<<
>>

1.2. Тупики инерционного развития (что будет, если ничего не делать?)

Конфигурация проблемных узлов и стоящих за ними противоречий практически исключает в ближайшее десятилетие возможность плавного эволюционного развития экономики пусть с небольшими, но устойчивыми позитивными приращениями по всем направлениям.

В первые три года реформ (1992-1994 гг.) главным фактором экономического развития стала адаптация экономики к условиям ее фронтальной либерализации. Восстановление текущего равновесия происходило, главным образом, за счет спада производства и изменения ценовых соотношений. Это сопровождалось падением эффективности и обострением целого ряда структурных диспропорций: между уровнями производства и потребления, производственным потенциалом и выпуском продукции, налоговой базой и финансовыми обязательствами государства и др.

В последующие четыре года (1995-1998 гг.) экономика пыталась адаптироваться уже к этим структурным диспропорциям, восполняя недостаток соответствующих ресурсов за счет «проедания» основного капитала, массированного привлечения внешних заимствований и т. п. Формами такой адаптации стали, в частности, распространение немонетарных форм денежных расчетов и наращивание импорта.

Финансовый кризис и девальвация рубля перевели экономическое развитие в новую фазу, которая может продлиться три-четыре года. Ее особенностями стали, с одной стороны, расширение возможностей импортзамещения и экспорта, с другой стороны, некоторое смягчение сложившихся ранее диспропорций ценой масштабного падения уровня жизни населения. Такое сочетание факторов, а также расширение

денежного предложения позволили несколько расширить объемы промышленного производства — в пределах 17-20% за весь период, включая 1999 г.

Наконец, при сохранении инерционных тенденций можно ожидать следующей фазы, когда в полной мере проявятся последствия длительного недоинвестирования экономики, деградации ее ресурсной базы, качественного ухудшения производственно-технологического потенциала.

При отсутствии упреждающих действий, направленных на преодоление наметившихся угроз, российская экономика не только не войдет в режим динамичного роста, но и столкнется с еще одним резким обострением системного кризиса. На временном интервале, составляющем всего три-четыре года, сконцентрируются негативные факторы, связанные с ужесточением как ресурсных ограничений (выбытие промышленных мощностей, сокращение сельскохозяйственного производства и др.), так и финансовых ограничений (сужение возможностей внешних заимствований),6).

Развертывание кризисных процессов в рассмотренных проблемных узлах может происходить по следующей схеме. Критически низкий уровень инвестиций приведет к сокращению производственного потенциала в ряде отраслей экономики, включая сельское хозяйство. Спонтанное выбытие сельскохозяйственной техники вызовет спад производства в аграрном секторе. Усилившийся недостаток продовольствия будет стимулировать его импорт, повысив нагрузку на платежный баланс страны. При сохранении сложившихся в 1997-1998 гг. объемов вывоза капитала и полномасштабном обслуживании внешнего долга «запас прочности» платежного баланса (положительное торговое сальдо) окажется недостаточным для расширения потребительского импорта без привлечения новых займов и/или расширения экспорта. В то же время, сохранение налогового бремени и низкие инвестиции не позволят энерго-сырьевым отраслям наращивать экспорт без дополнительных доходов от снижения валютного курса рубля.

В результате экономика перейдет на новый уровень равновесия между экспортом и импортом — при более низком валютном курсе рубля. Равновесие будет достигнуто ценой увеличения темпов инфляции. Механизм данного процесса будет аналогичен тому, который наблюдался осенью 1998 г., хотя и в более мягкой, «размытой» форме. Одновременно с этим обострится проблема балансирования государственного бюджета. С одной стороны, при отсутствии новых крупных заимствований резко проявится недостаточность налоговых поступлений для финансового обеспечения государственных обязательств.

С другой стороны, снижение валютного курса рубля приведет к удорожанию обслуживания внешнего долга и, соответственно, к необходимости увеличения первичного профицита бюджета. Возникнет настоятельная необходимость сокращения государственного спроса либо расширения эмиссии. Снижение валютного курса и эмиссия будут способствовать усилению инфляции, результатом чего станет уменьшение реальных доходов и потребления населения. А сокращение конечного потребления домашних хозяйств и государственных учреждений вызовет общее сжатие конечного спроса, что послужит фактором нового спада производства. Фоном для рассматриваемых процессов станет ужесточение ресурсных ограничений товарного производства. Начнется новый этап стихийного выбытия промышленных мощностей, прежде всего, в обрабатывающей промышленности. Усилятся ограничения со стороны предложения энергоносителей, что будет связано с расширением их экспорта при низких темпах роста производства. Ресурсные ограничения, а также инфляционные процессы резко сузят возможности импортза-

|6) Из этого вытекает абсурдность политики государственного невмешательства в экономику, которую ряд экономистов либерального направления всерьез предлагают как «оптимальную».

