МОЛИТВЫ И ЗАГОВОРЫ.

Заговорная традиция достаточно активна и по сей день. В ее исполнении активно применяются традиционные заговоры (ниже представлены образцы достаточно развернутых заговорных текстов), молитвы, в том числе и тексты, стилизованные под молитвы.
Все большее распространение получают упрощенные заговорные тексты-паремии, нередко с вполне современным содержанием. Так в заговоре от нежданных гостей поднимают (обязательно правой рукой) с пола упавшую вилку или ложку (падение которых и предвещает нежданный визит), после чего стучат черенком по полу со словами "Пошли все на фиг" (г. Усолье). С заговорами связаны хозяйственная практика, поведение в быту, многие процедуры народного врачевания. Для лечения болезней, впрочем, нередко предпринимались лишь особые обрядовые действия, не сопровождаемые словами. Так, чтобы вывести лишай, коросты, мазали их сметаной и затем давали полизать собаке (д. Сгорки, зап. от Швецовой П.Ф., 1926 г.р.). Чтобы справиться с чемором (головной болью), "в голове сосочки искали, там такие бывают под волосом, потом тянули, давили их" (с. Берёзовка, зап. от Моховиковой А.И., 1920 г.р.). Многие из приемов лечебной магии в народной традиции весьма своеобразны. Так для лечения ангины "с вечера на всю ночь опускали в корчагу с квасом медный ковшик. Утром холодный ковш доставали и заставляли больного его лизать" (г. Усолье, зап. от Сагуры ЕД., 1931 г.р.). При лечении зубной боли могли использовать белену. "На большой чугунной сковороде раскаляли семена белены и затем заставляли больного, открыв рот, стоять несколько минут над сковородой". Однако чаще всего в магической практике использовали и особый ритуал, и специальный текст. • Заговор для бани. "Банюшка-матушка, давай-ка мне чистоты, погано возьми. Тьфу, тридевять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • Слова банному царю. В новую баню банного царя перевозили. За сутки до этого под лавку в старой бане, напротив каменки, ставили наберуш- ку. Через сутки приходили в баню, брали эту посудину со словами: "Батюшка Банный царь, пойдем в новую баню, простися с этими стенами, все, мы ее будем разламывать, не будет этой бани, пойдем в новую" (д. Поселье). • Заговор для леса. Заходишь в лес и говоришь: "Сырой бор, тёмный лес, напой, накорми, домой отпусти" (п. Орёл, зап. от Молоковских С. Д, 1918 г.р.) ш • От медведя. Если медведя не обижаешь - он тебе в лесу ничё не сде- лат. Надо сказать: "Ой, Миша-батюшка, я тебя не трогаю - ты меня не трогай" (д. Трезубы). • Слова во время высаживания капусты. Вместе с рассадой капусты садили вершинку от крапивы и говорили: "Капусту не ешь, ешь крапивку" (д. Ощепково). Старались капусту сажать в четверг, при этом говорили: "Не родись киластая, а родись пузастая" (д. Таман). • Слова домовому. Когда переезжали в новый дом, брали с собой поганое корыто, клюку и кошку. Со словами: "Суседушко - братанушко, пойдем со мной на новое житье - бытье", - отправлялись в новый дом (д. Трезубы). • Слова во время покупки коровы. Купленную корову заводили во двор через снятый с себя пояс со словами: "Как на мне пояс держится, так и коровушка во дворе держится" (п. Лемзер). Купленную корову заводили во двор через расстеленную у порога скатерть со словами: "Как скатерть на столе держится, так и корова во дворе держись. Корова бегать не будет" (п. Лемзер). • От порчи домашнего скота. "От встречного, поперечного, от седого, от чёрного, от белого. От всяких нерадостных, от ненавистных, от ночных, от пересудных, от худого часу, от лихого глазу. Аминь". Состричь у коровы между ушей немного шерсти (крест-накрест), смешать с хлебным мякишем, сделать два шарика. Окатать ими вымя, голову, хребет, говоря заговор. Затем один шарик выбросить на перекрёсток со словами: "Кто чего моей скотине пожелает, пусть то себе и заберет". Второй шарик смочить в молоке и залепить им на ночь замок, утром достать и выбросить подальше от дома (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От сильного ветра. В Великий Четверг до солнышка бросали на крышу дома палку со словами: "Как палка лежит, так и крыша на месте будь", - ветер крышу не снесет весь год (д. Шварёво). • От грома. Хлебную лопату выбрасывали с мостов от грома. Выбрасывали со словами: "Успокойся, батюшко, остановися, Бог с нами" (с. Берёзовка, зап. от Кузнецовой Л.