<<
>>

Как и почему возникла идея издания питерского социологического и маркетингового журнала?

В декабре 1995 года меня избрали генеральным директором СНИЦа, и я предложил издавать информационный бюллетень, в котором публиковать результаты собственных исследований, и распространять его по подписке.
Я сумел убедить Совет директоров в том, что при невысокой стоимости издание будет иметь достаточно большое количество подписчиков и проект будет экономически эффективным. В начале 1996 года СНИЦ приступил к реализации этого проекта - изданию информационного бюллетеня «Телескоп: наблюдения за массовым сознанием и повседневным поведением населения Петербурга». В бюллетене публиковались результаты опросов населения на различные темы: политика, досуг, масс-медиа, реклама, потребительский рынок и т.д. Стоимость - 300 рублей в год (шесть номеров, 50 рублей за номер). Тираж штучный - количество подписчиков плюс некоторое количество экземпляров в рекламных целях. Весь тираж печатается на ксероксе, сшивку я осуществляю собственноручно, посредством шила и скрепок. К концу года мы имеем около двадцати подписчиков, и Совет директоров принимает решение о закрытии проекта в связи с его неэффективностью. Действительно, мои ожидания не оправдались, коммерческого успеха не было, но мне было жаль бросать начатое дело, и в декабре 1996 года я регистрирую издание в Комитете по печати как средство массовой информации.

Первоначально я хотел назвать журнал просто «Телескоп», но из Москвы пришел отказ в регистрации, поскольку СМИ с таким названием уже существовали, и пришлось удлинить название; так появился «Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев». Одновременно я регистрируюсь в качестве предпринимателя без образования юридического лица, осуществляющего издательскую деятельность, и с 1997 года издание журнала становится моим индивидуальным проектом; в феврале выходит первый номер.

С должности генерального директора я ушел, полагая невозможным быть руководителем компании и при этом иметь свой параллельный бизнес, но остался работать в СНИЦе в качестве исследователя.

С точки зрения коммерции, коллеги были правы - до сих пор каких либо серьезных доходов издание не приносит, и это все еще скорее хобби, чем бизнес. Почему я сделал такой выбор? Наверное, тут можно назвать несколько причин. Мне всегда хотелось издавать журнал, на моей шкале ценностей издание журнала имеет более высокий рейтинг, чем руководство исследовательской компанией, тем более что было жаль бросать уже начатое дело. Немаловажную роль сыграло еще одно обстоятельство. Дело в том, что статьи, которые я писал по результатам эмпирических исследований, всегда охотно принимались к публикации в разных изданиях, но когда я предлагал редакциям тексты теоретического характера, то возникали трудности. Приведу один любопытный пример. В начале 1991 года я подготовил текст, над которым долго и основательно работал, под названием «Заметки о человеке, культуре и конце истории». Тогда в Ленинграде (еще в Ленинграде) издавался философский журнал «Ступени». Я отнес статью в этот журнал, и через некоторое время мне отказали в публикации, сказав, что их журнал - философский, а текст скорее социологический. Тогда я отправил статью в «Социс», но там мне тоже отказали и в качестве причины отказа сказали, что статья скорее философская, а у них журнал - социологический [6]. Я существенно переработал текст, сделал его более социологичным и под названием «К вопросу о предмете социологии» снова отправил в «Социс». Спустя весьма продолжительное время приходит ответ, в котором говорится, что редакция, к сожалению, не может опубликовать статью, поскольку дискуссия о предмете социологии у них завершилась в прошлом году. В конце концов этот материал был опубликован, но в сокращенном и сильно покореженном, ухудшенном варианте [7]. Желание не зависеть от вздорных и необоснованных отказов в публикации и варварских редакционных правок было немаловажным стимулом попытаться сделать собственный журнал. Наверное, и поэтому, учитывая свой печальный опыт, я редко отказываю авторам, присылающим свои статьи в «Телескоп», и время от времени публикую тексты, которые вряд ли были бы опубликованы в других изданиях.
Кроме того, любые сколько-нибудь существенные правки я в обязательном порядке согласовываю с авторами.

Кто наиболее активно помогал Вам в годы становления журнала? Кто входил в первый редакционный совет?

Говоря о людях, помогавших и помогающих делать журнал, в первую очередь надо сказать о коллективе СНИЦа, поскольку в течение восьми лет журнал существовал на его базе, используя его ресурсы, да и сейчас я частенько прибегаю к их помощи. Володя Сергеев, мой коллега по работе в СНИЦе, фактически создал ныне существующий дизайн журнала, его прежнюю и новую обложку. Он же сделал сайт журнала, который, правда, к сожалению, уже несколько лет не обновляется и пребывает в заброшенном состоянии, главным образом по причине постоянных финансовых проблем, сопровождающих издание журнала.