мещения, поддержания конкурентоспособности отечественных предприятий на внутреннем рынке. Стратегическое ухудшение ситуации в экономике с большой вероятностью приведет к усилению ее региональной сегментации, формированию обособленных региональных экономических анклавов.

Одна из ключевых тенденций последних лет состоит в децентрализации товарных потоков и их замыкании внутри регионов-производителей. По оценке, всего за два года (1995-1997 гг.) доля продукции, реализуемой в пределах региона ее изготовления, в общем объеме поставок товаров на внутрироссийский рынок (без учета экспорта) увеличилась с 59 % до 73 %.

Эта тенденция уравновешивалась централизацией, с одной стороны, энергетической и транспортной инфраструктуры, с другой стороны, финансовых и денежных потоков. Рост финансовой напряженности, отсутствие ресурсов для сохранения социальной инфраструктуры, сжатие производства и падение уровня жизни могут перевести рост «ползучего» экономического сепаратизма в качественно новое состояние.

В рамках рассматриваемого инерционного варианта можно выделить три фазы. Их количественные параметры существенно зависят от условий реструктуризации «советской» части внешнего долга и масштабов новых заимствований на внешнем рынке для балансирования доходов и расходов бюджета.

Первая фаза: 2001-2004 гг.

В этот период экономическая динамика будет определяться следующими макроэкономическими факторами: сохраняющимися резервами оживления промышленного производства за счет расширения экспорта и импортзамещения; стабилизацией инфляции на уровне 12-18% за год; некоторым возрастанием реального валютного курса рубля в результате выравнивания ценовых пропорций (можно ожидать, что оптовые цены производителей будут расти быстрее потребительских цен, а последние — быстрее, чем валютный курс доллара), сохранением пониженной (по сравнению с уровнем, который предшествовал девальвации рубля в 1998 г.) части валовых сбережений, направляемой на инвестиции; напряженностью в финансировании государственных структур, связанной с поддержанием высокого уровня первичного профицита бюджета — около 3 % ВВП (2001-2002 гг.).

В целом данный период будет характеризоваться относительно низкими темпами экономической динамики — не выходящими за пределы значений, близких к стагнационным. Основными ограничителями производства будут факторы, лежащие на стороне конечного спроса. Эффект от девальвации рубля, обусловивший оживление производства в 1999 г., будет постепенно сходить на нет. Динамика экспорта, определяемая, главным образом, предложением топливно-сырьевых ресурсов, составит 1,6 % в год. Импорт будет постепенно увеличиваться вслед за расширением внутреннего спроса и повышением реального курса рубля. Государственный спрос практически не увеличится из-за необходимости поддерживать высокий первичный профицит бюджета. Наконец, рост потребления населения будет сдерживаться невозможностью быстрого повышения доли его доходов в ВВП без раскручивания инфляционной спирали.

Вторая фаза: 2005-2008 гг

Этот период будет характеризоваться резким ухудшением экономической ситуации. Главными факторами обострения кризиса станут: сокращение сельскохозяйственного производства, вызванное выбытием основных фондов в аграрном секторе; ухудшение обеспечения экономики энергоресурсами, прежде всего жидким топливом, что отразится на динамике внутренних цен; обострением недостатка финансовых ресурсов для обеспечения государственных обязательств, связанного с платежами по внешнему долгу и сокращением внешних заимствований.

В такой ситуации экономику ожидает еще одна волна спада производства. Снижение ВВП за четыре года составит 6-7 %, объема промышленного производства — 4-5%.

Балансирование доходов и расходов бюджета станет невозможным без привлечения эмиссионных источников, что приведет к росту инфляции до 20-30% в год. Инфляция будет способствовать сжатию реальных доходов и потребления населения — на 4-5 %.

Наиболее сильно кризис проявится в инвестиционной сфере. С одной стороны, рост инфляции приведет к обесценению активов и сужению внутренних инвестиционных источников. С другой стороны, вероятны «уход» сбережений в валюту и увеличение масштабов чистого оттока капиталов за рубеж. Все это, как показывают расчеты, может вызвать обвал инвестиций, который в предельном случае составит 13%.