И., 1947 г.р.). • Любовные присушки. 'Упокой, Господи, раба (имярек). Откуль дым- дымок валит - горе в трубу, если ты, милый мой, прибежишь к моему к дюру. Вы, двенадцать чертей, побегите на кладбище, наберите песку, наложите рабу (имярек) тоску, всё бы думал о рабе (имярек), тосковал, пил бы - не запивал, ел бы - не заедал, всё рабу (имярек) на уме держал" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). "На синем море на камне стоит дом, в этом доме двенадцать окон, на этих окнах сидят двенадцать чертей. Там есть один чёрт старшой большой Никифор. Он сидит на доске, под этой доской печаль и тоска. Я раба (имярек) к нему прихожаю, его упрошаю: "Ты, черт Никифор, подними доску, пусти на раба (имярек) печаль и тоску, чтобы раб (имярек) о рабе (имярек) печалился и тосковал, ел - не заедал, пил - не запивал, мылся - не замывался, думал о рабе (имярек) денно и ношно, казалась бы раба (имярек) яснее солнца ясного, милее всех людей, красивее красивых дев и жён на земле, яснее месяца и звёзд на небе" (д. Дурыманы, зап. от Белобородовой В.В., 1924 г.р.). "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Встану я, раб божий (имярек) бла- гословясь, пойду перекрестясь, из избы дверями, со двора воротами. Выйду в чистое поле, в чистое поле стоит изба, в избе доска, на доске лежит тоска. Я той доске помолюсь и поклонюсь. Тоска, не ходи ко мне, рабу божьему (имярек), а поди, тоска, на красную девицу, в ясные очи, в чёрные брови, в ретивое сердце, разожги у рабы божьей (имярек) ретивое сердце, кровь горячую по мне, рабу божьему, чтоб не могла бы ни жить, ни быть. Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Чтобы парень пуще любил, брали из-под подмышек пот и запекали его в тесто, потом этим старались парня-то и накормить" (с. Берёзовка, зап. от Кузнецовой М.М., 1950 г.р.). Встану я раба божья (имярек), благословясь, и пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, в восточну сторону, под утреннюю зарю, под красное солнце, под млад месяц, под частые ярые звёзды. Под частыми ярыми звездами стоит гора белокаменна, из этой горы белокаменной бегут три ключа горючие и кипучие, у этих ключей горючих и кипучих стоит истинный Христос с ангелями и архангелями, со всей силою небесною, всяк их убоится, устрашится, я, раба божия (имярек), не убоюсь, не устрашусь. Попрошу у них с трёх ключей горючих, с трёх ключей кипучих воды для того, чтобы у раба божия (имярек) зажечь лёгкие, печень и горячую кровь, и ретивое сердце кипело бы, горело бы об рабе божьей (имярек) век повеки, отныне и довеку (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Как кукушка кукует и горюет, так бы и раб божий (имярек) куковал бы, горевал бы по мне, рабе божьей (имярек). Аминь". Читать, когда кукует кукушка (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Встану я, раба божия (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами в чистое поле, поклонюсь и помолюсь 12 ветрам и 12 вихрям. У тех же ветров и у тех же вихорев есть дядюшка Вихорь Вихоревич. И как не может жить он без ветров, и человек без еды, и рыба без воды, так бы не мог раб божий (имярек) без рабицы божьей (имярек) ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни ночи ночевать, и ни думы подумать, и ни мыслям помыслить поутру рано, ввечеру поздно, на ветху и на молоду, и на перекрою месяца" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • Отсушка. "Стану не благословясь, пойду не перекрестясь, из избы не дверьми, из двора не воротами, выйду подвальным бревном и дымным окном в чистое поле. В чистом поле бежит река, по той реке ездит чёрт с чертовкой и водяной с водяночкой, на одном челне не сидят и в одно весло не гребут, одной думы не думают и совет не советуют. Так бы раб божий (имярек) с рабой божьей (имярек) на лавке одной не сидели, в одно бы