С 2001 года финансовую помощь оказывает факультет социологии СПбГУ, который является соиздателем журнала. Если бы не эта поддержка, журнал, скорее всего, уже перестал бы существовать. Особая благодарность декану факультета Николаю Генриховичу Скворцову за его понимание возникающих проблем и готовность помогать в их решении.

Тогда же, в 2001 году, возник и редакционный совет журнала, в который на первом этапе входили Н. Скворцов, В. Козловский (факультет социологии), В. Сергеев (СНИЦ), Л. Ке- сельман (Центр изучения и прогнозирования социальных процессов), Т. Протасенко (Социологический институт РАН), Н. Ядов (компания «Той-Опинион»).

В 2001-2002 годах, в предверии приближающегося юбилея города, у «Телескопа» был совместный исследовательский проект с компанией «Той-Опинион», который назывался «Петербуржцы о городе и горожанах». В нескольких телефонных опросах, проводимых «Той-Опинион», бесплатно вставлялись вопросы по тематике этого проекта, полученные результаты публиковались в «Телескопе» [8].

На протяжении двух лет поддержку журналу оказывала Санкт-Петербургская ассоциация социологов, которая, с помощью полученного гранта от фонда Сороса, оплачивала подписку на журнал для всех членов ассоциации.

Центр независимых социологических исследований, возглавляемый В.М.

Воронковым, третий год оказывает мне небольшую финансовую помощь. Также уже третий год журнал поддерживает Социологический институт РАН, предоставивший журналу помещение для редакции. Эта поддержка началась в период, когда институт возглавлял А.В. Тихонов, продолжается и при нынешнем директоре И.И. Елисеевой. Один год финансовую помощь журналу оказал Фонд исследования мнений, президентом которого был Р.С. Могилевский; к сожалению, Фонд просуществовал очень недолго.

С этого года финансовую помощь журналу оказывает Университет гражданской авиации, где на кафедре философии и социальных коммуникаций, возглавляемой М.Н. Майором, готовят специалистов по связям с общественностью и преподают много курсов по социологии, маркетингу, рекламе. Так что много людей и организаций старались и стараются поддерживать журнал, за что им огромное спасибо.

Ну и, конечно, нельзя не сказать о постоянных авторах журнала. Это, прежде всего, Вы, Борис Зусманович, уже более пяти лет редко какой номер выходит без Вашей статьи или интервью; это Л. Кесельман, М. Мацкевич, Т. Протасенко, опубликовавшие много текстов в журнале, особенно в первые годы его существования; Б. Максимов, В. Сафронов, Н. Корнев и многие другие авторы, регулярно дающие свои статьи в «Телескоп», без чьих публикаций журнала бы тоже не было. Особенно хотелось бы вспомнить В.Б. Голофаста, вечная ему память, очень доброжелательно относившегося к журналу и опубликовавшего в нем ряд текстов, которые украсили бы любое академическое издание.

Не могли бы Вы оценить общее количество опубликованных в «Телескопе» статей и число их авторов?

Количество статей приблизительно можно оценить: вышел уже шестьдесят первый номер журнала, в каждом номере публиковалось, примерно, восемь-десять статей, так что их общее количество уже не менее пятисот. Количество авторов, я думаю, не менее сотни.

Какие из рубрик журнала самые «долговечные»?

Начиная с первых номеров издания, в журнале поддерживаются рубрики «Социальные проблемы», «Социально-экономические проблемы», «Социально-политические исследования», «Социокультурные исследования», «Потребительский рынок», «Масс-медиа, реклама», «Информационно-коммуникационные технологии».

Журнал существует уже десять лет, и его главная тема - жизнь Петербурга и петербуржцев на стыке XX и XXI веков.

На Ваш взгляд, отражено ли в этих наблюдениях главное, что характеризует повседневную жизнь нашего города и наших земляков?

Трудно сказать, думаю, что какие-то существенные стороны жизни петербуржцев нашли свое отражение на страницах журнала. На протяжении уже десяти лет публикуются материалы о социально-экономическом положении петербуржцев, проблемах, волнующих горожан, их потребительском поведении, политических предпочтениях, приобщенности к культурной жизни города и многое другое. В то же время на многие вопросы в жизни города ответов нет, сложные процессы - не освещены. Например, рост ксенофобии, расистских и националистических настроений, политическая апатия - к сожалению, аналитических текстов, пытающихся понять и объяснить, чем обусловлены эти негативные изменения в массовом сознании, я в журнале не припомню. Наверное, это проблема не только «Телескопа», но и российской социологии в целом, поскольку и в других профессиональных изданиях такие тексты встречаются крайне редко.

