Духовничество как система параллельного управления Церковью


Особое место в современной РПЦ занимают духовники. Формальной функцией духовника является исповедование прихожан и наставление по их просьбе во всех делах. В принципе этим может заниматься любой священник, однако среди них есть те, у кого исповедь является специализацией1.
Считается, что духовники утешают в страдании, помогают советом в трудной жизненной ситуации. В этом отношении духовничество есть часть более широкого явления, именуемого старчеством.
Старчество — это оказание психологической помощи верующим, в том числе путем исповеди, совета, наставления, молитвенного заступничества, пророчества, изгнания бесов. Идея о необходимости находиться под духовным покровительством старца является одной из важнейших составляющих «народного православия». Наличие такого покровительства — гарантия последующего спасения, и потому институт старчества проникнут эсхатологическими ожиданиями. Старцами (и старицами) могут быть и священники, и не имеющие сана монашествующие, и даже рядовые члены Церкви, что было особенно широко распространено в советское время, бедное на духовенство. Особое уважение верующих вызывают такие качества старцев, как прозорливость (т.е. дар предвидеть события, а также знать о тех вещах, о которых верующий только хотел бы ему рассказать),молитвенная сипа (т.е. свершение дел по их молитве), а также умение изгонять бесов (экзорцизм). Несмотря на средневековую форму психологической помощи, старчество является важным этапом разложения коллективистского (соборного) настроя, присущего в первую очередь воцерковленным, и Равно как для какого-то другого священника специализациями являются строительство храмов, администрирование или миссионерство.

адаптации его к современному сложноструктурированному обществу. Верующие сел или малых городов не имеют альтернативы, в какой храм ходить, — на эту местность приходится одна церковь. Также в рамках существующего церковно-адми- . нистративного деления они не в силах найти себе иного епископа, но выбрать для спасения из разных старцев своего они могут (хотя зачастую и не видят его годами). Кланы почитателей различных старцев, несмотря на свой консервативный и фундаменталистский настрой, реформируют Церковь больше, чем им бы самим хотелось.
Старицы и старцы, не являющиеся священниками и не требующие от своих последователей регулярно посещать храмы и причащаться у штатного духовенства РПЦ, ныне вызывают однозначное осуждение архиереев. В соответствии с многовековой практикой церковная иерархия имеет основания видеть в таком старчестве залог православного сектантства.
В большинстве случаев борьба со старцами, подрывающими сегодняшнюю иерархию, идет без оглашения конкретных имен, за исключением случаев, когда лично Патриарх удостаивает некоторые группы своим неодобрением, что по большому счету остается его личным мнением, не ведущим ни к каким последствиям. Ни Синодальная богословская комиссия, ни тем более Священный Синод и Архиерейский собор не нызывали конкретных имен «плохих» старцев и даже обобщенных названий групп их последователей. Общие рассуждения о младостарчестве, характерные для последних шести лет жизни Церкви, не выделяли старцев-несвященни- ков в качестве самостоятельного явления.
Лишь в конце 2003 г. был издан первый, полуофициальный пока, сборник, выражающий точку зрения епископата на конкретные направления современных антииерархических внут- рицерковных движений. Большинство из них находилось под контролем определенных старцев. В ием критике подверглись имеющие межрегиональный характер «Братство Царя-

