<<
>>

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

О. Лев Большаков. Как Ваш владыка относится к тому, что Вы занимаетесь катехизацией перед крещением?

О. Иоанн. Вы знаете, еще прошлым летом я был совсем не готов делать то, что делаю сейчас.

У меня просто болела совесть, но как изменить ситуацию, я не знал. И я продолжал совершать "духовные аборты" (в одной православной книжке я прочитал, что так называется крещение, в котором не произошло посвящения жизни Христу, т.е. когда Бог дал человеку благодать, а он ее не смог воспринять). В конце концов я не выдержал такой ситуа- ции и в середине сентября прошлого года пошел к владыке, чтобы поделиться своей болью и спросить у него, как можно готовить людей к крещению. Владыка меня выслушал и сказал: "Нам не только желательно готовить людей к крещению, но мы должны это делать. Но, понимаете, сейчас столько проблем, что просто не до этого. Порекомендовать что-либо трудно, попробуйте сами". Больше мы об этом не говорили.

О. Лев Большаков. Это один из лучших ответов.

О. Георгий Кочетков. Я совершенно согласен с о. Львом, что это лучший из ответов, который можно было бы в этих случаях услышать. К слову говоря, это тоже целый комплекс проблем, и очень важных. Вот то, что мы говорим о лучшем из ответов, свидетельствует о том, что здесь есть проблема, потому что, действительно, или приходится на свой страх и риск что-то делать в церкви без архипастырского благословения, или идти на контакт, что не всегда бывает просто и гладко. Иногда это нелегко и для самого владыки: он вроде и хочет, но что-то его смущает. Здесь много, много трудных моментов. Я думаю, что в будущем об этом обязательно нужно будет говорить. Есть ли еще вопросы к о. Иоанну?

М. Китаєва. Скажите, пожалуйста, не обвиняют ли Вас, что Вы создаете "интеллигентский" приход?

О. Иоанн. Да, к сожалению, такие слухи ходят. Сам я был бы очень рад, если бы наш приход включал представителей всех сословий и людей разного возраста.

Но пока почему-то это не получается.

О. Георгий Кочетков. Если можно, я кратко прокомментирую. Мне хотелось бы подчеркнуть, что вот сейчас, говоря буквально по полслова, мы касаемся вещей, которые имеют очень много выходов, очень много пластов и которые необходимо обсуждать. Дело в том, что все эти обвинения, что вот есть интеллигентская церковь, молодежная церковь, или бабушкина церковь, или казаческая церковь, или нагаечная православная церковь — кто что любит, свидетельствуют о том, что братского, любовного взаимообщения всех слоев церкви пока нет, хотя это входит в самые основы кафоличности нашей церкви. Пока цер- повная психология часто работает по принципу: вы чуть-чуть не такие, как мы, значит, вы — или интеллигентская церковь, или, мол, какая-то еще. Так или иначе хотят подчеркнуть, что кто-то не такой и вообще православный в кавычках. В наш адрес, как вы знаете, тоже были подобные обвинения. В "Руси Державной" было опубликовано огромное письмо человека, который, правда, как обычно в таких случаях и бывает, никогда не был у нас, и письмо его было частным. Без его разрешения опубликовали это частное письмо, адресованное одной из наших прихожанок, кстати, здесь присутствующих, и в нем автор как раз говорит, что вся наша болезнь — это интеллигенция, интеллигенция — как символ болезни, и он называет ее признаки. Если вы читали письмо этого батюшки, то, возможно, почувствовали, что сам по себе это человек добрый и хороший, очень милый, но он совсем не понимает ни интеллигенции, ни церковных проблем. Очень жаль, что он об этом пишет, да еще с таким напором, как, впрочем, часто это бывает. Так вот из этого набора признаков интеллигенции, названных им так, как он это понимает, следует только одно: "Бегите из такой церкви!" Вот это большой вопрос. Действительно, есть вопрос, потому что молодежь и интеллигенция легко сочетаются друг с другом, без проблем. Но молодежь — пока молодежь, интеллигенция — уже, так сказать, интеллигенция, и здесь, конечно, в будущем что-то будет происходить.

