<<
>>

О том, что говорится о Боге телесным образом

А так как мы находим, что в Божественном Писании весьма многое символически сказано о Боге очень телесным образом, то должно знать, что нам, как людям и облеченным этою грубою плотью, невозможно мыслить или говорить о Божественных, и высоких, и невещественных действиях Божества, если бы мы не воспользовались подобиями, и образами, и символами, соответствующими нашей природе.

Поэто- му, то, что сказано о Боге очень телесным образом, сказано символически, и имеет очень возвышенный смысл, ибо Божество - просто и не имеет формы. Итак, очи Божии, и вежди, и зрение да поймем как силу Его - созерцательницу всего, с одной стороны, и - с другой, как знание Его, от которого ничто не скроется, да поймем вследствие того, что у нас при посредстве этого чувства происходит и более совершенное знание, и более полное убеждение. Уши же и слух - как склонность Его к милости и как расположенность к принятию нашего моления. Ибо и мы проявляем благосклонность к умоляющим через посредство этого чувства, радушнее наклоняя к ним ухо. Уста же и речь - как то, что изъясняет Его волю, вследствие того, что у нас заключающиеся в сердце помышления показываются через посредство уст и речи. А пищу и питье - как наше проворное стремление к Его воле. Ибо и мы через чувство вкуса исполняем необходимое желание, свойственное природе. Обоняние же - как то, что показывает направленную к Нему мысль [нашу] и расположение, вследствие того, что у нас через посредство этого чувства происходит восприятие благоухания. Лицо же - и как откровение, и как обнаружение Его через дела, вследствие того, что мы даем знать о себе посредством лица. Руки же - как успешность деятельности Его. Ибо и мы посредством своих рук совершаем полезные и особенно более превосходные дела. Правую же руку - как помощь Его при справедливых делах, вследствие того, что и мы пользуемся правою рукою скорее в делах - более прекрасных и более превосходных и требующих для себя весьма большой силы.
Осязание же - как точнейшее Его и распознавание, и исследование даже и очень мелких и очень тайных вещей, вследствие того, что у нас те, кого мы осязаем, не могут скрывать в себе ничего. А ноги и хождение - и как прибытие, и как явление для помощи нуждающимся, или для отмщения врагам, или для какого- либо другого дела, вследствие того, что у нас совершается приход посредством пользования ногами. Клятву же - как непреложность Его решения, вследствие того, что у нас посредством клятвы подкрепляются договоры друг с другом. Гнев же и ярость - и как ненависть к пороку, и как отвращение. Ибо и мы, ненавидя то, что противоположно [нашему] убеждению, приходим в гнев. Забвение же, и сон, и дремоту - как отсрочку отмщения врагам и как медление в деле обычной помощи Своим друзьям. И просто сказать, все то, что телесным образом сказано о Боге, имеет некоторый сокровенный смысл, посредством того, что бывает с нами, научающий тому, что выше нас, если не сказано чего-либо о телесном пришествии Бога Слова. Ибо Он ради нашего спасения восприял всего человека, разумную душу и тело, и свойства человеческой природы, и естественные и беспорочные страсти.

ГЛАВА XII О том же

Итак, этому мы научились из священных изречений, как говорил божественный Дионисий Ареопагит19, что Бог - причина и начало всего; сущность того, что существует; жизнь того, что живет; разум того, что разумно; ум того, что обладает умом; и как возвращение, так и восстановление тех, которые от Него отпадают; и обновление, и преобразование тех, которые губят то, что согласно с природою; тех же, которые потрясаются каким-либо зло- честивым волнением, святое утверждение; и стоящих - безопасность; и отправляющихся к Нему - путь и руководство, которым они возводятся вверх. Присоединю же и то, что Он - Отец тех, которые Им сотворены. Ибо Бог, приведший нас из не сущих в бытие, в более собственном смысле - наш Отец, чем те, которые нас родили, от Него получившие и бытие, и способность к произведению. Он - Пастырь тех, которые следуют за Ним и пасутся Им; освещаемых - освещение; посвящаемых в [святые] таинства - высочайшее таинство; для тех, которые обожествляются, щедрый Даятель Божества; разделяющихся - мир; и стремящихся к простоте - простота; и пекущихся об единении - единение; всякого начала - пресущественное и преначалъное - начало; и тайного Своего, то есть принадлежащего Ему знания, - благое уделение, насколько [это] можно и доступно для каждого.20

Еще о Божественных именах, подробнее

Божество, будучи непостижимым, непременно будет и безымянно.

