Информационное производство и избирательная глобализация науки и технологии


Производительность и конкурентоспособность в информационном производстве основаны на создании знания и обработке информации. Создание знания и технологические возможности — ключевые инструменты конкуренции между фирмами, организациями всех типов, и, в конечном счете, странами.
Таким образом, география науки и техники должна оказывать огромное воздействие на узлы и сети глобальной экономики. Действительно, мы наблюдаем необыкновенную концентрацию науки и техники в небольшом числе стран ОЭСР. В 1993 г. в 10 странах было сосредоточено 84 % мировых НИОКР. К концу 90-х гг. пятая часть населения мира, живущая в странах с высоким уровнем дохода, имела в своем распоряжении

74 % телефонных линий, на нее приходилось более 93 % всех пользователей Интернета. Это технологическое доминирование могло бы противоречить идее глобальной экономики, основанной на знаниях, за исключением той формы, при которой мы получаем иерархическое разделение труда между создателями знания, живущими в немногочисленных глобальных городах и регионах, и остальной частью мира, состоящей из технологически зависимых экономик. И все же примеры технологической взаимозависимости не столь просты, как можно было бы предположить, исходя из статистики, характеризующей неравенство в географическом плане.
Прежде всего, фундаментальные исследования, основной источник знания, проводятся во всем мире главным образом в исследовательских подразделениях университетов и в государственных научных центрах. За исключением исследований, относящихся к оборонному комплексу, система фундаментальных исследований открыта и доступна. В самом деле, в 90-е гг. более 50 % докторских степеней (Ph.D.) в США присваивалось иностранным граждан. Правда, 47 % иностранных обладателей этой степени остались в Америке. Но это, скорее, говорит о неспособности стран их происхождения привлекать своих ученых, чем о близости системы науки (так, 88 % обладателей докторской степени из Китая и 79 % — из Индии остались в США, тогда как для выходцев из Японии эта цифра составила 13 %, из Южной Кореи — 11). Кроме того, система академических исследований глобальна по своей природе. Она опирается на неугасающие связи между учеными во всем мире. А для современной науки характерны связи между учеными в режиме реального времени — распространение Интернета и электронной почты в 90-е гг. внесло вклад в формирование глобальной научной системы. В этой системе, разумеется, наблюдается явный перекос в пользу доминирующих стран и институтов, а поскольку английский язык является международным, то институты и ученые из Западной Европы и США имеют преимущественный доступ к публикациям, исследовательским фондам и престижным должностям. И все же глобальная научная сеть, хотя и асимметрично, позволяет поддерживать связи между учеными и обеспечивает распространение открытий и научного знания. Более того, научно-исследовательская работа в наше время или ведется глобально, или перестает быть научной.
Тем не менее, имеет место фундаментальная асимметрия в формулировании задач, которые должны быть поставлены перед исследователями. Проблемы, которые важны для развивающихся стран, но вызывают лишь небольшой научный интерес или не обещают хорошего рынка сбыта для результатов исследований, игнорируются в исследовательских программах доминирующих стран. Например, эффективная вакцина против малярии могла бы сохранить жизнь десяткам миллионов людей, особенно детей, но на деле было выделено очень немного ресурсов, чтобы поддержать усилия, направленные на открытие этой вакцины или на распространение во всем мире результатов многообещающих курсов лечения. Разработанные на Западе лекарства против СПИДа слишком дороги для использования в Африке, хотя приблизительно 95 % носителей ВИЧ выявлено в развивающемся мире. Стратегия бизнеса многонациональных фармацевтических компаний неоднократно блокировала попытки дешево произвести некоторые из этих лекарств или найти альтернативные лекарства, поскольку компании контролируют патенты, на которых основывается большинство результатов исследований. Так что при всем своем глобальном характере наука воспроизводит процесс исключения значительной части людей из современного мира, игнорируя их специфические проблемы или рассматривая их не в той мере, в какой результаты исследований могли бы улучшить условия их жизни.
Экономическое развитие и конкурентоспособность опираются не на фундаментальные исследования как таковые, а на их связи с прикладными исследованиями (система НИОКР) и их распространение среди организаций и частных лиц. Передовые академические исследования и хорошая образовательная система необходимы,