С этого года журнал изменил название. Это связано с тем, что тематика публикаций уже давно шире только наблюдений за жизнью петербуржцев. Я хочу более активно привлекать в журнал авторов из других регионов, расширять географию исследований, но в любом случае тема Петербурга и петербуржцев будет и дальше оставаться важнейшей на страницах журнала.

Когда сложнее было формировать каждый выпуск журнала: в первые годы работы или сейчас? В чем специфика сегодняшнего этапа существования журнала?

На каждом этапе свои сложности. В первые годы практически все статьи появлялись в результате моих личных обращений к авторам с вопросом-просьбой о том, нет ли у них чего- нибудь для публикации в «Телескопе». Проблема наполнения каждого номера журнала была актуальной. Сейчас достаточное количество материалов приходит, как говорится, самотеком. Это увеличивает возможности, но при этом вынуждает каким-то авторам отказывать в публикации по тем или иным причинам, что всегда неприятно.

Сейчас большее количество текстов приходится читать, работать с авторами по уточнению и доработке каких-то позиций в текстах, на это уходит гораздо больше времени, чем в первые годы существования журнала.

Журнал вообще стал гораздо больше по объему публикуемой информации. Но в целом, фундаментальные проблемы, которые были на протяжении всех десяти лет, остаются те же. Это проблемы финансирования издания и поиска интересных авторов, публикации которых привлекают повышенное внимание читательской аудитории, а значит и способствуют росту авторитета журнала в профессиональной среде. Думаю, что аналогичные проблемы стоят перед всеми журналами в нашей сфере деятельности.

Не собираетесь ли Вы усилить маркетинговую направленность журнала? Это может расширить читательскую аудиторию и привлечь к изданию новые структуры.

Я постоянно пытаюсь это делать, но пока решить этот вопрос не удается. Большинство маркетинговых исследований носит заказной характер, заказчик обладает эксклюзивными правами на результаты и во многих случаях не заинтересован в их публикации. По крайней мере, именно такие аргументы я слышу от многих представителей исследовательских компаний, объясняющих мне, почему у них нет ничего для публикации в журнале.

Есть ли у «Телескопа» постоянная обратная связь с читателями? Что критикуется в журнале, что приветствуется?

Тираж у журнала маленький, со значительной частью читателей я регулярно общаюсь, так что обратная связь, безусловно, есть. Не знаю, насколько коллеги искренни, возможно, это традиционная дань вежливости, но чаще я слышу благоприятные отзывы о журнале. Говорят, что журнал становится интереснее, отмечают те или иные публикации, иногда, что особенно приятно слышать, говорят, что номер в целом получился очень удачным, интересным.

В то же время, иногда можно услышать, что журнал неровный, хорошие материалы сочетаются с достаточно слабыми. Некоторые коллеги вообще настроены к журналу весьма критически. Их основная претензия сводится к тому, что публикуемые статьи не рецензируются, решение о том, что печатать, а что нет, принимается редактором единолично. Наверное, они правы, но пока дело обстоит именно так, и здесь несколько причин. Во-первых, у журнала нет портфеля текстов на год вперед, что позволило бы отбирать только самые высококачественные статьи. Во-вторых, это значительно увеличивало бы время между подачей материала в редакцию и его публикацией. Сейчас, как правило, автор видит опубликованной свою статью не более чем через месяц, а иногда и через две недели с момента отправки ее в журнал, и, на мой взгляд, это одно из преимуществ журнала. Кроме того, если заниматься этим всерьез, то за рецензии надо платить, а на это нет средств. Если бы появились свободные деньги, то я бы скорее начал выплачивать авторские гонорары, а не платить рецензентам. Ну и, наконец, я не думаю, что рецензирование существенно улучшило бы качество публикуемых текстов. Тексты с описанием эмпирических результатов исследований в обязательном порядке сопровождаются описанием методов сбора первичной информации, и в них нет предмета для рецензирования, поскольку право на ту или иную интерпретацию полученных данных принадлежит автору и свидетельствует о его профессиональной компетентности и жизненной позиции. Теоретические и методологические статьи пока еще, к сожалению, большая редкость в журнале, и я радуюсь любому такому тексту (если, конечно, это не полная ахинея) и опубликую его, даже будучи с ним совершенно не согласен. Вообще, как известно, рецензирование зачастую является эффективным механизмом фильтрации «своих» и «чужих» и эта фильтрация далеко не всегда основывается только на научных критериях.