Итак, не зная существа Его, да не станем отыскивать имени Его существа, ибо имена годны к показанию дел; но Бог, будучи Благим и для того, чтобы мы были участниками Его благости, приведя нас из небытия в бытие и сделав нас способными к познаванию, как не сообщил нам существа Его, так не сообщил и знания Его существа. Ибо невозможно, чтобы природа совершенно познала лежащую выше нее природу. А если и знания относятся к тому, что существует, то как будет познано пресуществен- ное? Поэтому Он по неизреченной благо-

Дальнейшее приложение к 12-й главе не находится в более древних кодексах, но в некоторых (немногих), сравнительно новейших, оно имеется. Но что оно должно быть приписано преподобному Иоанну Дамаскину, это совершенно доказано Иоанном Векком, Константинопольским патриархом, и его сторонниками на торжественном соборе епископов, деяния коего изложены у Георгия Пахимера. Даже и Георгий Схоларий в обоих сочинениях об исхождении Святого Духа, изданных им против латинян, признает, что оно несомненно принадлежит Иоанну Дамаскину.

сти благоволил называться сообразно с тем, что свойственно нам, для того чтобы мы не были совершенно непричастными принадлежащему Ему знанию, но имели хотя бы темное о Нем представление. Итак, поскольку Бог непостижим, Он и безымянен. А как Виновник всего и содержащий в Себе условия и причины всего сущего, Он и называется сообразно всему сущему и даже - противоположному [одно другому], как, например, свету и тьме, воде и огню, для того чтобы мы узнали, что не это - Он по существу, но что Он - пресущественный и безымянный, и что, как Виновник всего сущего, называется соответственно тому, что произошло от Него - как Причины.

Поэтому одни из Божественных имен называются через отрицание, изъясняя то, что пресущественно, как, например: не имеющий существа, безлетный, безначальный, невидимый; не потому, что Бог меньше чего-либо или что Он лишен чего- либо, ибо все - Его и произошло от Него и через Него, и в Нем состоится (Кол. 1, 17)21, но потому, что Он превосходным образом отличен от всего сущего.

Ибо Он не есть что-либо из сущего, но - выше всего. Называемые же через утверждение имена говорят о Нем, как о Виновнике всего. Ибо как Виновник всего сущего и всякой сущности, Он называется и Сущим, и сущностью; и как Виновник всякого разума, и мудрости, и разумного, и мудрого, Он называется Разумом и разумным, Мудростью и мудрым; равным образом - Умом и умным, Жизнью и живым, Силою и сильным; подобным образом называется и сообразно со всем остальным; вернее: более соответственным образом Он будет называться сообразно с тем, что более превосходно и что приближается к Нему. Более превосходно и более приближается к Нему невещественное, нежели вещественное, и чистое, нежели нечистое, и святое, нежели беззаконное, так как оно и более соединено с Ним. Поэтому гораздо более соответственным образом Он будет называться солнцем и светом, нежели тьмою; и днем, нежели ночью; и жизнью, нежели смертью; и огнем, и воздухом, и водою, как исполненными жизни, нежели землей; и прежде всего, и больше всего - благостью, нежели пороком; а [это] - то же самое, [что] сказать: тем, что существует, нежели тем, что не существует. Ибо благо - бытие и причина бытия; зло же - лишение блага или же бытия. И это - отрицания и утверждения; но весьма приятно и соединение, бывающее из обоих, как, например, пресущественная сущность, пребо- жественное Божество, преначальное начало и подобное. Есть же и некоторое такое, что говорится о Боге утвердительно, но имеет силу превосходного отрицания, как, например, [когда Бога называем] тьмою, не потому, что Бог - тьма, но потому, что Он не есть свет, а выше света.

Итак, Бог называется Умом, и Разумом, и Духом, и Мудростью, и Силою, как Виновник этого, и как Невещественный, и как Совершитель всего, и Всемогущий. И это, говоримое как отрицательно, так и утвердительно, говорится вообще о всем Божестве. И о каждой из Ипостасей Святой Троицы говорится равным образом и точно так же, и непрестанно. Ибо всякий раз как я подумаю об одной из Ипостасей, я понимаю Ее совершенным Богом, совершенною сущностью; когда же соединю и буду вместе считать три Лица, то понимаю Их как единого совершенного Бога.

