<<
>>

Куда исчезла российская безопасность?

С внезапным уходом в прошлое биполярного мира Россия была поставлена перед необходимостью осознать свое положение в изменившейся геополитической обстановке, оценить главные направления грядущих сдвигов на мировой арене, определить наиболее оптимальные — с точки зрения самосохранения и развития — пути встраивания в новый, рождающийся на обломках длительного противостояния Востока и Запада мир. Однако этот мучительный процесс далек от завершения. Сама Россия во многом продолжает оставаться «урезанным Союзом».

Зигзаги внутреннего развития до сего времени не сняли с повестки дня вопрос об определении ее собственных национальных интересов.

В итоге к настоящему времени преобладающим в оценке состояния безопасности страны стало ощущение ее обвального разрушения. Практически это ощущение распространилось на все внутренние и внешние параметры ее обеспечения.

Если идеологические парадигмы коммунистической эпохи позволяли в конечном итоге свести все угрозы безопасности к некоей консолидированной опасности, исходящей от империализма, то политические и социальные потрясения последующего периода превратили в реальные, потенциальные или воображаемые угрозы любые составляющие процесса общественного развития. Для доказательства достаточно обратиться к концепциям национальной безопасности, относительно

регулярно появляющимся на очередных этапах попыток властных структур идентифицировать опасности, угрожающие существованию государства в условиях утраты прежних целей общественного развития и разномыслия в отношении будущего.

В эпоху перестройки, под влиянием умозрительной модели тотального обустройства мира на основе «нового мышления», в политический оборот было введено положение о вторичном характере военных угроз национальной безопасности и почти беспредельном расширении возможностей отражения их невоенными, т. е. политическими методами. Уже в российских условиях этот подход, нашел, в частности, отражение в основных положениях военной доктрины 1993 г.

Однако с окончанием перестроечной эйфории и углублением всевозможных российских кризисов начался быстрый и панический процесс осознания множественности угроз (реальных или мнимых) национальной безопасности, причем главным образом как раз в невоенной области. При желании в выступлениях политиков разного толка, в исследованиях и публицистике можно обнаружить, что в зависимости от политической ориентации и специализации алармистов в этой области, можно квалифицировать в качестве угроз национальной безопасности все, что угодно, — от «гибели интеллигенции» и аморальности элиты до распространения поп-культуры. Понятие национальной безопасности стало дробиться на осколки, каждый из которых как бы приобретал самостоятельное значение. На практике это приводило к потере ориентиров, определяющих иерархию угроз национальной безопасности, к опасному искажению системы приоритетов ее обеспечения. Так, неоднократно признавая угрозы демографического характера, связанные с прогнозируемой депопуляцией, государство оказалось неспособным к разработке сколько- нибудь перспективных и целенаправленных форм регулирования миграции населения, а провалы в национальной политике привели к уничтожению десятков тысяч жизней российских граждан на Северном Кавказе.

Любопытно, что вербальное признание умножения угроз безопасности в практике государственного строительства быстро нашло практическое воплощение, выразившееся прежде всего в делении старых и появлении новых государственных органов обеспечения безопасности, т. е. в разрастании госаппарата. Например, бывший КГБ, который в первую очередь подвергся лихорадочной реорганизации, распался в конечном итоге на СВР, ФСБ, ФПС, ФАПСИ, многочисленные службы охраны и т. д. Деформация структур безопасности в России распространилась, таким образом, по вертикали вниз и расползлась по горизонтали.

Явная диспропорция между потенциалом внешних угроз и напором вполне реальных угроз невоенного характера, которые можно охарактеризовать как угрозы внутреннего развития, заставили государственную власть сосредоточить усилия прежде всего на проблеме самосохранения. Спонтанная мультипликация внутренних угроз стимулировала столь же спонтанные попытки самозащиты за счет непропорционального развития «параллельных армий», прежде всего войск МВД, торможения «девоенизации» многих гражданских ведомств и т. д. В результате армия как инструмент отражения внешней агрессии была ослаблена, а рост социального недовольства военнослужащих и правовой беспредел в армейской среде быстро превращали ее в самостоятельный источник угрозы безопасности страны. Таким образом, на «обломившемся» полюсе неактуальность внешних угроз в традиционном восприятии этого понятия деформировала положение силовые ведомств в системе национальных структур обеспечения безопасности. К концу века российские власти начали понимать необходимость хотя бы полуреформы вооруженных сил, которые к середине 90-х гг. в сущности перешли грань полураспада. В концепции военного строительства, принятой в 1998 г., признается, что в ряде случаев военный фактор может играть ключевую роль в международных отношениях. На деле же военное строительство либо осуществляется в соответствии с ориентирами холодной войны (например,

в военно-морской области), либо ходом событий все более приспосабливается для ведения необъявленных войн на собственной территории.

ГГ

<< | >>
Источник: В. Г. Хорос, В. А. Красильщиков. Постиндустриальный мир и Россия.. 2001

Еще по теме Куда исчезла российская безопасность?:

  1. 1.6. Российская система экологической          безопасности
  2. Фомченкова Г алина Алексеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА, 2014
  3. 6. Организация и управление противопожарной безопасностью 6. 1. Организация пожарной охраны в Российской Федерации
  4. Наставление по работе дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации
  5. § 2. Почему категория "вещное право" постепенно из советского гражданского законодательства исчезла? Общий подход к изучению права собственности в советский период
  6. 2.1.4. Федеральные органы власти Российской Федерации состоят из Президента Российской Федерации, Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации и судов Российской Федераци
  7. КУДА НАСТУПАТЬ?
  8. Куда наступать?
  9. Кто куда
  10. 1. Куда ведет «третий путь»)
  11. Беседа 17 (дневная). НТО ТАКОЕ НАУКА И КУДА ОНА ДВИЖЕТСЯ!
  12. КУДА МАКАР ТЕЛЯТ НЕ ГОНЯЛ Инициатическое путешествие в древнерусской традиции
  13. 2.3. Место информационной безопасности в системе национальной безопасности России
  14. 3.1. Безопасность и национальная безопасность как социальные феномены и экстремологические категории