<<
>>

Спасенные перестройкой

Р

ожденные в 50-е уже могли избрать и избирали социологию либо при поступлении в вузы, либо уже обучаясь в них. Однако шансов для этого было немного. Для этого надо было «случайно» оказаться в кругу, в котором были социологи (к примеру, родители) или люди, имевшие о ней представление.

Оба этих канала формирования будущих социологов только начинали функционировать, поэтому в целом механизм рекрутирования четвертого поколения социологов мало отличен от того, что сложился при образовании третьей профессиональной когорты.

Понятно, почему и в книге о российской социологии, вышедшей под редакцией В.А. Ядова в конце 90-х [1], и в коллекции биографических материалов, собранных под руководством Г.С. Батыгина [2], и в монографии по истории отечественной социологии Б.М. Фирсова [3], и в биографических интервью, опубликованных в последние годы в социологических журналах, представлены - за редчайшим исключением -

лишь истории жизни и деятельности социологов первого и, много реже, второго поколений. Во-первых, к рубежу веков с их именами были связаны основные достижения советской социологии, и они были главными участниками всех важнейших событий происходивших в нашем профессиональном сообществе. Соответственно, они были и главными - и остаются ими - акторами историко-социологических исследований, затрагивающих вторую половину прошлого столетия. Во-вторых, путь в социологию и деятельность тех, кто составляет третье поколение, еще не представлялись оформившимися и не попадали в рамки науковедческого анализа. Тем более сказанное относится к следующей, четвертой, профессионально-возрастной группе. В-третьих, предметно-объектные характеристики любой тематики расширяются крайне медленно, и историко-науковедческая область - не исключение. Должно было многое произойти как внутри российского социологического сообщества, и в методологии изучения про- шлого-настоящего-будущего, чтобы эта традиция была нарушена и жизненные траектории социологов третьего-четвер- того поколения оказались частью историко-науковедческого изучения.

Замечу, что методология исследований прошлого, в значительной мере опирающихся на биографический материал, предполагает и включение в разработку биографий представителей пятого поколения постхрущевской социологии. Образующие его, согласно изложенной выше лестнице поколений, родились в интервале от 1959 до 1970 гг., таким образом, старшие в этой общности уже отметили свой полувековой юбилей, а младшие - «разменяли» пятый десяток;

лишь организационные причины не позволили мне опросить кого-либо из них.

Четвертое поколение составляют, образно говоря, «дети первого поколения», и не только потому, что соотношение возрастов этих групп социологов оправдывает такое название, но и потому, что среди них уже могли быть и есть дети тех, кто начинал развивать социологию в СССР. И, как в любой подвижной общественной системе, родители и дети входят в мир в разных социальных обстоятельствах и устраивают свою жизнь по-разному, так и в мире науки, в частности - в социологии, должна наблюдаться эта закономерность. И для историко-биографического исследования признание этого обстоятельства становится импульсом к выявлению этих различий.

Название настоящего раздела - «Спасенные перестройкой» - кратко итожит важнейшие положения сравнительного анализа деятельности первых трех поколений социологов и четвертого. Перестройка определила оригинальность этой младшей в проводимом анализе плеяды социологов. Если бы не принципиальные политические, идеологические, социально-экономические изменения, произошедшие в тот период, то профессиональная жизнь четвертого поколения складывалась бы иначе: концептуальный аппарат, предметно-объектное поле их исследований, арсенал методов и прочие аспекты их профессиональной деятельности были бы, прежде всего, продолжением освоенного их старшими коллегами. Во всем этом было бы мало новизны.

Есть один принципиальной важности момент в изучении деятельности социологов четвертого поколения; он почти очевиден, но мне не встречалось его обсуждение в отечественной науковедческой литературе.

Если обратить внимание на творческую и общественную активность представителей первого и второго поколений социологов, учесть, что младшим из них уже свыше 75 лет, а старшим - более 80, и допустить, что подобная включенность в дело и подобное небезразличие к вопросам развития профессионального сообщества будут присущи и ученым четвертого поколения, то становятся яснее некоторые черты движения российской социологии в следующие десятилетия. Ведь в 2030-2040-е определенная часть рассматриваемого поколения еще будет проводить исследования, преподавать, формировать отношение к прошлому, в том числе - к достижениям тех, кто создавал постхрущевскую советскую социологию. Многое во всех нишах социологии того периода будет задаваться ими и их учениками. Фактически, четвертое поколение - последнее, представители которого являются од-