окно не глядели, одной бы думы не думали, одного совета не советовали. Собака бела, кошка сера, один змеиный дух. Ключ и замок словам моим. Аминь". Наговаривают на еду (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От драчливого мужа. "Мыло берут, которым покойника обмывали, это, говорят, чтобы муж не драл" (п. Орёл). В рукава рубашки мужа могли вшить нитку, вытянутую из полотняной завязки, которой скрепляли руки умершего. "Когда нитку от умершего вшивают в рубаху, говорят: "Как покойник, раб божий (имярек), рот не разевает, руки, ноги не поднимает, так и пусть у раба божьего (имярек), рот не разевается, руки, ноги не поднимаются на рабу божью (имярек)" (д. Вильва). "Верёвочки под подушку клали, которыми руки связывали покойнику. А которы знающие люди, эти верёвочки брали себе. Вот если муж дерётся, ему вшивали эти верёвочки в рукава рубахи (п. Орел). "Месяц молодой, месяц молодой, на том свете был?" - "Был". - "Покойника видел?" - "Видел". - "У него руки не поднимаются?" - "Не поднимаются". - 'Уста не открываются?" - "Не открываются". 'Так пусть у раба (имярек) на рабу (имярек) руки не поднимаются, уста не открываются. Аминь". Слова говорят, глядя в небо на молодой месяц (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От полуношницы. В бане бабушка ребёночка парит и говорит: "Полунощная полуношница, полудённая полудённица, не декуйся над рабом божьим (имярек), декуйся над полком, над каменкой, над третьей матицей" (д. Разим, зап. от Лоскутовой А.В., 1925 г.р.). • Заговор от бессонницы. Вечером, когда все улягутся, нужно гово- рить: "Полуношница, полуношница, приди ко мне, унеси мою бессонницу за горы высокие, за леса дремучие, за пески сыпучие, за болота зыбучие, куда Макар коров не гонял, куда люди не ходят, и где звери не живут" (д. Таман, Матвеева НД, 1935 г.р.). • От колдуна. Чтобы защититься от колдуна, нужно про себя сказать: "Лай, собака, на пустое дерево" (п. Орел). • От сглаза. Мать касается языком лба ребенка, подбородка, висков в виде креста и говорит слова: "Какая мать родила, такая отходила, каков гость, таков ему почёт" (д. Зырянка, зап. от Мониной А.М.). "Благослови, сыра земля (при этих словах нужно прикоснуться ладонью к земле), огонь (зажигается свеча), вода (нужно разбрызгать святую воду) и небо (возжигается ладан), отец и мать на весь благодатный. Ложилась я спать помолясь и вставала перекрестясь, вышла я в чистое поле под красно солнышко, под ясен месяц, под ярки звезды, под тучи бегучи. Катилась ты, вода, с небесной высоты, с земной глубины, круты берега обрывала, жёлты пески обмывала, сыры коренья, белы каменья. Обмой, опорощи раба божьего (имярек), отродка (имя) от зазорного глаза, от глаза рябого, от бабьего, мужского, девичьего и юношеского. Прогоню я болезни с уроками и пауро- ками от скорых ног, белых рук, бумажного тела, от ретивого сердца, со всех жил и нажил, суставов и пасуставов, с кожи и плоти, с горячей крови. Во веки веков аминь". Свечи поставить треугольником, чтобы вершина была обращена к кроватке, после заговора прочитать молитву "Владыко вседержителю", умыть ребенка святой водой" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От поветрища. "Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Раб божий, Николай, отшипета не шипела, не болела, отшипета не шипета, не болела, отшипета не ломала. Тьфу, три девять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • От испуга. "Господу Богу помолюсь, матери Господне поклонюсь. Мать Господня, выходи и всех святых на помощь зови. На море, на лукоморье стоит дуб, под этим дубом лежит камень. Я камень поднимаю, испуг-ляг вызываю. Выходи, испуг-перепуг, с костей, с мощей, с белого тела, с ретивого сердца, с буйной головы, с ясных очей, из рук, из ног, с легких, с печени, с крови горячей. Иди на топкие болота, на тёмные леса, на низкие лозы, где люди не ходят, петухи не поют, собаки не лают. Аминь". После наговора умывают святой водой" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От уроков. "Как этот царь-огонь тухнет, потухает, чахнет, исчезает, так бы с раба божья (имярек) уроки, сглаз ли исчезали веки повеки, отныне довеки. Аминь, аминь, аминь". Эти слова надо читать на воду три раза, потом этой водой умыть человека" (д. Разим, зап. от Лоскутовой А.