но недостаточны, чтобы страны, фирмы и отдельные индивиды вступили в информационную эпоху. Таким образом, избирательная глобализация науки отнюдь не ведет к глобализации технологии. Глобальное технологическое развитие нуждается во взаимодействии между наукой, технологией и бизнесом, а также в увязке с внутренней и внешней политикой.
В мире существуют механизмы распространения технологий, хотя и со своими уклонами и ограничениями, в том числе — через многонациональные корпорации. МНК и их производственные сети являются в то же самое время и инструментами технологического господства, и каналами выборочного распространения технологий. Многонациональные корпорации сосредоточивают у себя подавляющее большинство закрытых для общественности НИОКР. Они используют эти знания как ключевой ресурс для конкуренции, проникновения на рынок и правительственной поддержки. С другой стороны, ввиду растущих издержек и стратегической важности НИОКР, корпорации привлекают для совместных исследований другие корпорации, университеты и общественные исследовательские институты (например, больницы — в биомедицинских исследованиях) по всему миру.
Действуя так, они вносят вклад в создание и формирование горизонтальной сети НИОКР, охватывающей собой целые отрасли экономики и страны. Кроме того, чтобы международные производственные сети работали эффективно, многонациональные корпорации должны делиться некоторыми ноу-хау с партнерами, позволяя малым и средним фирмам улучшать их собственную технологию. Имеются некоторые свидетельства того позитивного воздействия, которое оказало присутствие иностранных дочерних филиалов МНК в производственной системе стран ОЭСР на технологическое развитие и уровень производительности этих стран. С другой стороны, развивающиеся и новые индустриальные страны не должны уповать на МНК и нуждаются в проведении национальной политики, направленной на то, чтобы дать возможность местной рабочей силе и местным фирмам включиться в транснациональные производственные сети и конкурировать на мировом рынке. Именно это имело место в новых индустриальных странах Азии, где технологическая политика правительства была решающим инструментом развития. Роль государства остается существенной и в том, что касается обеспечения человеческими ресурсами (образование на всех уровнях) и технологической инфраструктурой (особенно доступными, дешевыми, высококачественными средствами связи и информационными системами).
Чтобы понять, как и почему технологии распространяются в глобальной экономике, стоит рассмотреть характер новых технологий, основанных на информации. Эти технологии обладают колоссальным потенциалом для распространения при условии, что они находят технологическую инфраструктуру, организационную среду и человеческие ресурсы, способные обучаться на практике. Это весьма жесткое условие. Однако оно не является препятствием для стран, задержавшихся в своем развитии, чтобы догнать лидеров и встроиться в процесс распространения технологий, если эти страны быстро создают надлежащую среду. Именно это произошло в 60-70-х гг. в Японии, в 80-х — в новых индустриальных странах Азии и, в меньшей степени, в Бразилии и Чили — в 90-х.
Но мировой опыт 90-х гг. предполагает все-таки другой путь технологического развития. Как только фирмы и частные лица во всем мире получали доступ к новой технологической системе, они присоединялись к производителям и рынкам, где они могли бы использовать свои знания и продвигать на рынке свои товары. Их планы выходили за пределы их национальной базы, усиливая, таким образом, производственные сети многонациональных корпораций. Тем самым одновременно данные фирмы и лица обучались посредством своих связей с этими сетями и вырабатывали свои собственные конкурентные стратегии.

Я проиллюстрирую этот анализ событиями в Силиконовой Долине в конце 90-х гг. Получив новые возможности для инноваций благодаря Интернет-революции, Силиконовая Долина усилила свое технологическое лидерство в информационных технологиях по отношению к остальной части мира. Но Силиконовая Долина в 2000 г. в социальном и этническом отношениях полностью отличается от Силиконовой Долины 70-х гг. Сегодня в ней решающую роль играют предприниматели-иммигранты. Уже в 1990 г. 30% рабочей силы в области высоких технологий в Силиконовой Долине было иностранного происхождения. Китайские и индийские администраторы возглавляли по крайней мере 25 % компаний, образованных в Силиконовой Долине с 1980 по 1998 гг., и 29% компаний, созданных в период с 1995 по 1998 гг. Эти высокотехнологичные компании работают в обоих направлениях: поскольку квалифицированные китайские и индийские иммигранты в Силиконовой Долине устанавливают социальные и экономические связи со своими родными странами, они одновременно открывают рынки, производственные и технические навыки из растущих регионов Азии более широкому деловому сообществу в Калифорнии. Фирмы теперь все больше поворачиваются в сторону Индии в поисках программистских талантов. Между тем комплекс связанных с новыми технологиями секторов экономики в Калифорнии в растущих масштабах полагается на быструю и гибкую инфраструктуру Тайваня для производства полупроводников и персональных компьютеров, как и на его быстро растущие рынки для компонентов передовых технологийСвязи Калифорнии не ограничиваются Восточной Азией. Существуют прочные связи между Силиконовой Долиной и быстро развивающейся израильской индустрией программного обеспечения. Возрастает и роль мексиканских инженеров в Силиконовой Долине. Таким образом, Силиконовая Долина развивалась на основе технологических и деловых сетей, которые она раскинула по всему миру. В свою очередь, фирмы, созданные вокруг этих сетей, отовсюду (но прежде всего из Индии и Китая — в соответствии с пропорциями населения мира) привлекают таланты, которые в конечном счете преобразовали Силиконовую Долину и содействовали установлению технологических связей с их родными странами.
Конечно, Силиконовая Долина представляет собой совершенно особый случай в силу ее превосходства в инновациях в области информационных технологий. Тем не менее, возможно, что исследования, проводимые в других высокотехнологичных регионах в мире, покажут схожий механизм развития по мере того, как сети укрепляют сами себя, пересекая национальные границы и привлекая ноу-хау, что является наиболее важным процессом передачи технологий и инноваций в Информационную Эру.
<< | >>
Источник: В. Г. Хорос, В. А. Красильщиков. Постиндустриальный мир и Россия.. 2001

Еще по теме Информационное производство и избирательная глобализация науки и технологии:

  1. Политическая экономия глобализации: капиталистическая реструктуризация, информационные технологии и государственная политика
  2. 6.4. Развитие информационных технологий в парламентах государств Европы Конференция "Информационные технологии в парламентах"
  3. 5.4. Манипулятивные технологии в избирательных кампаниях
  4. Роль и значение информационных ресурсов в развитии информационных технологий и в информатизации общества
  5. Производство продовольствия как стратегия глобализации российской экономики
  6. Предпосылки глобализации информационного общества
  7. Филин В. М.. Технология и оборудование для производства кукурузной и других круп, 2007
  8. 2.5. ПРОИЗВОДСТВО ЯЧЕИСТОБЕТОННЫХ ИЗДЕЛИЙ ПО РЕЗАТЕЛЬНОЙ ТЕХНОЛОГИИ
  9. Аркадий Воловник. Знакомьтесь, информационные технологии, 2002
  10. Адамский А.М. Информационные технологии в российском образовании, 2003
  11. Слияние технологий - производство строительных изделий из пенобетона и других материалов
  12. Новые информационные технологии в обучении
  13. Технологии производства и утверждения национальной идентичности А.В. Лукина
  14. Ибрагимов И. М.. Информационные технологии и средства дистанционного обучения, 2007