Но на сегодняшний день бабушки существуют действительно как бы параллельно. У них какая-то своя субкультура церковная. Вот об этом пытался нам сейчас говорить и о. Иоанн. Это действительно очень интересно. Я думаю, что на архангельском севере особенно ярко это все проявляется, и, полагаю, не только там. Но как найти это сочетание?

Я вспоминаю свой опыт в храме в Электроуглях. Это тоже хотя и город, но город, где приход был бабушкин, притом что в наш храм ходили все — бабушки, молодежь, интеллигенция. И должен признаться, вот это запараллеливание все-таки чувствовалось. Легко находить общий язык людям часто не удавалось. Да, находили общий язык, да, конечно, друг друга не отвергали, коли вместе причащались, но бабушек было меньшинство, и поэтому они по-своему ощущали эти проблемы, по-своему к ним относились и, тем не менее, ходили в наш храм, не хотели ходить в соседний. Им почему-то нравился наш храм, и они ходили туда, правда, не все в городе. Некоторым принципиально не нравился наш, и они шли в соседний, и таких тоже было много, в основном за счет той же пропаганды, которая велась порой очень недобросовестно, но это вопрос другой. Мне кажется, прежде всего священству, церковному совету на это надо обратить особое внимание, подумать, как церкви найти такие формы жизни, которые были бы взаимно прозрачны, взаимоприемлемы для всех прихожан. Конечно, невозможно катехизировать бабушек так, как мы катехизируем молодежь и интеллигенцию. Ну никак невозможно. Если бабушка еле-еле слышит, у нее исповедь-то принимать часто почти невозможно. Она может сказать лишь несколько слов, и в общем-то эта исповедь — почти символическая исповедь. Такие бабушки есть и в нашем приходе. И потом, как им дать возможность дома осуществлять свою христианскую жизнь? Невозможно заставить их читать Священное писание в группах, хотя мы знаем, что протестанты все- таки этого добиваются: такие же бабушки собираются и читают Священное писание в домашних группах. Но там это, как правило, все-таки единственная форма деятельности, плюс некоторая доля трудовой. Вот на это их еще хватает, а на большее сил нет.

Ведь часто они и этого не могут, особенно традиционные православные бабушки, которые боятся всего, и это — проблема, проблема — везде. Или приход — в основном молодежный и интеллигентский, или приход — в основном бабушкин. Примеров естественного сочетания того и другого почти нет. Вот буквально только что пришел на нашу конференцию о. Владимир Воробьев, и если говорить об исключениях, то в первую очередь я вспомнил как раз об их храме, о братстве Всемилостивого Спаса. И, наверное, было бы интересно изучить этот опыт, как-то войти в него, он достаточно известен в Москве. Но все-таки эта проблема есть, и она будет, она возникает, конечно, и в сельских приходах. Есть ли еще вопросы к о. Иоанну?

Р. Куркова. Есть ли у Вас опыт сотрудничества с общеобразовательной школой в Вашем селе?

О. Иоанн. Почти нет. Один наш брат, дипломированный педагог, пытается проводить в ней занятия на факультативной основе. Но пока было только две встречи. Мы надеемся открыть свою воскресную школу, но для этого нужно вернуть хотя бы один из шести церковных домов, которые были отобраны после революции. А это очень сложно.

Е. Калинина. Я обратила внимание, что в последнее время у нас изменился состав оглашаемых. Появилось много людей, которые традиционно в общем-то не являются слоями интеллигенции, — плотники, шоферы, повара, и таких много. Но при этом они нисколько не отличаются от других оглашаемых и не чувствуют себя ущербно. И еще я хочу сказать, что проблема наших бабушек может быть связана с тем, что это бабушки советского наследия, забитые, зашоренные бабушки, очень боящиеся всего нового. Они по жизни такие запуганные. И поэтому часто сначала приходят их дети, а потом уже по примеру детей приходят и бабушки, и мамы, и папы. Интеллигентность — это все же внутренняя категория. У меня бабушка в деревне четыре класса церковноприходской школы окончила, но это был человек, по-на- стоящему интеллигентный, несмотря на то, что сумма знаний, грамотность у нее была невелика, она писала с трудом.

Так что это все — не проблема. Проблема не в этом.