В., 1925 г.р.). "Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Раб божий, Николай. Из семидесяти семи жил, семидесяти семи костей, семидесяти семи суставов отойди от нас на болото и отойди от нас на колоду, тут есть питьё и кушанье. Тьфу, три девять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • От грыжи. "В истопленной бане грыжу бабушка зубами загрызала. Загрызать-то дозволяли только тем, у кого были все зубы целехонькие. Вот мать за дверь бани выйдет или у каменки встанет и спрашивает: "Баушка, что грызёшь?" - "Родимую грыжу". - "Грызи, грызи, чтоб во веки веков её не было" (с. В. Кондас, зап. от Кожевниковой Д.Н., 1930 г.р.). "Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Святой боже, Николай, чего грызёшь?" - "Грыжу грызу". - "Чего кусаешь?" - "Грыжу кусаю. Камень корова рогатая грызла, собачка яичка грызла, собачке и волос. Тьфу, три девять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). Грыжу загрызали в истопленной бане три дня подряд на закате солнца. Во время процедуры зачерчивания в бане обязательно должен был присутствовать первый рождённый в семье ребёнок либо последний, что обеспечивало эффективность магическим действиям знахарки. Слова заговора приобретали особую силу и в том случае, если у лечащего человека были на месте все зубы. Произнося слова: "Как сук всохнет в дерево, пусть вся немощь иссыхает", лекарка обводила троеперстием вокруг сука на полене, сначала три раза по часовой стрелке, потом столько же раз против часовой.
То же самое она делала над больным местом человека. Заканчивали лечение наложением крёстного знамения на грыжу: "Её два раза крестили, а третий раз уже крест клали наоборот, крест как опрокинутый получался" (п. Турлавы, зап. от Куюшной ЗА, 1935 г.р.). "Сама носила, сама родила, сама грыжу закусила. Аминь". Наговорив, прикусывают грыжу через пелёнку" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Грыза, ты, грыза боровья, грыза, ты, грыза, пенья, коренья и серые каменья. Поди ты, грыза, во чисто поле, гуляй там ты, разгуляйся от раба божьего (имярек) во веки веков. Аминь". Читать три раза и при каждом укусить больное место" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Бабушка Соломонюшка заедала грыжу у Пресвятой Богородицы медными губами железными щеками. Я укушу грызу, загрызу пуповую, паховую, суставную и всякую другую у рабы (имярек). Аминь". Лечат на исходе месяца" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "В чистом поле стоит серый дуб, и в том дубе железный муж, и того железного мужа не можно напоить и накормить ни хлебом, ни солью, никакими овощами. А накормишь того железного мужа из жива человека, с сердца грыжею, из-под грудей грыжею, из пупа грыжею. В синем море-океане белый камень, и от того камня белого выходит красна девица и приходит к тому рабу божьему (имярек), и вынимает у того раба божьего (имярек) с пупа грыжу, с сердца грыжу и покладывает на шелковую ленту, и сносит к серому дубу, к железному мужу. И тот железный муж поедает, пожирает у того раба божьего (имярек) с сердца грыжу, с пупа грыжу и тем железный человек сыт пребывает. Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От пуповой грыжи. Произнося слова: "Как сук сохнет, иссыхает, ни в котору сторону не поддаётся, так, грыжа, сохни, иссыхай, ни в котору сторону не поворачивайся", по солнышку водили большим пальцем правой руки вокруг сучка на доске, затем вокруг пупа ребёнка. Окончив процедуру, грыжу через новый носовой платок крест-накрест закусывали губами. Так делали три раза, на три разных сучка, три дня подряд. Использованные доски затем обязательно сжигали в печи (п. Орёл, зап. от 1уляевой Т.Г., 1935 г.р.). • От чирья. Лучиной, потом углём и печиной водят по солнышку вокруг сука на доске, затем вокруг чирья со словами: "Как заря потухает, так же чтоб и чиреёк потухал. Как уголёк сгорает, так же чтобы чириёк изгорал. Как печина изгорает, так же чтобы и чириёк изгорал" (с. Берёзовка, зап. от Мохо- виковой А.