<<
>>

«Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические основания социальной работы.

Философская антропология рассматривает человека и его бытийность под углом зрения «действия» и «происшествия», которые выражаются в терминах «активность» и «пассивность».

«Человек-нуждающийся» при этом выступает как пассивный субъект, не имея возможности в силу разных причин принимать активное участие в жизнедеятельности. Эта ситуация может быть обусловлена различными обстоятельствами как личностными и групповыми, так и средовыми, т.е. окружением человека.

Личностное бытие субъекта ориентировано на то, что он находит смысл своей жизни в самоопределении и самоосуществлении.

Однако в реализации самоопределения и самоосуществления задействованы различные проявления субъектности человека: человек как homo rationale, человек как природное явление, человек как психосоматическое существо, человек как homo sociale. Каждое проявление субъектности имеет свои диалектические противоречия, что ведет к осложнению жизненных стратегий человека.

Человек-рациональный сталкивается с противоречиями поведения. Его аутентичные решения, соответствующие его нормативным представлениям и стереотипам, могут входить в противоречие с представлениями окружающих, их ценностными нормами, поведенческими стереотипами. Как субъект своего бытия и поведения, человек не может действительно располагать собой. В этой связи когнитивные процессы могут выступать в качестве стресса. В социальной работе такое поведенческое противоречие связывают с адаптивными кризисами и кризисами развития, когда природа расстройства ограничивает адекватное социальное функционирование клиента.

Человек как природное существо имеет другой модус проблем. В своей личностной конкретности и определенности он осмысляется через материю, физическое тело. Самовыражение, самоосуществление, постижение и самопостижение выражаются посредством тела и его строго индивидуального состояния. «Тело в целостной структуре человека как личности образует фундамент или же подструктуру того, что, по сути, составляет структуру личности». Однако тело как средство выражения личности может быть фактором идентичности и групповой принадлежности. При определенных условиях тело выступает разграничительным дискриминационном признаком, например в цодходе общественного концепта социальной полезности. Именно этот подход разделил людей на здоровых и инвалидов. Тело выражает определенную норму, позволяющую одним и не дающую другим индивидам интегрироваться и функционировать в обществе. Отсюда общественный концепт инвалидизма включает в себя следующие положения: –

человечество разделено на здоровых людей и людей с ограниченными возможностями; –

здоровые люди способнее людей с ограниченными возможностями; –

здоровые люди должны контролировать ресурсы и жизнь людей с ограниченными возможностями.

Способность – неспособность превращать тело в предмет обмена, использовать его для равноправного участия в общественной и производительной деятельности является одним из оснований, определяющих активность или пассивность личности. Гуманистический смысл социальной работы в том и заключен, чтобы даже в ситуации неравных условий дать возможность каждому человеку для реализации его планов интегрировать лиц с ограниченными возможностями в основные процессы трудовой и общественной жизнедеятельности.

Человек может быть рассмотрен и как психосоматическое существо.

Проблемы телесности, чувственности, духовности в философской антропологии и антропологической психологии рассматриваются, как правило, раздельно. Однако в социальной работе они имеют единый модус основания, связанный с холистическим, т. е. целостным, подходом к личности клиента. Чувственность человека, его соматические реакции, его переживания связаны в практике социальной работы с такими экзистенциальными понятиями, как совесть, вина, ответственность, добро, зло и т.п. Эмотивные реакции человека изменяют не только его концепты коммуникаций, но и жизненные стратегии, нарушают психическое здоровье. Чувства с позитивным или негативным оттенком могут особым образом менять ритм обыденной жизни, вносить в нее не только спокойствие и радость, но и подавленность, и угрызения совести, что ведет к личностному и общественному расстройству. Человек как психосоматическое существо предстает как реальность, которую невозможно понять только рациональными методами. Субъективность, индивидуальность как ценностные факторы, обусловленные человеческим выбором и уникальным опытом в его неповторимости, – таковы философские исходные положения индивидуального подхода в социальной работе. Именно на этих основаниях в практике социальной работы развиваются комплексные подходы к личности клиента как сложному биопсихосоциальному существу.