Ибо Божество не сложно, но в Трех совершенных Лицах Оно - одно совершенное, неделимое и несложное. Когда же подумаю об отношении Ипостасей между Собою, то я понимаю, что Отец - пресуще- ственное Солнце, Источник благости, Бездна сущности, разума, мудрости, мо- гущества, света, Божества; Источник, рождающий и производящий скрытое в Нем благо. Итак, Он - Ум, Бездна разума, Родитель Слова и через Слово Изводитель Духа, Который Его открывает; и чтобы не говорить много, у Отца нет [иного] слова, мудрости, силы, желания, кроме Сына, Который - одна только Сила Отца, пред- начинающая творение всех вещей, как совершенная Ипостась, рождающаяся от совершенной Ипостаси так, как знает Сам, Который и есть Сын, и называется. Дух же Святой - Сила Отца, открывающая сокровенное Божество; исходящая от Отца через Сына так, как знает Он Сам, [однако], не по рождению. Посему и Дух Святой - Совершитель творения всех вещей. Итак, что приличествует Виновнику - Отцу, Источнику, Родителю, должно приличествовать одному только Отцу. А что - произведенному, рожденному Сыну, Слову, Силе предначинающей, желанию, мудрости, то должно приличествовать Сыну. Что же - произведенному, исходящему, открывающему, совершающей Силе, то должно приличествовать Святому Духу. Отец - Источник и Причина Сына и Святого Духа; но одного только Сына Он - Отец, а Святого Духа - Изводитель. Сын есть Сын, слово, мудрость, сила, образ, сияние, изображение Отца и Он - от Отца. Не Сын же Отца - Дух Святой; Он - Дух Отца, как от Отца исходящий. Ибо никакое возбуждение не бывает без Духа. Но Он - Дух также и Сына, не как от Него исходящий, но как исходящий от Отца через Него. Ибо один только Отец - Виновник.

<< | >>
Источник: Преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. 2003

Еще по теме О том, что говорится о Боге телесным образом:

  1. О том, что говорится о Боге
  2. О ТОМ, ЧТО НАДОБНО УТВЕРЖДАТЬ ВСЯКУЮ НАДЕЖДУ И УВЕРЕННОСТЬ В БОГЕ ЕДИНОМ.
  3. О том, что говорится о Христе
  4. ГЛАВА XXI. О ТОМ, ЧТО В БОГЕ ПОКОЙ НАШ ПРЕВЫШЕ ВСЕХ БЛАГ И ДАРОВ.
  5. ГЛАВА XXXIII. О НЕПОСТОЯНСТВЕ СЕРДЦА И О ТОМ, ЧТО В БОГЕ ПОЛАГАТЬ НАДОБНО КОНЕЧНОЕ СВОЕ НАМЕРЕНИЕ.
  6. ГЛАВА XI О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ ГОВОРИТЬ ИСТИНУ ЛЮДЯМ
  7. Ю.Н. Толстова: «НЕКОРРЕКТНО ГОВОРИТЬ О ТОМ, ЧТО МАТЕМАТИКА “ПРИКЛАДЫВАЕТСЯ" К СОЦИОЛОГИИ»
  8. О самом факте, или о том, что этот переход случился, мы пока говорили лишь гипотетически. Однако доказать — а
  9. Против тех, которые говорят, что если человек - из двух естеств и с двумя действованиями, то необходимо говорить, что во Христе было три естества и столько же действований
  10. Раздел I, в котором в нескольких общих словах говорится о том, что государь должен быть силен, чтобы пользоваться уважением и своих подданных, и иностранцев
  11. О том, что может быть выражено речью и что не может, и о том, что можно узнать и чего нельзя
  12. ВСЕГДА ЛИ МЫ ГОВОРИМ ТО, ЧТО ДУМАЕМ, И ДУМАЕМ ТО, ЧТО ГОВОРИМ?279
  13. О том, что есть Бог? О том, что Божество - непостижимо
  14. РАЗДЕЛ VI О бедствиях, порождаемых невежеством; о том, что невежество вовсе не уничтожает изнеженности; что оно вовсе не обеспечивает преданности подданных; что оно судит о самых важных вопросах, не зная их. О бедствиях, в которые эти суждения могут иногда ввергнуть нацию. О том, что следует презирать и ненавидеть покровителей невежества
  15. РАЗДЕЛ VIII О том, что составляет счастье индивидов; об основе, на которой следует воздвигнуть здание национального счастья, состоящего необходимым образом из счастья всех частных лиц