Искупителя» (и его лидеры В. Кузнецов, схимонахиня Николая (Гроян), певица Ж Бичевская, а также благочинный одного из округов Ивановской епархии игумен Митрофан (Лаврентьев), «Опричное братство св. Иосифа Волоцкого» (лидер А. Макеев)[93], новые симоновцы из Успенско-Казанского монастыря Ивановской епархии (во главе с игуменом Викторином (Кри- воноговым), старцем схимонахом Симоном и схимонахиней Серафимой), пелагеевцы (почитатели старицы Пелагеи Рязанской (она же Полюшка Захаровская, 1890—1966), во главе со священником Рязанской епархии о. Петром[94], стремящиеся к ее канонизации), имябожники, люди, стремящиеся к канонизации Г. Распутина, царя Ивана Грозного, И. Сталина[95].
Несомненно, что этот список является верхушкой айсберга. В провинции находятся десятки аналогичных групп, часть из которых ассоциирует себя с РПЦ (т.е. поминает имя Патриарха и своего епископа на богослужении), часть — уже нет, хотя и декларирует свою причастность к МП. Многие из них имеют достаточно неопределенную и быстро меняющуюся идеологию, зависящую от настроений старца или лидера группы. Так, например, в газете «Начало», фактически являющейся изданием Днепропетровской епархии, в ноябре 2002 г. было опубликовано интервью с местным писателем С. Плотниковым. Тот «разоблачал», видимо, широко известную в этой местности старицу, имя которой все же не называлось.

Основные претензии газеты состояли в отсутствии у нее духовника из священников РПЦ, лжемонашестве, манипуляции сознанием и диктаторском методе управления своими последователями[96]. Но обычно имеющему плохое богословское об- . разование провинциальному духовенству трудно уверенно определить, в чем именно состоит отклонение старца от учения Церкви. Тем более что у него могут найтись покровители и поклонники в среде высшей церковной иерархии или светских властей.
Весьма актуальным для иерархии в 1990-е гг. стал вопрос об обороне от «женского священства», растущего из недр «народного православия». Известно довольно большое количество случаев, когда старицы присваивали себе священнические регалии и исполняли таинства, которые по учению Церкви должны выполнять только клирики. Подобные претензии высказывались и по отношению к Пелагее Рязанской, которая при жизни не только преуспела в обличении духовенства, но и сама освящала воду и масло[97]. Жесткую критику Патриарха вызвала и идея прославления «схимонахини Макарии, Богом данной», за которой водились схожие грехи[98]. Дело здесь вовсе не в том, что старицы совершали запретные для их статуса и пола священнодействия, а в том, что их в этом качестве признавали почитатели. Та или иная степень легитимизации подобной деятельности (в частности, через канонизацию) привела бы к непредсказуемым последствиям.
Духовнинество есть наиболее близкая к епископату часть старчества. Духовниками могут называться только священники. При этом необходимо различать формальных духовников, которых назначают в епархии или монастыре для конт

роля за состоянием умов насельников, и тех духовников, которых для себя выбирают верующие. Иногда и в той и в другой роли выступают одни и те же люди, но, как правило, эти функции разнесены.
В Церкви, последние 400 лет находившейся под жестким контролем государства, еще во времена Российской империи неформальные духовники воспринимались как «истинные» священники, в то время как церковная иерархия не внушала доверия. В советское время это положение усугубилось тем, что епископат и руководители немногочисленных монастырей очевидным образом сотрудничали с властями и не были доступны для простых верующих. Авторитет духовников, которые страдали и подвергались гонениям, а главное — давали своим прихожанам советы без видимой оглядки на богоборческую власть, резко вырос. В настоящее время значительная часть воцерковленных ставит своего духовника намного выше личности настоятеля ближайшего храма или епископа и реально готова следовать его советам.
В советское время иерархия относилась к неформальному духовничеству с уважением. Она понимала, что если епархиальные управления, благочинные и приходские священники есть мускулы Церкви, то духовничество — ее нервная система, которая, несмотря на коллаборационизм иерархии, не дает отпасть от РПЦ значительной части воцерковленных. Духовники, а также и наиболее известные старцы {старицы), не имеющие священного сана, составляют параллельную иерархии и реально работающую сетевую структуру, в которой есть свои сферы ответственности и сотрудничества (но и личные обиды тоже). Нередки случаи перенаправления в рамках этой сети духовных детей от одного старца к другому[99]. Даже когда человек хочет по своей воле сменить старца, новый интересуется, отпустил ли его прежний.