Данные об опрошенных представителях четвертого поколения российских социологов ФИО Даты

жизни Годы прихода в социологию Годы защиты канд./ докт. дис. Бачинин

Владислав Аркадьевич 1949 конец 80-х 1980/1991 Беспалова Юлия Михайловна 1955 середина 80-х 1984/1999 Давыдов

Андрей Александрович 1954 начало 80-х 1989/1996 Здравомыслова Елена Андреевна 1953 начало 70-х 1997/ нет Илле Михаил Евгеньевич 1952 1976 без степ. Ильин Владимир Иванович 1950 конец 80-х 1980/2000 Козлова Лариса Алексеевна 1956 1973 1989/нет Мягков Александр Юрьевич 1954 конец 70-х 1984/2003 Семенова

Виктория Владимировна 1950 первая половина 70-х 1981/2000 Тарусин

Михаил Аскольдович 1958 начало 80-х без степ. Черикова Алла Евгеньевна 1951 конец 80-х 1978/2003 Ядов

Николай Владимирович 1957 начало 80-х 1989/нет

новременно и советскими, и российскими социологами. Следующие - будут «чисто» российскими.

В разработанной схеме поколений годы рождения четвертого расположены в интервале 1947-1958 гг., в котором центральными оказываются 1952 и 1953 гг.; это двенадцатилетие почти полностью «покрыто» годами рождения наших респондентов. Оценивая многие особенности процесса становления социологов во второй половине 70-х - начале 80-х, можно предположить, что общая численность ученых этого поколения много выше, чем социологов каждой из предыдущих когорт, но никакие иные параметры всей совокупности социологов четвертого поколения мне не известны.

Четвертое поколение социологов - послевоенное - формировалось в атмосфере, складывавшейся в СССР после смерти Сталина.

ХХ Съезд КПСС и «венгерские события» не могли коснуться их напрямую, но освоение целины, полеты первых спутников и Юрия Гагарина, «пражская весна» - составляющие той социальной атмосферы, в которой прошла их юность и ранняя молодость.

Литература 1.

Социология в России / Под редакцией В.А. Ядова. 2-е изд. М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 1998. 2.

Российская социология шестидесятых годов в воспоминаниях и документах / Отв. ред. и авт. предисл. Г.С. Батыгин; Ред.-сост. С.Ф. Ярмолюк. СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1999. 3.

Фирсов Б.М. История советской социологии 1950-1980-х годов. Курс лекций. Санкт-Петербург: ЕУ в СПб., 2001. Бачинин В. А. - окончил философский факультет ЛГУ, доктор социологических наук. Санкт-Петербург. Основные области исследования: социология морали, права, религии, культуры, социальная философия. Интервью состоялось в 2010 году.

В конце 80-х Владислав Бачинин, будучи уже сложившимся специалистом в области этики, почувствовал наступление нового времени, когда можно будет спокойно прислушаться к своим внутренним ощущениям, к внутреннему голосу. После защиты докторской по социологии в 1991 году он продолжал свои исследования в пространстве этики, социологии и литературы, однако в начале 2000-х жизненные обстоятельства привели его в религию. Но не в православие, а в евангелическую церковь.

Первоначальный текст этого интервью был больше представленного ниже и назывался «Есть ли Бог в социологии?». За последние два десятилетия российская социология стала многопарадигмальной, но, как заметил В.А.Ядов, предваряя публикацию этого интервью в «Социологическом журнале»: «Владислав Аркадьевич представляет достаточно маргинальное для социологии направление, которое не вполне вписывается в нашу дисциплину». В этих словах Ядова я слышу не столько критику бачининского понимания российского общества и миссии социолога, сколько указание на специфику его взглядов и построений.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с.. 2012

Еще по теме Спасенные перестройкой:

  1. 1. Были ли оппоненты у перестройки?
  2. ПОЛИТИКА ПЕРЕСТРОЙКИ
  3. § 1. Перестройка в СССР
  4. ГЛАВА 10 ЭПОХА «ПЕРЕСТРОЙКИ» (1985-1991 гг.).
  5. ИХ СПАСЛА ПЕРЕСТРОЙКА
  6. 1. Когда началась перестройка
  7. "Перестройка" 1985-91
  8. Реформы и перестройка
  9. Перестройка. ВЦИОМ
  10. Глава 28. ПЕРЕСТРОЙКА СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНАТОМИИ НА ОСНОВЕ ДАРВИНИЗМА
  11. Армия Спасения
  12. Репетиция перестройки