Третья фаза: 2009-2010 гг

Выход из острой фазы кризиса станет возможен не ранее 2008-2009 гг. Источники расширенного воспроизводства будут окончательно подорваны, наиболее жизнеспособной сферой экономики останется сырьевой экспорт. Это определит узкие пределы экономической динамики: темп роста ВВП за два года не превысит 1-2%.

Таким образом, реализация инерционного варианта развития приведет к тому, что производство и потребление за десятилетие в лучшем случае останется на уровне г. Единственной сферой роста останется сырьевой экспорт, который возрастет по сравнению с 2000 г. на 12-13 %.

Произойдет закрепление деиндустриализации российской экономики. Следствием инвестиционного спада станет дальнейшее масштабное выбытие производственных мощностей, примерно на треть по сравнению с 2000 г. В наибольшей степени сброс мощностей затронет обрабатывающую промышленность, в первую очередь, машиностроение.

В итоге, к концу десятилетия в России окончательно сложится модель экономики периферийного типа. Ее основными чертами станут: низкий уровень жизни населения при значительной социальной и экономической дифференциации; резкое падение качества социальной инфраструктуры, ориентированной на массовые слои населения (образование, здравоохранение, социальное обеспечение); доминирование сырьевого экспорта для обеспечения потребительского, прежде всего продовольственного, импорта; отсутствие внутренних источников качественного развития — инновационного и инвестиционного потенциала; недостаток внутренних финансовых накоплений; значительная социальная и экономическая дифференциация между регионами.

Контуры антикризисного сценария

Анализ наиболее вероятных сценариев показывает, что ни один из них не обеспечивает в среднесрочной перспективе выход из системного кризиса за пределы спирали саморазрушения экономики.

Длительное недоинвестирование, падение эффективности, структурные перекосы, хроническая «жизнь в долг», развал системы государственного управления — эти и другие факторы породили крупномасштабную волну угроз, которая проявится в ближайшее десятилетие. В то же время сегодняшняя расстановка сил в экономике, интересы действующих игроков, их рефлексивные и ресурсные возможности не позволяют надеяться на успешное противодействие этим угрозам. Дело осложняется еще и тем, что в предстоящем десятилетии России предстоит решить две стратегические задачи, от которых зависит не только то, какое место она займет в мировом сообществе, но и во многом — само выживание российского общества. Причем придется решать их одновременно и в сжатые сроки, что создаст дополнительную нагрузку на ресурсы.

Первая задача — это повышение качества жизни, сохранение и развитие «человеческого капитала». Вторая — обеспечение конкурентоспособности и эффективности российской экономики по отношению к индустриально развитым странам.

Поэтому необходима не просто корректировка экономической политики. Требуется качественное изменение самой модели экономического развития, как на объектном, так и на субъектном уровнях. Параметры таких изменений определяют цели, условия и факторы конструктивной антикризисной стратегии.

<< | >>
Источник: В. Г. Хорос, В. А. Красильщиков. Постиндустриальный мир и Россия.. 2001

Еще по теме 1.2. Тупики инерционного развития (что будет, если ничего не делать?):

  1. ПРОРОК ЗАТЕРЯННЫХ — СЕРЕН КЬЕРКЕГОР Я был мудрецом, если можно так выразиться, ибо был готов в любую минуту умереть, но не потому, что выполнил все, являвшееся моим долгом, а потому, что не сделал ничего и даже поверить не мог в возможность хоть что-либо сделать. Франц Кафка. Дневники
  2. ГЛАВА I О том, что Божество непостижимо и что не должно делать исследований и обнаруживать любопытство относительно того, что не передано нам святыми пророками, апостолами и евангелистами
  3. 40. Третий закон: если движущееся тело встречает другое, более сильное тело, оно ничего не теряет в своем движении; если же оно встречает более слабое, которое оно может подвинуть, то оно теряет столько движений, сколько сообщает
  4. ГЛАВА 9 Объясняет следующие слова Святого Писания: если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем? И, приводя другие места, доказывает, что слова эти не означают, будто о таком грешнике никто не должен молиться, но надо только искать достойного молитвенника, какими были Моисей и Иеремия, ради молитв которых Бог простил израильскому народу
  5. ЧТО ДЕЛАТЬ?
  6. ЧТО ДЕЛАТЬ КОСМОНАВТАМ?
  7. ЧТО ДЕЛАТЬ? (ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ)
  8. Глава II. Что люди пытаются делать
  9. Что со всем этим делать?
  10. ЧТО ДЕЛАТЬ, КОГДА УГРОЖАЮТ?