Духовники (например, столь известные, как проживавший в Латвии архимандрит Таврион (Батозский, 1898—1978), белгородский архимандрит Серафим (Тяпочкин, ум. 1982) или насельник Почаевской лавры и затем Одесского Свято-Успен- •ского монастыря прп. схиигумен Кукша Одесский (Величко, 1875—1964), имевшие свободное общение как с простыми верующими, так и с иерархией, служили (да и по сю пору являются) посредниками (каналом коммуникации) между ними1. Даже Патриарх Пимен (Извеков), по предположению его секретаря, имел в качестве духовника популярного и доступного рядовым верующим настоятеля московского храма протоиерея Василия Серебренникова (1907—1996)2.
Жизнь многих рядовых представителей епископата была связана с духовниками с момента их первых шагов в Церкви. Вот, например, как вспоминает об этом епископ Ялуторовский (ныне за штатом) Анатолий (Аксенов): «Я воспитывался улицей. И уличные привычки доминировали над тем, что хотела передать мне [глубоко верующая] мать.
Учился в техникуме, занимался спортом, ездил на соревнования. К Православию же пришел таким образом. Так получилось, что я помогал восстанавливать храмы в Тверской области. И тогда уже стал задумываться о вере, но не решался на конкретные шаги. lt;„gt; И вот поехал в том же году с одной матушкой в Белгород. Там
маевАнатолий, иерей. Тебя, Господи, благодарю // Сайт Свято-Серги- евского епархиального училища православной катехизации и церковной педагогики. Волгоград (http://detovoditeLnarod.ru/materials.htm); а также электронный сборник рассказов о блаженной Любушке Лазаревой (http://svet77—77.narod.ru/bl.Lebyhka.html). Подробнее о них см.: Белгородский старец архимандрит Серафим (Тяпочкин) / Сост. Софроний (Макрицкий), иеродиакон. Полтава: Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 1998; Жизнеописание преподобного Кукши (Величко) исповедника с акафистом. М.: Народная библиотека, 1995. Стаднюк Матфей, протопресвитер. В память моего собрата и друга отца Василия Серебренникова // Свеча Богу: Московский старец — протоиерей Василий Серебренников. М., 1999. С. 61.
4.3аказ№ 1761.

в селе Ракитном жил отец Серафим (Тяпочкин). Этот удивительный, великий человек произвел на меня неизгладимое впечатление. Я увидел, как он общался с людьми и как он относился к нам. Он изменил всю мою жизнь. И уже через год я стал студентом Московской Духовной школы»[100].
А вот воспоминания архиепископа Благовещенского Гавриила (Стеблюченко): «И прозорливость отца Кукши я тоже на себе испытал. Однажды летом, это уже в третий класс [семинарии] я перешел. Иду с работы, работы тяжелой там было много, надо Патриаршую дачу осыпать песком, а песок от моря поднимали. Там Патриаршая дача была и гостиница для приезжих архиереев, и виноградники там были большие. lt; „gt; Он говорит, — иди-ка сюда. Видит, что я в таком состоянии, говорит, — садись. И стал он мне рассказывать, как он мальчиком путешествовал в Иерусалим. lt;...gt; Я забыл об этом, уже закончил семинарию, закончил академию, служил в Выборге и вдруг меня назначают секретарем миссии в Иерусалиме. lt;.„gt; То есть он мне пророчествовал, что я буду в Иерусалиме. Это был [19]63, а я поехал в [19]б7 году. Это мое самое главное впечатление от отца Кукши. lt;...gt; Многие люди от него так получили откровения. lt;...gt; И Свято-Успенский монастырь тогда был неизвестный, всего там было 30 человек братии. А когда отца Кукшу туда перевели, то монастырь стал и материально и духовно богатеть»[101].
Таким образом, в РПЦ, помимо иерархической системы, сформировалась параллельная система управления, основанная на почитании и авторитете духовников и их взаимоот