Недавно я беседовал с профессором Ж.Т. Тощенко, главным редактором «Социс» и профессором О.И. Шкаратаном, главным в журнале «Мир России». К сожалению, они, мягко говоря, мало знают о «Телескопе». Почему бы Вам не договориться с ними о публикации содержания их журналов, а ими - содержания «Телескопа»? Аналогичное соглашение можно заключить с московским «Социологическим журналом», петербургским «Журналом социологии и социальной антропологии» и украинским « Социология: теория, методы, маркетинг».

Предложение хорошее. Конечно же, я заинтересован в любых формах рекламы журнала. Можно будет попробовать выйти на эти издания с подобным предложением, но боюсь, что «Телескоп» как рекламный носитель, с его небольшим тиражом, вряд ли представляет интерес для этих и так широко известных журналов.

И последний вопрос. Каков, на Ваш взгляд, главный результат десяти лет издания журнала?

Главное, чего удалось добиться за эти годы, - журнал, я надеюсь, завоевал определенный авторитет и стал уважаемым и широко известным изданием, правда, в очень узких кругах социологов, в основном, петербургских. Я помню, когда в 1997-1998 годах я заводил разговор о том, что пытаюсь издавать журнал по социологии и маркетингу, то многие мои коллеги смотрели на меня, как на очередного городского сумасшедшего, и старались побыстрее перевести разговор на другую тему. Теперь отношение изменилось, и многие авторитетные социологи не считают зазорным публиковать свои тексты в «Телескопе». Конечно, журналу еще далеко до совершенства: достаточное количество публикуемых материалов не отличаются глубиной анализа, методической новизной, оригинальностью полученных результатов и сделанных на их основе интерпретаций. Но, как мне кажется, это естественно и нормально. Наша жизнь наполнена чередой рядовых дней, однообразных забот, обязанностей и ритуалов, образующих ткань повседневности, которая лишь иногда прерывается яркими мгновениями, запоминающимися событиями, интеллектуальными или какими-либо другими свершениями. Так и журнальная ткань - это череда нормальных, рядовых статей, описывающих и толкующих нашу жизнь, и яркие, запоминающиеся тексты в журнале так же редки и драгоценны, как и События в нашей жизни.

У социологии есть одна важная функция, на которую, как мне кажется, обращают недостаточное внимание. Она сродни фотографии, документальному кино - наша научная деятельность способна сохранить и передать будущему описание времени в тех фактах, деталях, ракурсах, которые доступны именно социологии. Если нашей цивилизации суждено существовать еще какое-то время, то лет так через пятьдесят историки именно из данных социологических и маркетинговых исследований будут узнавать, какие проблемы волновали людей, живущих в начале XXI века, какие фильмы они смотрели, какие товары покупали, и многие другие факты повседневной жизни, которые вряд ли можно будет почерпнуть из других источников. Именно поэтому я с удовольствием публикую результаты эмпирических исследований, в которых даются подобные описания, раскрывающие особенности поведения и массового сознания не только населения в целом, но и его основных групп: молодых и пожилых, с высшим образованием и без оного, людей с разным социально-профессиональным статусом, разным уровнем доходов и т.д.

Нарастание интереса к описанию и пониманию повседневной жизни обычных людей - характерная черта парадигмы гуманитарного знания последних десятилетий. Эта тенденция особенно важна для социологии, которая понемногу начинает избавляться от искуса стремления к великим свершениям, открытию фундаментальных социальных законов, способных, наконец, объяснить и изменить мир, сделать его обитателей счастливыми, довольными, но предсказуемыми и управляемыми.

Завершая нашу беседу, хочу поздравить друзей журнала, авторов и читателей с юбилейной датой. Вместе мы прошли непростой путь, и я надеюсь, что общими усилиями «Телескоп» будет еще в большей мере удовлетворять запросы читателей, расширять пространство коммуникации профессионального сообщества.

Благодарю Вас, Михаил Евгеньевич, за обстоятельный рассказ о «Телескопе», поздравляю с десятилетием журнала и желаю Вам и Вашему изданию всяческих успехов.

Сноски 1.

Илле М. Исследование стиля руководства // Кожевенно-обувная промышленность. № 8. 1979. 2.