О. Георгий Кочетков. Да, действительно, здесь надо это отметить. Об этом еще громко нигде не говорили в связи с расширением катехизации. Оказывается, тот опыт катехизации, который уже наработан, прекрасно, совершенно без проблем включает и рабочих, и интеллигенцию, и людей пожилых, и старых. И надо еще отметить, что все-таки у нас на катехизации достаточно много людей пожилых и старых, чего раньше практически не было. Появились и другие категории: военные, бывшие партийные работники и т.д. Это тоже понятно — раньше они были особенно далеки от церкви. Их присутствие в храме, например, присутствие высших офицеров в форме, теперь никого не удивляет. Слава Тебе, Господи, что они присутствуют теперь не по должности, а по вере. И это — большая разница и большая радость. Но это все-таки только тенденция. Пока еще нельзя сказать, что та проблема, о которой мы сейчас говорили, целиком решена, тем более что, действительно, есть проблемы с бабушками. Верно, все бабушки — это советские бабушки, все до единой. Мы живем в 1994 г., понимая, что это значит. Другое дело, что советские бабушки — это совершенно не одно поле. Были те, кто очень пре- емственно, очень последовательно сохранял свою веру, свое исповедание, свою церковность, так или иначе выражавшуюся в их жизни всегда. Были бабушки, которые никогда этого не делали или пытались делать, но у них это не получалось. У них может быть совершенно разная ситуация, и внутренняя и внешняя. Они часто приходят еще более разрушенными, чем молодежь или многие другие люди.

О. Лев Большаков• В наших условиях, в маленьком городке, объединить людей разного возраста всегда возможно. Это вполне реально. Каждое воскресенье за вечерним чтением Евангелия у нас средний возраст людей не слишком велик, потому что это и бабушки, и мальчишки, и молодые люди. Это возможно в принципе. Если будет время, могу немного подробнее поделиться этим опытом.

О. Георгий Кочетков. Спасибо. Но вы, к слову говоря, — тоже севернее.

Кондопога — это северный приход. Епархия другая? Олонецкая у вас, не Архангельская? Значит, у вас все-таки уникальная ситуация. Она в будущем может стать не уникальной. Я этого не исключаю. Но на сегодняшний день она уникальна. В большой степени это связано, конечно, и с Вашей личностью.

В. Максимовский. Я думаю, что проблемы с бабушками еще связаны с тем, что христианство у них часто ограничивается храмом и молитвословом. Многие из них считают, что совсем не обязательно читать Евангелие. И вопрос к о. Иоанну: как Вы объединяете свои группы в назначенное время, в назначенном месте, чтобы вести их год? Если Вы, например, начинаете в сентябре, а к Вам люди приходят в апреле, то Вы их как-то подключаете или откладываете оглашение? О. Вячеслав поделился своим опытом. А как это бывает в Вашем приходе?

О. Иоанн. Если группа начинается в сентябре, а подошли в апреле?

О. Георгий Кочетков. Здесь, видимо, специфика, если группа — одна. Когда много групп, как, допустим, у нас, то таких проблем нет.

О. Иоанн. В таких случаях я просто предлагаю встречаться индивидуально, но с надеждой перевести потом человека на груп- повые встречи. Но, честно говоря, ничего не получается. Люди, как правило, не приходят. Вот сейчас начинаются встречи во второй группе, и среди собравшихся в нее людей совсем нет тех, кто подходил ко мне индивидуально в течение года. Так что это проблема.

О. Георгий Кочетков. Здесь выход, видимо, в создании нескольких параллельных групп, может быть, не таких больших. А это выводит на проблему катехизаторов, т.е. тут, как всегда, — круги по воде дальше идут.

Вопрос. Как Вы считаете, отец Иоанн, на чем психологически основана ревность бабушек по отношению к молодежи?

О. Иоанн. Мне кажется — на страхе, что они сами станут ненужными. Но такой подход (заменить одних на других) противоречит и моей внутренней позиции.

<< | >>
Источник: Материалы Международной богословской конференции. "Приход в Православной церкви" (Москва, октябрь 1994 г.). М.: Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 256 с.. 2000

Еще по теме ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ:

  1. Вопросы и ответы
  2. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ
  3. Вопросы и ответы
  4. Вопросы и ответы
  5. Вопросы и ответы
  6. Вопросы и ответы
  7. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ
  8. Вопросы и ответы
  9. Вопросы и ответы
  10. Вопросы и ответы
  11. Вопросы и ответы