ношениях между собой. В открытом виде она проявила себя впервые только в начале 2001 г., когда для разбора ситуации вокруг индивидуальных налоговых номеров (ИНН) на заседания Богословской комиссии были приглашены представите- ли ставропигиальных монастырей, в число которых вошли несколько влиятельных духовников.
Ярким примером влияния духовников на жизнь современной РПЦ является деятельность архимандрита Наума (Байбородина), члена Духовного совета TCJI. Архимандрит Наум — один из трех наиболее влиятельных и «общепризнанных» духовников Церкви.
Николай Александрович Байбородин, 1927 г. р., уроженец деревни Мало-Ирменка Ордынского района Новосибирской области, ветеран Второй мировой войны, будучи воспитанником 3 класса МДС, был пострижен с именем Наум в насельники TCJI 14 августа 1958 г.[102] С тех пор и по настоящее время он подвизается в этом монастыре. Особый статус о. Наума в Лавре подчеркивает то, что помимо кельи он имеет отдельное помещение для приема своих духовных чад.
Один из его духовных детей, предприниматель, так говорит об этом-. «Я пришел к нему несколько лет назад. К нему очень трудно попасть — сотни, если не тысячи людей со всей страны, с Украины, которые специально приехали, чтобы встретиться с ним. Старец принимает в Лавре, где со стороны бокового, не туристического входа для него построен специальный деревянный временный домик Принимает с б. 30 утра до часу дня. Однако сколько долго ни стоял, войти в домик не получалось. Там, собственно, нет очереди как таковой. Вроде стоишь-стоишь, уже около двери, а тебя не впускают — все время какие-то люди тебя обходят и — в дверь. Наконец я к нему попал раз, попал другой, третий, открылся ему, он меня заметил, и теперь я уже вхожу в этот домик без очереди — мимо других. Уникальное свойство старца состоит в том, что

он замечательно умеет связывать людей и все это очень хорошо помнит. Он меня никогда специально не ищет, но, как у православных людей говорится, “промыслом Божьим” я в какой-то момент понимаю, что мне к нему надо. Подъеду, поговорю, а он рукою машет уже, кого-то подзывает и мне говорит — вот, думаю, этому человеку помочь надо. Так он вяжет узелки. Если бы вы знали, какая вокруг него хозяйственная деятельность ведется. Какой он труженик. Вот, к примеру, монастырь в Новосибирске, в который он отправляет множество ребят — обездоленных и потерявших себя. Сколько оттуда грузовиков с луком в Москву пришло, сколько стройматериалов туда ушло. Поэтому к нему столько людей без очереди и идет — не просто так, а решать конкретные вопросы. Что, куда и как»[103].
С помощью своих духовных детей архимандрит Наум руководит обширной сетью общин и монастырей, которые считают старца своим духовным руководителем, хотя формально подчиняются правящему архиерею той или иной епархии. По всей видимости, главный из монастырей старец устроил на своей родине. Брошюра, изданная в честь юбилея Новосибирской епархии, прямодушно сообщает: «Жизнь новосибирского монашества активизировалась, когда в наш край по благословению известного московского духовника архимандрита Наума прибыла группа монахов и послушников для организации монастыря. Так возникла община в дер. Мало- Ирменка Ордынского района, на родине отца Наума»[104].
Один из молодых церковнослужителей так описывает свою встречу с наумовцами. «Я после семинарии приехал поступать в МДА, но не прошел. Мне посоветовали сходить к старцу Науму за советом. Ждать пришлось очень долго, но я к нему попал. Он меня благословил пожить и потрудиться в Савво-Старожевском монастыре в Звенигороде. Там я провел
почти год. Меня всячески обхаживали, чтобы я постригся, но что меня особенно поразило, они точно знали, чем я потом буду заниматься: поедешь, говорят, собирать виноград под Бахчисараем [Республика Крым, Украина]»[105].
Архимандрит Наум регулярно выезжает в некоторые епархии (например, Ивановскую, Новосибирскую и Алма-Атинскую) для контроля за деятельностью своих последователей. Высокопоставленные сотрудники Новосибирского епархиального управления рассказывали мне, что старец назначает настоятелей монастырей епархии, несмотря на то, что это должен делать правящий архиерей[106]. Духовные дети о. Наума исповедуют своеобразную религиозно-политическую концепцию, которая выделяет их даже из среды воцерковленных. Фактически речь идет об образовании своеобразного экстерриториального ордена — со своей идеологией, финансовой базой, членством. Организованные группы последователей старца обнаружены мною (помимо перечисленных) в Вологодской, Казанской и Красноярской епархиях. То, что архимандрит Наум является фактическим руководителем «всех ставропигиалъных монастырей», признал в беседе с автором и высокопоставленный сотрудник ОВЦС[107].
Позволим себе кратко охарактеризовать специализацию и других знаменитых духовников. Наиболее известным из них является архимандрит Кирилл (Павлов), также с 1950-х гг. насельник TCJI. Он окормляет преимущественно священнослужителей, среди его духовных детей много архиереев. Степень его влиятельности подчеркивает тот факт, что в последние годы он живет не в Лавре, а в резиденции Патриарха в подмосковном поселке Переделкино. Особой популярностью он пользуется в Крыму, где ежегодно проводит свой отпуск По своим взглядам он чуть меньший фундаменталист, чем о. Наум, и, судя по некоторым свидетельствам, два почтенных архимандрита серьезно недолюбливают друг друга. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) с 1950-х гг. постоянно проживает в Псково-Печерском монастыре. Он имеет обширную паству среди самых разных слоев общества. Придерживается умеренно-консервативных взглядов. Последние пять — семь лет доступ верующих к нему резко ограничен[108].