Человек как существо социальное реализует свою индивидуальность через принадлежность к различным группам. Они представлены различными социальными институтами, в которых разворачивается жизненный сценарий человека. Наличие или отсутствие в нем тех или иных социальных институтов определяет статус человека, его социальное положение. Социальные институты вносят дифференциацию в групповую стратификацию общества, разделяя его на благополучные и неблагополучные (уязвимые) группы населения, по отношению к последним нарушаются общепринятые нормы жизнедеятельности. В этом ключе дихотомия концептуальных построений в социальной работе связана со следующими проблемами:

потребности – желания;

удовлетворение – лишение права;

права – свобода выбора;

справедливость – несправедливость;

солидарность – индивидуализм;

доступ к власти – отсутствие доступа к власти;

ответственность – безответственность;

конфликт – урегулирование конфликта;

автономность – контроль.

Эти аспекты выступают в качестве точек континуума, в одной из которых проявляется тема человека-социального в контексте проблемы «человек и общество». Социальное бытие человека, возможность – невозможность реализации социальной жизни, феномены и механизмы отчуждения человека от социальной жизни – все это составляет философскую проблематику теории социальной работы. Человек-социальный в концептах социальной работы понимается как уязвимый субъект, представитель определенной уязвимой группы. Проблемное поле данного субъекта осмысляется на макроуровне, в контексте превентивных, оперативных и долгосрочных стратегий профессиональной деятельности. Для каждой группы общая тема, как, например, нищета, имеет самостоятельное значение, несмотря на то, что ее общие аспекты – качество жизни, питание, занятость, жилищные условия, доступ к здравоохранению и медицине – характерны для всех уязвимых групп.

Таким образом, тема «человека-нуждающегося» предстает в социальной работе в различных проявлениях и понятийном многообразии, отражая различные уровни ее осмысления, от микро- и мезо-, до макро- и мего- уровней. Это лишний раз показывает сложность научного осмысления человека, который предстает и как реальный индивид со своими конкретными социальными запросами, и как уникальное явление индивидуальных проявлений и типологических особенностей, и как представитель определенного исторического времени и конкретной культуры, и как субъект со специфическими эмотивными проявлениями, отношениями и связями. Однако, на каких бы уровнях не был бы сформулирован запрос клиента, теория социальной работы определяет его положение в системе бытия и общественного мира как «человека-нуждающегося». Из этого концепта выстраиваются все техники поддержки, все методы помощи, а также методологические схемы осмысления теорий социальной работы.

<< | >>
Источник: Невлева И.М., Соловьева Л.В. Теория социальной работы: Учебное пособие. – Белгород: Кооперативное образование. – 431 с.. 2005

Еще по теме «Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические основания социальной работы.:

  1. 20.1 еоретическое и эмпирическое как предмет философско-методологического анализа в работе B.C. Швырева «її еоретическое и эмпирическое в научном познании»
  2. 2.3. Человек в концепциях социальной работы
  3. 10 СТАНОВЛЕНИЕ ТРАДИЦИИ ТЕОРЕТИКО-ЭМПИРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  4. 4.3 Четыре антропологические модели и пять сотириологий: Юлиан, Августин, Севир, Пелагий и традиция восточной патристики
  5. 9.3. Практика социальной работы и здоровый образ жизни человека
  6. 5.1. Целостное осмысление проблем человека – сущность теории и практики социальной работы
  7. Основание эмпирической психологии в творчестве Дж. Локка Дж. Локк (1632-1704) 0
  8. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ДИДАКТИКА о способе познавать как внутреннее, так и внешнее в человеке
  9. АНТРОПОЛОГИИ ЧАСТЬ ВТОРАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА о способе познавать внутреннее [состояние] человека из внешнего Деление
  10. Мировоззренческие основания классической философской традиции
  11. А. Психиатрическая социальная работа Мери Эдвардс, магистр социальной работы