И., 1920 г.р.). "Ни от камня плоды, ни от чирья руды, ни от пупыша головы, умри, пропади. Аминь". При этих словах обвести чирей три раза углём или безымянным пальцем, уголь затем нужно бросить на опушку леса со словами: "Откуда пришло, туда и ушло" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). "Как этому ключу в дыру не влезать, так этому чирею у рабы божьей (имярек) не бывать. Аминь". При наговоре берут ключ, обводят чирей против часовой стрелки (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От суставных болей. "Шла баба в гору, несла вёдра к дому, мыла, натирала, соль с костей снимала. Отступитесь, дочери Идоловы, от раба божьего (имярек). Как вода уйдёт, так и боль пройдёт! Во имя отца и Сына и святого Духа. Аминь". В бане наговаривают на воду, моются с хозяйственным мылом и выливают эту воду через ноги (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • На останов крови. Плюнут на кровоточащую рану и начнут указа- ш тельным пальцем правой руки водить вокруг раны по солнышку со словами: "Встань на камь, кровь, не кань. Встань на кирпич, кровь, запекись. Кровь через дорогу, встань на дорогу" (с. Берёзовка, зап. от Моховиковой А.И., 1920 г.р.). • От зубной боли. "Иду я не улицею, не дорогою, а по пустым переулкам, по оврагам, по канавам. Навстречу мне заяц. Заяц, ты, заяц, где твои зубы? Отдай мне свои, возьми мои! Иду я не путем-дорогою, а сырым бором, тёмным лесом. Навстречу мне серый волк Волк, ты, волк, где твои зубы? Вот тебе мои зубы, отдай мне свои! Иду я не землею, не водою, а чистым полем, цветным лугом. Навстречу мне старая баба. Старая ты баба, где твои зубы? Возьми ты волчьи зубы, отдай свои выпалые! Заговариваю я зубы крепко-накрепко у раба (имярек) по сей день, по сей час и во веки веков". Наговор читают в светлое время суток, после трёх прочтений нужно перекрестить зуб, касаясь щеки ножом (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • От бесплодия. 'V лошади жеребята, у коровы теляти, у овцы ягнята, у меня нет дитяти. Как месяц растёт-нарастает, так пусть из семени семечко, будет для меня деточка. Благослови, Господи! Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • В дорогу. "Ангел-хранитель, Господь на пути, Святитель Никола, мне путь освети, Матерь Божья, со мной иди, Архангел Гавриил, врагов отгони" (п. Орёл, зап. от Гуляевой Т. Г., 1935 г.р.). "Едет Егорий Храбрый на белыем коне, златым венцом украшается, копьем булатным подпирается, с татем встречается, речью с ним препирается. "Куда, тать ночной, идешь?" - "Иду людей убивать, купцов проезжих добывать!" А Егорий удал, ему дороги не дал, православных обороняет, в пути-дороге сохраняет" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • Моттва от суда и от тюрьмы. "Меня, рабу божью Елену, вызывают на суд. Я от суда и от тюрьмы закроюсь на три ключа, на три замка. Первый ключ положу в гробницу ГЬсподню, второй ключ повешу на крест Господен, а третий ключ отпущу на дно синего моря. Никто этот ключ не найдёт, не разыщет, никакой меня суд и судья не осудят: ни царь, ни царица, ни красная девица. Ходят, уста пылают, звёзды сыплются, глаза не смыкаются, а у судьев-правосудьев языки сплетаются. Передо мной стоит тын железный, передо мной стоит лес густой, да помолюсь-ка я Господу Богу: "Аминь, аминь, аминь, спаси меня, Господи, рабу божью Елену, от суда и от тюрьмы. Вынеси меня, Господи, рабу Елену, на юлю. Язык ключ, рот замок, вовеки аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • На праведный суд. "Умрёт человек, с него крест снимут, другой наденут. А старый крест с умершего хранят, вот на суд пойдёшь, этот крест-то и оденешь" (с. Берёзовка, зап. от Кузнецовой М.М., 1950 г.