К менее известным, но достаточно влиятельным духовникам относятся также: популярный церковный публицист клирик Грузинской ПЦ архимандрит Рафаил (Карелин), живущий в Тбилиси, но систематически появляющийся в России[109], духовник Оптиной пустыни схиигумен Илий, насельник Псково-Печерского монастыря архимандрит Адриан (Кирсанов), наместник (до марта 2004 г.) рязанского Иоанно-Богослов- ского монастыря, бывший руководитель Русского Свято-Пан- телеимонова монастыря на Афоне архимандрит Авель (Ма- кедонов), насельник того же афонского монастыря, иеросхи- монах Рафаил (Берестов), он же «Аввочка», настоятель и духовник ивановского Свято-Введенского монастыря архимандрит Амвросий (Юрасов), член Духовного совета ТСЛ архимандрит Косма[110]. Имена этих старцев встречаются и в списках почитаемых духовников, время от времени публикуемых в церковных СМИ[111].
<< | >>
Источник: Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы.. 2004

Еще по теме Духовничество как система параллельного управления Церковью:

  1. Роль монастырей как параллельной системы церковной жизни и законодателя современной «церковной моды»
  2. Цели и задачи объекта управления ресурсами региона как информационной системы
  3. ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ УПРАВЛЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЕЙ КАК СРЕДСТВОМ УПРАВЛЕНИЯ
  4. УПРАВЛЕНИЕ ПРОГРАММАМИ: СИСТЕМЫ ОРУЖИЯ И КОСМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ
  5. Методические основы проектирования эффективной логистической системы управления запасами Учет сбоев поставки и потребления в логистической системе организации
  6. 9. Положение Церкви после Балканской войны: управление Церковью Наместниками-Председателями; деяния Второго Церковно-Народного Собора
  7. № 210 Справка С.К. Белышева о претензиях митрополита Дионисия на управление православной церковью в Польше и позиции польского правительства по данному вопросу
  8. № 41 Записка заведующего Отделом балканских стран (ОБС) НКИД СССР А.А. Лаврищева Г.Г. Карпову о просьбе Представительства Болгарии в Москве относительно предоставления законодательной документации по вопросам управления церковью
  9. 4.1 Структура системы управления.
  10. Церковь как «соборность»
  11. 1.5. Организационная структура систем с управлением 1.5.1. Понятие структуры системы
  12. КРИЗИС СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ
  13. 1.1. Сущность управления в сложных системах
  14. ВИДЫ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