен, 315 стр. Москва. 2002

Еще по теме 4. Инфантильное и интеллектуализированное поведение:

  1. ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА. УРОВНИ РЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ
  2. РАЗДЕЛЫ 14 и 15. ПОВЕДЕНИЕ НАХОДЯЩЕГОСЯ В УДАЛЕНИИ (ЦАРЕВИЧА) И ПОВЕДЕНИЕ (ЦАРЯ) ПО ОТНОШЕНИЮ К УДАЛЕННОМУ (ЦАРСКОМУ СЫНУ) 1
  3. КУЛЬТУРА ПОВЕДЕНИЯ
  4. Причины поведения
  5. ЭТИЧНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  6. 10.4. Отклоняющееся поведение личности
  7. Коллективное поведение
  8. 5.7. Девиантное поведение
  9. Глава 8 Отклоняющееся поведение
  10. Глава 8 СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  11. ГЛАВА 13 ТРУДОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  12. Б. Ф. Скиннер              ОПЕРАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  13. ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  14. КОЛЛЕКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  15. ДЕЛИНКВЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  16. 15.13. О культуре поведения