р.). "Кто верёвочки берёт, которыми руки умершему связывали, кто тесёмочку от простыни умершего оторвёт, у одной дак верёвочку от креста поменяли, это когда судят, это все брали с собой. Скажут, мол, покойника не судят, так и человека судить не будут" (п. Орел). • От скорбей. Господу Богу помолюсь, матери Господней поклонюсь. Мать Господня, выходи и всех святых на помощь зови. Сын наш Божий Иисус Христос, спаси рабу божью (имярек). Выйдет рано утром раба божья (имярек) из двери в дверь, из ворот в ворота и пойдёт в чисто поле. А в чистом поле на крутой горе стоит церковь, а в церкви престол, и сидит там матушка Пресвятая. Матушка Пресвятая, сними все сильные скорби, боли и уроки с рабы божьей (имярек). Не было бы у ней ни щепоты, ни ломоты, ни аниноч- ные, ни потягочные в костях, в суставах, в белом теле, в ретивом сердце, в буйной голове, в ясных очах, в резвых ногах и руках, в лёгких, в печени, в крови. Есть молитва от двенадцати болей, от двенадцати скорбей, от двенадцати урочищ, от двенадцати зевищ, от двенадцати ногтевищ, от двенадцати родимчиков, от двенадцати нечистых духов. Нечистые духи, отшатнитесь, отвалитесь, с ветра пришли - на ветер идите, с леса пришли - на лес идите, с черного мужика, с двоежённого, с троежённого, с чёрной бабы, с двоежён- ной, с троежённой, с красной девки, с двоезубой, с косоглазой, со старой девки двоезубой, косоглазой. Я с Духом, Господь с милостью. Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • Молитва от всяких напастей. "О двенадцати снах, о двенадцати замках, во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Спала еси, ночевала Пресвятая Богородица во святом граде Емфлиеме и видела сон страшный, длинный. И прийдя к ней Иисус Христос, Сын Божий, и речет, и глаголет ей: "О, милостливая Мать моя, возлюбленная, спит или не спит, или так лежит, или страшно во сне смотрит?" Рек Ему: "О, Господи, Чадо моё возлюбленное, Иисус Христос, Сын Божий, спала я, ночевала в святом граде Емфлиеме иудийском и видела сон, страшный дивный: святого апостола Петра в Риме, а святого апостола Павла в Даманске, а тебя, Чадо моё возлюбленное, Иисус Христос, Сын Божий, видела во святом граде Иерусалиме на трёх древах: на древе кипаристе и певге, и кедре распятого между двумя разбойниками, распятого книжником-фарисеем, вельма поруганному понтийским Пилатом и к амору привязанного, и тростью по голове биенного, исклеветанно- го, и святое лицо оплёвано, и на твою святую главу терновый венец возложенного, и копьём рёбра твои святые пробиённые, из тебя потекла кровь и вода. Кровь для исцеления христианам и ко спасению душам нашим. В это время солнце померкло, луна в кровь овратилася, и камни распадася, и церковная земля сверху донизу разодрася. Бее тьма от шестого часа до девяти вечера на востоке, на восточной стороне. Ест стоит престол, на есм престоле лежит святая корона, которую сам Господь носил и принял позорную смерть". И глаголе ей Иисус Христос: "О, милостливая Мать моя, возлюбленная присно Дева Мария, поведай мне, сыну своему, что будет тому человеку, который человек будет держать сию молитву во своём доме?" - "О, Господи, Чадо моё возлюбленное, Иисус Христос, Сын Божий, кто будет держать мою молитву во своём доме или почитает, или послушает, сбережён тот раб божий будет ото всякого нападения, от золота, от серебра, от руки, топора и ножа, от железа, от хитрого, от суттего, злого и лихого человека". Выйдем мы и пойдём рабы божьи на воспасённую планету. Павел и раба божья Параскева среди моря, в море ходит щука медная, глава железная. Уста у раба божьего Павла и у рабы божьей Параскевы на езыках, как никто не может море выпить, так никто не может отыскать щуку медную, главу железную. Замок брошен в рай, а ключ в ад вечный. Как замок и ключ никто не может из ада достать, так и крепко от Петра и раба Павла, и рабу божью Параскеву не брать, не побрать, не поранить, не окровенить и всякому сущему человеку, и всякому злому и лихому человеку. Как Иисус Христос, вошедший в ад вечный, поправший силу дьявола и пречистый крест животворящий, крест Иисуса Христа дарован нам на прогнание врагов и супостатов, и пречистый животворящий крест спасает нас, рабов божьих, от всякого зла, от еретиков, от клеветников, от еретницы, от клеветницы, от нечистого злого духа. Аминь, аминь, три девять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • От врагов. "Во имя Отца, Сына и Святаго Духа. Господи, поставь железную ограду, железный забор вокруг рабы божьей (имярек). На каждую железку по маковке, на каждую маковку по свечке. Сохрани, не допусти до меня никакого врага, никакого колдуна. Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.). • Молитва от всяких напастей. "Скорбящая Божья Матерь, Матушка Владычица, у креста на престоле в церкви в соборе спала и мечтала во сне. Видала, как твоего сына белого, как сорочка, ручки, ножки на кресте распяли, грудь копьём пробили, на грудь кровь лилася, а Божья Матерь стоит и плачет. Божья Матерь, Матушка Владычица, твой сын жив, через три дня воскреснет, возлетит на небеса со святыми просвирами, со святыми свечами. Кто этот стих примет, того Господь сбережёт, сбереги, Господи, рабу божью (имярек) в поле, в доме, в пути, в дороге, сбереги, господи, рабу божью (имярек) от огня, от пламя, от всякого убоя, от лихого человека, сбереги, Господи, рабу божью (имярек) от вора лихого, от суда мирового, от пули летучей, от ножа вострого. Сбереги, Господи, рабу божью (имярек). Аминь, аминь, аминь" (д. Дурыма- ны, зап. от Белобородовой В.В., 1924 г.р.). • Молитва от всякого нападения. "Стану я, раба божья, перекрестясь с северо-востока, юго-запада, я, раба божья (имярек), по утренней заре Марие, по вечерней заре Маремьяне, по полуночной заре Катерине, по полуденной заре Дарье, как покрываюся я, раба божья (имярек), пречистым крестом Господа Бога нашего, Иисуса Христа, всесущего и поправшего силу дьявола. Пречистый ты, животворящий крест господа Иисуса Христа с госпожой с Пресвятой Богородицей, с девою и со всеми святыми угодниками: Лукой, Марком, Матвеем, Гавриилом - спасает меня, рабу божью (имярек), от всякого нападения. Аминь, тридевять, аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • От хулы. "Помяни, Господи, царя Давида, да помяни, Господи, царя Симона, как раб божий Давид и царь Симон милостливые, жалостливые не злились, не сердились, не ругивались, так бы и на меня, рабу божью (имярек), злые лихие люди не злились, не сердились, не ругивались, трою любили бы меня, рабу божью (имярек). Рот мой - замок, ключ мой - язык Аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). • От воров. "Стою я, раба божья (имярек), благословясь, пойду я, раба божья, перекрестясь из двери во двери, из ворот в ворота, через три порога в чистое поле, во широкое раздолье. Я, раба божья (имярек), утренней росой умываюся, пеленой Пресвятой Богородицы утираюся, и покровом я, раба божья (имярек), Пресвятой Девы Марии прикрываюся, красным солнцем я, раба божья (имярек), украшаюся, чистыми звёздами я, раба божья (имярек), обты- каюся, златым месяцем я, раба божья (имярек), опоясываюся, буйными ветрами завиваюся, облаком ходячим покрываюся от неправедных худших людей, от злых похитителей. Запираю я сама себя, раба божья, тремя замками медными и тремя замками железными, и тремя замками стальными. Ключи унесу, в Твери загребу песком, зарастёт дерном. Мои замки никто не отворит и ключи никто не найдёт, и меня, рабу божью (имярек), ни хитрой, ни мудрой не победит. Аминь" (г. Усолье, зап от Попковой Е.С.). "Кто будет красть, напущу на того страсть, руки отнимутся, ноги с места не сдвинутся. Аминь" (г. Березники, зап. от Осеевой Л.Е., 1927 г.р.).
<< | >>
Источник: ИА. Подюков, А.М. Белавин, Н.Б. Крыласова, С.В. Хоробрых, ДА. Антипов. УСОЛЬСКИЕ ДРЕВНОСТИ. 2004

Еще по теме МОЛИТВЫ И ЗАГОВОРЫ.:

  1. ЗАГОВОР МОДЕРНИЗАТОРОВ
  2. ЗАГОВОР ВОЕННЫХ
  3. ЗАГОВОР
  4. Тексты заговоров На здоровье 1
  5. Заговор Мировича
  6. ВОЕННО-ФАШИСТСКИЕ ЗАГОВОРЫ
  7. 5. ДВА ЗАГОВОРА.
  8. ЗАГОВОР ГЕНРИХА ЯГОДЫ
  9. 3. Белогвардейские заговоры и восстания
  10. 9.1. СВЯЩЕННЫЙ ЗАГОВОР
  11. Заговор против России
  12. В паутине новых интриг и заговоров
  13. Молитвы в исламе
  14. Заговор тысячелетия в США
  15. Заговор бояр Романовых
  16. 3. РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ ЗАГОВОРОВ И МЯТЕЖЕЙ.
  17. Заговор в фольклорном архиве Новгородского университета