Синов Владимир Витальевич, в настоящее время доцент, зам. директора Центра научных исследований СПб. университета экономики и финансов. 3.

Илле М., Синов В. О развитии самоуправления в бригадах // Социологические исследования. № 3. 1984. 4.

По результатам исследований за время работы в Консерватории мной были опубликованы работы: Опыт исследования аудитории концертов популярной музыки (в соавторстве). М., 1988; Духовные потребности личности: некоторые вопросы теории и методологии // Некоторые актуальные проблемы музыкальной культуры и эстетического воспитания. М., 1988; Молодежь на концертах популярной музыки (в соавторстве) // Культурная деятельность населения: демографический аспект. М., 1988; Рок-музыка: таланты

и поклонники (в соавторстве) // Социс. 1989. № 5; Рок-музыка и ее поклонники (в соавторстве) // Вопросы социологии музыки. М., 1991; Музыкальные интересы и духовные потребности молодежи // Социс. 1990. № 12. 5.

Могилевский Р.С.: «Я бы назвал себя социологом-консультантом...»// Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2006. № 2. С. 2-13. См. настоящую книгу, Т. 2. С. 759-795. 6.

Илле М. Заметки о человеке, культуре и конце истории // Региональная политика. № 4. (№2-1993); Илле М. Эссе о смене эпох // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2005. № 1. 7.

Илле М. К вопросу о предмете социологии // Социально-политический журнал. 1994. № 12. 8.

В рамках этого проекта мной в соавторстве с Н. Ядовым опубликованы статьи: Выдающиеся петербуржцы // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2001. № 3-4; Петербуржцы. Откуда мы родом? // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2002. № 1; Идеальные петербуржцы и москвичи в представлении жителей двух столиц // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2002. № 3; Культурный уровень петербуржцев // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2002. № 5. Ильин В. И. - окончил исторический факультет ЛГУ, доктор социологических наук, профессор факультета социологии Санкт- Петербургского государственного университета. Основные области исследования: социальное неравенство, социология и история повседневности, трудовые отношения, методология социального исследования. Интервью состоялось в 2009-2010 годах.

Владимир Ильин так начинает рассказ о себе: «Моя ранняя биография - показательное кейс-стади советского типа социализации. Раньше о таких, как я, говорили - "человек от сохи"». Он - не единственный среди опрошенных мною социологов, детство которых прошло в сельской местности в семьях с невысоким образованием. Но это не типично для социологов четвертого поколения. По образованию он - историк, что не редкость среди социологов, но в его возрастной когорте подобных случаев немного. После университета он поехал работать в Сыктывкар и пробыл там четверть века. Я мог бы назвать ряд социологов старших возрастов, уезжавших после ВУЗов в дальние края, но в страте респондентов близких Ильину по возрасту, таковых нет. Однако цепочка таких «уникальностей» в жизни Владимира образовала траекторию, в целом не выходящую за границы пространства, в котором заключена основная часть биографических сюжетов социологов четвертого поколения.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с.. 2012

Еще по теме Как и почему возникла идея издания питерского социологического и маркетингового журнала?:

  1. Как возникла жизнь на Земле
  2. Как возникла наша душа?
  3. В чем разница между основными направлениями психоанализа и как они возникли?
  4. Почему после факультета ты пошел в социологическую аспирантуру, а не в философскую?
  5. Лекция 4. Организация и стратегии международной маркетинговой деятельности
  6. «Лаврские» против «питерских»
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
  8. Так что же такое «питерская социология»?
  9. Когда вышло первое издание лекций? Сколько изданий уже было?
  10. 5. Идея, замысел и гипотеза как теоретическое ядро исследования
  11. ИНТЕГРАТИВНАЯ ФУНКЦИЯ ИДЕОЛОГИИ КАК КОНЦЕНТРИРОВАННАЯ ИДЕЯ Дорогенский А.В.
  12. Аль-фараби. Философско-политологический и духовно-познавательный журнал, 2003
  13. 3.4. Социологическое исследование. Как оно проводится?
  14. Приложение5 Как сложилась идея драматической социологии? Я имею в виду и суть книги, и ее жанр, и термин...
  15. СУХИНОВ Михаил Сергеевич. УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ОЦЕНКА КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ, 2003
  16. ПОЧЕМУ Я - ЭТО НЕ Я, А ДРУГОЙ, И ПОЧЕМУ С НИМ НАДО СЧИТАТЬСЯ?
  17. Раскол как социологическое явление
  18. Национал-большевизм как социологический метод